Меридиан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Меридиан » ФБ и ФФ » Не подбирайте кошек на улице. Особенно больших. Альтернатива.


Не подбирайте кошек на улице. Особенно больших. Альтернатива.

Сообщений 61 страница 90 из 108

61

Эрих сразу обнял прижавшегося к его груди Мира. Он действительно вымотался за день со всей этой беготней по делам, которым не видно конца и края, но близость юноши была подобна источнику живительной влаги для странника в пустыне.
- Мир... - Майне понимал, что его любовник прав, но ему не хотелось это признавать. Он знал, что расставание лишь вопрос времени, но так об это думать не хотелось, что в итоге он до последнего оттягивал момент, когда придется это делать, но теперь суровая правда жизни настигла обухом по голове. Однако просто мириться с разлукой Эрих не собирался. - Останься со мной хотя бы до утра. Пожалуйста. Иначе я просто не смогу тебя отпустить, - шептал мужчина, между пылкими короткими поцелуями. Он не знал, как выразить обуревавшие его чувства словами, потому предпочел действовать. - Я такой эгоист, я знаю, - его руки уже забирались под рубашку, касаясь вожделенного тела.
Он донес любовника до кровати на руках и обрушил на него лавину томной и тягучей нежности. В этот их последний раз Эрих был особенно внимательным, покрывая ласками и поцелуями каждый сантиметр тела Мира словно желал его запечатлеть в своей памяти навечно. А потом любил так страстно и отчаянно, словно завтра должен был настать конец света. От одной мысли, что завтра они могут увидеться в последний раз, внутри что-то предательски сжималось, а глаза неприятно щипало. Потому Майне стремился надышаться своим воздухом перед неизбежным сполна. В итоге утомленные любовными играми уснули лишь под утро.
А утром Эрих с тяжелым сердцем все никак не мог наобниматься  и нацеловаться с Миром, и только необходимость выйти к ожидающему их такси заставило его напрячь силу воли и прекратить. Но просто посадить в машину и отпустить из своей жизни он не смог - решил сам проехать с ним до дома - чтобы отвоевать у разлуки еще хоть несколько минут.
- Мир... мне бы не хотелось расставаться навсегда вот так. Можно я буду приезжать в ваш город, чтобы повидаться? Но если ты хочешь, чтобы я навсегда исчез из твоей жизни - то лучше скажи сейчас... - машина уже остановилась у парадного и дверь открылась, чтобы выпустить юного оборотня навстречу его привычной жизни. Тогда Майне поймал его за руку, требуя наклониться и поцеловал в губы коротко, но пылко, игнорируя весь мир вокруг и только после этого позволил блондину ускользнуть песком сквозь пальцы, хотя еще долго ощущал теплое его руки в своей.

С тех прошло около полугода. Жизнь закрутила Эриха привычной круговертью работы и клановых дел, но за это время он так и не смог забыть юношу из страны Советов. И хотя у него после были разные любовники и любовницы, в попытке справиться с терзавшей сердце оборотня глупой влюбленностью, но память все равно возвращала его в деревенский домик, к невероятным серым глазам и мягкой, почти детской улыбке, и в итоге он бросил свои попытки забыться с другими. Вот только мужчина не знал, взаимны ли его чувства и помнит ли Мир о нем так же? Однако узнать это наверняка можно было только у самого юноши, в СССР. Письма и звонки Эрих сразу отмел - все это не то, что живой контакт. Ему нужен был один лишь взгляд, одно прикосновение чтобы понять - есть ли что-то или уже нет. До тех пор же оставалось то предавать сладким мечтам о том, как он заберет Мира с собой в Европу, то падать в пучину хандры и отчаяния, представляя, что белокурый оборотень его и знать не захочет.
Возможность поехать в Союз выдалась только в декабре. Майне снял уютную квартирку неподалеку от дома Мира, но сразу заявиться к нему в гости не рискнул. Слишком страшно было увидеть холод во взгляде некогда лучистых глаз, а потому он решил для начала просто понаблюдать - если вдруг у Мира кто-то есть, то он просто уйдет и не станет тревожить, а если нету - рискнет встретиться.
И вот на третий день Эрих рискнул, не заметив никаких пассий рядом с его сокровищем. Он приехал к месту учебы Мира, которое вызнал, наводя о нем справки по своим каналам, и принялся ждать его неподалеку от выхода из корпуса. Зима в Сибири была не в пример холоднее, чем в родной Германии, а потому Майне отчаянно мерз, хотя и старался одеваться максимально тепло. Но он все же приехал заранее и теперь ждал, пытаясь унять бешено колотящееся сердце. Его желание увидеть Мира еще раз, услышать голос, обнять, не могла унять никакая стужа - до следующего лета ведь прорва времени, ему и так эти месяцы вечностью показались.
Пожалуй, будь Мир девушкой, Эрих встретил бы его с огромным букетом цветов, большим мягким мишкой или чем-то вроде, а так пришлось оставить почти все подарки дома, дабы не компрометировать его в глазах общественности, с собой взял лишь небольшую аккуратно запакованную коробочку, которую держал в руках. Двери корпуса распахнулись, выпуская шумную стайку студентов, и оборотень тут же напряг зрение, силясь разглядеть среди них своего Мира, моля судьбу о том, чтобы они не разминулись и встреча состоялась.

Отредактировано Эрих Майне (2014-09-27 02:13:37)

62

Спустя долгих полгода Рогозин все еще вспоминал то вечер и ту ночь, неожиданный поцелуй у подъезда. Помнил в мельчайших подробностях то, как в тумане добрался до своей квартиры и долго сидел на лестничной клетке потерянный, слушая затихающий рев мотора машины такси, то, как долго и основательно пришлось объясняться перед отцом за свою внезапную пропажу, за тот запах, что нес на себе не смотря на все предосторожности. Еще долго родитель не сводил с сына изучающего и внимательного взгляда, еще долго Мир восстанавливал утерянное доверие, но успокаивало то, что гость уехал. Навсегда и никогда больше не вернется и, значит, волноваться не о чем.
А блондина ждали впереди бессонные ночи или короткие, урывками сны с его наваждением в главной роли. Иногда казалось, что ирбис сходит с ума, сидя часами в ванной, перебирая каждое мгновение, проведенное вместе в своей памяти. Это было просто невероятно... невероятно, что так быстро и крепко привязался и даже месяц, два, три спустя не мог забыть.
В конечном итоге Рогозина стали видеть все чаще и чаще в компании заядлых курильщиков - сигарета несколько притупляла тупую боль в душе, позволяя окунуться в задумчивую пустоту. Отцу, безусловно, не понравилось, но и запретить взрослому сыну уже не мог, посчитав, что это далеко не самое худшее из всего, что могло бы быть.
Время шло, юноша оттаивал, постепенно вливался в студенческую жизнь, хотя и давалось ему это с великим трудом - только под конец семестра с ужасом понял сколько накопилось долгов. Ладно хотя бы не было прогулов на лекциях - сидеть и бездумно строчить за преподавателем для него не составляло труда, а вот готовиться дома, в тишине своей комнаты, когда в голову лезло что угодно, кроме учебы - увы...
Зима подкралась незаметно. Завьюжила, запуржила сибирский городок, заставляя его жителей кутаться в теплые пуховики и меховые шапки. Вроде бы и температура на улице не была очень низкой, но пронизовавший насквозь ветер делал свое черное дело. Покидать тепло аудитории не хотелось, да и спешить особо было некуда. Дома все по-прежнему, без изменений. Скучные вечера перед телевизором или за учебниками, сытные ужины и бесконечная трескотня сестры. И снова бесконечные ночи...такие одинокие и такие долгожданные - ведь именно тогда он мог позволить себе вспомнить, окунуться в омут безумства и ласкать свое изголодавшееся тело,  представляя Его руки, Его губы и Его ласки.
Чтобы скоротать время договорился с одногруппниками сходить в кино - и так не часто выбирался куда-то. Не сказать, чтобы ему очень хотелось посмотреть очередной слезливый индийский фильм, но домой хотелось того меньше. Юноша вышел из центральных дверей, поднял повыше воротник темно-синего пуховика и закурил. Его компания где-то задерживалась - вероятно застряли у расписания. Зато была минутка, чтобы покурить и не нарваться на очередную порцию нравоучений от девчонок, которые никак не хотели мириться с его этой дурной привычкой.
Чуть поежившись от холодного воздуха, Мир медленно стал спускаться по обледенелым ступеням, стараясь не навернуться и один из ледяных порывов донес до него смутно знакомый запах... Мальчишка испуганно заозирался вокруг, рука с сигаретой так и замерла на полпути к приоткрытым губам, а все рефлексы отчаянно кричали - не может быть!
Растерянный и неверящий взгляд нашел то, что искал и блондин неуверенно, на деревянных ногах побрел в сторону своего наваждения. Его, кажется, окликали сзади, но Мир не слышал - просто не мог поверить, что перед ним из плоти и крови стоит его личное проклятье, которое уже и не ждал никогда увидеть. Слишком невероятно.
-Привет... - хрипло прошептал, не разрывая зрительного контакта, словно боялся, что мужчина исчезнет. - Какими судьбами? - кривоватая улыбка и острое желание броситься на шею, жадно вдохнуть запах тигра и никогда не отпускать. Кто-то тронул за плечо, привлекая внимание. -А? - блондин развернулся, тупо глядя на одногруппника. - Ребят, я сегодня пас... дядя приехал. Сто лет не виделись... - последние крохи самообладания потрачены на Димку. - Давайте без меня... И шумная компашка для него перестала существовать - все внимание вновь поглотил явно мерзнущий на морозе иностранец. - Пойдем попьем горячего чая...
Не дожидаясь ответа мужчины парень чуть тронул его за локоть, увлекая за собой в сторону ближайшей пирожковой. Оставалось надеяться, что там будет место куда приткнуться  и поговорить, а заодно погреться. Или трясет от нервов?

63

Эрих почти сразу узнал вышедшего на крыльцо покурить Мира. Так иногда случается, когда ждешь кого-то, всматриваясь в толпу, и в какой-то момент понимаешь, что вот он, тот, кто тебе нужен. Вот и сейчас мужчина практически не сомневался, что там стоит предмет его мечтаний, а не кто-то похожий. Стоило бы сразу и подойти, но Майне ощущал какую-то несвойственную ему робость и неуверенность, и от того чувствовал себя по-дурацки. Когда он уже решился пойти навстречу, юноша повернул в его сторону голову, а затем направился сам.
Оборотень не отрывал от блондина взгляда, будто стоит лишь моргнуть и тот исчезнет, растворится в толпе. Но Мир приближался и с каждым его шагом росло желание налететь на него и заключить в объятия, чтобы больше не отпускать. Однако Эрих привык подавлять в себе эмоции и порывы, базируя свои действия на логике. А она твердила, что тут не место для пылких чувств, что вокруг люди, и эти люди еще не один день будут окружать его сокровище, ему с ними жить бок о бок и общаться, не стоит портить ему жизнь и добавлять косых взглядов и шепотков, надо быть приличным, пока они на людях. И люди не заставили себя ждать, явившись в лице товарища или одногруппника Мира, который тронул его за плечо, привлекая внимание. Стоило усилий остаться на месте и ничем не выдать своего желания забрать юношу у всего окружающего мира для себя одного.
Майне невольно улыбнулся, услышав про дядю. Ага, из Прибалтики. Сразу вспомнилась глухая деревенька и ведущий его к дому юноша, придумывающий на ходу легенду для прикрытия. Так и не пригодившуюся тогда.
- Я так скучал по тебе, - стоило им остаться наедине, как он все же позволил себе поддаться порыву, обнял Мира за плечи и коротко мазнул губами по щеке, после чего тут же отстранился. Короткие сдержанные объятия не должны были никого удивить и привлечь к ним лишнее внимание и косые взгляды, просто приветствие близких людей после долгой разлуки. Он же вроде как дядя, ему можно.
Эрих послушно направился за Миром в сторону чая. Согреться сейчас не помешает. А то, наверное, забавно он сейчас выглядит, донжуан перемороженный... Что не мешало ему ловить моменты, чтобы как бы невзначай коснуться юноши рукой или плечом. И пусть их разделяли слои теплой одежды, но уже от одной мысли, что теперь он может коснуться объекта своих мечтаний на душе становилось теплее.
В пирожковой Майне почти не смотрел, что берет. Все его внимание было сосредоточено только на спутнике. Только сейчас, снова оказавшись рядом, он понял, насколько все же соскучился. Захотелось наплевать на все и немедленно утащить юношу в снимаемую квартиру и там срывать с него одежду, чтоб коснуться нежной шелковистой кожи, вдохнуть его запах с примесью дыма, и целовать, целовать каждый сантиметр его тела. Вот только для начала все же стоит узнать, чего хочет сам Мир и как относится к своему некогда любовнику сейчас.
- У меня для тебя небольшой подарок... в честь встречи, - Эрих протянул Миру небольшую коробочку, запакованную в подарочную бумагу. - Откроешь когда захочешь, - он кончиками пальцев коснулся руки собеседника, загляну в глаза и повторил, - Я скучал по тебе. Я очень часто о тебе думаю и вспоминаю лето. Прости, что так внезапно нагрянул - просто очень хотелось повидать тебя еще хотя бы раз. У тебя тогда нормально все дома было? Как ты тут вообще поживаешь? Вижу, ты начал курить? - мужчина ощущал некоторую неловкость после долго разлуки, не зная как теперь лучше общаться с Миром, и стоит ли говорить ему о своих чувствах или не портить парню жизнь.

64

Мир вспыхнул едва губы мужчины коснулись  его щеки. Сердце бешено забилось, даже руки немного задрожали. Рогозин чувствовал себя самым настоящим наркоманом, жадно вдыхая знакомый запах оборотня, не в силах отвести завороженный взгляд от него. Улыбочка вышла несколько натянутой и кривоватой - так и пошел, как загипнотизированный, совершенно забыв попрощаться с компашкой уже собравшейся где-то за спиной юноши для похода в кино. Он так и не смог ответить ничего вразумительного на слова Эриха. Наверное, боялся сказать слишком мало или слишком много. Так и дошли до пирожковой в молчании, если не считать легких мимолетных прикосновений мужчины так будораживших блондина.
Устроились в углу зала, чтобы никто не мог помешать разговору. Народу после рабочего дня была тьма - кто-то набирал свежую ароматную выпечку с собой, кто-то - присаживался за освободившиеся столики, отодвигая в сторону подносы с пустой посудой особо ленивых посетителей, которым невмоготу было убрать за собой. Мир преспокойненько отнес пустующие подносы с их столика к специальному окошку, словно это в норме вещей и, расстегнув пуховик, повесил его на спинку стула. Волновался настолько, что боялся смотреть Эриху в глаза, да и из головы все выветрилось мимолетно, что двух слов связать был не в состоянии.
-Подарок? Не стоило... Спасибо... - от очередного прикосновения словно электрический разряд прошел по телу и мальчишка вскинул растерянный взгляд на мужчину и уже не в состоянии был вновь уткнуться в изучение румяных бочков ароматной выпечки. - Да... все нормально... спасибо. Отец устроил выволочку, но обошлось. - блондин чуть усмехнулся, вспоминая те жаркие деньки. - Курить? С чего ты взял, что я не курил раньше... - тут же возразил, покраснев до корней волос. - Не знаю... так вышло. Пробуй... очень вкусные, а то остынут.
На самом деле ему нужна была передышка, чтобы немного успокоиться - не в состоянии был сейчас вести разговоры на личные темы. Боялся, что прорвет плотину и сознается, что засыпает и просыпается только с мыслями о нем, что рыжеволосый иностранец стал наваждением и проклятьем, что уже и не ожидал встречи, а сейчас не знает как себя вести.
-Опять какие-то клановые дела здесь? - словно и не слышал цели визита. - Надолго сюда? Честно говоря, уже не ожидал тебя увидеть. Ты застал врасплох... Я, наверное, глупо выгляжу сейчас. Ты только не подумай... я рад тебя видеть...просто... не ожидал. Вот честно. Никак не ожидал, что еще когда-нибудь пересечемся. - мальчишка вскинул на собеседника серые глаза и в них плескалось столько невысказанной тоски...- Я... тоже скучал. - едва выдавил и вновь залился краской в который раз за этот менее чем час.
Воспоминания нахлынули с новой силой и Мир хотел хотя бы просто очутиться в его объятьях, что уж говорить о большем. Вкус губ, жар тела и те ночи, что они провели вместе. Блондину было все равно - искренне говорит Эрих или нет. Или ему просто понравилось совмещать приятное с полезным. Пусть и обманывается- только рад этому, ведь самому, как воздух, он был нужен. До дрожи в руках, до пересохшего горла и полного бардака в голове.
-Я... мне...сейчас приду. - окончательно разнервничавшийся Мир сгреб коробок спичек и сигареты со стола и поспешно ушел в уборную. Как наркоману ему нужна была срочная доза успокоительного, а то, чего доброго, прямо в открытую скажет, что хочет провести с ним ночь.

65

Похоже, некоторую неловкость испытывал не только сам Эрих, но и Мир. Мужчина отмечал это по ряду нюансов в поведении, по взглядам, по жестам, по словам. И это внезапно обнадеживало. Ведь если бы ему было все равно, он не волновался бы сейчас, ведь так? А если бы не желал видеть, то был бы более резким и тоже не волновался бы, наверняка. Значит, все не так плохо и у него все же есть шанс! По крайней мере, именно в это Майне хотел верить.
Реакция юноши на его замечание о курение вызвала улыбку. Как будто застукали за чем-то неприличным и сейчас устроят промывку мозгов о вреде пагубной привычки. Но Эрих и не думал выражать свое недовольство по этому поводу - Мир взрослый оборотень и вправе решать, чего хочет. Да и сам Майне иногда баловался сигаретами, когда на душе было погано или что-то тревожило. Не хотелось бы думать, что у блондина сейчас тоже неприятный период. Вот только признаваться юноша явно в этом не спешил.
- Нет, клановые дела вроде решили все, сейчас не должно быть... нежданчиков, - беззаботно отмахнулся мужчина, поглощая пирожки и почти не чувствуя их вкуса - он был слишком погружен в свои мысли и чувства, что сейчас вертелись вокруг Мира, как планеты системы вокруг солнца. Юноша растерян от внезапного явления, не ждал, но все же рад. Рад - и это главное. Он тоже скучал и мужчина даже не подумал в этом усомниться. От этих простых слов, что тоже скучал, его сердце так и норовило пустить вскачь и выпрыгнуть из груди. Как же мало некоторым надо для счастья! - Прости, что я так нагрянул, снегом на голову. Стоило бы позвонить или написать, наверное... - Эрих пытался повиниться, но счастливая улыбка так и наползала на его губы. А вот Мир явно разволновался еще больше из-за своих откровений или еще чего, и, схватив сигареты, сбежал в уборную.
Майне посидел с полминуты, прислушиваясь к собственным ощущениям и желаниям, пытаясь совладать с ними холодным разумом, но в итоге сердце победило, убедив мозги, что ничего противозаконного оно не хочет, и все будет правильно. Он встал со своего места и последовал за юношей в уборную. Пропустив несколько выходящих, мужчина скользнул внутрь, осматриваясь в поисках знакомой блондинистой макушку. Ее обладатель обнаружился у окна за вполне ожидаемым занятием. Эрих подошел к нему и обнял за плечи, встав за спиной, временно наплевав на возможные косые взгляды.
- Мир... Все в порядке? Тебя что-то тревожит? - он наклонился и поцеловал свое сокровище в макушку. Как же не хотелось его сейчас выпускать из рук! Хотелось... но все, что хотелось, делать следовало явно не прелюдно, а потому он предложил:
- Может, продолжим нащу встречу в более тихом и уединенном месте? Ты ведь не спешишь сегодня? Я снимаю тут квартиру на время приезда, может... зайдешь в гости? - не понять, что будет в этих самых гостях было сложно. Майне надеялся, что приглашение не прозвучит слишком пошло и однозначно. Да, он соскучился по Миру и очень его хотел, но дело ведь было не только в физическом влечении, ему хотелось выражать свои чувства без купюр, неминуемых в общественном месте.
Когда юноша бросил окурок, Эрих повлек его на выход. Одевшись обратно в теплое и забрав вещи из пирожковой, пошли на улицу - ловить такси. С машиной вскоре повезло и вот они уже ехали по заснеженным улицам в сторону временного пристанища оборотня. Он нарочно снял квартиру, хотя это и стоило больших денег и сложностей. Почему-то не хотелось приглашать Мира в гостиницу - невольно представлялось, что можно подумать об остающемся на ночь у иностранца в номере.
Стоило дверям квартиры закрыться, как Эрих тут же прижал к ним юношу, накинувшись на него с пылкими поцелуями, попутно пытаясь снять с него весь ворох лишней одежды, чтобы добраться до желанного тела. Все внешнее спокойствие разом испарилось, позволяя проступить истинным чувствам.

66

Мир вздрогнул и чуть обернулся, чтобы удостовериться, что сзади его приобнял действительно Эрих, а не кто-то другой. Вот только успел немного успокоиться и прийти в норму, затянувшись пару раз никотиновым успокоительным, как все вновь встало вверх дном. Это было выше его сил - и невинный поцелуй, и шепот, а от предложения так вообще едва сердце через горло не выпрыгнуло. Эрих читал его мысли? Неужели тот тоже хочет его настолько же страстно и нестерпимо?
Блондин, не выпуская из пальцев сигареты только утвердительно кивнул, выражая согласие ехать с тигром хоть на край света и совершать там безумства. Не было и тени сомнения зачем его зовут уединиться, да он, собственно говоря, был только "за". Контролировать себя становилось все сложнее, а дать волю эмоциям хотелось с каждым мгновением, проведенным рядом все сильнее и сильнее.
И вновь такси. Второй раз за жизнь Рогозина он катался на наемном транспорте. Вся его семья пользовалась либо общественным, либо тщательно хранимым и оберегаемым Жигуленком в гараже. На нем, правда, выезжали крайне редко и то на далекие расстояния. Парень иногда даже сомневался какого он у них цвета - успевал забыть.
Мальчишка порадовался предусмотрительности своего спутника, снявшего квартиру, а не номер в гостинице. Пусть их было далеко не две на весь город, но идти с мужчиной в номер ирбису было бы стыдно, пусть на них и не было написано чем они там собрались заниматься.
Их жажда была взаимной. Его губы на губах парня, его руки судорожно шарящие в поисках молний-пуговиц-застежек, чтобы только побыстрее стянуть все лишнее... Тихие всхлипы юноши, с не меньшим жаром отвечавшим на поцелуи, буквально рвавшим пуговицы на дорогом добротном пальто. Как два путника в пустыне наконец-то добравшихся до оазиса. Пальто, как и пуховик остались где-то на полу, прохладные пальцы уже во всю шарили по мускулистому телу, забравшись под свитер. Спустя минуту и рубашка и джинсы были закинуты куда-то в угол полутемной прихожей, а Мир все никак не мог оторваться от жадных губ любовника, отчаянно сражаясь с ремнем на его брюках. В этой бешеной скачке было определенно не до разговоров - лишь бы только утолить жажду обладания друг другом, воплотить в жизнь все пошлые и весьма откровенные фантазии последнего полугодия.
Мальчишка таки справился с последней преградой и резко дернул теплые брюки вниз, тут же прижимаясь к мужчине всем телом, ошалело заглядывая ему в глаза и чуть ерзая своим возбуждением о его бедро. Секундная передышка для нового жадного поцелуя, жарких касаний везде, где только мог дотянуться, очередной виток сладкого безумства на пути к невероятному наслаждению.

67

То, с каким жаром Мир откликнулся на поцелуи не оставляло сомнений в том, что их желания взаимны. Порой язык тела куда более красноречив, нежели язык слов. И сейчас слова оказались лишними, когда их тела жаждали воссоединения. Юноша чуть ли не сдирал со своего партнера одежду и Эрих стремился не отставать. Тряпки, дорогие и не очень, хаотично летели на пол, приближая сладостный момент единения. Прождав долгие месяцы, сейчас мужчина понимал, что едва может терпеть, чтобы не наброситься на свой белокурый соблазн, ощущая, как его налившийся член упирается в бедро. Эриха сдерживала только мысль, что если он прямо так накинется на Мира, тому будет больно и для начала все же нужно его подготовить.
Он пустился перед юношей на колени, позволяя ему опереться спиной о стену коридора, а сам накрыл губами его член, захватывая в рот, и тут же начал посасывать. Руки оглаживали стройные ноги, слегка угловатые бедра и подтянутый живот. Майне откровенно наслаждался процессом, любуясь белокурым сокровищем и извлекая из него откровенные и будоражащие звуки. Вот только сейчас он был слишком взведен, чтобы растянуть удовольствие надолго, а потому чуть отвлекся, чтобы подцепить удачно лежащий неподалеку тюбик с вазелином. По-хорошему следовало бы добраться до кровати и там приступать к основному действу, но промедление казалось смерти подобным, чтобы еще тратить лишние минуты на перемещение в комнату.
Продолжая поигрывать губами и языком с членом юноши, Эрих выдавил густую субстанцию на пальцы, которыми тут же скользнул к соблазнительной ложбинке между ягодиц, поглаживая, массируя и смазывая, прежде чем проникнуть. Он ласкал любовника одновременно и внутри, и снаружи, стараясь следить, чтобы все не кончилось слишком быстро. Когда же Мир уже был заведен до передела, мужчина вытащил пальцы, нанес побольше смазки на свой член, после чего резко подхватил любовника на руки, приподнял и опустил уже на свой член, по-прежнему прижимая к стенке, как к дополнительной опоре.
Эрих почти сразу начал двигаться сильно и резко, врываясь в желанное тело, ощущая сводящий с ума жар и тесноту. Он принялся ловить губы Мира короткими пылкими поцелуями, жадно испивая с них все стоны и вскрики. Страсть бурлила в теле, ища выход, а тугой узел наслаждения скручивался внизу живота, подводя к пику. Ладонь легла на член любовника, подрачивая в ритм с движениями. Он столько времени ждал этой близости, что надолго выдержки не хватило.
Оргазм накрыл мощной волной, срывая с губ глухой стон, заставляя вцепиться в Мира сильнее, до синяков на светлой коже. Было настолько хорошо, что на какие-то секунды, а то и минуты Эрих позабыл, кто он и где. Очнулся он по прежнему держа юношу на руках, и уткнувшись лбом ему в плечо, переводя дыхание. Первая волна страсти откатила, оставляя после себя неудержимую нежность. Вот теперь было самое время перемещаться в постель, чтобы предаваться неторопливым чувственным ласкам. Что Майна и сделал, на руках перенося любовника в спальню, где и опустил на не застланную с утра постель.
Утолив первый голод, Эрих все равно не насытился Миром, даже не был уверен, что это вообще возможно. Он усыпал юношу поцелуями, скользя руками по таким знакомым и желанным изгибам, окутывая негой и лаской. И пусть сейчас они не торопились уже никуда, но слова все равно казались лишними. Все, что хотел сказать, мужчина говорил жестами, теплыми взглядами, мимикой.
Постепенно ласки снова стали возбуждающими и откровенными. В этот раз он дал себе волю, чтобы подразнить Мира, довести его до полубезумного от вожделения состояния, заставить задыхаться и метаться на постели, желая новой близости. В итоге второй раз получился более томным и нежным, но от того не менее пылким и сладким.
- Знаешь, я сожалею только об одном - что так и не похитил тебя тогда, - проговорил Эрих когда они разнеженные и ленивые валялись потом в постели, неспешно ласкаясь. - За то время, что тебя не было рядом, мне тебя очень не хватало, - он накрыл ладонь Мира своей и переплел пальцы. - И теперь мне эгоистично не хочется тебя никуда отпускать. Вот что ты со мной сделал, а?

68

Миру  не было стыдно, ему просто некогда было думать о всяких глупостях, когда рядом был Эрих. Он так давно мечтал об этом, даже и не надеясь, что когда-нибудь их пути вновь пересекутся. Его собственное наваждение материализовалось и не было сил оторваться от губ, отстранить сильные и умелые руки, запретить себе и ему совершать это безумство. Да и хотелось ли? Ни в коем случае. Рогозин-младший предпочел бы наступать на эти грабли еще и еще, хоть каждый день встречаться вот так вот - пылко, страстно, не имея никакой возможности даже дойти до постели. Мальчишке нравилось все, что происходило - и неправильность, и  горячечность и бог весть что еще. Он не сдерживаясь стонал в голос, вновь расцарапывал плечи своего любовника и жался к нему, не желая разрывать контакт. Чувствовать, знать, что все это не сон - вот что было для него важно в эти самые секунды.
Ритмичные вскрики в полупустом коридоре слишком быстро сменились хриплым протяжным стоном - слишком велико было напряжение, желание и бушевавший внутри огонь.
Второй раз отдался не с меньшим пылом, но ласки уже были более размеренными, неторопливыми, позволяя партнерам насладиться друг с другом сполна, утолив первый голод. Миру казалось, что он попал в какую-то сказку, что он спит. Даже просто обниматься, лениво целуясь, для ирбиса было верхом наслаждения и никуда не хотелось вылезать из постели, пусть и чувствовалась некоторая необходимость в гигиенических процедурах.
-Похитил? Меня? - прошептал, лежа на груди мужчины головой и рисуя вензеля по его весьма аппетитному торсу. - Как ты себе это представляешь? Вынести через границу как ручную кладь? - чуть фыркнул. - Сам знаешь, что это невозможно... Я удивлен, что ты смог опять к нам приехать. Думал, что никогда не увижу тебя снова. Знаешь... - юноша чуть сжал его пальцы своими. - ...я тоже очень скучал. Первые месяцы ты чудился мне каждом шагу и я думал, что... просто схожу с ума. Тогда и начал курить. Это успокаивает. К сожалению, обстоятельства сложились так, что мы не можем видеться так часто, как этого хотелось бы... мне по крайней мере... - блондин смутился от собственной откровенности. Столь открыто признаваться в симпатии... любовнику? Думалось, что просто ради хорошего секса тигр не стал бы преодолевать такое расстояние - мало ли тугих попок у него дома? Тогда что же привело его так далеко? За тысячи километров... Страсть? Она, вроде как утихает и тогда... Мальчишка прикрыл глаза, обрывая ненужные сейчас размышления. Сейчас и здесь они вместе и блондин счастлив. Думать о том, что может случиться завтра... отравлять настоящее. Пусть лучше будет еще несколько сказочных дней в его объятьях, чем ничего. Только вот очень даже некстати вспомнились родители. Как объяснить отцу, что сегодня не придет ночевать? И, возможно, завтра. В голове не было ни одной идеи, ведь раньше за ним подобного не водилось.
Мир поискал взглядом часы и тяжело вздохнул. Было уже довольно поздно - пора бы и сообщить домой весьма неожиданную новость.
-Я...хочу остаться на ночь... если ты не против. - решительно произнес, приподнимаясь на постели. - Только домой позвоню, хорошо? - знал бы только Эрих чего ему далось это произнести! И еще больших усилий стоило дойти до телефона и набрать домашний номер. К счастью трубку взяла сестра и Мир быстро огорошил ее своим заявлением, пообещав все объяснить потом. Что будет потом прекрасно понимал, но шел на это вполне осознанно. Выбирая между непреодолимым желанием остаться с Эрихом и соблюдением приличий - выбирал однозначно и безоговорочно первое и пусть отец устроит ему такую баню, что отпрыск может и имя свое забыть.

69

- Никогда не говори "никогда". Границы невозможного существуют только в нашем сознании, а я просто не хотел с ними мириться, - Эрих чуть улыбнулся, пребывая в ленивой расслабленности. Пребывал он в ней ровно до того момента, пока Мир не сказал, что не просто скучал, но и хотел бы чаще видеться. От этого внутри словно забрезжил теплый огонек надежды. Ведь если для Мира их общение и близость так же важны как и для самого Майне - то есть стимул пытаться совершить невозможное и быть вместе. - Не скажу, что вернуться было просто, но я очень хотел увидеть тебя еще раз. И... мне хотелось бы видеть тебя чаще, пусть пока это и затруднительно в силу специфики международных отношений, но... нет ничего вечного. За годы существования Союз изменился, и за последние десятилетия сильно продвинулся в сторону либерализации. Потому я надеюсь, что скоро границы станут еще более мягкими и тогда наши встречи могут стать еще чаще. Хотя, если честно... - мужчина сделал паузу, собираясь с мыслям. Ему было немного страшно и волнительно вот так откровенно говорить о своих чувствах и желаниях, облачать их в реальные планы, но раз начал Мир, то стоит продолжить тему. Оборотню казалось, что сейчас самое время и не стоит оттягивать этот момент - им нужно поговорить о своих чувствах и будущем этих отношений. - Если честно, то я хотел бы не ограничиваться просто редкими встречами, а жить если не вместе, то хотя бы в одном городе. Я догадываюсь, что для тебя все это неожиданно и для начала стоит получше узнать друг друга, но... я за этим месяцы много думал о том, что у нас могло бы быть. И... мне бы хотелось попробовать, узнать, что у нас будет.
Эрих не был наивным юношей с розовыми очками на глазах, он прекрасно понимал, что влюбленность может пройти, а их пути разойтись. Но он готов был рискнуть, попробовать сойтись, побороться за возможное счастье, вытащить Мира в Европу, показать ему мир и дать возможность выбирать. При этом он понимал, что с текущей ситуацией дело это не быстрое, но если никуда не двигаться и ничего не менять - ничего и не изменится.
- Оставайся, конечно! Я сам не уверен, что отпустил бы тебя сейчас, - мужчина снова улыбнулся, нехотя отпуская свое сокровище к телефону. Он старался не подслушивать, но разговор много времени и не занял, зато натолкнул на не самые приятные мысли. Родители. С ними надо будет поговорить об этих отношениях, рано или поздно. Как с собственными, так и с Мировыми. Как бы ни хотелось отложить решение этого вопроса на потом, но стоило начать об этом думать сейчас. - Мир... если что - может мне стоит поговорить с твоими родителями? - спросил Эрих осторожно, поймав юношу в объятия после разговора. - Я бы не хотел, чтобы ты справлялся с этим в одиночку и наши встречи вылезли тебе боком. Все-таки это наши отношения и мне кажется правильнее разбираться с ними нам вместе. И я готов взять на себя ответственность за тебя перед твоими родителями, - тем самым Майне желал показать, что относится к любовнику и их отношениям серьезно, а не желает просто поиграть и потом отсиживаться в кустах. Негоже так себя вести наследнику Главы клана, надо уметь нести ответственности за все свои поступки, и Эрих был к этому готов, хотя и понимал, что едва ли родители Мира ему будут рады. - Но как и когда - это решать в любом случае тебе. Не хочу на тебя давить или торопить. Я просто хочу сказать, что отношусь к тебе и тому, что между нами, серьезно.

70

Мира пробила нервная дрожь от услышанного. Неужели Эрих сейчас высказал то, о чем ирбис даже и мечтать не смел? Неужели тот рассматривает его не как мимолетное увлечение, а хочет с ним... отношений? В это верилось с трудом... Слишком нереально было, слишком заманчиво, что блондин готов был схватиться за эти слова и сказать, что да - хочет жить с ним, а не просто встречаться время от времени. Сколько пройдет еще лет или даже десятилетий, прежде чем поездки друг к другу перестанут быть преодолением бесконечных бюрократических препон. Да и узнай зачем молодой парень катается ко взрослому мужчине, скорее отправят отбывать пожизненный или с позором казнят. Подобным уродам не место в идеальном советском обществе. Рогозин-младший отчетливо понимал, что жизни здесь не будет, но и... кто знал как к подобным отношениям относятся там, у Эриха дома.
Только вздохнул тяжело - слишком далеко унесся в своих фантазиях. Как бы ни хотелось - не видать ему жизни с тигром и мечтать даже не стоило, не стоило бередить и без того едва с трудом затянувшуюся рану. Стоило ли вообще приезжать сюда? Стоило ли вообще вновь и вновь отдаваться своему наваждению?
Стоило. Даже если их встречи будут происходить не чаще раза в год - стоило. Жизнь оборотня, к счастью, гораздо длиннее человеческой и можно было бы не торопиться, если бы не настойчивое желание быть с ним рядом. Постоянно.
-Попробовать узнать? - несколько глухо произнес. - И как ты себе это представляешь? Если бы мы жили в разных городах - можно было бы говорить так, но встречи раз в год или раз в полгода ничего не дадут. Уверен, что ты и сам это прекрасно понимаешь. Только не подумай, что я... на что-то намекаю или, еще хуже, требую. Просто... просто стараюсь быть объективным. Мне... меня еще никогда и ни к кому так не тянуло, как к тебе. Должен в этом признаться. Тем более никогда не совершал столь безрассудных поступков... Родители могли мной гордиться. Теперь же... не уверен, что отец поймет и разговор  с ним что-то даст. Мать и сестра, естественно, не имеют права голоса дома. Он слишком авторитарен. Неужели у вас дома все настолько просто? Твои-то родители не будут в шоке от столь странного увлечения сына?
Все внезапно начало заходить слишком далеко. Летнее приключение осталось в памяти ирбиса, как нечто не обязывающее друг друга ни к чему, а теперь Эрих уже говорит об отношениях, которые непонятно как поддерживать за тысячи километров. Да, он был бы безмерно счастлив жить с ним, быть с ним и даже преодолел бы навязанное воспитанием стеснение относительно неправильности всего происходящего... Но то, на данный момент, было лишь на уровне нереализуемой мечты, плода фантазии.

71

Юноша высказал то, о чем сам Эрих уже не раз думал. Но именно потому, что думал, имел ответы заранее. По крайне мере, для самого себя он все уже решил, дело было за Миром.
- Не скажу, что у нас все совсем просто. Мой отец тоже достаточно авторитарен, все же он глава клана. Но и я давно не ребенок, я его наследник, будущий глава, я даже прошел все положенные испытания и подтвердил свое право. И знаешь, это позволило мне пересмотреть некоторые взгляды на жизнь, - просто стоять стало прохладно, и Майне увлек любовника обратно в постель, под покров теплого одеяла. По-хорошему, стоило бы сходить в душ и потом уже валяться от души в постели, но им следовало поговорить серьезно и прямо сейчас, и душ для этого не лучшее место. Оборотень понимал, что своими разговорами может испортить романтическую сказку и радость от встречи, но ему казалось, что без этого никак. Ему хотелось ясности в отношениях с Миром - либо эти отношения есть, либо они разбегутся, зная, что это навсегда и их путям не суждено сложиться в один. Так, по крайней мере, будет проще забыть свое белокурое наваждение, зная, что нужен ему меньше, чем спокойная жизнь. - В частности я в полной мере осознал, что не обязан всю жизнь жить по указке родителей. Я имею свои сложившиеся взгляды и свое мнение, у меня есть свои желания, которые я хочу реализовать. И это мои желания, а не их. Пусть родители и хотят мне добра, но я давно самостоятельная личность, так почему я должен зависеть от их мнения? И я понял, что даже если меня осудят - это не заставит пойти на попятную. Я сам могу о себе позаботиться и не настолько зависим от семьи, как это может показаться. Да, у нас есть свой клан, мы все большая семья, держимся вместе и помогаем друг другу, и мне бы не хотелось идти на конфликт... Но в то же время я понимаю, что не готов идти на поводу у чужого мнения о том, как мне проживать свою жизнь, и в частности с кем спать. Это моя личная жизнь и никого она касаться не должна, покуда я исправно выполняю все свои социальные обязанности. Потому я вполне готов отстаивать свои права, в частности на личную жизнь. И тут либо моя семья меня действительно любит и сможет принять, либо... это не семья и не люди, которым я могу доверять. Одному, конечно, будет сложно пробиваться, но... я ведь не ребенок - я уверен, что справлюсь. Иначе если не смогу решить подобные мелкие проблемы, то как я должен буду справляться с проблемами целого клана? - Эрих покачал головой. Ему потребовалось время, чтобы расставить приоритеты и продумать варианты действия при различном развитии ситуации. Но он верил в то, что даже если отец будет в ярости, то однажды сможет успокоиться и смириться с решением сына. Какой смысл жить чужой жизнью и исполнять чужие мечты, в данном случае родителей, когда у него есть свои? Он будущий глава клана, а не тряпка и маменькин сынок, чтобы бояться сурового отца и его порицания. - Но это мое мнение, я не заставляю тебя поступать так же. Я понимаю, что ты любишь свою семью и можешь быть не готов конфликтовать с ней ради человека, которого ты знаешь без году неделя. Я приму любое твое решение, даже если оно будет не в мою пользу, потому, что я хочу, чтобы ты был счастлив, а насильно мил не будешь. Но мне хотелось бы решить это в ближайшее время, а не спустя пяток или десяток встреч, как ты выразился, раз в полгода на неделю. Мне кажется... так будет легче нам обоим - думать о совместном будущем или постараться не думать вовсе. Я не тороплю тебя с решением - просто подумай, все взвесь. Но мне хотелось бы услышать его через неделю, до отъезда.

72

Мир доверчиво прижался к мужчине под одеялом и даже не постеснялся прижать успевшие замерзнуть ступни к его ногам. Так бы и замурлыкал от удовольствия! То, о чем говорил мужчина наводило блондина на некоторые совершенно конкретные вопросы, но перебивать уж точно не стал бы, да и не был до конца уверен, что решится их задать.
Да, он был взрослым, состоявшимся оборотнем, на деле доказавшем свою дееспособность и отстоявший право занимать место наследника клана, чего Мир не мог сказать о себе. По меркам их расы он был чуть ли не котенком, да и по сравнению с самим тигром - скорее всего тоже. Еще ничего не успел сделать в своей жизни, зависел целиком и полностью от родителей, жил за их счет и пока что не помышлял о какой-то самостоятельности. Просто так было заведено, что пока отпрыск учится - о нем целиком и полностью печется семья. Да, Мир получал повышенную стипендию за свои успехи в учебе, но она была крошечной, не способной прокормить. Так, на баловство в виде всяких вкусностей в кафетерии или поход в кино хватило бы, но чтобы снимать квартиру, питаться и полностью себя обеспечить - нет.
К тому же перед ирбисом никогда не стояло таких глобальных задач. Жил и был уверен, что будет жить своей простой и незамысловатой, несколько однообразной жизнью до одного дня, пока не повстречал Его. Эрих умудрился перевернуть с ног на голову все, заставил желать большего, нежели красный диплом по биологии. Он словно разбудил юношу, показал, как можно жить - ярко, красиво, чувственно. Рогозин-младший считал это знакомство и своим проклятьем и великим даром - ведь так и мог дальше жить серостью и обыденностью.
-Я немного не понимаю о каком решении ты говоришь. Да, я хочу быть с тобой... встречаться, если это можно так назвать, но... если не раз в полгода, то как? И... я уверен, что отец устроит скандал, но меня это вряд ли остановит. Знаешь, без тебя я не жил... так... существовал. Но что ты хочешь конкретно сейчас?
Мир сел в кровати, натянув одеяло повыше. Не мог разговаривать на столь серьезные темы, развалившись с комфортом, да и хотелось видеть лицо оборотня. Даже ощущая его отношение к себе, где-то в глубине души боялся ошибиться. Если бы не вся эта история со случайным знакомством и их первая встреча состоялась бы на улице при весьма банальных обстоятельствах, то точно не поверил бы ни единому слову. Посчитал бы, что просто хотят заманить смазливую и доверчивую мордашку в ловушку и использовать в своих корыстных целях. От Эриха-настоящего такой подлянки не ждал, хотя и волновался из-за предстоящих перспектив о которых пока что только догадывался.

73

Эрих видел, насколько тяжело Миру дается этот разговор - он закутался в одеяло как в щит и выжидающе смотрел на собеседника. До сегодня юноша, наверняка, и не думал ни о чем таком, жил своей размеренной жизнью, а тут он явился как снег на голову, еще и что-то непонятное хочет.
То, что любовник желал бы продолжать отношения несмотря ни на что, обнадежило мужчину. Его слова волновали и будоражили, заставляли поверить, что невозможное возможно. И он рискнул озвучить то, о чем мечтал и чего желал. Как в омут с головой.
- Конкретно сейчас я хотел бы не отпускать тебя, а лучше забрать с собой, в Германию. Там мы могли бы жить вместе, а не просто встречаться. Поначалу, конечно, придется сложно - тебе надо будет учить язык, но у нас есть курсы. Если захочешь продолжать обучение - ты сможешь поступить в университет у нас, ну, или заниматься чем захочешь. Я бы хотел дать тебе возможность начать реализовывать себя сейчас и открыть большие возможности, чем есть здесь, в Союзе.
Он понимал насколько авантюрно звучит его предложение. По сути уехать в чужую страну и оказаться полностью зависимым от другого человека, довериться всецело, бросив налаженный был. Сам мужчина знал, что поступит с Миром честно, не станет пользоваться его зависимым положением, особенно в первые месяцы, не станет попрекать деньгами или заставлять подчиняться и ублажать в обмен на материальный достаток. Хотелось надеяться, что не ошибается в этом белокуром юноше, что тот не превратится в обыкновенную содержанку и шлюху, а воспользуется предоставляемой поддержкой чтобы реализовать себя и стать независимым. Конечно, был большой соблазн сделать из мальчишки красивую игрушку, никому не показывать и выводить в свет только с собой вместе, но Майне боялся, что тогда юноша может быстро "увянуть" и превратиться в бледную тень себя нынешнего. Потому Эрих решил не давать себе даже повода думать о подобном. Лучше он даст Миру шанс окрепнуть и расцвести по-настоящему.
- Я понимаю, как все это звучит... у тебя тут дом, семья, друзья, учеба... потому не требую немедленного ответа, подумай. Мне хотелось бы, чтобы твое решение было искренним и взвешенным. Я просто хочу быть с тобой, - он притянул к себе Мира, обнимая его за плечи, поцеловал в шею. Хотелось выразить свою поддержку, но мужчина не знал, как сделать это лучше и понятней, а потому как всегда прибегнул к физическому выражению.

74

Честно говоря, ирбис даже немного струхнул, когда слова были произнесены вслух. Сложить два и два мог вполне и все шуточки про желание украсть в свете этого разговора приобретали куда как более реальные очертания. Несколько пугало с одной стороны, но с другой - становилось до такой степени сладко, что голова чуть ли не кружилась от предвкушения. Стоило только представить их, живущих вдвоем и ни от кого не таящихся. Что это за страна такая, раз можно взять человека одного с тобой пола за руку и ничего тебе за это не будет? Звучало весьма заманчиво и очень красиво и легко ложилось на слова оборотня - это его жизнь и только ему самому решать как все сложится. Не пожалеет ли потом, если сейчас спасует и откажется? Пусть сейчас Мир и чувствовал себя влюбленным щенком, который почти ничего не замечает вокруг себя и ничего не хочет слышать, но некоторые опасения все равно были. Насколько тяжело будет адаптироваться там и в каких отношениях придется расстаться с родителями... Явно на подобное его не благословят, но Рогозин-младший был достаточно упорным и упертым, чтобы сделать так, как хочется.
-Жить вместе? Эм... ты... живешь с родителями? - припомнился весьма суровый и деловой Майне-старший и на душе стало муторно. Тем более, что Эрих сам подтвердил косвенно, что и его семья не будет в восторге от их выходки. Да  и это же не просто переезд из одного города в другой - это смена страны! Может даже так сложиться, что обратно уже никто не пустит и на семью могут выпасть какие-нибудь весьма неприятные испытания в связи с побегом старшего сына. Мир понимал, что очень рисковал всем. Никто не давал гарантии, что все у них сложится и через пару месяцев, или в лучшем случае лет, все останется по-прежнему. Если же нет - блондин останется в одиночку в чужой стране и, возможно, на птичьем положении. Безусловный риск, но если откажется... Приедет ли Эрих в следующий раз или это будет его последний визит? Да Рогозин жить с этим не сможет.
Юноша некоторое время молча кусал губы, раздумывая над столь серьезным предложением, не решаясь смотреть на любовника. Знал, что одного только взгляда хватит, чтобы в тот же миг выпалить "да!".
-Пусть это прозвучит безрассудно... но я уже подумал. Я хочу уехать с тобой, но не представляю как это можно было бы реализовать.  - парень натянуто улыбнулся. - Только... без сомнения, уехал бы хоть завтра... но... я не могу висеть у тебя на шее... понимаешь? Пока поступлю и пройдет опять пять лет... у вас там можно где-то подработать без образования и... гражданства? Я просто не смогу... понимаешь? То, что сейчас помогают родители - одно, но ты... ты - это другое. Если это реально... я готов рискнуть. Рискнуть оставить все здесь ради тебя.

75

Вопрос про родителей заставил Эриха невольно улыбнуться. А вот высказанная готовность все бросить и уехать заставила сердце забиться чаще. Это было так сладко и волнительно, от этого веяло чем-то опасным и запретным, но таким соблазнительным! Майне и не мечтал, что Мир так быстро согласится и было слишком боязно думать о причинах подобного решения. Хотя, может, он просто не верит, что это реально и потому так легко согласился? Да, придется попотеть и отсыпать прилично хрустящих купюр нужным лапам, но при желании все возможно, пусть и придется подзадержаться дольше запланированного - за неделю разобраться со всеми бумагами могут не успеть.
- С родителями? Не совсем. У нас есть фамильный особняк, я часто там живу, там живут и мои родители, но у нас есть и другая недвижимость. Когда много работы, я живу на квартире в городе, мы можем жить там, отдельно, и никто нас не побеспокоит, - о том, где жить со своим партнером мужчина позаботился заранее, да и ему казалось не правильным налаживать личную жизнь в родительском доме. - И мне было бы не в тягость обеспечивать тебя, пока ты будешь учиться - мне бы не хотелось, чтобы работа мешала твоей учебе и отнимала лишние силы и время. Но если тебе будет так спокойней, то можешь параллельно работать. Что касается работы без гражданства... смотря какую сферу и условия ты хочешь, но, думаю, этот момент решаем - есть различные разрешения на работу, даже можно оформить вид на жительство. В любом случае я не оставлю тебя один на один с этим, - Эрих принялся перебирать светлые прядки, поглаживая и массируя голову юношу, успокаивая и выражая свою нежность и поддержку. До отъезда в Союз он плотно всем этим не интересовался - тогда возможность переезда Мира была не более чем розовой мечтой, ведь он даже не знал, как оборотень к нему отнесется месяцы спустя, что говорить о большем? Однако мужчина решил не скрывать, что определенные трудности с устройством на новом месте возникнут, ему показалось, что так будет честнее. Конечно, со своей стороны Майне собирался позаботиться о своем любовника насколько возможно, но ведь и он не всесилен. Мир должен понимать, на что идет и все взвесить тщательно. - Да и сначала нужно еще уехать. Это вот прямо сейчас не получится - нужно будет подготовить документы и переговорить с нужными... людьми. Ты же не хочешь ехать ручной кладью без документов? - улыбнулся мужчина, желая скрыть начавшие обуревать его волнения и сомнения. Если он начнет заниматься вопросом переезда Мира и его документам, то отказаться будет уже поздно. - Мир... ты точно все хорошо обдумал и готов оставить свой дом ради меня? Это все реально, и если мы это начнет, повернуть назад уже будет проблематично. Я не хочу на тебя давить, но и не хочу, чтобы ты сожалел. Так что... давай я еще раз спрошу тебя об это завтра, ладно? Утро вечера мудренее, так вроде у вас говорят? - он улыбнулся, решив, что на сегодня довольно разговоров, и лучше выспаться, потом уже на свежую голову что-то решать. Вдруг Миром сейчас владеют гормоны и присущая его возрасту горячность? Стоит удостовериться, что это не сиюминутный порыв на волне сладостного воссоединения.- А сейчас пойдем в душ!

76

Жить с ним отдельно от семьи, не терпеть косые взгляды, не пытаться каждую секунду оправдываться, что ничего не может с собой поделать и не может оттолкнуть от себя свое наваждение... Даже дыхание перехватывало от волнения. Еще пару часов назад не мог и подумать, что вечер окажется настолько судьбоносным. Да, определенные сомнения были, но мальчишка старался гнать их прочь, предпочитая наслаждаться в мире фантазий относительно сладости совместного проживания. Один лишь только финансовый вопрос несколько подтачивал общее радужное настроение. Именно в ней, а не в привыкании друг к другу видел главную проблему. Даже не в том, что придется оставить семью и страну и полностью погрузиться в абсолютно чужую жизнь, подстроиться под нее, стать ее частью сколь бы сложным не был этот процесс.
-Даже если я буду в состоянии оплатить себе обед в институте - уже будет намного проще. Я... не могу позволить тебе целиком и полностью содержать меня, да и... страшно представить во что может вылиться мой переезд... Извини, не подумал.  - грустно улыбнулся. - Знаешь... может быть, не стоит торопиться? Я пойду работать и накоплю хоть что-нибудь. За год... или два... - не очень уверенно добавил. Ждать, конечно, столь долгий срок не хотел. И передумать боялся, да и опасался, что расстояние и время могут сыграть злую шутку - Эрих повстречает кого-то там, у себя, или об этом щекотливом вопросе может позаботиться его отец. Не стоило забывать и про своих - отец душу вынет и голову оторвет, стоит только сыну заикнуться о своих планах или, даже если промолчать, бросить учебу и вваливать сутки напролет на нескольких работах. Ладно если в воспитательных целях не выгонит из дома, чтобы получалось меньше откладывать.
-Ты только не подумай, что я отказываюсь, просто... сам понимаешь. Я готов все бросить прямо сейчас, но, соглашаясь, не подумал о финансовой стороне вопроса. У меня и паспорт то только советский есть... - бормотал, прижавшись к его груди, стоя под упругими струями теплого душа. - А это время... да и вопросы лишние по всяким там инстанциям... когда узнают, что институт бросить хочу так точно заподозрят что-то такое... делать то им нечего в нашей глуши - только дай повод покопаться в чем-нибудь.
Юноша прижался к Эриху и крепко обнял, приласкавшись щекой. Он так скучал, так мечтал втайне о встрече и настолько горько было осознавать, что все мечты быть вместе, жить вместе вот с такой вот легкостью разбиваются о проблемы насущные. Страшно было представить во что могут вылиться эти пару лет как в моральном, так и во всех иных аспектах. Отчаянно боялся потерять, но тут же пришла мысль, что если суждено в жизни тигра появиться кому-то еще, то даже их совместное проживание не в силах будет ничего изменить. Не сложнее ли будет оказаться в одиночку там, за тысячи километров от дома? Но даже помня об этом, готов был рискнуть. Не смотря ни на что.

77

Когда Мир заговорил о том, чтобы пойти подработать годик-другой, Эрих чуть нахмурился, пытаясь понять, к чему тот клонит. Были опасения, что это попытка спустить все на тормозах, но юноша сказал, что это не отговорка и Майне решил поверить. В отличие от любовника, он задумывался о таких вещах и примерно представлял масштабы вложения, потому был к этому морально готов. Конечно, проще было бы найти кого-то на родине, но переклинило его на этого блондина, что уж поделать?
- Мир, если финансовая сторона вопроса, единственная преграда - то не переживай об этом. Для меня это не такая уж непреодолимая проблема, к тому же я сам предложил это. Если бы для меня это было слишком сложно и накладно - я не предлагал бы. А так... не беспокойся о деньгах. Для меня главное, что ты будешь со мной, - ладони мужчины прошлись по плечам блондина, перебрались на шею, поднялись выше, пока не легли на подбородок, чтобы приподнять и заставить посмотреть в глаза. - Мир, ты сам для меня сделал куда больше. Да, я помню, что ты ни о какой выгоде не думал и так далее. И я ценю это, потому не могу позволить себе заставлять тебя мучиться с подработками и прочими нюансами. Это меньшее, что я могу сделать. Ты нужен мне и я хочу видеть тебя рядом. Ради этого я уж как-нибудь справлюсь со всей этой бюрократией, ты мне веришь? -Эрих наклонился и коснулся мягким поцелуем губ юноши - словно давая обещание.
То, что Мир переживал о доставляемых его переездом хлопотах, о финансовом вопросе, было так трогательно! Он был таким чистым и невинным, совсем неиспорченным. И так хотелось надеяться, что эти черты в нем сохраняться и со временем. Майне понимал, что ему предстоит позаботиться о своем юном любовнике и помочь ему стать сильнее с возрастом, что нельзя его опекать как ребенка вечно, но так не хотелось, чтобы блондин утратил эту свою незамутненную искреннюю чистоту и стал прожженным циником, уже изрядно потрепанным неурядицами и жестоким миром.
Эрих разорвал поцелуй, чтобы закончить с помывкой и перебраться в уют постели. Он решил хотя бы сегодня не забивать себе голову продумыванием сложных схем переезда и переживаниями о том, как ему вести себя с Миром, чтобы ничего не испортить. Ему просто хотелось наслаждаться близостью этого юного оборотня, похитившего его сердце и ни о чем не думать. Хотя бы сегодня. Что он и сделал, отвлекая свое сокровище поцелуями и нежными ласками от тревожных дум и отвлекаясь вместе с ним, пока сон не сморил окончательно.

78

Столько нежности было в поцелуях и ласках Эриха, что плакать хотелось от счастья. И за что только этот подарок судьбы ему выпал? Лишь бы только не думать о том, что за любой белой полосой, как правило, идет менее приятный период и насколько сильной станет отдача... Ратмир боялся загадывать. Будет ли это пробуждение из сладкого сна здесь, от вразумлений отца или хватит силы воли и упорства настоять на своем и только там, в чужих землях придет разочарование? Понимание? Сожаление... Все ли будет так безоблачно, как казалось сейчас? Смогут ли они вместе преодолеть те сложности, что, без сомнения, должны возникнуть в новой для обоих обстановке...
Мир еще долго возился, не в состоянии уснуть, оценивал с той и с другой стороны и больше всего боялся разговора с отцом. Тот еще летом странно поглядывал на сына, а сейчас уже просто не останется и тени сомнений в том, что всегда такой примерный сын оступился. Самым страшным и позорным для семьи образом. Так и забылся только под утро, окончательно пригревшись под боком любовника.
Расставаться на следующий день просто не хотелось. В институте давно шли пары, а Мир не слезал с коленей Эриха, обнимая и целуя, оттягивая как только можно разговор с родителями. С отцом. Только вот никто кроме него не мог решить эту проблему и покинуть чужую квартиру таки пришлось. По дороге домой Рогозин выкурил ни одну сигарету, что не отбило запаха. Да и не ради этого старался - лишь бы только не сильно спасовать перед родителем. То, что тот дома был почти уверен - пары, в основном, были вечерами, а сегодня, как назло вообще что-то вроде методического дня...
Разговора не вышло. Владилен Сергеевич и слушать не хотел - только залепил сыну пощечину и шипел ругательства, лишь бы только не перейти на крики. Соседей дивить не хотелось - у Рогозиных всегда было тихо и спокойно. Да и позориться тоже. То, что заявил сегодня отпрыск моментально вывело из себя. Для этого ли воспитывали сына, чтобы тот стелился под мужика? Что-то бормотал про любовь! Профессор отказывался понимать, что такое вообще возможно. Последней каплей стало заявление мальчишки о том, что он намерен уехать. Далеко и навсегда. Мир и представить себе не мог, что у отца сорвет крышу и он поднимет на него руку. Сколько бы мать не ломилась в комнату, сколько бы не кричала - Владилен бил жестко и с упоением, дабы раз и навсегда вышибить из белокурой головушки содомитскую дурь. Больше они не разговаривали. Мальчишку заперли в комнате и почти что не выпускали. Мир истерил, кричал, молотил кулаками в дверь, теша соседей пищей для новых сплетен. Синяки с него сошли быстро - после первого же оборота - уже подумывал сигануть из окна, но, как назло, жили слишком высоко - побоялся расшибиться. Сестры дома так вообще будто не было. Только вечером тихо поскреблась в дверь и задала один-единственный вопрос:
-Ты правда его любишь?
Мир же сбивчиво и долго, пока родителей не было дома, рассказывал что значит для него Эрих. Щелкнул замок.
-Иди. Надеюсь, я не пожалею... - девчушка повисла на шее брата и крепко обняла, чмокнув в щеку. Вместе они быстро покидали в сумку кое-какие вещи, документы, немного денег из родительской заначки. Прощались быстро и скомканно. Ратмир и не думал, что будет уходить из родительской квартиры, как вор. Даже не попрощавшись, сбегая  в новую неизвестную жизнь.
Спустя полчаса он уже стоял на пороге съемной квартиры, кусая губы и теребя в руках ручки спортивной сумки, набитой хаотично чем не попадя.
-Я... готов. - выдавил, уставившись на носа зимних ботинок, не решаясь поднять взгляд на открывшего дверь Эриха.

79

Отпустив Мира домой, Эрих вплотную занялся подготовкой документов для переезда. Он позвонил нужному знакомому, уточнил варианты наиболее безболезненного переезда и список необходимых документов, а так же время и сумму, за которую их можно сделать. Мужчину интересовал минимум фальсификации, он не хотел, чтобы Мир оказался без возможности легально вернуться в свою страну, если этого пожелает. В итоге вся подготовка грозила занять до двух недель и влетела в приличную сумму, которую Майне озвучивать юноше не собирался. Благо, присутствия последнего для оформления почти не требовалась, так, по мелочам пара поездок.
Все переговоры заняли не так уж мало времени и сил, но Эрих то и дело поглядывал то на часы, то на телефон, а то на дверь. Мира долго не было, хотя он и не говорил, когда именно придет, но все равно Майне немного переживал, вдруг передумает? И чем дольше было ожидание, тем настойчивей лезли подобные мысли и тем больше волевых усилий требовалось, чтобы их отогнать, но мужчина повторял себе, что его сокровище не такое, что должен доверять ему, как тот доверяет самому тигру. И вот когда раздался робкий звонок в двери, Эрих даже не сразу поверил в его реальность. Но на пороге стоял такой родной и драгоценный блондин с сумкой вещей и разглядывал свои ботинки. Майне тут же заключил его в объятия и утащил в квартиру. Он чувствовал невероятное облегчение и счастье, и хотя понимал, что еще наобнимаются, но все равно какое-то время не мог заставить себя отпустить юношу, словно тот собирался внезапно сбежать.
Уже потом он расспросил Мира о разговоре с родителями и был огорчен результатом. Возникло некоторое чувство вины, что из-за него любовнику пришлось делать нелегкий выбор и ссориться с отцом, но что-то менять было уже поздно и он решил, что постарается сделать все возможное, чтобы на новом месте Миру было хорошо.
За время ожидания документов гуляли по городу мало - Эрих был не привычен к русской зиме и прогулки ему особой радости не доставляли, да и были опасения, что родители могут начать искать беглого сына. Правда, делать поездки все же пришлось - решать вопросы с документами, где требовалось личное присутствие. Но вот почти две недели пролетели и Майне, не веря своему счастью, ехал в аэропорт с Миром. Сначала им предстояло попасть в ГДР, у которой были лояльные отношения с Союзом, и уже оттуда в ФРГ, в Мюнхен - там у Эриха была квартира - просторная двушка, отделанная просто, но со вкусом.
По приезду оборотню пришлось окунуться в работу - его поездка оказалась дольше запланированной и нужно было разгребать завалы дел. Не миновала и его участь разговора с отцом, который был уже в курсе шашней сына. Вот только разговор прошел не так напряженно, как у Мира. Майне-старший хоть и был крайне недоволен выходкой сына со спешным переселением любовника и самим фактом его наличия, но вынужден был отступиться перед напором давно взрослого наследника. Эрих апеллировал к тому, что это его право - распоряжаться собственными деньгами на те развлечения, которые ему угодно, пока это не идет во вред клану и семье. На том и сошлись - отец обещал закрывать глаза на того, с кем живет его наследник, а тот в свою очередь обещал, что его увлечение белокурым юношей не скажется негативно на бизнесе и репутации семьи.
Вопреки желанию Эриха побольше времени проводить со своем сокровищем, получалось с трудом. Он подозревал, что любимый папочка постарался, но лишь сжимал зубы и терпел - побесится и успокоится, лишь бы ничего серьезней не устроил. Но все равно приползал домой уставший и уделять много внимания Миру сил не хватало, потому прогулку по городу удалось совершить лишь через несколько дней.

Квартира в Германии|закрыть

Спальня
http://lamcdn.net/the-village.ru/post_image-image/lRwAFImmUc0S8LaQgcFulA.jpg
Гостиная
http://v.img.com.ua/b/600x500/2/66/8995e211a857a60d08a282082c162662.jpg
кухня
http://ladyspecial.ru/images/2014/10/01/2cabc1c16018f80e7e121ae63ade0da9.jpg

80

Сколько нервов было потрачено за эти недели... Миру до последнего казалось, что ничего не получится, все сорвется в последний момент, но Эрих умел решать вопросы. Страшно было представить сколько денег было потрачено на белокурого любовника, чтобы выправить все нужные документы, получить разрешения и, наконец-то, оказаться в терминале аэропорта. Там его затрясло еще сильнее, особенно перед таможенником, который ставил печать в паспорт. Впрочем, визит  в дружественную страну не должен был показаться таким уж подозрительным. Мало ли зачем студент туда летит? Может, по обмену. Пусть такое пока что случалось и редко, но уже имело место быть на волне всеобщей любви между двумя народами.
В самолете его вообще чуть инфаркт не хватил - так и сидел, словно чурбан, весь перелет до... новой жизни. Считанные сутки отделяли Рогозина-младшего от самой большой ошибки в жизни или, во что хотелось бы верить, от самых счастливых моментов. Благо поддержка Эриха не давала полностью скатиться в панику, но, кажется. Мир начал отчетливо понимать что натворил. Не жалел, что выбрал тигра, но совершенно новая реальность обрушилась с неумолимой силой, стоило покинуть самолет и оказаться на улицах чужого города. Абсолютно все было иным, словно оказался на другой планете - дома, атмосфера, люди, язык... Как он собрался здесь жить? Как будет искать работу пусть даже хотя бы тем же официантом? Без знания языка? В первом же заказе напартачит так, что выгонят взашей. Сколько пройдет времени, прежде чем освоится и с языком и с новыми правилами жизни? Сколько десятилетий уйдет на то, чтобы стать своим? Останутся ли они по-прежнему вместе или отец был прав - их "отношения" закончатся чрезвычайно быстро и блондин окажется на улице без знакомых и средств к существованию в совершенно другой стране.
Когда они наконец-то добрались до квартиры Майне, мальчишка буквально валился с  ног. Хотелось просто упасть в постель и забыться долгим сном - эдак на пару дней, чтобы восстановить и физические и моральные силы. Даже не было особого интереса к обстановке в квартире, где им предстояло жить. Вместе.
Потянулись наполненные тревогой унылые и однообразные будни. Мир сидел дома, не рискуя выходить на улицу, а Эрих работал, разгребая накопившиеся за время отсутствия дела. Мальчишка пытался смотреть телевизор, листать книги с абсолютно незнакомыми буквами, смотреть в окно на прохожих... И курил, курил, курил... Пытался что-то делать по дому, но, поскольку не был особо приучен именно к уборке, получалось не очень. Готовил, что мог, не будучи уверенным, что Эриха вскоре не заворотит от подобного "разнообразия". Пытался быть полезным во всех отношениях, сладко прижимаясь ночами к любовнику и не требуя от него ласк - тот и без этого был выжат словно лимон. Блондин ждал чего-то и терпел, терпел и ждал, встречая с неизменной улыбкой на губах любимого человека, интересуясь прошедшим днем, а следующим вновь занимал свое место на подоконнике с очередной пачкой сигарет.
Вскоре Эрих устроил его на языковые курсы и жизнь стала несколько разнообразнее. Новые знакомства, хоть какое-то занятие, чтобы не скатиться в депрессию. Теперь маршрут пролегал до языковой школы и обратно, иногда мимо магазина, в который по первости заходил исключительно с любовником и смотрел какие продукты тот выбирает, чтобы не взять чего-то не того. Понемногу втягивался, обживался, но в душе чувствовал себя сапером, идущим по минному полю. Ему уже даже начало казаться, что за ним кто-то следит и это медленно, но верно превращалось в паранойю. Когда же на улице к нему подошел весьма солидный мужчина и начал что-то лопотать, блондин едва не ударился в бега. Незнакомец же затолкал свою визитку и поспешил откланяться, странновато поглядывая на парня.
Вечером, сидя за ужином, Мир никак не решался рассказать о произошедшем. Не был уверен, что стоит беспокоить Эриха своими мелкими проблемами. Или не мелкими? Ирбис не был уверен, что не влип в очередную историю - чем все закончилось с дядей для него так и осталось тайной за семью печатями. Нашли того или нет и не продолжает ли он копать под племянничка и его сожителя.
-Я тут... на улице дали... не знаешь что это? - таки выдавил, сильно волнуясь. - Он вроде бы что-то про работу говорил... я плохо разобрал.

81

Помимо завалов с работой, которые он привычно разгребал, Эриха так же немало тревожил Мир. Мужчина был морально готов к тому, что переезд ирбису может даться не легко и что ему потребуется время, чтобы привыкнуть, но все равно переживал. Вопреки тайной надежде, курить юноша так и не бросил, наоборот, стал, кажется чаще и больше. Для Майне это было чем-то сродни лакмусовой бумажки состояния любовника - раз снимает таким образом стресс, значит, есть от чего ему появляться.
Эриху хотелось как-то поддержать Мира, проводить с ним больше времени, но оставить работу он не мог, потому, что понимал - так будет только хуже. Да и юный оборотень должен преодолеть этот этап своими силами, с поддержкой, но сам. Тем не менее, все свободное время Майне посвящал своему белокурому сокровищу, находя силы для того, чтобы улыбаться ему и дарить ласку и внимание, а не валяться усталым бревном на диване. Когда выдавались выходные или получалось прийти не слишком поздно, Эрих показывал Миру город, рассказывал легенды и всякие забавные истории из своей жизни, связанные с конкретными местами. Так же в адаптации немало помогали языковые курсы, пусть успехи и были для начала скромные, но уже лучше, чем ничего. По-хорошему стоило найти юноше какое-нибудь занятие, но большая часть таковых требовала опять-таки знания языка, потому оставалось только ждать. Впрочем, Мир и сам себя старался занимать делами по дому, хотя получалось и не очень, но вполне сносно и Майне ценил такое проявление заботы.
Как-то за ужином Мир сказал, что к нему подходил какой-то незнакомец и дал визитку, толкуя что-то о работе. Эта новость несколько взволновала Эриха, вызывая внутренне желание ощетиниться и встать горой за свое сокровище, а лучше спрятать ото всех, но он заметил, что блондин и сам переживает, а потому поспешил взять себя в руки.
- Давай-ка поглядим, что тут... - мужчина взял визитку одной рукой, читая ее содержимое, в то время как второй погладил любовника по запястью, успокаивая и показывая, что все в порядке и все правильно сделал, что сказал. - Хм, тут написано про модельное агентство, а герр Штайнер в нем один из менеджеров, - Майне посмотрел на собеседника и чуть улыбнулся. - Похоже, тебе хотели предложить попробовать себя в модельном бизнесе - внешние данные у тебя подходящие. Что ты об этом думаешь? Хочешь фотографироваться для журналов и ходить по подиумам, демонстрируя одежду? - индустрия моды, соседствующая с шоу-бизнесом, на взгляд мужчины была той еще клоакой, но он решил, что не станет навязывать своего мнения Миру, ведь сам обещал дать ему возможность найти свое призвание, а для этого надо попробовать все, что захочется. В разумных пределах, конечно. А его задача в этом будет поддержать и проследить, чтобы блондин никуда не вляпался. Это сложнее, чем посадить на цепь и сказать "нет", но Эрих не привык ходить легкими путями. - В общем, подумай пока, а если захочешь, я узнаю, что это за агентство, сходим на пробы - я подстрахую, чтобы было все чисто. Но, думаю, стоит пробовать попозже - когда с языком немного освоишься, чтобы понимать, что от тебя хотят.

82

Мир очень волновался, прежде чем завести этот разговор - кто знал как может отреагировать любовник! Может, укажет, что его место дома и ни о чем слышать не желает и что тогда делать? Попалась мышка кошке! Не пешком же домой возвращаться. Хотя там, по сути говоря, его и не особо то ждали с распростертыми объятьями. Сам бы не вернулся - гордость не позволила бы признать свою ошибку. Впрочем, то были страхи, которые пока что не имели под собой никакого основания, но то и дело возникали в светловолосой головушке.
-То есть? И все? Позировать в одежде? - для него было странновато и на языке вертелся главный вопрос - "А за это хорошо платят?", но так и не задал его, чтобы не вызывать излишних сейчас вопросов. - Я подумаю пока что, да... Честно говоря, не знаю возьмут меня или нет. Наверное, он подумал, что я душевнобольной - так шарахнулся от него в сторону. Едва не убежал, сверкая пятками и пялился, как на восьмое чудо света, потому что абсолютно ничего не понял из бесконечного потока слов. Почти ничего. - ирбис покраснел. Успехи на поприще изучения столь необходимого даже для повседневной жизни языка были не особо впечатляющими. Возможность же хоть немного стать самостоятельным, ускользнуть от финансовой зависимости настолько воодушевили и подстегнули юного оборотня в изучении языка, что он вцепился в учебники с возросшим в разы энтузиазмом. И пусть от акцента некуда было деться и вообще мальчишка стеснялся лишний раз слово сказать, чтобы не опозориться, запутавшись в грамматических конструкциях, но он настырно продвигался вперед, читая все, что попадется под руки и почти что не расставался с весьма внушительным словарем.
Спустя пару месяцев, при поддержке Эриха, таки решился на эту авантюру и посетил агентство. Герр Штайнер не сказать чтобы уже ждал его, но вроде как был рад, что спустя столько времени мальчишка решился. Тут, правда, всплыли проблемы иного рода - выросший в глухой сибирской глубинке, Мир абсолютно не умел ни позировать, ни правильно двигаться. Мужчина, правда, вцепился в  блондина и убеждал его, что ничего непоправимого в этом нет и всему люди учатся.
В очередной раз в омут с головой. Рогозин раз за разом испытывал судьбу, ввязываясь в непостижимые для него прежнего обстоятельства. Поначалу и правда было тяжело - герр Штайнер оказался тем еще садистом и заставлял отрабатывать движения, следить за осанкой и выполнять кучу всяких упражнений, чтобы на худеньком юношеском теле появился хоть какой-то рельеф. Вот тут Мир окончательно забыл про свои проблемы - хватало сил только из студии доползти до дома и как-то все это совместить с курсами, которые забросить просто не имел права.
В доме все чаще и чаще стали появляться полуфабрикаты, расти горы газет или сброшенной где попало одежды. Сил и времени не оставалось, но мальчишка чувствовал себя занятым, не нахлебником и с первыми съемками спустил весь свой пока что скромный гонорар на ужин в домашней обстановке при свечах и с бутылкой какого-то шампанского. Этикетка приглянулась в магазине.
Обучение быстро сменилось полной загрузкой на работе - менеджер трудился как пчелка, пропихивая своего протеже везде, где только можно было, старался раскрутить как можно быстрее и взяться уже за солидные, крупные проекты.
В один из вечеров Мир буквально влетел в квартиру, еще с улицы заметив, что свет включен. Значит, Эрих уже был дома.
-Я скучал! - муркнул в шею, накинувшись на мужчину сзади и повиснув на нем буквально как мартышка на пальме. - У меня серьезные съемки! Представляешь!? А потом - банкет! И мы приглашены. Оба. Я настоял. - юноша покрепче вцепился в тигра. - Спасибо тебе... - влажный язычок лизнул кромку ушка мужчины. - Ты ведь пойдешь со мной, да?
Впрочем, серьезные съемки оказались адом адским и все, что происходило раньше скорее походило на детские развлечения. Рогозин думал, что упадет где-нибудь или начнет огрызаться на менеджера, устроившего ему такую подлянку. Впрочем, вознаграждение того стоило, да и банкет стал своего рода утешением.
Кое-как пережил, отоспался дома почти что сутки и стал ждать с нетерпением вечера пятницы, чтобы выйти в свет с человеком, которого любил.

83

От Эриха не укрылось, как после давнишнего разговора о модельном агентстве возрос энтузиазм Мира к изучению языка. Такое внезапное рвение порождало в голове неприятные мысли и вопросы, но мужчина не давал им волю, а решил порадоваться, что хоть что-то выдернуло юношу из прежнего состояния. Со своей же стороны Майне старался всячески помогать в освоении языка и тормошил ирбиса чаще и больше говорить самому, а не только читать и слушать.
Когда Мир высказал желание все же попытать счастья в давешнем агентстве, Эрих, как и обещал, пошел с ним вместе. Он заранее проверил потенциальное место работы своего сокровища и не нашел за ним ничего криминального. Тем не менее, отпускать юношу одного не стал, мотивируя тем, что тот еще не достаточно хорошо владеет языком и может чего-то не знать и не понять в обсуждении условий работы. На самом же деле своим присутствием Майне желал ненавязчиво дать понять менеджерам, что мальчик под присмотром и что даже думать в его сторону о чем-то непристойном не стоит, при этом открыто их отношения он не афишировал, не желая ставить Мира в неловкое положение шепотками за спиной.
Появившаяся у юноши работа довольно скоро внесла перемены в их совместный быт. Мир теперь реже бывал дома, больше уставал, но и меньше тосковал. Эрих ощущал легкую ревность от того, что какая-то работа смогла сделать то, что не получилось у него, но он напоминал себе, что это ради него оборотень рискнул все бросить и уехать в неизвестность, а не ради работы. Так же в доме начали появляться полуфабрикаты и расти горы брошенных где попало вещей, с чем Майне расправлялся привычным ему способом - заказывал еду на дом и вызывал домработницу. Первое время он немного переживал из-за работы Мира, но постепенно успокоился - кажется, блондину там нравилось и дела шли хорошо. Главное, чтобы все это не влияло в худшую сторону на их отношения - нежные и пылкие чувства к блондину постепенно не угасали, а только крепли.
В тот вечер юноша вернулся поздно, но сразу примчался к хлопотавшему на кухне Эриху. Он говорил о съемках и приеме так радостно и бодро, что невольно хотелось улыбаться, а от его благодарности защемило сердце. Мужчина обернулся и заключил белокурого оборотня в объятия.
- Конечно, пойду. Разве я могу оставить тебя на съедение местным ценителям прекрасного, мое сокровище?
Не смотря на собственную тяжелую трудовую неделю, приема Майне ждал, как возможности выйти в свет со своим возлюбленным. И пусть они не могли ходить все время под ручку и вынуждены были соблюдать приличия - но все равно был рад невероятно от того, что Мир рядом.
В зале, где проходил прием, было людно. Многие из присутствующих были из модельной и шоу индустрии, лишь немногие пришли, как он сам, за компанию. В зале мужчина позволил своему любовнику свободно общаться с многочисленными претендентами на его внимание, сам же наблюдал со стороны, то и дело появляясь в компании юноши, включаясь в разговоры. Эрих и тут явно не демонстрировал, что это его мальчик, но в то же время показывал потенциальным охотникам за блондином, что место рядом не свободно, отваживая слишком уж рьяных претендентов. А их оказалось немало - Мир, благодаря свое нетипичной для немцев внешности, быстро стал популярным и потенциальные пассии обоих полов вились вокруг него, как пчелы вокруг цветка.
Встретились на приеме и знакомые самого Эриха с которыми он не отказался перекинуться парой слов. После одного из разговоров мужчина обнаружил, что Мира нигде нет в зале. Это немного беспокоило, так как алкоголь тут лился рекой, а непривычный к возлияниям юноша уже был прилично захмелевший, когда мужчина его видел в последний раз. Мучимый недобрыми подозрениями, подпитываемыми оказываемым оборотню вниманием, Эрих отправился на поиски - помимо банкетного зала были еще прилегающие коридоры и ниши, а то и комнаты, где можно было бы уединиться для приватного общения.
В одном из таких приватных уголков, Майне и нашел свое сокровище. Мир общался с каким-то парнем, они оживленно что-то обсуждали, вот только рука его собеседника то и дело касалась то руки самого юноши, то его поясницы или спины. Терпеть такую наглость Эрих не собирался, а потому вмешался в разговор, ловко притягивая блондина к себе и мягко обнимая, но взглядом давая недосопернику понять, что лучше свалить подобру-поздорову, пока не лишился каких-нибудь частей тела. И, пока у того не возникло лишних геройских порывов, повел Мира прочь, что-то вещая о том, что его там в зале кто-то разыскивал. Вот только повел он юношу не в зал, и, как только поблизости не оказалось лишних глаз, ловко увлек в какой-то полутемный коридорчик. То, как жадно и вожделеюще на блондина смотрели другие, а некоторые даже лапали, будило в оборотне желание показать им всем, чей это мальчишка, чтобы раз и навсегда отвадить. До сейчас он еще держал себя в руках, но последняя сцена опасно приблизила миг безумной реализации желаний. Вот только бы найти для начала местечко поукромней... Таковое вскоре обнаружилось в виде колоннады вдоль стен, где оказалось удобное спрятаться от лишних глаз, затаившись в нише. Там Эрих впился жадным поцелуем в губы юноши, руками откровенно его касаясь, прижимая к собственному телу, забираясь под одежду. Смесь из алкоголя и ревности вызывала непреодолимое желание овладеть своим сокровищем прямо здесь и сейчас, ощутить жар его тела, услышать едва сдерживаемые или совсем несдержанные стоны, отметить собой, чтобы никто не смел тянуть свои лапы к нему.

84

Вечеринка подобного рода была для юного оборотня вновинку. Сначала безумно стеснялся, но чем больше проходило времени, чем больше было опробовано разных коктейлей, тем проще стало общаться с совершенно незнакомом языке, не беспокоиться насчет ошибок и мило улыбаться, если вдруг что-то непонятное слышал. Наверное, уйдет ни один год, чтобы ирбис смог наконец-то овладеть чужим языком на нормальном уровне. Эрих то и дело появлялся рядом, подбадривал своего любовника одним только присутствием в зале и заставлял остро желать сказать всем, что же связывает их. Пусть все знают.
Взглядов, направленных на него не замечал - слишком неопытным был в этом плане. Его никто и никогда не добивался, да и отношения с Майне скорее были в его понимании исключением, нежели чем-то обыкновенным и нормальным. Вот и пошел без задней мысли за новым знакомым, у которого якобы голова раскалывалась от всего этого шума. Рогозин и сам, честно говоря, уже подустал и хотел очутиться в более спокойном месте. Поискав взглядом Эриха, заметил его беседовавшим с каким-то солидным господином и, без задней мысли, пошел за Томасом.
Ничего не значащий разговор за очередным фужером шампанского, шуточки, легкие прикосновения, шутки. Блондин явно был слеп и не замечал явного интереса немца к своей персоне и, в первые моменты, когда внезапно появился Эрих, даже не понял что к чему и зачем оборотень столь откровенно прижимает к себе любовника. И только стоило им оказаться в более-менее уединенной обстановке, как запоздавшее осознание буквально осенило.
Жадно отвечая на поцелуи, постанывая и всхлипывая от удовольствия, прижимаясь к мускулистому телу, Мир думал о том, что его ревнуют и это безумно возбуждало. До одури. Готов был отдаться прямо здесь, рискуя быть пойманными с поличным в любой момент. Да и без разницы, когда сознание просто зашкаливает от переизбытка кипящих в крови возбуждения и алкоголя.
-Боже, Эрих... возьми меня... - стонет, выгибаясь и подставляя под обжигающие поцелуи шею. - Пометь меня... я твой, только твой... ничей больше... твой... - сам уже почти вытащил рубашку Эриха из-за пояса брюк, шарил по коже, то и дело спускаясь к паху мужчины, сжимая его плоть ладонью. - Пометь меня... - полубезумный взгляд потемневших серых глаз. - Кусай... по-настоящему...до крови... - шустро расстегивает на своей рубашке пуговицы и сдергивает ее с плечей, обнажая шею, поворачиваясь спиной. И пусть так не принято, пусть они не животные, но так хотелось хотя бы на какие-то жалкие часы носить на себе его метку. Настоящую, различимую. Жаль, что регенерация сотрет ее, но кто же запрещает обновлять столь желанную метку? Знак принадлежности почему-то ставший столь необходимым.

85

Мир был явно пьян, но от того стал еще более отзывчивым и пылким. Словно ждал именно этого момента весь вечер и сейчас, дорвавшись, стремился получить все как можно скорее. Конечно, тут было не самое лучше место для любовных игр, их могли заметить, но от этого легкого ощущения опасности кровь закипала сильнее, и Эрих ощущал себя почти мальчишкой, порывистым и несдержанным. Погрузиться с Миром в сладкое безумие запретного было слишком соблазнительно, особенно когда тот так откровенно льнет к нему, ласкает руками и предлагает себя.
- Мой... - прошептал Майне на ухо юноши и прикусил его за краешек. Руки скользнули по бокам, забрались под рубашку, чтобы огладить живот, а затем легли на пояс штанов, расстегивая. Вожделение накатывало жаркими волнами, подстегиваемое адреналином, подталкивало скорее реализовать свои желания, без долгих прелюдий и томительных нежностей. Все это можно сделать дома, потом, сейчас же хотелось дать выход обуревающей страсти, сделать своим это невероятно соблазнительное создание.
Расстегнув штаны Мира, он тут же нырнул рукой за резинку его трусов, сжимая ладонью член, оглаживая вдоль ствола. Второй рукой мужчина принялся стаскивать штаны вместе с бельем ниже, оголяя соблазнительные ягодицы. Он сжал ладонь нежную половинку, потискал и слегка шлепнул. Собственная плоть уже давно упиралась в ширинку, требуя внимания, из-за чего пришлось ненадолго отвлечься от любовника, чтобы расправиться с собственными штанами. Что не помешало Эриху прижимать юношу к колонне грудью и покусывать его соблазнительную шейку сзади.
Освободив свой член, Майне принялся тереться им о поясницу и ложбинку между ягодиц любовника, раздразнивая его и себя, в то время пока руки искали в кармане тюбик с кремом в качестве смазки. Мужчина был предусмотрителен и сейчас это оказалось очень кстати. Выдавив на пальцы скользкую субстанцию, он тут же принялся смазывать вход с тело юноши, нетерпеливо лаская, проникая пальцами внутрь. Несмотря на обжигающее вожделение, быть слишком грубы или травмировать Мира не хотелось, даже зная, что все потом быстро заживет.
- Люблю тебя, мое сокровище, - прошептал он на ухо юноши, щекоча своим дыханием, а влажный от смазки член скользнул по ложбинке между ягодиц и уперся в аккуратную дырочку входа. В следующее мгновение Эрих сжал любовника в своих руках и впился зубами в основание его шеи на месте перехода к плечу, сильно и резко, прокусывая до крови. Одновременно с этим он толкнулся бедрами вперед, проникая сразу и до конца.
От вскрика Мира и дикого, почти животного удовольствия, с губ оборотня сорвалось глухое урчание. На губах ощущался солоноватый привкус крови и пьянил он не хуже афродезиака. Мужчина тут же принялся зализывать пострадавшее место, давая привыкнуть к своему присутствию внутри. Почувствовав, что мышцы обхватывают его уже не так судорожно, Майне начал двигаться, сжимая Мира в объятиях. Сначала толчки были плавными и глубокими, но постепенно становились все быстрее и резче, и под конец он почти вколачивался в белокурого любовника. Одна рука шарила по животу и груди, то и дело сжимая и поддразнивая соски, в то время как вторая подрачивала член в такт толчкам. Не в силах оторваться от одуряющего запаха кожи, Эрих то целовал шею юноши, то покусывал его за затылок, в порыве страсти порой прихватывая слишком ощутимо.
Финал не заставил себя долго ждать, накрывая сносящей крышу волной. С губ сорвался глухой стон, окончившийся новым укусом, лишь чуть слабее чем первый. В этот момент для Эриха больше ничего в мире не имело значения, кроме затопившего сознание марева дикого наслаждения и белокурого сокровища в собственных руках.

86

Ради таких ощущений стоило умереть. В жизни блондина не было "еще никогда и никто" - Эрих во всем был первым, важным, главным и незаменимым. Любимым безо всяких оговорок - жарко, трепетно и безоглядно, он значил для него все, заменил весь мир собой, отодвинув даже семью куда-то на задний план. Сегодняшнее же безумство стало одним из выражений глубины и искренности чувств.
Мальчишка не сдержал вскрика от укуса и одновременного проникновения. Возбуждение и без того жарким ядом разливавшееся по жилам стало пуще прежнего сводить с ума. Мира уже не волновало где они и чем, по сути говоря, заняты - для него существовали лишь уверенные и умелые прикосновения любовника, его сильное тело, прижимавшее к прохладе колонны собственное  и яркий пожар метки на плече. В эти пьяные минуты юноша ощущал себя самым счастливым существом на планете, полностью растворяясь в неге.
Остатками сознания он еще пытался держать себя в руках, чтобы не стонать громко и не привлекать к себе излишнего внимания - пытался зажимать рот рукой и, в конце-концов, просто вцепился зубами в рукав собственной рубашки, тихо поскуливая и всхлипывая, подаваясь навстречу четким и ритмичным проникновениям. Томный вздох  и сладкая дрожь, тугая пружина распускается, пачкая липким и теплым семенем руку любовника, сжимая тугими стенками его плоть внутри. Кажется, они кончили одновременно и, прижимаясь спиной к сильной мускулистой груди, мальчишка упивался накатившей негой и звуками бешеного биения сердца самого дорогого человека в мире.
-Я люблю тебя... - запоздало шепчет, изворачиваясь в его объятьях и крепко обнимая за талию. - Безумно люблю... Я - твой и только твой, пока не прогонишь. Верь мне.- ласкается к мятой, в уже непотребном виде рубашке и, чуть отстранившись, дрожащими от переизбытка эмоций руками принимается приводить себя в порядок, подтягивая брюки вместе с бельем, скользя шальным взглядом по просто непередаваемо возбуждающе выглядящему старшему оборотню, его еще не опавшей плоти... Если бы только они были дома, то Мир несомненно проявил бы инициативу и продолжил, но не здесь и не сейчас... - Надеюсь, что никто не обидится, если мы уйдем по-английски? Хочу побыстрее оказаться подальше отсюда, дома... с тобой. Я еще не насытился тобой и, надеюсь, ты не будешь против маленького продолжения? - коротко целует губы, обвивая шею руками, не обращая внимания на то, что прервал процесс одевания мужчины. Не удерживается и жадно припадает к его рту, сминая в нетерпеливом и страстном поцелуе губы любовника, не желая отстраняться. Насладившись, отступает на шаг и смущенно улыбается. - Прости... ты слишком... нам пора. - краснеет от собственной несдержанности, но никак не от того, что буквально минуту назад готов был сорвать голос в стонах под ним. Блондин не боялся прискучить - просто не думал об этом и любил открыто, искренне, самозабвенно, предпочитая жить сегодняшним днем и не думать о будущем, которое, как правило, не столь безоблачно, как того хотелось бы.

87

В любовных играх Мир был таким отзывчивым и ненасытным, что Эрих не раз поражался, как никто прежде не разбудил эту пылкую натуру, и радовался, как повезло ему самому. И ему хотелось верить словам любимого, ведь они делали его еще счастливей. А уж от того, какими жаждущими глазами смотрел на него юноша, крепло желание не терпеть до дома, а наброситься на него еще раз прямо тут. Однако Майне понимал, что судьбу лучше лишний раз не искушать, и если пока их никто не заметил и не потревожил, то не значит, что так все время и будет. В итоге пришлось себя кое-как приводить в порядок, то и дело охотно отвлекаясь на льнущего за новой порцией ласк Мира. А вдобавок тот так очаровательно смущался и краснел, что все старания по приведению в порядок могли вот-вот рассыпаться прахом.
- Думаю, никто не обидится, если мы сейчас уйдем, - отмахнулся мужчина, счастливо улыбаясь. Затем наклонился к любимому и прошептал:
- Я ведь тоже еще не насытился и желаю добавки ничуть не меньше тебя, - он прихватил губами краешек аппетитного ушка, обнял Мира за талию и повлек в сторону выхода, посматривая, чтобы никому не попадаться на глаза хотя бы до зоны основного празднования. Оттуда улизнуть было уже сложнее, но они все же добрались сначала до машины, а потом и до дома, чтобы продолжать начатый банкет до самого утра.

Не смотря на то, что на недавнем приеме Мир пользовался популярностью у представителей мира моды, Эрих старался радоваться тому, что его любимый строит свою карьеру и дела у него идут хорошо, и пытался не думать о тех жаждущих взглядах, которые кидали другие на его сокровище - ведь Мир сам сказал, что его любит и ему больше никто не нужен. Этим словам хотелось верить и он верил, ведь юноша ему доверился, покинул ради него семью и дом, разве имеет он право сомневаться в ирбисе?
Однако был тот, кого подобное положение дел не устраивало. И хотя Майне-старший обещал оставить сына в покое, но все оставлять на самотек не собирался. Да, сам лично он никак не вмешивался в жизнь Эриха и его любовника, так как нареканий на работу наследника не было. Тем не менее, ему хотелось видеть рядом с сыном благородную тигрицу и маленьких тигрят, а не какого-то мальчишку. Пусть пока они вместе и счастливы, но так ли надолго? Пока мальчишка нуждается в его сыне, все будет в порядке, но как только построит свою карьеру и станет известным, так ли все и останется? Это он пока невинный цветок, а потом превратится в матерого хищника, захочет большего и покусится на благосостояние их семьи. Доводить до этого явно не стоило, и заботливый отец решил чужими руками показать своему сыну, что пригрел на груди змею. Ведь сейчас расстаться с мальчишкой ему будет проще, чем потом, когда успеет привязаться - надо только заставить блондинчика показать свое истинное лицо.
Для реализации задуманного Фридрих Майне нанял одного известного ему мошенника, специализирующегося на любовных аферах. В область интересов мошенника по ряду причин попадали в основном женщины, но от предложения соблазнить парня, тот отказываться не стал. Выбранный кандидат на Эриха совсем не походил - он был темпераментным и харизматичным испанцем, на вид ему было лет 25-27, хотя на деле в несколько раз больше, так как он же был оборотнем, рысью.
Через некоторое время Рауль Энья Фернандез внедрился в модельную тусовку. Благодаря своей экзотической для немцев внешности, а так же своему артистизму и умению ладить с окружающими, он довольно быстро стал участвовать в модных показах и съемках, где и пересекся с Миром. С юношей Рауль был общительным и в меру настойчивым, стараясь привлечь к себе его внимание. Он мотивировал свою тягу к контакту с блондином тем, что тот тоже здесь чужестранец и это их сближает, а если стать приятелями - будет не так одиноко, говорил, что они друг друга могут понять лучше, чем те, кто никогда не покидал родного дома. Так же он говорил, что Мир ему приятен тем, что не похож на всех этих напыщенных павлинов и высокомерных куриц модельной тусовки, что в нем чувствуется что-то настоящее, человечное. О себе Рауль рассказал, что его семья в Испании довольно влиятельная и состоятельная, но ему надоел постоянный контроль со стороны родни, то, что его "пропихивают" по карьерной лестнице, поэтому он решился уехать в совершенно чужую страну, чтобы добиться чего-то самостоятельно, доказать это родным и себе.
С Миром Рауль старался пересекаться вроде бы случайно, но все чаще, то и дело приглашая прогуляться или посидеть где-то. Он проявлял к ирбису искренний и живой интерес, а на деле изучал и ловко пользовался своим многолетним опытом, чтобы войти в доверие и вызвать к себе симпатию, для начала дружескую. А уже затем можно будет перейти к основной части плана и соблазнить.

88

Мир был счастлив как никогда. Все шло просто замечательно - и карьера, и личная жизнь. Грех было жаловаться, да и наконец-то стали появляться знакомые и друзья, которых так не хватало все эти долгие месяцы почти что затворничества в квартире тигра. С кем-то он просто общался во время съемок, ходил обедать в кафешки или даже пару раз прогуливался по старинным улочкам города, а с кем-то сблизился настолько, что понемногу стал забывать об остальных.
Рауль незаметно, очень ненавязчиво и плавно вошел в жизнь парня и занял там весьма весомое место. Пусть и выглядел несколько старше, но был определенно более взрослым и опытным и, к тому же, интересным собеседником. Время  с ним летело незаметно и блондин стал возвращаться домой уставшим от вечерних прогулок и довольным чуть ли не в одно время с Эрихом. Испанец умудрился  занять все те свободные минуты, что оставались после работы, они вместе исследовали новые закутки и улочки города, открывали новые кофейни и парки. Обоих снедало желание перекинуться и побегать в своем животном обличии, но в пределах парка это было просто нереально. Даже не стоило рисковать в ночное время - мало ли кто мог засечь двух диких животных!
Парень не замечал того, насколько тонко и умело Рауль взял его в оборот. То и дело за ужином или в постели, после жаркого секса нет-нет да рассказывал о том, как провел день со своим новым другом и даже в мыслях не было, что это может каким-то образом задеть Эриха. Он оставался все тем же горячо любимым, единственным и неповторимым оборотнем в то время как испанец не воспринимался как предмет воздыханий. В этом отношении позиции тигра были нерушимы, но не заметить явного увлечения блондина общением было сложно.
О том, что у Эриха предвидится командировка Мир знал заранее и, видимо, случайно проболтался об этом испанцу. Стоило только Майне уехать, как на следующее утро на пороге его квартиры появился вездесущий Рауль с весьма заманчивым предложением поехать на выходные за город и дать волю второй ипостаси. Парень в этом не увидел ничего предосудительного и моментально согласился, покидав в сумку смену одежды на всякий случай.
Как же давно он не был на природе! Выбравшись из автобуса, блондин вдохнул полной грудью свежий воздух и улыбнулся, подумав о том, что стоит предложить Эриху вдвоем куда-нибудь тоже съездить. Домик в лесной глуши на пару дней стал бы замечательным местом уединения для двух любящих друг друга сердец.
Каким же было его удивление, когда Рауль привел его примерно к такому же домику, как и мечталось. Ну а где, как ни в глуши можно  без особых опасений побегать в звериной форме?
Не смотря на то, что испанец воспринимался исключительно как друг, раздеваться при нем постеснялся и оборачиваться ушел в другую комнату и, спустя какое-то время, вышел уже ирбисом, готовым к безрассудствам и баловству на лоне природы.

89

Рауль уже не первую неделю работал над заказанным "объектом". Он подключал весь свой шарм, но парнишка не велся. То есть заручиться дружбой и симпатией оказалось довольно просто, а вот дальше дело встало. Имевший немалый опыт в любовных делах, оборотень на интуитивном уровне чувствовал, когда его хотят или когда можно к этому подтолкнуть, тут же было глухо. Будь блондинчик выбранной им самим жертвой, возможно бы и отступился, поискал кого попроще, но тут платили и отступать было не комильфо. Тем более, что клиент ждал результатов и был недоволен их отсутствием.
О том, что любовничек его "объекта" уедет в командировку Рауль знал заранее - заказчик сообщил, намекая тем самым на переход к более решительным действиям и результатам. К провокации аферист подготовился заранее, удобрил "почву" разговорами и забронировал домик на пригородной базе отдыха, чтобы в нужный момент не случилось осечки. Дальше все шло как по маслу, Мира даже не пришлось уговаривать и вот они уже ехали в сторону базы отдыха. База, кстати, была выбрана не случайно - там как раз находились те, кто мог бы их увидеть и передать любовничку блондина, с кем и где тот проводит время в его отсутствие. Хотелось надеяться, что все прежние маневры и богатая фантазия сынка его нанимателя сделают свое дело и раздор в отношения будет внесен.
По приезду на место блондин скрылся в отдельной комнате, чтобы раздеться и перекинуться, вызывая невольное умиление Рауля. Как на показах переодеваться, так можно, а тут стесняется? Но ничего, скоро от этой чистой невинности не останется и следа, уж он постарается! Сейчас же Рауль, как и его спутник, разделся и перекинулся, чтобы явиться в облике пиренейской рыси, пятнистой как леопард, но с характерными кисточками на ушах и коротким хвостом. Габаритами с ирбисом они в целом совпадали, а потому тот вскоре был увлечен в активные контактные игры, которые едва ли мог позволить себе его более крупный кошачий любовник без риска придавить. Игры были призваны расслабить и расшевелить юношу, вызвать в нем желание тактильного контакта, свойственное многим кошачьим. В целом забавы были невинными, но порой становились уж очень близки к заигрываниям - Рауль то как бы невзначай терся о своего партнера, то нежно покусывал, а то прижимал его земле и валялся вместе с ним.
Вернулись в итоге под утро, уставшие, но довольные. Немного выспавшись, Рауль специально встал раньше Мира и принялся готовить завтрак. Готовил, к слову, он очень даже неплохо, так как нередко пользовался этим, чтобы произвести впечатление на объект очарования. Вот и сейчас он занялся готовкой, предварительно, еще в давнишних беседах вызнав вкусовые пристрастия блондина. Он словно бы показывал, что ничего не забыл и ему важно то, что касается отдельной симпатичной ему личности.
После завтрака была намечена первая провокация. Воспользовавшись подходящей ситуацией, Рауль подкрался к Миру и, как бы в шутку, принялся его щекотать, провоцируя тем самым на продолжение контактных игр, но уже в человеческом облике. Продолжая шалость, аферист ловко переместил блондина к дивану, чтобы на него повалить, продолжая щекотать. Затем он прекратил, чуть отстранился, заглядывая в серые глаза юноши. Пара мгновений взгляда и вот он уже накрывает своими губами его, пылко и умело целуя.

90

Давно Мир не чувствовал себя настолько гармонично! Бетонные джунгли неимоверно давили на парня, не давая второй, животной, натуре вырваться на свободу. Это безумно расстраивало - словно не владел  половиной своего тела. Впрочем, особо страдать не было времени, а то непременно попросил бы Эриха выехать куда-нибудь и порезвиться от души. Надеялся, что и в этой стране есть такие места, где можно было бы это сделать не опасаясь излишнего внимания.
Игрища нисколько не насторожили юного оборотня, пребывавшего в приподнятом настроении и он даже не обратил внимания на некоторые вольности со стороны испанца. Все было слишком радостно, солнечно и весело. Все эти валяния и покусывания воспринимались лишь как обоюдная игра, хотя сам и не думал даже проявлять столь странные привычки. Подумал только, что, возможно, в Испании все по-другому и не считается зазорным вести себя подобным образом. Не выставлять же теперь себя дикарем из советской глубинки!
Набегавшись вволю, вернулись только к утру и Мир, приняв душ, уснул глубоким сном праведника едва коснувшись подушки головой. Разбудили его весьма аппетитные запахи, доносившиеся с кухни. Давно никто не готовил для него. Наверное, последний раз - перед той самой поездкой в деревню это делала мать. Оборотень только грустно улыбнулся этому факту. Сколько бы ни старался, но то и дело думал о доме. Волновался как они там и не заимели ли проблем благодаря побегу сына заграницу. Впрочем, об этом надо было раньше думать, а не сейчас. Если что-то и стряслось, то уже вряд ли получится что-то изменить. Порой хотелось попросить Эриха выяснить по своим каналам как там дела, дома.
Вкуснецкий завтрак, который блондин умял с аппетитом растущего организма, несколько поднял вдруг нахмурившееся настроение. А вот то, что последовало после... ввело в замешательство. Видимо, Рауль не вышел из вчерашнего настроя и по-прежнему хотел поиграться. Мир стушевался, и, поскольку боялся щекотки, начал отбиваться что есть сил, хохоча и похрюкивая на весь дом. Приземление на диван оказалось несколько неожиданным - это уже не особо понравилось, но мальчишка пытался не паниковать. От поцелуя попросту опешил, сначала замерев, как статуя, а после весьма отчаянно завозился под Раулем, норовя либо выбраться из-под него, либо оттолкнуть. Выбравшись, резко сел на диване, вскочил с него и, закрывая губы пальцами, сделал несколько шагов в сторону. Лицо покраснело, его трясло и никак не верилось в реальность всего произошедшего.
-Рауль, да... ты... что-то перепутал, видимо... - выдавил из себя, стараясь не смотреть на испанца. - Н-нам, наверное, пора собираться обратно.


Вы здесь » Меридиан » ФБ и ФФ » Не подбирайте кошек на улице. Особенно больших. Альтернатива.