Меридиан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Меридиан » ФБ и ФФ » Не подбирайте кошек на улице. Особенно больших. Альтернатива.


Не подбирайте кошек на улице. Особенно больших. Альтернатива.

Сообщений 31 страница 60 из 108

31

Собственная плоть уже весьма явно упиралась в бедро сидящему на коленях юноше, но того, кажется, эта деталь ничуть не смущала, даже наоборот. Эрих чувствовал, как пылко откликается на его поцелуи Мир, как обнимает его и льнет всем телом, и тихо постанывает от нетерпения, не оставляя сомнений в своих желаниях. И он наслаждался этой отзывчивостью, пил как мед, не в силах оторваться. Возможно, будь Майне помоложе, с головой бы окунулся в ласки и безотчетно отдался желаниям - и пусть весь мир подождет. Но сейчас он чувствовал свою ответственность перед этим белокурым чудом, что сжимал в своих объятиях. И пусть ему хотелось большего, но мужчина решил не торопиться, чтобы насладиться сполна этой близостью.
Спустя долгие минуты, а может и десятки минут, пришлось все-таки подняться с лавки, чтобы закончить все банные процедуры. Он все так же прижимал к себе Мира, целовал его губы, щеки, нос, подбородок, когда руки потянулись к ковшу в бочке с водой и начали омывать прекрасное тело, сейчас влажное от пота после парилки. Эрих омывал юношу, касаясь его руками и губами, превращая простое действие в вычурную ласку, пользуясь возможностью прикасаться и в весьма интимных местах. Ополоснув будущего любовника, оборотень ополоснулся и сам, стараясь не сильно отвлекаться от ласк. Хотя в итоге отвлечься пришлось, чтобы обернуть одним полотенцем собственные бедра, а во второе, побольше, завернуть блондина. Пусть дорога от бани до дома не являлась открытым участком, где соседи могли бы легко погреть глаз, но все же не стоило вести себя слишком провокационно - Миру тут еще жить. Как ни странно, но даже будучи заведенным и весьма не слабо, Майне задумывался о таких вещах.
Открыв двери пинком, Эрих на руках вынес юношу на улицу и понес в дом. Пришлось, правда немного повозиться с дверями в сени - дурацкая ручка никак не желала находиться и открываться, а отвлекаться ради этого от поцелуев и в голову не приходило - вдруг это пылкое чудо исчезнет, как марево, как плод больного воображения? Но в итоге двери все же были открыты и путь до финишной прямой свободен. Правда, мужчина немного задержался, проходя мимо кухни - прихватить запремеченную ранее бутылку с маслом. Он не знал, какой опыт в этом вопросе у Мира, но предпочитал, чтобы партнерам с любым опытом было комфортно, а слюна, как ни крути, все же худшая смазка чем масла или крема.
Эрих опустил юношу только на кровати, а масло поставил пока на пол, чтобы потом далеко не ходить, когда дойдет суть до дела. Может и не дойти, конечно, но мужчина собирался приложить все силы, чтобы близость состоялась и с максимальным удовольствием для обоих. Он опустился на постель следом, позволяя себе, наконец, полностью отдаться поцелуям, прижать к себе Мира в полный рост, тереться о него, изучать изгибы изящного тела руками, уже безо всякого стеснения, но по-прежнему нежно и осторожно.

32

Мужчина ласкал так, что не оставалось и тени сомнения - любить существо одного с ним пола для него не впервой. Да даже сам Мир чувствовал странное раскрепощение и не стеснялся обнаженности - ни телесной, ни духовной, позволяя делать с собой все, что угодно. Здесь и сейчас он упивался неизведанными ранее ощущениями, стремясь запомнить каждый мало мальский яркий оттенок этого сладкого безумия.
А это было именно безумием - не стал сопротивляться, когда Эрих завернул его в большое полотенце и взял на руки. А ведь вездесущие соседки могли увидеть! Но разве были силы сопротивляться? Отнюдь... прекрасно осознавал, что отпусти его тигр из рук - волшебство момента будет нарушено и тогда уже вряд ли блондин сможет быть настолько откровенным и раскрепощенным, вряд ли позволит дойти до самого финала, которого отчаянно жаждал. Хотя бы раз в жизни сгореть до пепла в костре страсти, забыв обо всех условностях и запретах. Вряд ли когда в этой закрытой стране найдет себе кого-то хотя бы отдаленно похожего на этого сильного оборотня. Да и не станет даже искать. Зачем подвергать себя напрасной опасности ради сиюминутного удовольствия? Здесь хотя бы был уверен, что гость не задержится надолго и засветиться им не удастся. Да и... быть может, все одним разом и закончится и, проснувшись поутру, Мир обнаружит себя в пустом доме. Да. В этой жизни возможно все и никто ему даже не обещал сказку и, уж тем более, отношений. Дикость. Наверное, даже для самого Рогозина нечто совершенно невероятное, если учесть, что об этом вслух то не скажешь посторонним!
Юноша прятал раскрасневшееся лицо на груди Эриха всю дорогу до дома. Он вообще плохо соображал, пребывая в состоянии странной эйфории и сладкого предвкушения, ведь впереди его ждало нечто неизведанное и, хотелось верить, приятное. К счастью, мужчина не торопился и распалял неопытного в столь интимном деле партнера ласками, заставляя прижиматься теснее и ближе, тихо постанывать от удовольствия, принимая ласки и стараясь дарить жалкое, но зато искреннее их подобие в ответ.
Мальчишка ластился к нему, терся пахом о бедро, пачкая проступившими капельками смазки с возбужденной плоти, царапал спину. Даже и предположить не мог, что способен на столь яркие эмоции, что может быть настолько чувствительным и чувственным, страстным. Юное тело еще не знало сладости плотской любви, но отчаянно желало познать здесь и сейчас, подарить себя этим сильным рукам и подчиниться этому мужчине, чтобы он стал для него первым и, пожалуй, единственным на, хотелось бы верить, долгую и, скорее всего, одинокую жизнь.

33

Эрих явственно ощущал желание партнера и в какой-то момент его рука соскользнула с бедра, огладила налившийся член юноши, лаская. Оставив сладкие зацелованные губы, мужчина заглянул в лицо блондина, любуясь им с искренним восхищением. Даже сейчас, такой откровенный и возбужденный, Мир казался чистым и невинным, и от того был еще более манящим и соблазнительным, пробуждая в душе оборотня пылкие и нежные чувства. Такого хотелось любить до сорванного голоса и кругов перед глазами, но Майне одернул себя, заставляя сдержаться и не спешить.
Оборотень прильнул губами к нежной шее, покусывая и посасывая, приятно и возбуждающе, но при этом не оставляя следов. Как бы ни хотелось отметить собой это чудо, но он понимал, что подобное может привлечь лишнее внимание. Подставлять Мира или подвергать хоть какой-то опасности не хотелось, а отметить можно и в другом месте. Что он и сделал, спускаясь поцелуями к груди, где и оставил первый багряный засос на светлой коже, там, где его скроет ткань футболки или рубашки.
Эрих коленом мягко раздвинул ноги юноши, прижимаясь сильнее, потерся собственным членом о его бедро. Ладонь перебралась на ягодицу, оглаживая и сминая, тиская, как того хотелось в бане. Губы и язык тем временем поигрывали с соском, дразня и прихватывая. Майне топил любовника в ласке, изучая его тело руками, лаская губами, щекоча дыханием и иногда покусывая. Постепенно он перебирался все ниже, выцеловывая причудливые узоры на животе Мира. Поцеловал, а затем легонько куснул нежную кожу на внутренней стороне бедра, наблюдая за реакцией.
Ладонь мужчины снова легла на член партнера, оглаживая, в то время как его язык по внутренней стороне бедра поднимался все выше, пока не лизнул влажную головку, пробуя на вкус. Бросив шальной взгляд на Мира, Эрих провел языком от основания его члена вверх, затем снова вниз, он облизывал ствол словно большую конфету, то и дело задевая чувствительную головку. Слегка подразнив своего юного любовника, мужчина обхватил его член губами и втянул в рот, начиная с удовольствием посасывать.
Оборотень устроился поудобней между ног блондина, не прекращая ласкать его ртом, и начал гладить его бедра, сначала осторожно, затем все настойчивее. Он мял и тискал ягодицы, плавно подбираясь к соблазнительной ложбинке между ними, чтобы начать ее осторожно гладить пальцами, намекая на то, что скоро последует. Эрих то и дело поглядывал на реакцию юноши на те или иные ласки, чтобы в случае чего остановиться и прекратить. Он был мягким и настойчивым, желая показать любовнику, что все будет приятно и ему не о чем волноваться.

34

Ласки становились все откровеннее и откровеннее, туман желания все больше застил глаза, отодвигая  в сторону все комплексы. Или, быть может, парень просто знал, что это его единственный, первый и последний раз - так стоит ли корчить из себя святую невинность, когда хочется этих прикосновений до дрожи в коленях? Понимал и позволил себе расслабиться, действовать телу за него, отключить сознание, оставив одни лишь голые инстинкты. Вроде бы и получалось отлично, но... полностью избавиться от стеснения не получалось.
Мужчина ласкал умело, словно за его жизнь только и делал, что заводил отношения с представителями своего пола. Для него это не стало неожиданным и Мир сейчас точно мог сказать - его соблазняли. Видимо, молодой оборотень приглянулся тигру и тот был не прочь вкусить сладость близости с ним. Рогозин, что греха таить, тоже абсолютно был не против - иначе не стонал бы и не извивался под жадными поцелуями и смелыми прикосновениями.
А вот выдержать изучающий, какой-то восторженно-нежный взгляд было сложнее. Мир не знал куда спрятать лицо - не хотелось, чтобы вот так вот разглядывали и вынимали буквально душу. Ведь это секс на один раз - не более. Так зачем? Не проще ли перейти к основному, не размениваясь на условности? Ведь Эрих вел себя с мальчишкой, как с девственником, которым, по сути, Мир и был. Тонко почувствовал правду даже не задав ни единого вопроса...
Любовник ловко заставил ирбиса развести ноги в стороны, полностью открыться перед ним. Это был так сладко и так стыдно... Казалось, что краснеть уже просто некуда, но он краснел, отводя взгляд и кусая губы. Уже совершенно не знал куда деть руки, что делать и как реагировать. Несколько растерялся  и трухнул перед предстоящим соитием, а ведь до него оставалось всего ничего!
Впрочем, стоило мужчине обратить свое внимание на изнывающий член юноши, как тот инстинктивно вцепился в его плечи, тихо постанывая и ерзая на простыни. Это было... просто фантастически великолепно. Мальчишка захлебывался стонами и сорванными вздохами, выгибаясь от удовольствия. Думал, что просто не сможет пережить столь невероятных по своей яркости ощущений, когда твой член скользит внутри влажного рта любовника, когда язык ласкает чувствительную головку и, кажется, все тело вот-вот сорвется в бездну безграничного удовольствия... Он жадно впитывал каждое прикосновение, открывая чувственность своего тела впервые.
Уже не смущало и не волновало ничего - даже все приближавшийся момент столь вожделенной близости, которая на фоне этого безумия казалось бы должна быть не менее терпкой и сладкой, чем все происходившее здесь и сейчас.

35

Откровенный стоны и отклик тела любовника заводили невероятно. Мир был таким искренним и раскованным, и при этом так очаровательно краснел и кусал губы, что это сносило крышу и стоило трудов не торопиться. Возможно, он и зря все так растягивал, но почему-то с этим юношей хотелось быть нежным и острожным, наслаждаться каждым сантиметром его тела и каждым мгновением близости. Но как бы ни хотелось Эриху продлить сладостные моменты в предвкушении, его собственная плоть давно восстала и требовала внимания. Однако перед тем, как переходить к "основному блюду", мужчина все же решил уточнить один важный на его взгляд вопрос.
Он выпустил из-за рта член партнера и ласками поднялся снова вверх, заглянул в глаза и спросил, поигрывая пальцами с соском:
- Мир... У тебя уже был кто-то? - Юноша ничего не ответил, но покраснел еще больше и отрицательно замотал головой, вызывая у Эриха новую волну нежности. Он улыбнулся и мягко поцеловал блондина в висок, ладонью оглаживая его волосы. Прошептал на ушко, почти касаясь губами и щекоча дыханием:
- Я буду очень осторожным. Если будет больно или неприятно - говори, хорошо? Я хочу доставить тебе удовольствие... Расслабься...
Майне чуть отстранился, направляя Мира перевернуться на живот, затем начал гладить его спину, разогревая ладонями. Он встал коленями по бокам от бедер юноши, нависая над ним, и начал разминать его плечи, постепенно перебираясь дальше на спину. Одновременно с этим его губы коснулись затылка блондина, целуя, покусывая. Эрих продолжал эту расслабляющую ласку, разминая и целуя, при этом он то и дело терся своим пахом о ягодицы Мира, возбуждаясь от этого лишь сильнее, но заставлял себя терпеть, ведь для любовника это впервые и торопиться тут нельзя. Оборотень начал спускаться поцелуями вдоль позвоночника вниз, перемещаясь при этом всем телом так же ниже. Добравшись до копчика, он на этом не остановился, а направил руками чуть приподняться на коленях и раздвинуть ноги. Оглаживая ладонями бедра и тиская ягодицы, языком мужчина скользнул дальше, очертил напряженную пока девственную дырочку, после чего проник внутрь, лаская. Одна его рука переместилась на член любовника, двигаясь вдоль ствола, скрашивая странные и непривычные ощущения заведомо приятными действиями. Он давал Миру привыкнуть к ощущению вторжения с малого и самого безболезненного. Постепенно к языку добавился поглаживающий, а затем и осторожно проникающий палец. Лаская юношу, Эрих отмечал его реакции, чтобы остановиться или сбавить обороты, если вдруг почувствует напряжение партнера. Все же первый раз в таком деле самый важный - он во многом определяет дальнейшее отношение к этому виду секса. Майне хотелось, чтобы сладкое белокурое создание научилось получать от такой близости максимум удовольствия.

36

Неожиданный вопрос выбил из колеи. Честно говоря, не думал, что мужчина будет интересоваться подобными деталями. Юноша смутился и долю секунд сомневался - сказать ли правду или соврать. В итоге решил быть честным и нашел в себе силы лишь отрицательно мотнуть головой, стеснительно отводя взгляд. Как-то немного не до разговоров было до этого и сейчас был не настроен их вести - неправильность происходящего накатывала с новой силой, заставляя сомневаться в своем решении. Уж лучше плавиться от ласк и ни о чем не думать, наслаждаясь новыми ощущениями.
Подчиняясь Эриху, блондин перевернулся на живот, испытывая еще большее волнение, чем раньше и даже ласки не сразу смогли вернуть начавший было теряться настрой, а когда мужчина принялся тереться возбужденной плотью между ягодиц мальчишки, у того даже дыхание сорвалось от страха что вот прямо сейчас все и произойдет. Он замер, напрягся и стиснул ладонями простынь, вжав голову в плечи. Впрочем, расслабиться таки получилось, но новая волна паники накатила стоило только принять весьма откровенную позу, раздвинув колени в стороны и приподняв попку. Скорее боялся неизвестности, чем боли или неприятных ощущений. Прекрасно осознавал, что может быть что угодно и, тем более, Эрих сам предупредил, что может быть больно. Вот только расслабиться пока что плохо получалось, как назло.
Более откровенные ласки заставили парня вздрогнуть и зажаться, но, чтобы не портить ни себе, ни партнеру удовольствие, блондин постарался расслабиться, иначе просто опасался, что из-за своей глупой нерешительности может лишиться единственной возможности стать его. Отчего-то был уверен, что если не сейчас, то никогда. Очень скоро Мир снова начал постанывать, не в силах сдержаться под воздействием умелых ласк. И вновь страхи начали понемногу сдавать свои позиции, уступая место возбуждению и наслаждению. Ему, конечно, захотелось касаться в ответ своего партнера, но сейчас не от юного ирбиса все зависело, да и стоило в свой первый раз полностью и целиком довериться более опытному, чтобы со своим чрезмерным старанием и желанием не быть бревном, ничего не испортить.

37

Эрих ощущал как на некоторые действия партнер начинает напрягаться, а потому сдерживался, чтобы не двигаться дальше, просто продолжал начатые ласки, показывая, что ничего страшного сейчас не происходит, и лишь когда Мир немного успокаивался, осторожно продвигался дальше. Юношу явно пугала грядущая близость, хотя он и не вырывался и не требовал прекратить, что позволяло предполагать, что, не смотря на страх, он все-таки хочет пойти дальше. Майне продолжал ласкать любовника внутри, чувствуя, как он расслабляется и успокаивается, поддаваясь удовольствию.
В какой-то момент влажную от слюны дырочку остался гладить только палец, а сам мужчина чуть отстранился, чмокнул соблазнительную ягодицу, снова начал целовать спину, поднимаясь от поясницы вверх. Пришлось немного отвлечься, чтобы взять с пола бутылочку с маслом, а затем ее открыть и капнуть немного на копчик, давая стекать ниже. Прохладное масло тут же было размазано пальцами по ложбинке между ягодиц, а вторая рука вернулась обратно на член, отвлекая, как отвлекали новые поцелуи вдоль позвоночника.
Скользкий палец осторожно проник внутрь, сначала на одну фалангу, затем выскользнул и проник уже чуть глубже, смазывая маслом внутри. Эрих двигался очень осторожно, чутко реагируя, когда любовника напрягался, и продолжал только когда тот снова расслаблялся. Он целенаправленно продвигался глубже, поглаживая нежные стеночки, на ощупь отыскивая чувствительный бугорок простаты, чтобы странные ощущения не приходилось просто терпеть, а и можно было начать получать удовольствие от проникновения.
Эрих добавил еще масла, продолжая скользить пальцами, к первому добавляя второй. Он переместился немного на бок и притянул Мира к себе, опрокидывая его к себе на плечо, прижался грудью к его спине и немного развернул его бедра, чтобы иметь удобный доступ к паху. Так же эта поза была самой удобной и легкой партнеру для первого раза. Губы мужчины тут же прошлись по плечу любовника, перебрались на шею, прихватили за ушко, чтобы уже затем накрыть губы поцелуем. К одному пальцу постепенно подключился второй, лаская и растягивая. Собственный член, которым оборотень терся о ягодицы юноши уже болезненно ныл от желания, но он продолжал терпеливо заниматься подготовкой, отвлекая ласками до полуневменяемого состояния, чтобы не оставалось места страхам.
Когда дальше оттягивать момент было уже некуда, а любовник немного привык ко вторжению, Эрих добавил еще масла на свой член и промежность партнера, затем приставил головку ко влажному входу и толкнулся вперед. Он тут же замер, чувствуя, как туго обхватили его мышцы. Мужчина не двигался, давая юноше привыкнуть, одной рукой он придерживал за бедро, не позволяя резко дернуться и прервать контакт, а второй ласкал его член, отвлекая от первой боли. Губы прихватывали нежную кожу на шее и плечах, целовали и покусывали, так же отвлекая.

38

Яркая вспышка удовольствия стала полной неожиданностью посреди не особенно приятных ощущений. Юноша тихо простонал на выдохе, инстинктивно подаваясь обратно на палец. Кажется, начинал понимать что можно найти в сексе с себе подобным, раз простая ласка пальцем способна подарить такое наслаждение, еще доселе никогда не испытанное. Даже стыдно стало за свою не сдержанность и порывистость. Хотя... в подобной ситуации о каких угрызениях могла идти речь, если оба были увлечены одним и тем же, далеко не детским и даже запретным процессом, что невероятно добавляло сладости.
Мир послушно перевернулся на бок, вжимаясь попкой в пах мужчины. Только оставалось радоваться, что его самый первый любовник был настолько нежен и терпелив, топил блондина в ласке и отвлекал всеми доступными способами от определенно не комфортных ощущений, выполняя данное обещание.
Казалось, что время стало бесконечным и ничего, кроме непривычной ласки, уже не произойдет, когда вместо пальцем к растянутому и увлажненному маслом входу не притиснулось нечто более ощутимое и большое. Мир вскрикнул и рванул прочь от первой боли проникновения, но и тут Эрих был весьма предусмотрителен и не дал ускользнуть юному любовнику.
Да, парень мог себе представить, что это будет не совсем приятно, но чтобы до такой степени... Расхотелось продолжать в тот же момент и даже забылись те моменты наслаждения, что успел испытать благодаря опытному любовнику. Готов был дать попятную, вцепившись руками в простыни и плотно стиснув зубы, чтобы только не попросить прямо здесь и сейчас закончить на этом. Предыдущая часть понравилась куда как больше и зачем только было все портить? Захотел взять его, как женщину? Но он не женщина и никогда ей не станет. Так стоит ли совать в единственную дырку, если она для этого не предназначена? Или... просто кто-то ничего не понимает и не может перетерпеть? Сомнения, сомнения... С другой стороны стал бы его так готовить и растягивать любовник, если бы все именно так бы не практиковалось между мужчинами? Полное отсутствие опыта и даже представления о близости в однополых парах сыграло злую шутку, заронив сомнения.
Впрочем, любовник тут же замер, дав Миру немного прийти в себя, отвлекая ласками и поцелуями и тело послушно расслаблялось вновь, плавилось в умелых руках, уступая и доверяясь опять, ведь, если бы это не было приятно - этим бы не занимались. Маятник настроения вновь мотнулся в противоположную сторону и белокурое искушение решило потерпеть, идти дальше и узнать настолько ли все будет незабываемо, как могло показаться с самого начала. Спросить бы, да стыдно. Неловко выставить себя настолько наивным перед ним - иностранцем и просто красавцем-мужчиной.

39

Эрих не мог видеть лица Мира и знать о его терзаниях, хотя догадаться о том, что любовнику сейчас не очень приятно, оказалось не сложно. К сожалению, совсем без этого было никак не обойтись - поначалу всегда трудно и неприятно, особенно в первый раз. Но мужчина старался максимально сгладить острые углы для своего партнера. Ведь именно от этого будет зависеть как сложатся или не сложатся последующие разы их близости.
- Расслабься, мой хороший... дыши глубже. Сейчас, скоро станет лучше, потерпи немного, мой сладкий, - принялся нашептывать на ушко Миру Эрих, чтобы как-то его успокоить и отвлечь. - Сначала немного больно, это всегда так, просто попытайся расслабиться, я буду очень осторожно и медленно, - почувствовав, что мышцы обхватывают его член уже не так судорожно, Майне плавно начал продвигаться дальше, замирая, как только юноша снова напрягался. Сдерживаться было очень тяжело, хотелось сразу войти до конца, ощутить во всей полноте жаркую тесноту желанного тела. Но несколько болезненные ощущения от то и дело туго сжимающих его плоть мышц позволяли отрезвлять себя и терпеть.
Эрих продолжал ласкать ладонью немного опавший от боли член любовника, добавляя приятных ощущений. Он усыпал поцелуями шею и лицо юноши, везде где доставал, шептал ему глупые нежности, иногда забываясь и переходя на родной язык. Двигаясь внутри медленно и постепенно, оборотень все же вошел до конца и замер. Придерживающая рука с бедра скользнула выше, оглаживая живот, поддразнивая легкими пощипываниями соски.
- Он уже весь внутри... Теперь ведь не так больно? - Эрих поцеловал блондина за ушком, прихватил его краешек губами, легонько прикусил и зализал языком. - Можешь попробовать подвигать бедрами, выбрать более приятную позу. Я хочу доставить тебе удовольствие... Позволь мне любить тебя, Мииир, - мужчина накрыл губы любовника нежным и пылким поцелуем, не желая упускать его волнующие стоны, которые без сомнения скоро должны сорваться с этих сладких губ.
Дав юноше привыкнуть к своей плоти внутри, Майне начал тереться бедрами о соблазнительную попку, добавляя новых ощущений. Постепенно трение перешло в плавные мягкие толчки. Он осторожно экспериментировал с углом проникновения, чутко отслеживая реакцию на свои действия, чтобы вовремя остановиться и дать отдохнуть или продолжить удачный маневр. Действовать медленно и постепенно было очень тяжело, но нежные чувства, которые будил в нем этот белокурый оборотень, позволяли находить в себе силы, чтобы ждать. Ему действительно хотелось доставить удовольствие своему любовнику, чтобы насладиться близость вместе и сполна, а не просто удовлетворить собственные желания.

40

Ратмира не могло не подкупать то, с какой заботой Эрих отнесся к нему, что не торопился удовлетворить свои потребности и беспокоился о состоянии неопытного партнера. К тому же все эти поцелуи и ласки вкупе с жарким шепотом на ушко невероятно заводили, настраивая на нужную волну. Блондин старался расслабиться, чтобы не усложнять и без того весьма непростую ситуацию, следовать подсказкам и надеяться, что совсем скоро он познает то, ради чего один мужчина ложится в постель с другим.
Тянувшееся, как сладкая патока, время внезапно ускорило свой бег и вот любовник оказался полностью внутри юноши, заполняя его целиком, позволяя привыкнуть к столь странным и непривычным ощущениям. И боль действительно ушла - остался лишь дискомфорт и некоторое отторжение сознанием самого факта соития, как неестественного и неправильного. Сложно было выкинуть из головы то, что вдалбливалось чуть ли не с самого рождения, но и остановить все ни ранее, ни , тем более, сейчас, уже не хотел. Слишком сладко, слишком дорого было то, что происходило сейчас.
Хотелось говорить какую-нибудь нежную глупость в ответ на слова оборотня, но... нужные слова не находились. Признаться в любви? И речи быть не могло ни о каких чувствах, кроме физического влечения и ненормального любопытства. Да и опыта в общении в постели не было никакого - побоялся сморозить сущую глупость и только все испортить. Вместо этого с удвоенным энтузиазмом впился в желанные губы, стараясь отвечать на головокружительные поцелуи. Последовав совету партнера, вжался попкой в его пах и начал двигать бедрами, то чуть соскальзывая с члена любовника, то вновь на него насаживаясь. Яркие всполохи удовольствия и первые стоны. Тереться вот так вот было не очень удобно и, облапав, царапая ногтями, крепкое бедро с подтянутой задницей тигра, Мир увлек мужчину за собой, перекатившись на живот. И вновь оттопыренная попка и жаркие стоны, скомканные ладонями простыни и спутанные белокурые волосы, бисеринки пота на лбу и их легкая россыпь по спине. Войдя во вкус, полностью приняв и привыкнув к непривычным ощущениям, Ратмир, с жадностью присущей юности, подставлялся под все ускорявшиеся проникновения, каждое из которых рождало в теле вспышку сверхновой. Хотелось просить еще и еще, но язык не поворачивался... первое время...
-Ах... еще... еще...  - мальчишка чуть разворачивается  и притягивает Эриха для очередного жадного поцелуя, царапает ногтями ему шею и плечо в порыве безумной слепой страсти. Разве скажешь, что с десяток минут назад это белокурое, ерзавшее на простынях создание не имело никакого понятия о столь сладкой стороне жизни? И чем больше получал, тем больше хотелось - до сорванного горла, до сладкой ломоты в теле, до безумного финала.

41

Он пылко целовал юношу, постепенно приноравливаясь к совместному движению тел и из последних сил сдерживаясь, чтобы сначала найти нужное положение и не торопиться. И результат стараний был вознагражден первыми стоном удовольствия, от которого вдоль позвоночника пробежала стайка мурашек, а в паху стало еще жарче. Эрих начал двигаться чуть активней и ритмичней, чтобы задевать нужную точку внутри. Но Миру, явно этого показалось мало, и он перекатился на живот, увлекая мужчину за собой.
У Эриха перехватило дыхание от открывшейся перед ним завораживающей картины. Рассыпавшиеся по постели светлые змейки волос, влажная от пота кожа и божественный изгиб спины. И все это сокровище для него. А уж от ощущения жаркой тесноты и нетерпеливых движений навстречу вообще темнело перед глазами. Рука, лежавшая на бедре любовника, принялась активно мять и тискать аппетитную ягодицу, выдавая нетерпение и снедающую мужчину страсть. Майне накрыл своим телом юношу, двигаясь уже быстрее и ритмичней, ощущая накатывающие волны удовольствия и нетерпение от желания окунуться в них сполна, испить до дна. Но он все же заставлял себя сдерживаться, напоминая об осторожности.
Однако стоило Миру попросить еще, как последние тормоза оставили Эриха, а все разумные мысли вылетели из головы, оставив лишь чувства и ощущения. Продолжать сдерживаться и дальше было уже выше его сил. Он начал уже почти вбиваться в сладкое юное тело, дыхание сбивалось, а потому новые поцелуи получались жаркими и порывистыми, все больше напоминая укусы, а от переполнявших его чувств, с губ оборотня срывалось приглушенное рычание. Ответные стоны и вскрики Мира его распаляли лишь сильнее, заставляли терять голову в пылком единении тел.
Эрих почти вжимал юношу своим телом в матрас, оставляя на нежной коже бедер синяки от своих пальцев. Оставив зацелованные губы, он переключился на плечи, прихватывая кожу зубами в приступе страсти. Постепенно оборотень перебрался к шее, покусывая за затылок, почти в инстинктивном зверином жесте, шалея от сладостных ощущений еще больше. Он больше не щадил любовника, двигая быстро и резко, давая ему в полной мере вкусить страсть дикого зверя. Наслаждение клокотало внутри бурлящим потоком, готовым вот-вот вырваться на свободу и все собою поглотить. Рука с бедра перебралась снова на член, активно подрачивая. Майне чувствовал близость собственного финала и хотел прийти к нему вместе со своим пьянящим любовником.

42

Долго балансировавший на грани пропасти блондин сорвался настолько неожиданно, что даже дыхание перехватило. Все то, что происходило последние минуты сводило с ума - и сильное тело, вбивавшее свое собственное в матрас, и поцелуи-укусы, и сильная властная рука на возбужденной плоти. Ради этого сладкого безумия, пожалуй, стоило перетерпеть боль вторжения, отбросить все сомнения раз и навсегда. Слишком сладко, слишком невероятно, что эти десятки минут станут самыми дорогими и яркими воспоминаниями за всю жизнь.
Семя выплеснулось в ладонь любовника, с губ сорвался приглушенный стон удовольствия и юноша почувствовал и услышал, что и партнер последовал за ним. Шальная, смущенная улыбка и полное бессилие, сладкая расслабленность и нега по всему телу. Божественно. Очень не хотелось, чтобы Эрих уходил прямо сейчас - хотелось тепла и сильных мужских объятий. Невольно сравнил себя с девицей, только что лишившейся невинности и полностью уверенной, что её первый партнер останется с ней до конца жизни. Рогозин подобных заблуждений не испытывал. Даже не мог предположить сколько дней у них есть впереди и захочет ли гость повторения произошедшего. Захочет ли сам Мир? Да, безусловно, шикарно и ни  с чем не сравнимо, но думать о том, что ты всего лишь маленькое приятное дополнение к прочим приключениям иностранца в дремучем Союзе, было больно. С какой стороны не поверни - найдется и уйма плюсов, и столько же минусов. Слушая рваное биение собственного сердца, студент решил действовать по обстоятельствам, а пока что просто прижался спиной к груди скатившегося с него мужчины и прислушивался к его дыханию, вдыхал густой природный его запах, аромат их страсти и лениво думал о том, что стал мужчиной, пусть и столь нетрадиционным для своей страны способом.
Немного отдышавшись, Мир извернулся в объятьях тигра и уткнулся носом ему в грудь, приласкался щекой и вновь улыбнулся. Хотелось мурчать от удовольствия, ласкаться, но не рискнул показаться навязчивым, ведь если для Эриха это только развлечение на один раз, то и не стоит раскрываться перед ним со своими желаниями. Куда проще молча лежать и наслаждаться послеоргазменной негой, заснуть и проснуться рядом с ним, в его крепких объятьях и провести хотя бы еще пару дней рядом. Просто насладиться его обществом и позволить себе помечтать, что здесь, в этой глухой деревеньке, они надолго, если не навсегда. Вместе.

Отредактировано Ратмир (2014-09-14 19:59:42)

43

Вместе с теплым семенем на ладони, Эрих ощутил и жаркую пульсацию внутри тела любовника, так сладко сжимающую его член, что это неминуемо повлекло за собой его собственный яркий финал. Мужчина вошел до конца, извиваясь и чуть подрагивая, припечатывая своим телом любовника к постели и сильнее сжимая зубы на его затылке, хотя едва ли тот мог ощутить сейчас боль. Самого же Майне накрывали жаркие волны невероятного блаженства. Вроде и не был безумно влюблен в Мира, но от чего-то с ним оказалось чертовски приятно, настолько, что почти сносило крышу. Или все из-за странности ситуации, в которой они оказались? Не понять... да и стоит ли? Не лучше ли оставить все течь своим чередом и позволить себе наслаждаться в полный рост?
Эрих все же нашел в себе силы перекатиться на бок и дать юноше отдышаться, хотя не смог удержаться от желания обнимать и прижимать к себе это белокурое чудо. Было хорошо и спокойно вот так вот лежать и ни о чем не думать, просто наслаждаться растекающимся по телу блаженством.
Мир тем временем развернулся в руках мужчины, и ласково потерся щекой о его грудь, вызывая тем самым прилив чистой и незамутненной страстью нежности. Эрих не задумывался о том, чтобы не быть навязчивым, попросту считая, что если любовнику что-то не понравится, то он об этом скажет. Его же собственная кошачья натура была только "за" всяческие ласки, а потому оборотень без зазрения совести, принялся тереться носом и щекой о макушку и висок юноши, нежно его целовать, негромко помулыкивая. Он переплел их ноги и обвил руками Мира, притянул к себе ближе, мягко оглаживая изгибы его тела. Майне нравился этот юноша, нравилась сама близость с ним и ему было приятно вот так просто валяться в постели, ласкаясь. Не хотелось, чтобы блондин понял его превратно и посчитал, что дело только в сексе. Да, влечение было и есть, но им одним желания в отношении блондина не ограничивались. Хотелось чего-то... большего.
Спустя долгие минуты, а может и часы все же пришлось вынырнуть из объятий неги и ласк - как минимум для того, чтобы смыть следы страсти со своих тел, которые, подсыхая, неприятно стягивали кожу. Да и поваляться можно будет после, уже чистыми. Сейчас, после произошедшего недавно, Эриха уже не мучили сомнения относительно Мира и он готов был обхаживать его вниманием по полной. Тем более, что белокурому оборотню явно были приятны ласки.
- Как ты, мой хороший? - вопрос был, наверное, глупым, но Майне не мог не спросить о самочувствии партнера после его первого раза, иначе бы почувствовал себя полным эгоистом. - Полежим так или ополоснемся и потом поваляемся еще? Или ты хочешь чем-то другим заняться?

44

Миру нравились эти ласки, нравились прикосновения и его аромат. Нравилось ровным счетом все, чтобы удержать себя в объятьях этого невероятного мужчины, встречу с которым ему подарила судьба. Первый раз во всех смыслах вышел настолько ярким, что возникали сомнения - сможет ли потом устроить свою личную жизнь, ведь всякий раз будет сравнивать и вспоминать как это может быть с тем, что будет на тот момент. Блондин и не сомневался, что больше никогда и ни с кем не сможет испытать ничего подобного. К Эриху тянуло магнитом, словно бабочку на свет лампы и с этим притяжением ничего не смог поделать - только уступить, отринув все условности, погрузиться с головой в пучину сжигающей все на своем пути страсти. И он не жалел, что решился как бы потом это не повлияло на дальнейшую жизнь.
-М? - парень нехотя вынырнул из своих размышлений. - Чем то другим? - на автомате переспросил и густо покраснел. Как-то двусмысленно прозвучало, даже не смотря на то, что мужчина, вроде бы, не был настроен сейчас на продолжение. - Наверное, стоит опять сходить в баню. Там еще хорошо натоплено и тепло будет до утра...
Парень нехотя покинул нагретую постель, пропахшую сексом и поспешил удалиться в свою комнату, чтобы отыскать в шкафу халаты. Голыми возвращаться в парилку не отважился бы, а одевать что-то на не совсем чистое тело не очень хотелось. В итоге тигру достался отцовский, а сам блондин завернулся в материн, в яркие цветы. Вот бабки подивятся, задумай они сунуть нос не в свое дело!
Впрочем, все обошлось и Мир даже облегченно вздохнул, не завидев соседок поблизости. Толкнув скрипучую дверь, он несколько замешкался, отчего-то смущаясь вновь раздеваться перед Эрихом, но быстро взял себя в руки и скинул халат на пол - все равно стирать. Уж больно однозначно неприлично он пах для оборотней.
Из парилки пахнуло все тем же жаром - баня не успела остыть. Мальчишка переступил порог, обернувшись на своего любовника и покраснел. С трудом верилось, что они сделали это...
-Тебе помочь или сам? - спросил спустя некоторое время, намыливая мочалку. Не то чтобы намекал на что-то - просто хотелось коснуться сильной спины, почувствовать, пройтись пальцами... Регенерация быстро делала свое дело и тот явный дискомфорт, что остался горчинкой послевкусия, медленно, но верно уходил, оставляя лишь сладостные воспоминания бурного и страстного секса.

45

Похоже, Мир так же охотно поддерживал идею о помывке. Эрих не отказался бы снова потаскать любовника на руках, но не настаивал - нежные чувства можно и иначе проявлять, а блондин может превратно понять, будто с ним как с девицей обращаются, что на самом деле не так. А потому мужчина одел предложенный халат и направился вслед за блондином обратно в баню. Преодолевая краткое расстояние по двору, оборотень вел себя прилично, но стоило юноше снова обнажиться, как руки сами потянулись его коснуться или обнять, безо всяких намеков на продолжение, просто выражая чувства.
- Мне будет приятно, если поможешь, - улыбнулся Эрих, доверяясь рукам Мира. Не то, чтобы он сам помыться не мог, просто так было приятней, он этим выказывал свое доверие партнеру, не только проявляя заботу сам, но и позволяя заботиться о себе. К тому же, пока юноша был занят, можно было собственными мыльными ладонями гладить его поясницу, бока, аккуратный живот. Он слегка наклонился и потерся носом о висок Ратмира, вдыхая его запах, прихватил губами за краешек ушка, прошептал:
- Ты так вкусно пахнешь, что так бы и съел... Хотя нет, лучше похитил бы и забрал с собой! - оборотень говорил это веселым тоном, а в голосе слышалась улыбка, выдавая, что это только шутка. - Но у тебя ведь наверняка есть те, кто будет за тебя переживать? Или любимое дело? Кстати, чем ты тогда в лесу с палаткой занимался? Это у вас такой особый вид отдыха или ты изучаешь что-то? Если секрет - я не обижусь, мне просто хочется узнать о тебе немного больше.
Эрих не стал юлить с вопросами и выпытывать интересующие его моменты окольными путями. Он был по натуре прямолинейным, хотя когда сильно надо, мог придумать и реализовать интригу. Но сейчас честность показалось ему самой уместной. Было опасение, что юноша начнет в нем снова подозревать иностранного шпиона, но все же хотелось думать, что имевшая место близость дала понять, что тигра интересует сам Мир, а не тайны его страны или еще что-то вроде этого. Его влекло к этому юноше, а от того хотелось узнать о нем больше, не ограничиваться просто случайно близостью. Поначалу тревожила мысль, а вдруг у Мира есть какая-нибудь девушка, но потом Майне успокоил себя предположением, что если бы была, то у них ничего бы не произошло. От чего-то казалось, что это юное создание не такое, не порочное, а чистое и искреннее, и не способно было бы предать кого-то, в том числе в платонических чувствах. Ведь даже смущаться умеет, что выглядит в его исполнении особенно очаровательно. Эрих понимал, что как-то незаметно для самого себя влюбляется в этого белокурого ангела и готов ему приписывать соответствующие черты, а от того возникла острая потребность узнать его настоящего, и, возможно, как-то развеять свои иллюзии, опуститься на грешную землю.

46

Мир был абсолютно не против помочь оборотню с банными процедурами. Ему нравилось касаться мужчины и не менее нравилось, когда он касался его.  Тем более, что вскоре об этих сладких минутах только что и останется, что вспоминать. Поэтому юноша мечтательно улыбался, доверчиво льнул и ласкался к Эриху, рассеянно натирая того мыльной губкой. Там, в его фантазиях с этого раза все только началось и впереди их ждало множество совместных ночей, наполненных страстью и тягучей нежностью. Разве кто запрещал помечтать? А сколько впереди таких вот одиноких ночей с думами и мечтами об этом совершенном теле.
Когда тигр шутливо высказал свое желание похитить блондина, тот лишь фыркнул и боднул мочалкой своего гостя в бок. Шутки шутками, но это было просто невозможно по многим причинам, которые мужчина и попытался выяснить. Мир размышлял некоторое время рассказывать ли что-то и решил обойтись общими фразами без имен и фамилий, чтобы, на всякий случай, обезопасить себя.
-Я студент-биолог. Отдыхаю все лето в деревне от города. Знаешь, каменные джунгли душат меня и я с нетерпением жду этих каникул, чтобы... почувствовать себя живым. Для всех остальных всего лишь собираю гербарии на весь поток. Мне не сложно, а они рады до жути. Да и прикрытие неплохое, а то многие не понимают этой моей страсти к деревенской глуши. Даже младшая сестра и та... лучше будет в городе. Она в следующем году тоже будет поступать. Родители... обычные. Совершенно ничем не примечательные, но... если вдруг ты меня похитишь, - юноша вновь фыркнул, - то перероют весь Союз, но найдут. Можешь и не сомневаться. Так что поосторожнее с желаниями, уважаемый. - мурлыкнул, откровенно флиртуя. - А ты? Расскажи что-нибудь. Семья? Жена? Дети? Про дядю уже понял - не повезло тебе с ним. Я вот даже не знаю где мои остальные родственники. Живем особняком. Я не против совершенно, а вот сестре любопытно все, как вожжа под хвостом. Она у меня вообще девчонка боевая и...красивая. Если бы ты ее вместо меня похитил бы- родители, думаю, были бы рады. - натянуто улыбнулся, полоская мочалку в тазике.
Неприятно было думать, что Эрих мог бы перекинуться с него на сестру, ведь та не уступала ничем ему и, к тому же, была девушкой, а не парнем, в отличии от некоторых. На такой и жениться можно и другим показать не совестно. Настроение моментально падало хуже некуда. Мечты мечтами, но забывать о скором расставании не стоило, ровно как и привязываться к нему. Но и спросить когда Эрих планирует сняться с места не хотел - тогда личная сказка грозила закончиться слишком быстро.

47

Реакция Мира на шутку о похищении позабавила Эриха - похоже, его уже не боялись и подобное не воспринималось всерьез. Юноша о себе рассказывал не очень охотно и в общих чертах, но это все же было лучше, чем ничего. Возможно, если ответить ему откровенностью на откровенность, это мотивирует его рассказать о себе больше? Ведь главное, увлечь в беседу.
- Мне нравишься ты и я хочу похитить тебя, - мужчина прижался к блондину со спины и потерся носом о его макушку, поцеловал за ушком. - Но раз будут против похищения - придется придумать другой способ... Хотя мечтать-то не запретишь! - новый поцелуй, но теперь уже в плечо. - А города я и сам не очень люблю, особенно такие, как сейчас - и людно, и машин все больше с каждым годом. Есть и свои плюсы, не спорю... Но жить я предпочитаю в загородном доме, хотя по работе приходится проводить много времени в городах - у нашей семьи строительная фирма и мне приходится по полной заниматься бизнесом. Клан у нас довольно большой и расселен по всей территории Германии, так же много родственных связей с кланами из других стран. Все же мы, оборотни, куда более малочисленны, чем люди, что осложняет поиски партнера среди себе подобных, потому стараемся поддерживать контакты с другими соплеменниками по всему миру. Мне сложно представить как это - жить обособленной семьей. У нас проводятся регулярные съезды представителей клана, есть свои праздники и традиции. Мой отец - нынешний глава, а я стану его полноправным наследником, когда разберусь с текущими событиями и восстановлю справедливость. Не то, чтобы мне так уж хотелось поскорее дорваться до власти - но меня так растили с детства и я не мог не оправдать ожиданий отца. А вообще наша семья не очень большая, помимо меня есть еще младшая сестра, она уже замужем и у нее свои дети, и младший брат, но он еще котенок. Своей жены или невесты у меня нет, как и детей. Жениться ради наследников я всегда успею, но все же хочется иметь какие-то чувства. Меня, конечно, периодически пилят на эту тему, но пока успешно отбиваюсь, - Эрих улыбнулся и укрыл Мира полотенцем, мягко вытирая, почти лаская через ткань. - Тебе, наверняка с этим проще - вся жизнь впереди, раз ты только студент. Ты уже думал, чем именно хотел бы заниматься после учебы? Все же биология специальность широкая... Наверняка и мир повидать хочется, попутешествовать? Или дальше родных мест и не тянет? Меня вот все на подвиги тянуло в твои годы, - мужчина подмигнул и начал натягивать принесенные заранее штаны - не все же по двору в полотенце бегать? Хотя без одежды было куда удобней, но что-то подсказывал, что Мир вряд ли оценит такие вольности вне постели, а уж его соседи как будут счастливы... Да и светиться лишний раз и привлекать к себе внимание не стоило - о том, что его ищут думать вообще не хотелось, но приходилось. Майне пообещал себе всего денек подождать и отдохнуть, позволить окунуться в эту легкую и чистую влюбленность. Пусть он был взрослым и серьезным мужчиной, но и ему иногда хотелось все бросить и просто делать то, чего просит душа. Хотя бы один день.

48

Мир даже невольно вздрогнул в ответ на новый поцелуй Эриха и его заявление о похищении. В душе неприятно шевельнулось подозрение, что на самом деле все может быть не настолько ванильно и безопасно, как кажется сейчас, что все слова, сказанные мужчиной не более, чем фарс, а блондин - наивный болван, что поверил случайному знакомому. Тигр мог быть кем угодно - вплоть до серийного убийцы, смастерившего замечательную легенду для вот таких вот глупых мальчиков. Может, его специально сюда привезли, чтобы казнить, а добросердечный русский влез не в свое дело и сотворил непоправимое... Мороз по коже от подобных мыслей. Однако выпутаться из истории мановением волшебной палочки не представлялось возможным и приходилось только ждать, когда оборотень отбудет, хотелось бы верить, в свои пенаты мстить и навсегда покинет территорию страны. Лишь бы только не остался... если, конечно, является на самом деле преступником, а не жертвой обстоятельств. Чего только не передумаешь, спохватившись не вовремя!
На плечи легла мягкая ткань и Рогозин невольно укутался в нее, спрятав нос. Все сказанное мужчиной вроде бы походило на правду. И когда только перестал доверять своему ласковому любовнику? Что заронило в душу семена сомнений? Шутливое желание тигра похитить мальчишку из закрытой страны?
Мир тихо фыркнул своим мыслям. Это невозможно. Советы не выпускают своих граждан за пределы территории. То было лишь желание подтрунить, посмотреть на реакцию. Вдруг юноша стал бы заглядывать в лицо и вилять хвостиком, умоляя забрать себя из этой дремучей и неприветливой Родины? Рогозину хватило ума и сдержанности понять все правильно. И пусть не заблуждается.
-Да, впереди вся жизнь, полная бесконечных переездов с места не место, бесконечных поступлений в институты и техникумы... выгляжу то я не особо взрослым и студенческая скамья - самое то, что может мне подойти. После биологии... наверное, поеду поступать в Иркутск на химфак. Или во Владивосток... еще не решил. Впереди пока что имеется некоторый запас времени - успею и закончить, и на кафедре поработать. Может, ума хватит и защищусь... У нас здесь особо с подвигами не развернешься. Мечталось бы о научных экспедициях... на Урал или Дальний Восток... да мало ли таких мест, где можно найти что-то новое или получше изучить давно изведанное? Страна огромная  - как раз на мой век хватит, чтобы посетить каждый уголок. Только чем дальше, тем сложнее придется... светиться нельзя, а как тут... наниматься вечным помощником и опасаться, что не столкнешься случайно с кем-то из своих знакомых, которые попросту не поймут, почему в свои пятьдесят, как они, буду выглядеть на двадцать с хвостиком. В Советах наша личина и дар и проклятье. Знал бы ты сколько извели в революцию... и кто знает как карается сейчас... заключением под стражу или опытными лабораториями... Даже и думать не хочу. Впрочем, что-то я разболтался. Пойдем в дом. Надо что-то придумать на ужин...
Блондин натянул штаны и рубашку, засунул ноги в калоши и быстро преодолел расстояние до дома, загремел на кухне кастрюлями, желая отвлечься от несправедливости той ситуации в которой оказались оборотни в Советах. Будто они не живые существа и не имели права на существование как вид.

49

- Какой ты серьезный! Все про учебу думаешь, ученые степени, экспедиции. Я прямо-таки разгильдяем себя начинаю ощущать! - похоже разговор Миру был не очень по душе, но Эрих не мог никак уловить, что же именно не так. Юношу угнетает закрытость страны? Или то, что приходится ото всех скрываться? Это действительно проблема, но когда большой клан и связи с заграничными родственниками все намного проще. И тут его посетила внезапная идея, как совместить приятное с полезным. Как помочь Миру и реализовать свою благодарность. Идея была спонтанная и требовала некоторого осмысления перед тем, как быть озвученной. Тем временем он продолжил разговор, чтобы не завершать все на минорной ноте. - Хотя, возможно, дело во временах, в эпохах. В мою юность еще оставались неизученные заморские страны и колонии, которые нужно покорить, была экзотика далеких стран. А сейчас все изучено, ну, если не все, то многое, и уж нет того азарта. Возможно, разница еще в интересах, в характере и темпераменте. Но я бы не отказался послушать о том, что вы изучаете и что хотел бы лично ты изучать в рамках своей профессии. Не обещаю, что все пойму, но буду стараться! Или если хочешь, расскажу тебе что-нибудь о дальних странах, - Эрих последовал в дом за блондином, где попытался принять участие в готовке еды, в процессе то и дело отвлекая ласковыми касаниями. -  Ведь мир не ограничивается только Советами. Я слышал, что нашему брату приходится туго в этой стране, а вашей семье, раз ты говоришь про изоляцию, тяжелее вдвойне. Нам с этим проще - большой клан позволяет переезжать на новые места с наименьшими потерями. Приходится, конечно, новые документы заводить и придумывать разные истории, но это ж не каждый год, а раз в двадцать-тридцать лет. В прежние века с этим было немного попроще - не было паспортов и такого поголовного учета, сейчас сложнее, но пока выкручиваемся, - он ободряюще улыбнулся, все еще колеблясь, озвучивать ли пришедшую на ум мысль. Сейчас был удачный момент, однако было несколько "но". Он сам еще не выбрался из всей этой передряги и не может гарантировать исполнение своего предложение до того, как восстановит свое честное имя. Другое "но" было связано с семьей Мира и их изоляцией. Эрих не знал причин подобного обстоятельства - возможно, если его родители оказались в опале, их могли изгнать, и тогда могут отказать в поддержке или помощи, даже если наследник Майне попросит. С другой стороны не одними же тиграми Союза мир ограничен... В итоге оборотень все же решил озвучить свое измышление, вдруг потом не будет удобного случая или сейчас Мир ему скажет категоричное "нет"? Тогда будет время придумать какую-то иную благодарность. - И... возможно я смог бы помочь с этим тебе или всей вашей семье. В вашей стране живет довольно большой клан тигров, мы поддерживаем с ним дипломатические связи, и я мог бы попросить о нужной для вас помощи или содействии. В качестве благодарности за мое спасение, - говоря это, мужчина обнял со спины своего белокурого собеседника. Не хотелось, чтобы тот воспринял это как шутку или бахвальство. Да, будет нелегко, но спасенная жизнь стоит дорого. - Я понимаю, что сейчас не в том положении, чтобы что-то такое обещать, но я надеюсь, что смогу это исправить в ближайшее же время. Я не требую ответа немедленно, просто подумай. Мне хочется отблагодарить тебя чем-то действительно полезным.

50

Мир и сам не знал причин изоляции своей собственной семьи. Не могло же это быть просто потому, что вместе держаться было опасно? Хотя бы какие-нибудь редкие встречи, но могли бы происходить! Отец отмалчивался, мать пожимала плечами, а спросить было ровным счетом больше не у кого. Мужчина даже сумел заронить тень сомнения в душу блондина - а все ли в порядке у родителей с одноклановцами? Разве не должны держаться один за другого? Разве так не проще выжить в столь непростых условиях? А настоящие ли имена в его семье или они тоже иностранцы, оказавшиеся волею судьбы не в то время и не в том месте и вынужденные приспосабливаться к изменившимся условиям? Хотя... ареал обитания тотемного зверя как раз приходился на Дальний Восток... Может быть там стоит поискать всю остальную родню... или не стоит?
-Не думаю, что строительство, которым занимаются в вашей семье, может как то соотнестись с биологией. Не буду тебя утруждать восторженными рассказами про пестики и тычинки. Ты уж извини. - мальчишка чуть виновато улыбнулся. - Не хочу занудствовать и портить впечатление о себе, а то подумаешь, что я заучка и последний ботан. Мне близка природа и нравится жить здесь, в деревне. Биология, скорее, хорошее прикрытие, нежели любовь всей моей жизни. Быть может, потом, позже, смогу найти еще что-то более интересное и увлекательное... в мире столько всего непознанного!
Услышав предложение помочь, задумался. В искренности не приходилось сомневаться, хотя парой минутами ранее чуть ли не в маньяки его записал. Просто был слишком впечатлительным и плохо знал своего гостя - вот и лезли всякие глупости в голову.
-Отблагодарить? - задумчиво пробормотал. Не мог же сказать, что свою благодарность уже получил и не нуждается в каких-либо иных ее проявлениях. - Знаешь... я не уверен, что отец обрадуется. Ему вообще незачем знать о нашем знакомстве, иначе больше никогда не отпустят в деревню одного... Ты только не подумай чего... просто мы уже привыкли жить так, как сейчас. Нас никто не притесняет, никто не охотится. Грех жаловаться. Периодические переезды - самое большее, что может вызвать некоторый дискомфорт, но с этим ничего не поделаешь. У вас же тоже приходится менять документы. Ты извини, но... я спасал тигра в лесу не для того, чтобы выгадать что-то. Будет достаточно знать, что ты справился со своими проблемами и все. Значит, я старался и рисковал не напрасно. В наших лесах раненого тигра, знаешь ли, не каждый день встретишь! А вдруг бы ты захотел меня съесть? - блондин нервно хохотнул, снимая чайник с плиты. - Давай ужинать садиться. Наверное, проголодался? - Мир обернулся к Эриху и тепло улыбнулся. Хотелось сказать что-то такое, особенное, признаться, что никогда его не забудет, но... лишь потупил взгляд и взялся за тарелки - на сковороде уже разогрелся ужин. Смелости не хватило, да и побоялся, что может услышать что-то, что изменит его жизнь навсегда.

51

Предложенную помощь юноша принимать не спешил, что в целом было не такой уж неожиданностью. Похоже, Мир вообще не хотел афишировать свое маленькое приключение, да и не рвался что-то менять в своей спокойной и размеренной жизни. Эрих считал, что это его право, а потому уговаривать и настаивать не стал, хотя от идеи придумать достойную благодарность не отказался.
- Какой он у тебя строгий! Хотя в чем-то я его понимаю - такие сокровище надо оберегать! - Майне снова обнял юношу и поцеловал в шею, намекая, о каким сокровище речь. Хотя едва ли отец Мира догадывается, о привлекательности сына не только для женской половины человечества и нелюдей. - А вот съеденным оказаться ты сейчас рискуешь даже больше, чем тогда, в лесу. Сейчас-то я уже знаю, какой ты сладкий... - руки мужчины перебрались ниже и огладили ягодицы и бедра, но увлекаться тисканьем не стали, не зря же Мир с ужином возился? А то отвлекутся и станет он холодным. Да и не был Эрих уверен, что любовник оценит такое скорое продолжение недавних постельных игр. Вот завтра - другое дело. - Что касается благодарности - я знаю, что ты делал это без каких-либо корыстных целей. Ты ведь поначалу думал, что я просто животное. Но это ничуть не умаляет моего желания сделать что-то хорошее для тебя. Я просто не могу иначе. Я не смогу спать спокойно, ничем тебя не отблагодарив. Не обязательно прямо сейчас - а вообще. Мне хотелось бы, чтобы это было что-то ценное и тебе нужное, - об этом Эрих говорил серьезно, и по интонациям было понятно - для него благодарность действительно не пустой звук и не формальность.
После ужина мужчина предложил выйти в сад с пледом - дома еще успеют насидеться, тем более что обоим зверям на природе как-то комфортней. На поселок тем временем плавно опустились сумерки, а в небе зажглись звезды, яркие и многочисленные, не такие как в городе. Эрих то и дело касался Мира, целовал его и прижимал к себе, всячески выражая свою искреннюю приязнь и симпатию. Чтобы там юноша о себе ни говорил, занудой он не казался, и Майне все равно хотелось узнать о нем как можно больше. Но на этот раз он пошел иным путем и завел разговоры на отвлеченные, а порой и абстрактные темы, ведь это тоже позволяет узнать человека ближе.
Спустя часы, слегка подъеденные комарами, все-таки решили отправиться спать. В этот раз спали в одной постели и Эрих с удовольствием прижимал к себе спящего юношу, чувствуя себя радостным не смотря на нависающие над его головой проблемы. Так не хотелось, чтобы эта ночь кончалась, хотелось провести с этим привлекательным блондином еще хотя бы немного времени, ведь потом наверняка придется расстаться.
Утро началось поздно и вполне приятно. Рядом все еще посапывал теплый и разнеженный Мир, его так и хотелось зацеловать и залюбить до ломоты в теле и сорванного голоса. От одних лишь мыслей об этом и воспоминаний вчерашнего дня в паху становилось жарко. А потому только мыслями мужчина ограничиваться не стал, и перешел к делу. Он принялся будить юношу нежными поцелуями, оглаживая его манящее тело руками. Постепенно поцелуи смещались все ниже, пока пока не коснулись члена и не обернулись уже откровенными ласками. И хотя это был уже не первый раз, но Эрих все равно оставался внимательным и заботливым, подготавливая и отвлекая любовника ласками. Зато потом снова позволил себе с головой окунуться в омут страсти, изливая на Мира все свои чувства и неприкрытые желания к обоюдному удовольствию. А после были нежности и ласки, но уже ленивые и расслабленные. Но в итоге все же пришлось оторваться друг от друга и вставать на встречу новому дню.
Эрих вышел на крыльцо, лениво и удовлетворенно потягиваясь, после чего направился по вполне прозаичным делам. Когда же утренний моцион по уличным удобствам был окончен и оборотень уже собирался вернуться в дом, лениво почесывая отросшую еще больше щетину, то заметил кое-что привлекшее его внимание и заставившее собраться. Между деревьями, со стороны улицы мелькнули две до боли знакомые фигуры. Ошибки быть не могло - его все-таки нашли. Но, кажется, пока заметить не успели, так что были секунды форы до того, как родственнички зайдут во двор и его увидят. Прятаться в доме показалось бессмысленным, но и стоять как прыщ на виду тоже было глупо - наверняка за ним пришли с оружием, а потому оборотень решил притаиться в так удобно растущих неподалеку кустах сирени, чтобы иметь шанс сделать что-то на эффекте неожиданности.
Тем временем незваные гости подошли к калитке, через забор осмотрели двор, а затем отперли щеколду на дверце и вошли во двор, осматриваясь и принюхиваясь. Эрих обдумывал, в какой момент лучше будет напасть, когда пороге появился Мир. Это было так не вовремя! Он надеялся не привлекать лишнего внимания к своему спасителю, но теперь было поздно. Внимание вошедших мужчин оказалось приковано к блондину.
- Добрый день, уважаемый! - вежливо обратился один из тигров. У него так же, как и у Эриха был заметный акцент, но он так же неплохо говорил по-русски. Одет он был в простые штаны бежевого цвета и зеленоватую мешковатую куртку-ветровку, под которой в застегнутом виде удобно прятать кобуру с пистолетом. - Мы ищем одного человека. Высокий, примерно метр восемьдесят пять сантиметров ростом, спортивного телосложения, волосы рыжие, глаза карие, из особых примет - на спине татуировка в виде полос. Ваши соседи сказали, что видели его вчера в вашем дворе. Он очень опасный преступник и легко умеет входить в доверие, рассказывая правдоподобные истории. Ради вашей же безопасности - скажите нам, все, что вы знаете о его настоящем местонахождении. Повторюсь - это очень важно.

52

Эрих порой смущал до невозможного. Блондин уже поверил, что тот и правда готов был его похитить, увезти из страны и от одной  этой мысли сердце сладко сжималось в груди. Влюбился, как последний дурак и даже уже не смел отрицать этого факта. Жаль, что вместе им не суждено быть и, значит, вообще не стоило говорить об этом, думать об этом, мечтать об этом. Как-нибудь переживет, воспоминания сгладятся и не будут уже настолько болезненными. Сейчас же просто наслаждался тем, что было и старался не думать о завтрашнем дне.
Вечер прошел волшебно - после ужина они долго разговаривали, сидя на свежем воздухе. Мальчишка прислонился головой к плечу мужчины, греясь в его объятьях. Давно не испытывал такого умиротворения и тепла, давно так блаженно не улыбался и не воспринимал кровососущих тварей как сущую мелочь. Все было ничем рядом с ним и менять ничего не хотел.
Спать было хотел идти в свою постель, но Эрих рассудил по другому, а блондин даже не стал сопротивляться. Непривычно, правда, было ложиться в постель с кем-то, да еще и раздеваться под внимательным взглядом. До конца, правда, постеснялся и юркнул под одеяло в трусах, чтобы поутру проснуться уже без них от весьма будоражащих ощущений. И вновь поддался страсти, отдавая себя целиком и полностью ему. До сорванных хриплых стонов, до искусанных губ и почти что полного беспамятства. Второй раз пришелся по вкусу куда как более, нежели первый опыт. Даже уже норовил приласкать партнера в ответ, отвечал на поцелуи и чувствовал себя несколько увереннее.
Какое-то время еще повалялись в объятьях друг друга, нежась и ласкаясь, но даже столь приятное занятие не могло длиться вечно. Эрих покинул нагретую постель и ушел во двор, а блондин, пообнимавшись какое-то время с его подушкой, нехотя выбрался из-под одеяла и лениво оделся - фигурировать голым торсом в засосах перед соседками не хотелось так точно, поэтому приходилось соблюдать правила приличия. И, как оказалось, не зря.
Сладко позевывая, Мир вышел на крыльцо и тут же увидел двух мужчин, что, никого не таясь, шли по дорожке к дому. Напрягся, окинув их хмурым взглядом, но тут же взял себя в руки. Не было даже и тени сомнения зачем эти два ... судя по запаху, оборотня заявились  к нему.
-И вам доброго. -уверенно проговорил, переводя взгляд с одного на другого. - Не понимаю о чем вы. Я здесь один. Точнее... отец скоро должен приехать. Не знаю что там причудилось соседям. Пить меньше надо... - фыркнул пренебрежительно, отмечая, что ветер пока что дует в спины незнакомцам и, значит, почувствовать присутствие Эриха в этот момент вряд ли смогут. Разве что подойдут ближе. - Если на этом все - попросил бы вас уйти. Поищите вашу пропажу где-нибудь в другом месте. У меня много дел. Вы не вовремя.

53

Уверенное поведение хозяина дома не заставило тигров отступить. Они уже опростоволосились один раз, упустив раненного Эриха, вторая ошибка была недопустима. И так после нескольких дней сплошных разъездов и безуспешных поисков хоть какая-то зацепка! Им во что бы то ни стало нужно было найти наследника, хоть из-под земли его вытащить и закончить дело. А потому вставший на пути блондин был лишь досадливой помехой.
- Почудилось или нет - мы обязаны проверить, - холодно отозвался мужчина, переглянулся со своим напарником, кивнул тому на дом. Молчавший доселе тигр кивнул в ответ и по-хозяйски направился осмотреть дом, на ходу вытаскивая из-под ветровки пистолет. Если их цель была в доме, то даже при наличии только подручных предметов в его распоряжении захват мог стать проблемой. Оставшийся же за пару шагов сократил разделявшее их расстояние, и с силой прижал Мира к ближайшей же стенке, схватил за ворот рубашки. Угрожающе прошипел:
- Не заговаривай мне зубы, мальчишка! Он был здесь, я чую! Он тебе что-то пообещал, да? Денег? Скажи сколько - мы дадим тебе больше!
Эрих до поры до времени наблюдал за происходящим из своего укрытия. Его душу приятно грело то, что Мир не спешил выдавать своего незваного гостя и повел себя так смело. Вот только Майне хорошо знал тех, кто с ним ехал для подтверждения прохождения испытания - слабаками те не были. Да и после провала едва ли отступили бы так просто. Эрих знал, что без него, точнее его трупа, они отсюда не уйдут. И им будет все равно, если к трупу наследника присоединится еще один или парочка.
То, что пришедшие по его душу соклановцы решили разделиться, сейчас было на руку оборотню. С одним у него шансов справиться больше, чем с двумя, тем более вооруженными. А уж когда оставшийся посмел тронуть Мира, Эрих и вовсе терпеть не стал. Это его проблемы и он сам должен с ними разобраться - он не может себе позволить вовлекать в них своего спасителя еще больше, и уж тем более не позволит причинить ему вред.
Оборотень выскочил из своего укрытия и налетел на оставшегося во дворе мужчину. Тот, конечно же, услышал шелест кустов, успел развернуться на звук и даже вскинуть пистолет, но вот спустить курок не успел - Майне уже поравнялся с ним и четким движением выбил пистолет. Завязался рукопашный бой. Мужчины двигались быстро, обмениваясь короткими и четкими ударами на поражение. В итоге скулу Эриха украсила наливающаяся гематома, а на одну ногу он чуть хромал после удара в бедро, зато его противник лежал без сознания, сраженный четким ударом в висок.
- Мир! Спрячься где-нибудь пока-что! - Майне кинул беглый взгляд на юношу, потом на сени и затем в ту сторону, куда отлетел пистолет, прикидывая, как лучше действовать. Пара секунд, и вот уже появился второй из мужчин, а пуля чиркнула в опасной близости от оборотня - если бы не нечеловеческие рефлексы, выстрел бы достиг цели.
Эрих метнулся в сторону упавшего пистолета, сделал кувырок, подхватывая оружие и в движении начал стрелять навскидку по противнику. Но тот так же обладал отличными боевыми навыками и рефлексами, а потому на месте не стоял, более того, воспользовался выходом из сеней как прикрытием. Майне укрылся за поленницей. Выставив перед собой дуло пистолета, он поискал взглядом Мира и второго противника, что все еще был в отключке. Ситуация получалась патовая, но время было не на стороне Эриха. Наверняка его дядя где-то рядом и выстрелы не остались незамеченными. Нужно было убираться отсюда и срочно.
Он сделал пару выстрелов в сторону затаившегося в сенях противника, заставляя его спрятаться, а сам кинулся к той части двора, где был Мира и лежал второй мужчина. Тренькнули выстрелы, а один даже оставил кровавый след на голом боку оборотня - пуля прошла навылет, задев кожу. Зато теперь нападавшему пришлось бы покинуть свое укрытие или прятаться за углом, чтобы стрелять по оставшимся во дворе.
- Прости, что втянул тебя в это... Но нам придется уходить прямо сейчас. Не уверен, что мы сейчас сможем пробиться в дом - у тебя там что-то ценное осталось? - сам Майне подтащил к себе лежащего на земле и споро принялся шарить по карманам, а затем и стягивать одежду - он был в одним штанах. При этом оборотень то и дело поглядывал туда, откуда мог появиться противник и иногда постреливал.

54

Мир даже представить себе не мог, что вся эта история со случайно подобранным иностранцем будет иметь столь неожиданное для него продолжение. Теперь не оставалось сомнений, что отец узнает обо всем и тогда придется держать перед ним ответ. Отпустит ли теперь в одиночку в деревню или запрет под замком в городе... Он никогда не был мягким ни со студентами, ни с членами своей семьи, но сыну доверял, полагая, что тот будет благоразумным и не натворит глупостей. Теперь это доверие будет утеряно раз и навсегда. Особенно, если соседки расскажут про незнакомца, которого искали весьма подозрительные личности. Отговориться, что это был дядя из Прибалтики перед ними вряд ли теперь удастся и, значит, не получится завязать языки. Кумушкам будет о чем потолковать долгими зимними вечерами, рассказывая и придумывая все новые небылицы.
Наивно было бы предполагать, что эти двое уйдут просто так. Еще наивнее - думать, что по следу Эриха шли люди, а не его соклановцы по какой-то причине решившие предать. Да и пугаться какого-то худосочного мальчишки для таких бугаев было бы верхом тупизны и они, естественно, чувствовали себя королями положения. Вот тут Рогозин действительно испугался, когда окончательно дошло, что все это не шуточки и церемониться с ним никто не собирается. Однако это не изменило его намерений и дальше держать язык за зубами. Быть может, удалось бы навешать им какой-нибудь лапши на уши про угрозы со стороны тигра и подневольную судьбинушку. Мальчишка сглотнул, оказавшись прижатым к стене дома и чуть затравленно посмотрел в глаза своего обидчика.
-Какие деньги? О чем вы? Немедленно уходите! Вы нарушаете правопорядок! Соседи сейчас позовут милицию... - настырно лопотал, косясь на второго, доставшего пистолет.
Далее все развивалось слишком быстро - появление Эриха, выстрелы, драка... Рогозин только успел спрятаться за крыльцом, чтобы не попасться под горячую руку двух разъяренных мужчин. Сказать, что он был напуган - не сказать ничего. Вся окружающая действительность мгновенно приобрела четкие очертания, все звуки сопровождались глухими ударами сердца в ушах. Впрочем, до невменяемого состояния было еще очень далеко - он четко понимал и осознавал опасность, которая исходила от незваных гостей и так же беспрекословно послушался Эриха, отрицательно мотнув головой на его вопрос. Ничего, кроме документов, в доме ценного не было. Разве что еще небольшая сумма наличности - много держать не было смысла. Прокормиться ирбис мог и несколько нетрадиционными для простого обывателя способами.
-Ты ранен... - скорее почувствовал аромат крови, нежели увидел. - Сразу за околицей, наверное, стоит обернуться - четыре ноги явно быстрее двух. Только вот вещи придется как-то тащить с собой - не выйдем же голыми посреди села! - блондин нервно улыбнулся и сиганул вслед мужчине. Оставалось надеяться, что избу не спалят в отместку за невольную помощь и заступничество столь неугодной для некоторых особы.

55

- Мелочи... Царапина, - отмахнулся Эрих на слова о ранении. Было, конечно, больно, но адреналин гасил большую часть неприятных ощущений, а регенерация делала свое дело. Он закончил раздевать бесчувственного соклановца, взял даже ботинки, которые вместе с одеждой скрутил в некоторое подобие мешка. Тратить время на переодевание сейчас смысла не было - все равно будут оборачиваться. Так же список полезных вещей, найденных при обыске, пополнила запасная обойма, документы и кошелек с рублями. Наличности было не слишком много - так, на бытовые мелочи, но сейчас и это было не лишним. - Веди к околице, попробуем прорваться отсюда.
Эрих пропустил Мира вперед, показывать дорогу, а сам прикрывал их отход огородами. Засевший в доме тигр пытался ринуться за ними следом, даже стрелял, от чего Майне каждый раз хватал блондина в объятия и прижимал к себе - собственное ранение он перенес бы легче, чем ранение или даже гибель своего юного любовника. Но в этот раз удача была на стороне беглецов и им удалось оторваться, оставив преследователя плутать в зарослях кукурузы.
- Думаю, сейчас нам лучше всего пойти к трассе, где есть автобусная остановка до ближайшего города с отделением связи. Скорее всего, на ближайших остановках или станциях нас будут искать, так что если ты знаешь какие-то отдаленные или не очень популярные пути отсюда - будет отлично, если нет - попытаемся их опередить - в городе нас найти будет куда сложнее.
В спокойной, насколько в данной ситуации это возможно, обстановке Эрих перепаковал вещи удобней, чтобы получившийся узел можно было нести зверем в зубах, после чего перекинулся. Он послушно последовал за Миром, куда тот вел, доверяясь своему спасителю всецело. Пробежаться пришлось прилично, зато потом был отдых в ожидании автобуса. То ли они действительно оказались достаточно далеко от предполагаемой дядей зоны поиска, то ли удачно разминулись, а то ли их не заметили в тени деревьев. Так или иначе, через некоторое время подкатил пузатый рейсовый автобус, в котором пришлось трястись не один час до города.
В городе Эрих снова доверился Миру, чтобы тот стал его провожатым до отделения связи. Мужчина старался вести себя непринужденно и не привлекать к ним внимание, но все равно чувствовал беспокойство, оглядываясь по сторонам. Все же его действия были довольно предсказуемыми - что помешает дяде устроить засаду и поймать его на подходе к цели? Или дать наводку местным стражам порядка? Но то ли им удалось проскочить раньше, то ли там их не ждали, а то ли руки у дяди оказались не настолько длинными, как представлялось. Тем не менее, успокоился Майне только оказавшись в телефонной кабинке вместе с Миром. Юношу он от себя не желал отпускать ни на шаг, беспокоясь, что ему могут навредить. Потому, даже когда звонил, он прижимал к себе юного ирбиса, благо дверь скрывала их от любопытных глаз и можно было подумать, что они просто вдвоем хотят поговорить с заграничными родственниками.
Первым делом Эрих позвонил домой, не зная, застанет ли там отца. Удача на этот раз ему не улыбнулась, зато смог поговорить с матерью. Она волновалась в виду отсутствия информации о местонахождении сына и была очень рада его слышать. Пришлось кратко изложить ей события последних дней, на случай, если до отца дозвониться не получится - по словам матери тот был на своем рабочем месте. В офисе на звонки отвечала секретарша - Эльза, и в этот раз так же трубку взяла она. Представляться не потребовалось - сына начальника она всегда узнавала по голосу, а потому вскоре звонок был направлен по адресу. В те секунды, что длилось ожидание, Эрих ощутил внезапное волнение - как воспримет отец его звонок и его слова? Ведь наверняка дядя ему звонил и что-то убедительное успел наплести. Но Майне-младший верил в справедливость и рассудительность своего родителя - если он не пожелает разобраться и не поверит своему наследнику - то тогда зачем вообще все это? Ведь семья и клан - это же не просто так? А уж хоть перед советом, хоть перед шаманами он докажет свою невиновность. Эрих верил, что свои его поддержат и во всем разберутся, а не станут рубить с плеча.
Кто знает, о чем бы еще успел подумать оборотень, если бы на том конце телефонного провода не прозвучал знакомый голос. Все мысли и заготовленный слова как-то разом разбежались, но мужчина взял себя в руки, теснее прижал к себе Мира, выдохнул и заговорил, стараясь, чтобы голос звучал как можно спокойней. Он повторил свой рассказ, чуть более детализированный, чем для матери, ожидая вердикта. Повисшая на том конце провода тишина казалась невыносимо долгой, почти бесконечной. Наконец, отец сказал, что ситуация требует серьезного решения со всеми участниками происшествия и с нейтральными лицами в качестве наблюдателей, а потому он постарается в ближайшее же время вылететь. До той поры же Эриху предлагалось связаться с координатором из клана тигров СССР, которые, как оказалось, так же оказывали содействие в его поисках. Продиктованный номер оборотень записал прямо на руке шариковой ручкой и обещал позже перезвонить - после предварительного звонка отца с предупреждением о последующем звонке сына. Возможно, будь Эрих сам, он бы поостерегся от контактов с русскими соплеменниками и встретился уже только с отцом. Но он не хотел заставлять Мира ночевать вместе с собой на улице, а изъятых денег едва ли хватило бы на номер, не говоря уже про еду к нему в придачу, а он чувствовал себя обязанным позаботиться о своем спасителе.
Повесив трубку, Эрих еще какое-то время постоял в кабинке, размышляя, затем обратился к Миру:
-Я поговорил с отцом, он скоро приедет сюда, в течении пары дней. До тех пор нам лучше побыть в гостях и... под защитой у здешнего клана тигров. Ты ведь не против провести со мной еще пару дней? Но позвоню им чуть позже, а пока что можно выйти и где-нибудь перекусить. Не знаю, как ты, а я со всеми этим приключениями ужасно проголодался!

56

Столько приключений у юного ирбиса не было за всю недолгую жизнь и, хотелось верить, больше не будет. Слишком экстремально и опасно для жизни. Врагу не пожелаешь таких бегов с последующим путешествием в автобусе, плутанием по городу и постоянным страхом, что вот-вот длинные руки дяди иностранца могут цепко схватить за загривок и легко свернуть шею, что и останков потом не сыщется. А еще волновался, что в доме остались документы и теперь семья могла быть под угрозой, если вдруг те догадаются надавить по-другому. Что тогда останется делать Миру? Родные или он. Выбор, к его ужасу, был очевиден, каким бы сложным ни был.
Из разговора по телефону мальчишка не понял ничего - разобрал только женский обеспокоенный голос и властный мужской. Языка не знал, да и подслушивать было бы некрасиво, если бы не вынужденная близость - блондин стоял плотно прижатым к груди Эриха и наслаждался минутами покоя. Много ли их осталось или скоро опять придется срываться и куда-то бежать? Сложно было предположить. Одно Рогозин мог предположить однозначно - если помощь и придет, то она вряд ли будет настолько быстрой, как того хотелось бы. Это, безусловно, не значило, что он побыстрее хочет отделаться от своего гостя. Нет, наоборот, был бы счастлив каждому лишнему часу, проведенному вместе, но только, желательно, не под свист пуль.
-Перекусить? Все будет зависеть от того, сколько денег осталось и куда придется ехать. Или нас заберут? Можно было бы в пельменную - сытно и относительно недорого. Если совсем недорого - в пирожковую. В этом городе есть одна - там пекут потрясающие пирожки на любой вкус. Больше как-то на ум ничего не приходит. Ну или в столовую обычную - их тут полным полно. Тоже относительно недорого, да и по полной программе - от первого до сладкого чая с булочкой. - мальчишка сам сглотнут слюну, поскольку подобный променад истощил и его силы. - А там... у ваших родственников точно будет безопасно? Они не заодно с твоим дядей? И, если будет можно, хотел бы сделать звонок домой. На тот случай, если соседи уже растрезвонили моим о стрельбе. Просто хочу сказать им, что жив-здоров и скоро вернусь в деревню.
Отлипать от мужчины не хотелось. Совсем. Осталось каких-то жалких два дня и большую часть времени он не сможет касаться вот так вот, обнимать безнаказанно. Там, куда они, возможно, поедут уже не будет такой возможности - открыто наслаждаться близостью, осторожно скользя щекой по клетчатой рубашке, ласкаясь. Да здесь и сейчас никто не видит их объятий.
-Ну так? Куда вести тебя? - мальчишка чуть улыбнулся, старательно скрывая грусть. Ведь знал же, что это не навсегда, что рано или поздно их путям суждено разойтись и теперь у него есть целых два дня, чтобы хотя бы побыть рядом и запечатлеть образ сильного, страстного и такого притягательного оборотня у себя в сознании.

57

Эрих не спешил выходить из кабинки и отпускать Мира. Он так же понимал, что скоро у них не будет возможности открыто обниматься и целоваться. Конечно, в былые времена к публичному проявлению симпатии требования были еще строже, в том числе и в отношении женщин, не говоря уже про мужчин, но с каждым десятилетием нравы становились все более свободными, соблазняя пользоваться вольностями и заходить еще дальше. Майне наклонился к юноше, улыбнулся ему в ответ и нежно поцеловал его в висок.
- Позвони, конечно. Это надо как-то отдельно оформлять или можно тут же сразу? - как бы ни хотелось подольше сохранить некое подобие уединенности и насладиться близостью, все же пришлось выходить из кабинки, дабы не привлекать лишнего внимания, да и Миру нужно было сделать собственный звонок. - Что касается безопасности... думаю, плюсы в данном случае перевешивают минусы. Да и они нам не родственники - просто соплеменники, с которыми мы поддерживаем контакт. Не знаю, заодно они или нет, но вариантов не густо. Да и в целом им не выгодно сейчас меня устранять, когда отец знает, что я жив и здоров. К тому же, я попросил его лично переговорить с местным главой клана - после такого подстраховки вредить мне не выгодно вдвойне. В целом же, насколько я знаю местных, они вообще предпочитают не вмешиваться в чужие разборки, так что сомневаюсь, что в текущих условиях они поддержат моего дядю - это со многих сторон им менее выгодно, чем поддержать моего отца, как настоящего главу клана. В любом случае, я не беспомощный котенок и не ранен смертельно, так что смогу о нас позаботиться, - он улыбнулся, желая передать блондину хотя бы часть своей уверенности, что все будет хорошо.
Пойти решили все-таки в столовую, чтобы наесться от пуза - как знать, когда в следующий раз перекусить получится? По пути Эрих старался не терять бдительности, но никто за ними не следил и повышенного внимания не проявлял. В самой столовой он взял на попробовать несколько разных блюд, которые были в диковинку иностранцу, в итоге вдвоем с Миром они едва все умяли. После сытного обеда, как водится, настроение улучшилось, а беспокойство немного улеглось.
Чтобы позвонить решили воспользоваться обычной таксофонной будкой, куда Эрих так же зашел вместе с Миром. На этот раз разговор шел на русском, а потому был более понятен юноше. В итоге Майне договорился, что их встретят через час возле памятнике в сквере неподалеку от будки, а затем отвезут в гостиницу для временного размещения.
Оставшееся время до встречи мужчина предложил провести в нужной сквере, взяв по мороженному. От предвкушения скорой передышки настроение еще немного улучшилось и он старался развлечь своего спутника разговорами, рассказывая о некоторых опасных приключениях в своей жизни, когда еще не было повсеместных телефонов и развитой транспортной системы, от чего приходилось выбираться с большими трудностями.
Встреча состоялась в срок, хотя пришедшего тигра несколько удивило присутствие Мира, но Эрих пояснил, что этот оборотень ему сильно помог из-за чего сейчас находится в опасности, и потому до разрешения ситуации останется с ним. На это мужчина только пожал плечам и поинтересовался - подойдет ли им двухместный номер или нужны разные? Майне уверил, что двухместный их устроит и поблагодарил за хлопоты. В итоге старенький, но вполне ухоженный и резвый "Москвич" отвез их в небольшую гостиницу в тихом и несколько удаленном от центра города районе. Местный оборотень помог с заселением, оставил приличную сумму денег на расходы, а так же список телефонов и адресов, куда можно обратиться в случае проблем. Так же он намекнул, что тут они в безопасности, но в городе никто этого гарантировать не сможет - конвой к Эриху приставлять никто не собирался, да и сильно вмешиваться в разборки иностранного клана - тоже, лишь оказывали небольшое содействие, как гостеприимные хозяева территории.
Оставшись наедине с Миром в номере, Майне заключил последнего в объятия, пользуясь моментом для ласк. Весь день ему хотелось касаться юноши, это становилось чем-то вроде наркотической потребности, с которой оказалось весьма сложно бороться. Поинтересовался:
- Есть предложения, чем заняться сейчас? Я бы не отказался принять душ,  немного передохнуть и все обдумать. Или ты хочешь выйти прогуляться?

58

Эрих немного смог успокоить блондина относительно возможных последствий встречи с представителями местного клана тигров. Оставалось надеяться, что они не попадутся дяде и все не закрутиться с неимоверной скоростью, иначе о возможных последствиях можно было бы только догадываться.
В столовой Мира позабавило как иностранец пробует незнакомые блюда - словно ступает по минному полю. Ну конечно! Он же не привыкший к местной кухне, но бояться отравиться определенно не стоило. Сам зато наелся до отвала, что глаза начали слипаться сами собой и все тело тянуло принять какую-нибудь горизонтальную поверхность, но мешала не располагавшая к отдыху обстановка и более чем неопределенные обстоятельства. В итоге из-за стола выбирался с неимоверным нежеланием, глаза едва смотрели на окружающий мир, а голова так и клонилась к сильному мужскому плечу. Пришлось держать себя в руках, чтобы не предложить посидеть где-нибудь с часочек. Такая возможность, правда, предоставилась сразу после звонка в местный клан и, вяло облизывая мороженое, Рогозин едва не клевал носом, внимая интересному и увлекательному рассказу своего спутника. Вставал один-единственный вопрос - так сколько же тогда, получается, лет оборотню, раз он жил уже в столь далекие времена? Вот же сюрпризы выкидывает их натура, не позволяя с точностью определить возрастную категорию своего собеседника. Мужчине могло оказаться и около тридцати и далеко за триста. Это, безусловно, мало что меняло, но рядом со столь внушительным и солидным тигром невольно начинал чувствовать себя не просто мальчишкой, но эмбрионом каким-то...
На встрече с представителем местного клана Мир несколько разволновался - тот явно был удивлен присутствию еще одного лица рядом с иностранцем, но, к счастью, и этот вопрос был быстро улажен и вскоре они уже ехали по улочкам города к месту их временного пристанища. На ближайшие два дня.
В комнате гостиницы, стоило только остаться наедине, блондин устало прижался к Эриху и обвил его руками, обнимая. Так было надежнее, теплее и безопаснее, да и хотелось до невозможного давно вот так вот заключить его в объятья или хотя бы дотронуться. Не просто так, а по-особенному, выражая свою симпатию.
-Мои желания целиком и полностью совпадают с твоими... На сегодня, наверное, уже достаточно нагулялись, а город, если хочешь, могу показать и завтра. Твой отец когда приезжает? Завтра? Или послезавтра? - юноша чуть отстранился и натянуто улыбнулся. - Я рад, что все так быстро и благополучно разрешилось. Совсем скоро ты уже будешь дома и сможешь забыть с облегчением это маленькое безумное приключение.  - небольшая пауза. - Знал бы ты насколько я был удивлен увидеть тигра в местных лесах! Обомлел буквально... но, наверное, это и привлекло мое внимание... - задумчиво добавил.- Ну? Кто первый в душ? - вновь улыбнулся аккуратно выворачиваясь из объятий мужчины и отходя к окну. Странно было чувствовать себя пленником в собственном городе.

59

Было особенно приятно ощущать, что их тяга друг к другу и желание прикосновений взаимно, и от того еще больше не хотелось выпускать Мира из своих рук. А потому, когда юноша отстранился и отошел к окну, спрашивая про душ, Эрих пошел за ним следом и снова привлек к себе. Это становилось почти наваждением и Майне понимал, что такое поведение немного странно для солидного сдержанного мужчины, но ничего не мог с сбой поделать. Вопрос о дате приезда отца словно бы напомнил, что у них мало времени. И ему хотелось насладиться последними днями и часами сполна.
- Миииир, идем в душ вместе? - но вопреки словам, он не спешил переходить к банным процедурам. Проговорил уже чуть тише:
- Я точно не знаю, когда приедете отец - смотря как с визами получится, но думаю в течении пары дней, вряд ли больше недели... В любом случае, со мной свяжутся заранее. А до тех пор мы можем заниматься чем угодно. Сегодня останемся тут, а завтра... Завтра и подумаем, чего хотим, идет? И... знаешь, я не хочу забывать это приключение. Пусть с ним связано много неприятных моментов, но есть главный положительный - это ты. Можешь думать что угодно и не верить - но я не хочу тебя забывать. И не только потому, что без тебя я бы уже пошел на корм червям. А потому что ты... такой. Мне хорошо с тобой, тепло и уютно, и я хочу запомнить каждую минуту вместе, - Эрих не сдержался и принялся целовать Мира сначала осторожно и целомудренно - в макушку, висок, щеку, и только потом позволил более откровенное выражение чувств.
В итоге мужчина утащил-таки блондина с собой в душ, где продолжил ласки в еще более откровенном ключе. После перебрались уже в постель, где можно было с большим комфортом продолжать начатое ранее, потом опять купаться, чтобы затем просто расслабленно валяться и разговаривать до самой ночи и опять уснуть в обнимку.
На следующий день, чтобы не сидеть все время в номере, вышли погулять в городе. На людях приходилось вести себя сдержанно и прилично, что не мешало Эриху то и дело как бы невзначай касаться Мира, а когда никто не видит - украдкой целовать. Он чувствовал себя влюбленным юнцом, часто улыбался и ничего не мог с собой поделать. Будь объект его чувств девушкой - все решалось бы проще, а так приходилось задумываться о дальнейшей судьбе этих отношений. Хотя, как ни крути, многое упиралось в желания самого юноши - захочет ли он поддерживать общение и после или предпочтет забыть, как курортный роман? Это волновало Майне, но он старался гнать подобные мысли, чтобы они не отравляли отпущенные им мгновения счастья. А те, надо признать пролетели неумолимо быстро.
Через два дня, к вечеру третьего прибыл отец Эриха в сопровождении шамана и нескольких доверенных людей. Поселили их в той же гостинице, только на другом этаже, что не могло не радовать младшего Майне, желавшего урвать последние часы уединения с Миром между делами. Впрочем, он сразу познакомил родителя со своим спасителем, чтобы у первого даже не возникло сомнений в ценности юноши и важности его присутствия, в том числе и как свидетеля. Фридрих Майне к Миру отнесся со спокойной доброжелательностью, поблагодарил за участие и задал интересовавшие его вопросы, после чего особого интереса не проявлял, а вот сына взял в оборот по полной программе. Шаман даже провел специальный ритуал, в ходе которого выяснялась правдивость версии Эриха и как результат была подтверждена его невиновность и честное прохождение испытания. Так же стало известно, что вот уже несколько дней от его дяди нет вестей и на связь он не выходит, что так же косвенно подтверждало невиновность наследника и виновность заговорщиков.

60

Безумные два дня вместе. Разве мог мечтать о подобном? Не боялся быть замеченным любопытными соседками, не боялся сделать или сказать что-то не так - просто наслаждался каждой минутой, впитывал его тепло и старался дарить свое взамен. Наверное, так выглядят первые дни у молодоженов- наполнены чувственностью, нежностью и... любовью? Мир был честен перед собой и признал, что да - влюбился и любая попытка быть более сдержанным сходила на нет стоило увидеть лучащийся теплом взгляд мужчины. Под ним просто таял и надеялся, что его отец приедет как можно позже, что возникнут какие-нибудь проблемы с оформлением документов, проездом на отнюдь не маленькое расстояние, но... к его сожалению время пролетело быстро и незаметно.
Рогозин жутко стушевался перед солидным мужчиной, не знал как себя вести, но, к счастью, тот абсолютно не заинтересовался личностью невольного спутника его сына и быстро взялся за решение насущных проблем. Эрих был занят, а Мир не знал как бы поскорее закончилось это мучение. необходимость в его присутствии отпала, да и, судя по всему, дядюшка успел испариться в неизвестном направлении.  Если в первую ночь приезда Фридриха Мир остался ночевать с Эрихом, ластясь  и  прижимаясь к нему под одеялом, то под вечер второго дня, помирая от скуки в номере в ожидании возвращения оборотня, решил, что пора расставаться. Предстоял непростой для ирбиса разговор и парень очень волновался. Не знал с какой стороны подойти. Стоило только любовнику вернуться, как Мир глубоко вдохнул и выдохнул, морально готовясь.
-Очень устал?  - подошел и ткнулся носом ему в грудь. - Наверное... знаешь... я подумал... мне пора. - чуть улыбнулся. - Должен признаться, что живу на окраине этого города. Я здесь родился и вырос. Твой отец успешно приехал, вы решаете возникшую проблему и я абсолютно уверен, что решите ее в скором времени. Мое же присутствие в твоем номере по меньшей мере странно. Свою функцию давно выполнил, да и... родители волнуются. Думаю, что соседи в красках расписали ту перестрелку и мой последующий побег. А я ведь так и не позвонил им. Заставляю волноваться... совсем потерялся тут... с тобой. - мальчишка обвил руками талию мужчины и крепко обнял. - Я тоже не забуду эти дни. Никогда. Но на этом, пожалуй, наши пути расходятся, да? - голос едва не сорвался. Не думал, что за столь короткое время прикипит к мужчине, станет зависимым от его ласк, внимания, объятий. - Обними меня, Эрих.
На большую просьбу не хватило смелости, да и выговаривался, ткнувшись носом в грудь оборотня, не решаясь смотреть в глаза. И пусть уже был поздний вечер - мог бы позвонить отцу и тот забрал бы его из любой точки города. Мечтать об еще одной страстной ночи было кощунством - слишком нереально, слишком хорошо, чтобы стать правдой, да и никоим образом не облегчило бы неизбежного.


Вы здесь » Меридиан » ФБ и ФФ » Не подбирайте кошек на улице. Особенно больших. Альтернатива.