Меридиан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Меридиан » ФБ и ФФ » Не подбирайте кошек на улице. Особенно больших. Альтернатива.


Не подбирайте кошек на улице. Особенно больших. Альтернатива.

Сообщений 91 страница 108 из 108

91

Первая попытка сблизить их отношения с треском провалилась. В целом это было ожидаемо, учитывая прошлые успехи. Если бы клиент не требовал результатов и поскорее, можно было не торопиться и проработать цель поосновательней. Но опыт подсказывал Раулю, что это почти дохлый номер. Похоже, клиент ошибся и блондинчик не спешил оставлять своего любовника и прыгать в постель к новому, не менее богатому, чем предыдущий. Оставалось надеяться, что отлучка на загородную поездку и позднее возвращение с запахом другого оборотня станут достаточным основанием для разлада в отношениях, ведь именно этого хотел заказчик.
Сейчас же, дабы исправить ситуацию, Рауль скорбно и убедительно принялся рассказывать о своих безответных чувствах к Миру. Он влюбился с первого взгляда, думал, что не серьезно, пройдет, но чем больше общался, тем больше крепло чувство. Говорил, что понимает, что Мир не обязан отвечать ему взаимностью, но просто не мог больше держать это в себе. Вполне искренне сокрушался своей поспешности и упрашивал не судить строго, обещал, что если Мир категорично против, то он больше не будет приставать и хотел бы сохранить хотя бы дружеские отношения, иметь возможность видеться и гулять как раньше. В этот раз аферист решил сыграть на доброте и способности к сопереживанию, и надеялся, что ему удастся уговорить юношу остаться хотя бы до завтра. Клятвенно обещал, что такое больше не повторится и что они смогут вечером снова обернуться и побегать, ведь, по сути, ради этого и приехали, и что его оплошность не стоит того, чтобы Мир лишал себя маленькой радости отдохнуть на природе. На самом же деле Рауль просто старался максимально растянуть время отсутствия юноши дома в надежде, что тот опоздает ко времени возвращения своего любовничка. Его наниматель говорил, что по плану командировка должна была занять три-четыре дня, но по факту там работы от силы на день-два, но выяснится это на месте, потому его задача была задержать Мира не дома как можно дольше. Что он и сделал. В итоге в город вернулись только на следующий день.
Расчет Рауля и отца Эриха полностью оправдался. Майне-младший раньше предполагаемого справился с переговорами и закончил все дела, а поскольку дома его ждал любимый ирбис, он решил поспешить обратно, радуясь возможности провести с ним несколько дополнительных дней. Он приехал к вечеру второго дня, но Мира дома не оказалось. Мужчина решил, что его сокровище, наверное, опять гуляет со своим новым приятелем, про которого в последние недели часто рассказывал. С одной стороны Эриху не нравилось, что про какого-то там Рауля так часто вспоминают и столько внимания уделяют, с другой стороны он понимал, что сам не может быть с Миром все время и что в чужой стране юноше все же нужны друзья. Майне старался быть с любимым терпимым и дипломатичным, не сковывать его придирками и страхами, а давать больше свободы и самостоятельности, как и обещал.
Когда дело было к ночи, Эрих начал волноваться - обычно Мир так долго не задерживался. Может работа или после работы пошел выпит с кем-то из новых приятелей? Но время шло, а юноша все не возвращался, чем заставлял своего любовника волноваться все сильнее. Мужчина пытался себя успокоить, что наверное все не так плохо, просто без его надзора мальчишка загулял, с кем не бывает? Но почему раньше не пропадал до третьего часа ночи? Или все когда-нибудь случается в первый раз?
Эрих честно попытался лечь спать, но сон не шел, зато лезли всякие не радужные мысли. Начиная от того, что с его любимым что-то случилось и ему некому помочь, и заканчивая тем, что он попал в дурную компанию и пустился во все тяжкие, с пьянками, наркотиками и блядством. Забылся беспокойным сном оборотень только под утро, окончательно истерзавшись. А потому когда днем юноша переступил порог дома его ждал крайне недовольный и сумрачный Эрих. Он разрывался между желанием как следует всыпать блудному блондину и заключить его в объятия, радуясь, что жив и цел, но в итоге остался стоять на месте, скрестив руки на груди.
- Не желаешь объясниться, где ты был прошлой ночью? Я уже не знал, что думать и где тебя искать, всех обзвонил и никто тебя не видел. Ты не предупреждал, что куда-то собираешься с ночевкой.

92

Все оставшееся время, проведенное в домике, показалось Миру не настолько увлекательным и радостным. Ирбис не знал как смотреть в глаза Раулю после всех этих признаний. Немного чувствовал себя виноватым перед испанцем, что не доглядел и не расставил сразу все точки над "ё". Про то, что чуть ли не волосы на голове рвал от одной только мысли, что Эрих может узнать и про поездку, и про поцелуй и говорить было нечего. Просто сходил с ума, сожалея, что поддался на уговоры и остался - надо было ехать домой, немного прийти в себя после всего произошедшего и решить дать знать тигру или нет о своем маленьком происшествии.  Честно говоря, боялся, что Эрих не поверит и между ними все будет кончено. Посему остановился на молчании, что, порой, бывает дороже золота.
Возвращались в глухом молчании. Юный оборотень подумал, что не будет уже так тесно общаться с испанцем чтобы не давать ему ненужной надежды и не позволять думать Майне, будто его любовник завел себе иного партнера. Распрощались довольно сдержанно и парень юркнул в подъезд своего дома, моля всех богов лишь бы только Эрих задержался  и можно было бы успеть принять душ перед его приходом, чтобы смыть с себя навязчивый запах своего нежданного поклонника.
Открыв дверь ключом, наспех стащил обувь, кинул сумку в угол прихожей и... замер на месте, почувствовав всеми органами чувств Его. Мальчишка побледнел, судорожно сглотнул и сделал шаг назад - слишком непонятно, непривычно и страшно выглядел сейчас мужчина. То, чего так опасался случилось и теперь блондин ума не мог приложить как выкрутиться и не попасться под горячую руку.
-Я не думал, что ты... Рауль предложил съездить за город и побегать в лесу. Ты уже уехал и я не мог предупредить... думал, что вернусь раньше. Извини. - ирбис виновато понурил голову и теребил край куртки в руках. - Извини, что заставил беспокоиться... не подумал, что ты можешь вернуться раньше - вообще тогда бы никуда не ездил.
Ратмир чувствовал себя пойманным с поличным, виноватым в чем-то действительно страшном и непоправимом, словно и правда эти два дня не вылазил из постели Рауля. Только вот пахнет, скорее всего, от него именно так - чужаком.
-Я провел там две ночи... но... мне бы не хотелось, чтобы ты сомневался во мне. Рауль просто друг. - тут же начал оправдываться, то краснея, то бледнея, еще больше тем самым усугубляя свое и без того незавидное положение.

93

То, как побледнел Мир при виде своего любовника и как весь напрягся, заставляло задуматься о том, что худшие предположения были все же верны. Иначе, с чего такая реакция? Да и упоминание Рауля настроение не улучшало. А уж бурная фантазия рисовала самые разные варианты времяпрепровождения с "просто другом".
- Рауль предложил, и ты тут же помчался, обо всем позабыв? Какое любопытное совпадение! Что же вы раньше не выбирались никуда вместе? И с чего вдруг помчались со всех ног, стоило мне только уехать? Допустим, на радостях позвонить не мог, так хоть бы записку оставил! Или ты надеялся, что я вообще о твоей отлучке не узнаю? И уж конечно не задумался о том, что буду беспокоиться и искать! - Эрих начал плавно приближаться, учуяв чужой запах. Это вызывало в нем желание прямо тут отметить юношу собой, заставить позабыть обо всем. Мысли о том, чтобы просто выкинуть Мира из дома и из жизни даже не возникало. Оборотень не собирался так легко отказываться от своего возлюбленного - не просто так он столько морочился, чтобы его привезти к себе домой. Уж скорее привяжет к кровати и затрахает до полусмерти, чтобы неповадно было по всяким Раулям шастать. - Надеюсь вы с ним приятно... побегали две ночи? - слово "побегали" он отдельно выделил интонацией, делая его двусмысленным. Майне плавно приближался, опасно прищурив глаза и чуть улыбаясь. Не похоже было, что он готов легко поверить в то, что все ограничилось только невинной прогулкой. - Спасибо, хоть не дома! Хотя, может, у меня возникло бы желанием присоединиться? Вдруг бы и я оценил твоего ненаглядного Рауля? - Эрих старался говорить спокойно, но сам закипал от злости. И на Мира, и на самого себя. Он понимал, что не смог уделять своему белокурому сокровищу достаточно времени и внимания, чтобы не заставить скучать. Да и сам подумывал предложить выбраться куда-нибудь на природу, специально выкраивал время, хотел сделать сюрприз, но его опередили. И кто в этом виноват? Но от этого не становилось легче. Нужно было что-то сделать, но он не знал, что. Портить отношения с Миром не хотелось, но и просто сделать вид, что все в порядке и ничего не произошло, мужчина не мог.

94

Эрих обвинял. От этого становилось и страшно и тошно. Значит, не верил? Сам, в принципе, был виноват - не оставил даже записки, не предупредил, пронадеявшись на русский "авось", который отменно подвел. Настолько увлекся новым знакомством и предвкушением долгожданной свободы на лоне природы, что попросту забыл обо всем остальном. Спрашивается, как мог так поступить с самым дорогим человеком в мире, ради которого оставил семью и перенес столько испытаний!
-Эрих...прекрати...зачем ты так говоришь? Неужели ты и правда думаешь, что я стал бы скрывать от тебя? Разве я когда-нибудь что-нибудь утаивал? - сбивчиво шептал, отступая все дальше и дальше от мужчины, пока не уперся спиной в стену. - Разве я когда-то давал повод для сомнений? Зачем ты... оскорбляешь меня? Причем тут дома? О чем ты вообще... ты...пугаешь меня... Эрих... пожалуйста...зачем ты так? Я же тебя люблю... только тебя. Он - никто. Хочешь я перестану с ним общаться? Хочешь? Не буду. Мы больше никогда не увидимся. Сделаю все так, как ты скажешь... только... не надо так. Я ни в чем не виноват перед тобой... разве что в своей глупости и недогадливости. Мог бы и раньше предположить, что тебе это не понравится... прости меня. Между нами ничего не было. Мы не спали... не подходи...
Сердце бешено колотилось в груди от одной только мысли, что сейчас могло произойти что-то непоправимое. Уж больно угрожающе выглядел мужчина, что голову посещали весьма разнообразные мысли - от трепки до банального домашнего насилия. Мог или нет это сделать тигр теперь уже не ручался. Кто знает куда может завести ревность, да и не мог Мир поручиться за человека, которого пусть и любил до беспамятства, но не знал всю свою жизнь. Оборотень выглядел весьма недружелюбно и, сокращая между ними расстояние, принюхиваясь, только все усугублял, пугая.
Мальчишка не стал дожидаться, пока мужчина зажмет его окончательно и что есть сил рванул в сторону ванной. Сейчас эта комната казалась спасительным убежищем с ее массивной дверью и внушительным замком, судя по всему достаточно старинным. Глупо, без сомнения, было убегать подобным образом от явно неприятного разговора, но чувство самосохранения подсказывало именно это.

95

Эрих так хотел поверить словам юноши, что тот любит только его, а этот Рауль никто. Хотелось сказать: "Да! Прекрати с ним общаться и пахнуть им!". Но деловая привычка держать себя в руках не позволила мужчине явно выразить это свое желание. К тому же слова и тело Мира говорили о разном. Его слова говорили о любви, но разве будут пытаться сбежать от того, кого любят? Разве будет бояться невиновный? Все это наталкивало на мысль, что что-то тут определенно не чисто! И что к чему следовало выяснить сейчас, по горячим следам, пока Мир не успел придумать какую-нибудь убедительную ложь.
Стоило блондину рвануть в сторону ванной, как Эрих метнулся ему наперерез, резко припечатывая беглеца к стенке и не сильно заботясь, что тот может ушибиться - сам виноват. Имея приличный опыт в рукопашных схватках, мужчина тут же перехватил своего юного любовника за запястья, заводя их ему за голову, а собственным телом вжимая в стену. Мир был так близко, сладкий и желанный, от чего еще больше захотелось стереть с него чужой запах и отметить своим, но Майне не хотел опускаться до насилия. К тому же еще был ряд невыясненных моментов.
- Любишь, говоришь? Не виноват? Тогда почему сбегаешь от меня? - Эрих наклонился к ушку Мира, щекоча его своим дыханием. - Разве невиновные сбегают от тех, кого любят? Твои действия противоречат твоим словам. Если я тебе так неприятен - зачем тогда все эти слова? Скажи честно и не будем друг друга мучить! - несмотря на слова, Майне не был готов так просто отпустить Мира и его тело выдавало это желание своего хозяина, сильнее прижимаясь к телу ирбиса. Пришлось срочно брать себя в руки, чтобы сохранить трезвость ума и хладнокровие, что было крайне затруднительно, когда дело касалось возлюбленного и возможной его потери. Выдохнув, Эрих проговорил:
- Прежде, у меня не было повода сомневаться в тебе и твоих словах. Но твое возвращение с чужим запахом и поведение сейчас наталкивает меня на размышления! Я понимаю, что был сильно занят на работе, мог чего-то не понять или не увидеть раньше... Поэтому спрашиваю сейчас, - он чуть отстранился, чтобы заглянуть в лицо юноши, попытаться в нем прочесть ответы на свои вопросы. - Кто я для тебя? Хочешь ли ты и дальше быть со мной? Если да, я тебе поверю. Если нет, лучше честно скажи и я отпущу тебя живым и здоровым. Обещаю. Иначе потом будет несдобровать, поэтому лучше сейчас, - слова звучали ровно и уверенно, вот только сам мужчина был далек от спокойствия, а сердце бешено металось в груди, в ожидании решающих слов. Он нарочно связал себя обещанием, чтобы не натворить сейчас глупостей, если Мир скажет, что любовь прошла и больше они не вместе.

96

От удара весь воздух вылетел из легких, а сознание затопила самая настоящая паника. Мир, безусловно, чувствовал себя виноватым и из-за того, что не предупредил, и из-за того дурацкого поцелуя на диване, инициатором которого не был и которого не желал, но все же... Настолько увлекся общением, что не разглядел главного. Того, что стало, видимо, очевидным для Эриха и, быть может давно. То, что сейчас выплеснулось в его гнев и негодование, ревность и панический страх для самого блондина. Мальчишку трясло, он весь сжался, будто хотел перестать существовать вовсе и опустил голову, занавесившись распущенными волосами. Бешено колотившееся в груди сердце рвано отсчитывало удары, а мысли метались в голове как испуганные зайцы и попробуй поймай хоть одну, чтобы не наговорить чуши или вовсе не опуститься до слез.
-Что тебе сказать честно? Как еще сказать, что ты дорог мне и никто другой? - дрожащим голосом заполошно шептал, будто торопился высказаться пока не прервали. - Я ни в чем не виноват перед тобой. Не спал с ним и даже не помышлял. Запах... когда ты приезжаешь из командировок, то тоже приносишь в дом много разных запахов, но я же не устраиваю тебе допрос с пристрастием... Прекрати... ты пугаешь меня... Что мне еще сделать, чтобы ты успокоился  и понял - ты для меня - все. Если ты выкинешь меня из дома, из своей жизни из-за этого недоразумения, то... все было напрасно. Мне только останется вернуться домой и получить по заслугам. Если не от отца, то от властей так точно... Без тебя здесь мне нет места. Доволен? Это хотел услышать? Или мне, может, упасть тебе в ноги и умолять о прощении? - парень дернулся, намереваясь освободить руки. - Что теперь? Изобьешь? У нас ведь не все кончено, насколько я понимаю? Я вижу, что ты хочешь... очень хочешь... ну что же... - Миром овладело лихорадочное возбуждение и он наконец-то смог заглянуть в лицо мужчине. - Он целовал меня и признался мне... Этого достаточно, чтобы спустить твоего зверя? Или как? Отпусти меня и выслушай. Наверное, я слеп и чего-то не замечал. Не видел, что Рауль увлечен мной и не смог остановить все вовремя. Виноват. Никогда даже и не помышлял о близости или отношениях ни с кем, кроме тебя. Понимаешь? Мне не нужен никто другой и он теперь в курсе, что все его стремления бесполезны. Уверен, что он понял и мы больше не увидимся. Так что успокойся - я не предавал тебя и не намерен этого делать впредь. Ну а теперь... бей, если все еще остались сомнения и по твоему мнению я все еще виноват...

97

Эрих ощущал дрожь юноши, но поначалу не мог понять ее причин. Неужели Мир его настолько боится? Но ведь он не сделал с ним еще ничего ужасного. Даже не бил ни разу. Сам он подобных чувств никогда не переживал, а потому сейчас испытывал некоторое недоумение. Нет, совсем бесстрашным Майне не был, но у него страх всегда переходил в импульс к действию, в агрессию и атаку, ему потребовались десятилетия, чтобы научиться сначала действовать головой, анализировать ситуацию в поисках решения, а не стремиться бездумно растерзать угрозу.
Оборотень слушал блондина, пребывая в смешанных чувствах и с полной кашей из мыслей в голове. Его терзали противоречивые чувства, к ним в спор вступал разум, от чего пухли мозги и было сложно понять, что же будет сейчас самым правильным. Ему хотелось одновременно выразить агрессией все свои переживания от возможной потери возлюбленного и вместе с тем дать волю нежным чувствам и доверию. В итоге все решил призыв бить, это немного отрезвило мужчину и позволило прислушаться к голосу разума. Он чуть отстранился, больше не впечатывая юношу в стену, а его руки разжались, отпуская тонкие запястья ирбиса. Впрочем, совсем руки он не убрал, а переместил их на талию Мира, мягко обнимая и притягивая к себе. Проговорил как мог мягче:
- Мир, разве я тебя когда-нибудь бил? С чего ты решил, что начну сейчас? Мир... Я же люблю тебя. Как я могу выкинуть тебя? Ты же мое сокровище! - Эрих нежно коснулся губами виска своего возлюбленного. - Ты хоть представляешь, как я волновался за тебя? Места себе не находил, представляя, что тебя могли похитить или заманить куда-то и навредить, а я даже не знаю, где тебя искать. Надеялся что это просто моя паранойя, а ты взрослый и сильный оборотень и не дашь себя в обиду, что ты просто засиделся в какой-нибудь веселой компании, - одна рука продолжала покоиться на талии юноши, в то время как вторая поднялась по спине выше и принялась перебирать длинные светлые прядки. - Я верю тебе. Раз ты говоришь, что ни о чем таком не помышлял, значит, так и есть. Просто, когда почувствовал этот запах... подумал о худшем. Если бы ты солгал, это разбило бы мне сердце, и я не уверен, что смог бы тебя потом отпустить с миром. Потому, что очень люблю тебя и не хочу никуда отпускать,- он снова касался губами виска и щеки Мира, усыпая поцелуями, но не вовлекая в полноценный поцелуй, словно давая последний шанс отказаться и отступить.

98

Да, Эрих никогда даже руки не поднимал и не повышал голоса на своего любовника, но сейчас он выглядел настолько устрашающе, что у мальчишки все поджилки тряслись. К тому же ирбис шкурой ощущал разгневанного более сильного  самца-тигра, которому просто смешно было бы противостоять. Да и смог бы? Точно не стал бы - просто терпел и ждал, когда партнер выпустит пар и начнет думать головой,  а не жить эмоциями. Благо, что мужчина смог держать себя в руках и, как бы ни чесались кулаки, до насилия не опустился. Даже отпустил. Блондин облегченно выдохнул и постарался поверить во все то, что Эрих говорил.
-Нет, не бил, но... в гневе ты... впечатляющий. Мне страшно. Было по-настоящему страшно. Только не смейся надо мной... я в твоей полной власти, принадлежу тебе и никому больше. Ты имеешь на меня все права и... наверное, я тебя прекрасно понимаю. Прости меня... прости, что испортил тебе выходные и заставил волноваться... я не подумал. Знаешь, ты для меня один-единственный и больше никто не нужен. Хочешь я больше ни с кем не буду общаться? М? Я ведь только твой, понимаешь? Твой.
Юноша осторожно и несмело обнял своего оборотня и сам нашел его губы своими, вовлекая в сладкий и чувственный поцелуй, словно желая им доказать глубину и искренность своих чувств. Так хотелось, чтобы Эрих стер своими ласками, прикосновениями, поцелуями чужой запах, чтобы вся эта некрасивая история поскорее забылась и не оставила бы следа в их отношениях. Наверное, достаточно будет того, что сам будет корить себя за глупость, а если еще и Майне будет напоминать о промахе... Жизнь, безусловно, изменится и не в лучшую сторону.
-Не отпускай меня... держи крепче. Я не мыслю своей жизни без тебя. Не отпускай. Люби, ругай, учи, но не оставляй. Пожалуйста...Я люблю тебя, Эрих. - Мир, прервав поцелуй, крепко прижался к мужчине и потерся носом о его плечо. Страшно представить что случилось бы, если бы только тигр не поверил бы, если бы эти треклятые выходные перечеркнули бы все то, что они с таким трудом построили. Наверное, это было бы началом конца. Воздаяние за слишком счастливую жизнь. Черная полоса после тонкой светлой.

99

Эрих фыркнул, ему действительно стало немного смешно, хотя Мир и просил не смеяться.
- Ты меня по-настоящему в гневе не видел еще, сегодня я просто на нервах и немного раздражен. Если бы я был действительно зол, то как минимум пара костей у тебя бы уже была сломана, - слышать о том, что любимый ему принадлежит и в его праве казнить и миловать было сладко и заманчиво. Как и согласиться на заманчивое предложение, чтобы его Мир больше ни с кем не общался. Вот только последние зачатки адекватности у мужчины все-таки не потонули под наплывом эмоций. - А на счет власти ты преувеличиваешь. Ты ведь свободный человек, а я не рабовладелец, - больше для себя, чем для юноши говорил Эрих, хотя где-то в дальнем углу сознания что-то нашептывало, что это могла бы быть очень соблазнительная перспективка, только руку протяни. - И запретить общаться с другими людьми я тебе не могу. А даже если бы мог - как бы ты взаперти умом не тронулся. Давай... ты лучше будешь предупреждать или хотя бы записки оставлять, чтобы я не волновался, ладно? - не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что если что-то запрещается, то всегда будет желания втайне это получить, а потому Майне решил, что из двух зол пусть будет меньшее, по крайней мере, он хоть будет знать, кому откручивать голову в случае чего.
От поцелуя Эрих отказываться не стал, как и от возможности стереть чужой запах - ведь именно этого он и сам сейчас хотел больше всего. И он снова и снова целовал свое белокуро сокровище, шептал, что никому не отдаст, не отпустит и не бросит, повторял что любит, руками изучая уже такое знакомое, но каждый раз несомненно желанное тело. Как-то незаметно и постепенно Мир остался без одежды, как его любовник, чтобы затем все-таки добраться до спальни. Уж там Майне дал волю всем своим переживаниям последних суток и пылкому темпераменту, не ограничиваясь только ласками, кусая возлюбленного в порыве страсти, в том числе и до крови.

С тех пор прошел год, а за ним еще один, а потом еще. Отец Эриха постепенно смирялся с выбором сына, хотя поначалу и прибегал к разным ухищрениям, чтобы разбить этот союз. Смирялся, но полностью принять готов не был, а потому младший Майне так ни разу и не приезжал с Миром в фамильный особняк. И хотя надежда с каждым годом таяла, Фридрих не оставлял плана женить сына и получить законных наследников. Они на эту тему говорили редко, но Эрих чувствовал, что надо что-то сделать, поставить какую-то точку в это моменте.
Такая возможности выпала только в 2001 году, когда в Германии был принят закон, фактически разрешающий однополые браки. Принят он был в феврале, но вступить в силу должен был только в августе, что давало приличную фору, чтобы принять очень важное решение в своей, и не только своей жизни, а так же как следует подготовиться к реализации. Брак с Миром отец бы точно не одобрил, а потому Эрих решил не ставить его, как и остальную родню в известность. И пусть хотелось пышное и красивое торжество в кругу родных и близких, но оборотень справедливо опасался, как бы счастливый момент не омрачили разного рода неприятности. Потому пришлось задуматься о небольшом празднике для двоих или круга самых близких друзей, а родителей можно будет потом поставить перед фактом, когда ничего изменить они не смогут, и пышно отметить какую-нибудь из годовщин. Но сначала следовало сделать самое главное - получить согласие возлюбленного. И пусть Майне почти не сомневался в положительном ответе, но делать предложение такого рода банально или как-то мимоходом не хотелось.
Выждав, когда у Мира будут по расписанию свободные дни и подогнав собственный график, чтобы у них получились общие выходные, Эрих приступил к реализации своей идеи. Первым же выходным вечером он устроил романтический ужин при свечах, который закончился весьма неожиданном образом - усыплением Мира. Пусть это была немного странная и неожиданная уловка, но ему хотелось сделать сюрприз и требовался момент неожиданности.
Когда Мир проснется, то должен был оказаться в комнате, отделанной под стиль восточных гаремов. При этом на нем самом предполагались шаровары, расшитый пояс и топ, а так же множество звенящих украшений. И полная неизвестность причин происходящего. После всего, конечно, был риск, что ирбис просто настучит по морде своему любовнику с не в меру бурной фантазией, но душа Эриха просила сказочной и немного волшебной атмосферы, а восточные сказки по его мнению под это подпадали в полной мере.

100

Та ссора понемногу забылась, сошла на нет. Позднее же юноша, уже наученный горьким опытом, вел себя куда как более предусмотрительно и всегда заранее предупреждал о возможных отлучках с друзьями. Благо Эрих не стал ограничивать его в общении и не посадил на цепь дома, хотя даже на это Мир был готов ради сохранения отношений между ними.
Тем не менее, то и дело появлялись особы, настырно желавшие оказаться в постели блондина или Эриха, ставившие палки в колеса и стремившиеся любым способом разлучить.  А сколько невест ирбис перевидал за эти годы... На любой вкус  и цвет и чуть ли не из самых благородных домов не только Германии, но и прочих европейских стран. В такие минуты Мир чувствовал за собой вину, несколько раз даже порывался уйти и дать Эриху жить нормальной жизнью, чтобы смог завести семью, дать наследников и продолжателей рода. То, что никогда не сможет сам блондин. Ирбис понимал негодование отца своего возлюбленного и истинные причины, почему до сих пор не был представлен матери. Сколько лет прошло? Десять? Кажется, почти двадцать и за столь длительный срок они умудрились никак не пересечься в одном городе. Это и расстраивало и радовало одновременно - не приходилось в лицо выслушивать очевидные для себя вещи и терпеть презрительные взгляды. Хотя, быть может, все было бы не так уж и плохо.
С тигром на этой почве крупно ссорились и потом так же масштабно мирились, едва не разнося всю обстановку в спальне. Со временем блондин свыкся, перестал терзать себя абсолютно бессмысленными переживаниями и переключился на мысли иного рода.
С падением железного занавеса, воссоединением Германии он, естественно, попытался связаться с семьей. Их не так то и просто было отыскать, но денег у Рогозина-младшего было скоплено достаточно, чтобы заплатить детективам и те занялись поисками родных. те обнаружились уже на Дальнем Востоке. Сестренка училась в университете и планировала уехать на стажировку в Японию, а вот о появлении в семье еще одного ребенка даже как-то и не думал. Видимо, таким образом родители хотели "прикрыть" пустоту от его ухода. Мир мог предположить, что отец будет не рад его видеть, но что категорически откажется от встречи... Это был тяжелый удар для ирбиса, который он очень болезненно переживал длительное время и смог справиться с депрессией только благодаря поддержке любимого. Время лечит и Мир научился думать, что вся его семья - это Майне. От этого в разы страшнее было потерять последнюю опору в жизни.
Эрих и раньше баловал его сюрпризами, потому тот вечер был встречен с щемящей радостью в сердце, но без единой тени сомнений в возможном продолжении. Мир наслаждался атмосферой, вкусным ужином и, естественно, общением с Эрихом. Им не так уж  и часто удавалось вот так вот провести беззаботно вместе время. Естественно, рассчитывал и на продолжение, но почему-то почувствовал себя сонным и едва не уснул лицом в тарелке.
Пробуждение было медленным, сознание нехотя всплывало и вяло реагировало на внешние раздражители. Тем более, что таковых особо-то и не имелось. В комнате царил приятный полумрак, дурманяще пахло благовониями, а постельное белье еще вчера вроде бы вполне себе обычное вдруг оказалось шелковым... Мир осторожно перевернулся на бок, ощутив странную скованность от одетой на него одежды. Да еще и звякнуло что-то на руке. Окончательно разлепив глаза, парень недоуменно уставился на свою-чужую спальню, окинул себя удивленным взглядом и стал медленно и тихо выбираться из-под легкого покрывала.
-Эрих... - неуверенно позвал. - Ты где... Блондин определенно не знал как себя вести и как реагировать на произошедшие изменения. Пугало и настораживало. Мало ли что могло случиться, но а если это неудачная шутка, то... полосатый мог огрести по полной!

101

Долго пребывать в одиночестве Миру не позволили. Вскоре дверь приоткрыла, а затем прошла внутрь девушка. За ней следом появилась вторая. Они оказались невысокими и довольно изящными, впрочем, это было не очевидно из-за скрывающей их тела легкой одежды в восточном стиле, но куда более скромной, чем у блондина. Лица их прикрывали символические газовые вуали, открывая лишь выразительные карие глаза.
- Вы уже встали? Отлично! - проговорила та, что первой вошла. Ее голос был мягким, а тон доброжелательным, казалось даже, что она улыбается. Девушка приблизилась к Миру и взяла его за руку. - Купальня для вас уже готова! Пойдемте с нами, мы о вас позаботимся! Вам понравится, - она подмигнула, а ее подруга взяла юношу за вторую руку и вместе они бодро повели его по коридору по направлению к купальне.
Коридор освещался старинными масляными лампами, которые, тем не менее, позволяли разглядеть на стенах мозаики и фрески, создавая ощущение чего-то несовременно и даже сказочного. Атмосферу дополняли встречающиеся тут и там гирлянды и композиции из южных видов живых цветов, распространяющий в воздухе легкий приятный аромат.
По пути им никто больше не встретился, не было и намека на вооруженную охрану. Эрих опасался, что резкая смена обстановки может напугать Мира, а потому не хотел пугать его еще больше, демонстрируя шкафообразных телохранителей. Вдруг юноша решит, что его будут к чему-то принуждать силой? Хотелось надеяться, что симпатичные дружелюбные девушки смогут добиться желаемого куда эффективней, чем мускулистые амбалы.
Купальня оказалась просторным помещением, разделенным ширмами на несколько частей. В одной из них действительно находился небольшой бассейн диаметром метра в два-три. Здесь так же все освещалось лампами и свечами, а стены и пол были усеяны цветами, даже в воде были лепестки и благовония. Девушки резво увлекли блондина к бассейну и даже предложили свою помощь в купании, но не стали настаивать, получив отказ. Зато с озорным смехом похитили одежду юноши, оставив вместо нее полотенце, и сообщив, что ждут его за ширмой, для массажа.
После купания юношу действительно ждал массаж, да еще и в четыре руки. Девушки знали свое дело, расслабляя и доставляя удовольствие, хотя и безо всякого эротического подтекста. Вели себя они не как работники типичного спа-салона, а непринужденно и дружелюбно, иногда загадочно перемигиваясь, но ничего не рассказывая о том, что ждет юношу далее.
Закончив с массажем и натерев тело Мира ароматическими маслами, девушки занялись его внешним видом. Для начала его одели обратно в шаровары и все украшения, затем занялись прической и маникюром, а в качестве финального штриха немного подвели глаза, превращая Мира в настоящую жемчужину гарема.
По окончанию всех приготовлений, настал черед идти на встречу к Господину. Для этого Миру выдали в качестве обуви восточного вида тапочки с завернутыми вверх носками и широкую газовую вуаль, под которой можно было скрыться от посторонних взоров. Девушки снова бодро повели его по украшенным цветами коридорам, на этот раз путь закончился у массивных двустворчатых дверей. Они постучали ради приличия, затем вдвоем открыли каждая свою створку, жестами приглашая Мира войти.
Комната, куда привели юношу, была выполнена в том же восточном стиле и представляла собой что-то вроде гостиной. Пол здесь был устлан коврами, на стенах так же встречались ковры, драпировки из тканей и мозаики. По центру располагался приземистый диванчик, а рядом с ним низкий столик, на котором стоял кальян, вазочка с фруктами и несколько металлических кувшинов, явно с разными напитками, вокруг в живописном беспорядке валялось множество разнообразных подушек. На диванчике среди подушек в костюме восточного правителя возлежал Эрих и курил ароматный кальян. Он повернул голову в сторону вошедшего. Внешне мужчина казался спокойным и даже расслабленным, хотя в душе жутко нервничал, не зная, как именно Мир воспринял все его ухищрения и не устроит ли ему сейчас жестокую расплату за такой сюрприз.
- Проходи, о яхонт моего сердца! - за спиной юноши створки дверей закрылись, отсекая от всего остального мира. - Присаживайся, угощайся, - он неопределенно махнул рукой, давая юноше самому решить, что и как дальше делать и где сесть. Сам же тигр замер в ожидании и предвкушении.

102

Мир спокойно, без нервов и лишних подозрений воспринимал все происходящее с ним. С Эриха сталось бы устроить такой сюрприз и ирбис решил не беспокоиться лишний раз и просто получать удовольствие. Давно ли позволял себе нечто подобное? С карьерой модели уже давно было покончено - Рогозин превратился в одного из белых воротничков после окончания университета. Трудился личным помощником руководителя в офисе фармацевтической корпорации. Стоит ли говорить, что место это получил не за красивые глаза, а по протекции Майне. В итоге график напряженный был у обоих - зато совершенно не было времени ни на ревность, ни на прочие глупости. Стоило им оказаться наедине, как весь мир просто переставал существовать.
Младшему оборотню важно было чувствовать себя не зависящим от своего любовника, не быть на его содержании и доказать себе и окружающим, что достоин Эриха как никто другой. Только, как оказалось, никому не были интересны его старания, разве что любовник волновался, что блондин слишком много работает, но сидеть дома и просто ждать не мог. Пусть Мир и был одним из нескольких секретарей и ему повезло не таскаться по командировкам, но и в офисе было чем заняться - вот он и погрузился с головой в поручения начальства.
Сейчас же просто млел от нежных, расслабляющих прикосновений двух симпатичных девушек, блаженно улыбался и едва не засыпал. Сюрприз, без сомнения, был весьма приятным!
Блондин покорно нацепил на себя все украшения и одежды, что предложили и последовал за незнакомками. В сердце где-то тихо скреблось сомнение, что может увидеть далеко не Эриха, но, стоило зайти в комнату, как широкая улыбка сама расцвела на губах. Его мужчина, единственный и горячо любимый, возлежал на подушках, словно восточный правитель. Сердце приятно сжалось от предвкушения и, прежде чем подойти, ирбис едва уловимым движением облизал губы.
-Как пожелает мой господин. - прошелестел, опускаясь на подушки рядом с ним. - Могу быть вам чем-то полезным? Блондин скромно потупил взгляд, стараясь не выдать своего игриво-взбудораженного, возбужденного состояния. Ролевые игры? Почему бы не разнообразить ими свою жизнь?

103

Эрих внимательно наблюдал за своим возлюбленным, пытаясь угадать его настроение. Судя по всему, сюрприз все же не слишком его шокировал и он воспринял происходящее как игру. По крайне мере, идти бить морду не спешил, а подыграл, послушно опускаясь на подушки около дивана. Это можно было считать хорошим знаком. Но полностью успокоиться мужчина все равно не мог - сегодня он сделает то, чего так долго желал и к чему готовился, оставалось только поймать подходящий момент. Задать всего один вопрос, сделать всего одно предложение, сказать одну фразу. И пусть в ответе он был почти уверен, но все равно ощущал себя неопытным юнцом перед первым свиданием, хотя даже в зеленой юности так никогда не волновался. Оставалось только надеяться, что внешне его переживания не станут заметны.
- Да.  Для начала... Сними покров, позволь на тебя взглянуть, о радость моих очей, - формулировка фразы предполагала, что это только начало и будут другие желания. Но он не хотел торопить события, наслаждаясь импровизированной игрой в султана и наложника. Скрытый полупрозрачной вуалью, Мир казался обещанным подарком на Рождество. И вроде бы знаешь, что тебя ждет, но все равно не покидает ощущение волнительного предвкушения в процессе разворачивания шелестящей обертки.
Он не торопил юношу, и, затаив дыхание, любовался его движениями, пока тот избавлялся от вуали. Девушки определенно постарались на славу, подчеркивая естественную красоту блондина. Эрих даже не ожидал, что Миру настолько пойдет гаремный образ. Он смотрел на такого знакомого и в то же время неуловимо другого оборотня и не мог оторвать глаз. Казалось, он готов влюбляться в это невероятное создание снова и снова.
Полупрозрачные шаровары и топ скрывали лишь часть тела, создавая интригу, вызывая желание коснуться оголенного живота, очертить кончиком языка пупок, огладить ладонью изгиб талии, переходящий в бедро. Но Майне одернул себя, лаская юношу горящим восхищенным взглядом, но не касаясь руками. Идея с восточными сказками начинала ему казаться все более заманчивой, он и сам входил в роль.
- А теперь услади мой взор. Покажи, что умеешь, - сказано это было спокойным и даже чуть скучающим тоном, но взгляд все же выдавал истинные чувства мужчины. Он откинулся обратно на подушки, позволяя Миру импровизировать. Было любопытно, как далеко готов пойти возлюбленный в этой небольшой забаве.

104

Мир не торопился снимать вуаль - прекрасно видел и понимал, что Эриху нравится смотреть и чем красочнее выйдет представление, тем большее удовольствие он получит от действа. Быть же предметом желания и восхищения было для ирбиса не меньшим наслаждением.
Движения молодого мужчины были медленными и неспешными, взгляды наполнены томной неги, обещавшей все сокровища мира и пусть он не был специально обучен, чтобы красиво раздеваться или двигаться, но желание  и настроение сторицей все компенсировали. Оборотню нравилась эта игра, нравилось подчиняться и соблазнять - поэтому дальнейшее желание Эриха только наруку сыграло. Многолетняя карьера модели предполагала многое, в том числе умение красиво двигаться, но вот восточные танцы, увы, в список не входили. Мир несколько смутился, растерянно оглянулся по сторонам, стоило музыке заиграть и, не долго думая принялся импровизировать. Блондин не боялся выглядеть нелепо и танцевал так, как умел, то и дело бросая жаркие взгляды на любовника, касаясь его в наклоне или попросту задевая краем расшитых шальвар. Музыка летела по комнате, он вторил ее мотивам и едва на пару мгновений опоздал к окончанию, рухнув к ногам мужчины в глубоком поклоне.
Немного запыхавшийся, с горящим взглядом, Рогозин не решался смотреть прямо в глаза "повелителю" и замер, ожидая дальнейших распоряжений.
-Господину показать еще что-нибудь? - губы растянулись в тонкой улыбке, обнажая ровный ряд белоснежных зубов. Устраивать стриптиз вот так сразу не решился - пусть Эрих либо сам развернет свой подарок, либо таки попросит сделать это своего юного любовника. Как бы ни хотелось, но оказаться в постели всегда успеют, но вот растянуть удовольствие никто не запрещал. Тем более, что обстановка более чем располагала - жаль было бы тратить время, проведенное в таких интерьерах, на банальный секс. Им они могли с тем же успехом заняться и дома.

105

Похоже, Мир задался целью соблазнить своего любовника и не дать ему дотерпеть до финальной части замыла с предложением. По крайне мере, Майне так казалось. И пусть на самом деле ирбис не был обученным изящным танцам наложником, но природной грации оборотня семейства кошачьих вполне хватало. Да и за время, проведенное перед объективами камер, блондин явно поднаторел в искусстве выгодно себя преподносить. А может все дело было в чувствах Эриха, которые за годы не только не увяли, но и переросли в нечто более сильное и глубокое. Для него Мир даже повзрослевшим был самым прекрасным и желанным. А уж когда становился игрив - и подавно.
Мужчина следил взглядом за каждым движением импровизированного представления под негромкую восточную музыку, льющуюся из неприметных динамиков. Юноша грациозно изгибался в танце, и Эрих как завороженный наблюдал за движением его мышц под бархатистой светлой кожей. Так и хотелось коснуться, провести рукой по спине или боку, чтобы ощутить силу и упругость мышц, почувствовать, как они перекатываются под кожей, напрягаясь и расслабляясь. Но все же он заставил себя оставаться на месте и просто смотреть, наслаждаясь зрелищем.
Но вот Мир завершил свой танец и пал перед своим "господином" ниц, продолжая игру в покорного и кроткого наложника. Если бы он только знал, каких демонов будит в своем любовнике... Но юноша не знал, а Эрих не спешил их показывать и пока что еще вполне себя контролировал.
- Пока достаточно. Раздели со мной трапезу, - он мягко, но настойчиво потянул Мира к себе поближе, усаживая на диванчик.
Рядом на столике стояли фрукты и Майне отщипнул виноградинку от грозди, поднося ее к губам блондина. За ней последовала еще одна, а вот следующую он передал уже придерживая губами. Помимо винограда в пиршестве принимали участие дольки апельсинов и нарезанные кусочки персиков. Было отдельное удовольствие в такой одновременно невинной и откровенной ласке. Сок, слизанный с манящих губ Мира казался божественным нектаром. Впрочем, одними губами он не ограничивался, слизывая сладкие дрожки с подбородка, шеи и даже груди, порой нарочно делая так, чтобы было что слизывать.
В какой-то момент ладони мужчины легли на открытые бока Мира, оглаживая, перебираясь на спину, а оттуда то поднимались вверх к топу и забирались под него, то опускались вниз, к поясу шаровар. Иногда настойчивые ладони забирались под топ на груди, а пальцы поигрывали с горошинками сосков. В какой-то момент, впрочем, Эрих все-таки стянул лишнюю деталь костюма, чтобы ничто не мешало продолжать сладкую игру с фруктами и соком.
- Ты такой вкусный... Так бы и съел целиком... - шептал мужчина между поцелуями. К самому сладкому переходить еще было рано - прежде следовало высказать свое финальное, самое важное желание, но он все никак не мог поймать нужный момент и решиться, оттягивая то, ради чего все это затеял.

106

Мир купался в лучах внимания своего тигра. Невооруженным взглядом было видно, что даже этот нелепый и непрофессиональный экспромт возымел свое действие и мужчина неотрывно следит за каждым движением ирбиса и во взгляде читается любовь. То единственное, что ждал от Эриха. Ему не были нужны деньги или какие-то другие блага от этих отношений - только Майне имел значение и его чувства.
Ратмир послушно уселся рядом и покорно принимал все ласки любовника, млея и выгибаясь им навстречу, но никак не проявляя инициативы, словно и правда был невольником и трепетал перед своим господином. Робкий взгляд из-под полуопущеннных ресниц, румянец на щеках, вызванный, правда не смущением, сколько общим возбуждением. Тихий голос и старательно изображаемая робкость... Хотелось создать идеальный образ, вжиться в отведенную роль и, возможно, еще больше раззадорить. Дразнить Эриха - отдельное удовольствие, тем более, что он сам затеял эту игру.
-Целиком? - толика испуга. - Покорный раб настолько надоел своему господину, что он задумал худшую из кар? - покорно склоняет голову, словно смиряясь с решением хозяина. - Не смею вам перечить, о повелитель... - осторожно опускается у ног мужчины, грациозно изгибаясь в глубоком поклоне.
Сам то подобострастно ткнулся лбом в мягкий ковер, а на губах таки расползлась игривая улыбка. Сложно было ее сдерживать, ломая комедию, но выдержал. Теперь просто необходимо было взять паузу, чтобы не выдать себя ничем и продолжить по возможности и дальше придерживаться выбранной роли.
На самом деле готов был быть для Эриха кем угодно и роль подстилки, личной шлюхи обеспеченного человека не пугала. Да и разве не бросали ему небрежно в лицо это и раньше? Бывало. Ему было достаточно просто быть рядом, засыпать и просыпаться вместе, завтракать или ужинать, говорить по телефону в моменты разлуки и ждать дома, если у самого выдавалась такая возможность. Стал ли бы сражаться за свое счастье? Да, хотя порой и возникали мысли поступиться своими чувствами и дать Майне возможность иметь семью, наследников, которых так от него ждал отец. Быть третьим лишним определенно не стал бы, даже если бы брак был заключен исключительно ради детей. Да ему, скорее всего, и не дали бы. Этого Мир очень боялся и подспудно ждал. Из года в год изводил себя и опасался каждой новой женщины, что возникала на горизонте не без содействия главы рода.

Отредактировано Ратмир (2014-11-26 10:03:59)

107

Реакция Мира оказалась несколько внезапной для Эриха и даже немного отрезвила, вырывая из сладкого плена грез. Юноша распростерся на полу у его ног, изогнувшись в поклоне, а потому не мог видеть озадаченное лицо своего любовника. Майне же оперативно соображал, что делать. Судя по всему, блондин затеял какую-то очередную игру, и чего-то от него ждет. Вот только это что-то будет явно не тем, что на самом деле задумал оборотень. И если до этого времени он волновался, не зная, какой момент выбрать для финальной части задумки, то сейчас решение пришло само собой.
Он наклонился к Миру, взял его за руки чуть повыше локтей, вынуждая подняться с пола и перетащил к себе на колени. На губах мужчины расцвела хищная ухмылка, а глаза опасно блеснули. Проговорил с мурлычущими нотками в голове:
- О, да! Я задумал худшую из кар, по сравнению с которой все прочие покажутся манной небесной! Никого еще не карал я так сурово и беспощадно! От этой кары не уйти и будет длится она доколе длятся наши дни! Ибо затмил ты богов своим станом изящным, да глазами стальными, прогневал умом ясным да душою кристальной! Не знать тебе спасения! - Эрих даже вошел в раж, нарочно растягивая момент и напуская таинственности. Он смотрел на юношу в упор, жадно ловя проскальзывающие на его лице эмоции. - Так прими же начертанное и исполни мое желание - стань моим законным мужем! - на последней фразе азарт куда-то резко стух и снова накатило волнение, но голос не дрогнул. А дабы Мир не воспринял все это как шутку или часть игры, Майне вытащил припрятанную в подушках коробочку и открыл ее. На специальной подушечке лежало классическое обручальное кольцо, выполненное в белом золоте. Поскольку кольцо было мужское, то никаких узоров или драгоценных камней на внешней стороне не было - лишь чистая форма. Зато на внутренней стороне было выгравировано русскими буквами слово "люблю". Гравировка шла непрерывно по всей внутренней стороне кольца, так что первый слог слова становился последним и закольцовывался в бесконечность.
Затаив дыхание мужчина ждал ответа от возлюбленного.

108

Мир не мог поверить своим ушам. Его. Хотели. Взять. Замуж. Или как там это могло называться в их ситуации. Сердце бешено забилось в груди, а пальцы даже немного задрожали. Блондин опустил голову, занавесившись волосами и закусил губу. Что он мог ответить до глубины души любимому человеку? В очередной раз высказать все свои сомнения? Испортить момент о котором и мечтать не мог?
В сознании моментально промелькнули мысли о том, что отец Эриха будет просто в ярости от подобной новости, но... на другой чаше весов лежала любовь, привязанность, страсть... Разве не доказали они столькими годами совместной жизни серьезность своих отношений? Разве стоит оборачиваться на кого-то, когда сердце и душа ликуют? Вместе преодолеют все - какие бы испытания им не приподнесла судьба.
-Я люблю тебя... - хрипло проговорил. - Наверное, влюбился с первого взгляда еще тогда, в лесу. Разве могу отказать? - поднял глаза на мужчину, а они были полны слез безмерного счастья. Ирбис порывисто обвил руками шею Майне и всхлипнул. - До конца наших дней...
Чуть отстранился и коснулся губами его губ, вовлекая в чувственный поцелуй. Самый сладкий поцелуй его жизни с солоноватым привкусом счастья и невероятным ликованием на сердце.
Не смотря на то, что браки между мужчинами давно были легализованы и на улицах давно не косились на целующихся парней, Мир даже и представить себе не мог, что Эрих, неся на себе обязательства определенного рода, откажется от возможности завести наследников. В законном браке. Ирбис бы отступил, прекрасно все понимая. Но то, что ради него откажутся от продолжения рода... нет...это было что-то невероятное.
-Я люблю тебя... больше всего на свете. Принадлежу тебе и хочу принадлежать и впредь, до последнего вздоха. Ты-  мое счастье, моя жизнь.
Еще один поцелуй, осторожно взял в руки коробочку и коснулся блестящего ободка, улыбнулся и ткнулся носом в плечо мужчине. Самый счастливый день его жизни. Самый.


Вы здесь » Меридиан » ФБ и ФФ » Не подбирайте кошек на улице. Особенно больших. Альтернатива.