Меридиан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Меридиан » ФБ и ФФ » Не подбирайте кошек на улице. Особенно больших. Альтернатива.


Не подбирайте кошек на улице. Особенно больших. Альтернатива.

Сообщений 1 страница 30 из 108

1

...

2

Каждый шаг давался с трудом. Боль растекалась по всему телу противны-ми пульсирующими волнами, превращалась в монотонный гул на одной ноте. Но Эрих не позволял себе останавливаться и обращать на нее внима-ние, главное продолжать идти, выбраться отсюда... Если ляжет и опустит лапы - сдохнет. Дико хотелось пить, но он чуял воду неподалеку и про-должал к ней приближаться, медленно, но неотвратимо.
Он знал, что это было опасное испытание, но был уверен в своих силах. Он должен был победить медведя, чтобы стать законным наследником, доказать свою силу как будущий глава клана. Поначалу все шло как поло-жено. С группой наблюдателей Эрих отправился в Сибирь - чтобы найти и выследить медведя, с которым затем должен сразиться. Медведь был найдет, а бой начат. Это было самое сложное и напряженное сражение в жизни оборотня. Но, не смотря на пропущенные от медведя удары и пару глубоких царапин от его когтей, победа осталась за тигром. Он уже начал расслабляться, хотя адреналин все еще бурлил в крови, а эйфория от побе-ды окрыляла, не давала почувствовать боль.
И вот тогда его предали. Свои. Вероятно, его изначально не планировали выпускать отсюда живым. Надеялись, что медведь сделает все грязное де-ло, но пришлось самим. Вот уж от кого-кого, а от родного дяди Эрих под-лости не ожидал... Но размышлять о причинах предательства времени не было - приходилось действовать. Приходилось сражаться одному против троих - раненному и уставшему против бодрых и здоровых. Шансы были не равны. Да и чести в таком поединке не было - драться по всем правилам в такой ситуации, все равно что отдать себя глупым агнцем на заклание. Это уж никак в планы Эриха не входило. Он хотел выжить и поквитаться. А потому пришлось не очень гордо, зато эффективно ретироваться.
Оторваться удалось только хорошенько навернувшись с обрыва. Не спе-циально, так получилось. К счастью, ничего сломано не было, но большо-го облегчения это не принесло. Казалось, на всем теле нет живого места. Обернуться и излечиться не получилось - слишком критичны оказались повреждения. Регенерация оборотня пыталась справиться с многочислен-ными ранами, но он понимал, что в данном случае это только оттягивает конец, делая смерть медленной и мучительной. Однако просто лежать и ждать свою костлявую с косой было не в характере Эриха. Он не для того боролся, чтобы лечь и сдохнуть как последняя тряпка! А потому усилием воли заставил себя подняться и идти. Не важно, куда, главное, прочь от-сюда, пока поганые предатели не нашли его и не добили. Хорошо еще, что не стреляли... Наверняка все спишут на медведя... "Только бы выбраться" - единственная мысль пульсировала в голове оборотня пока он медленно шел по лесу.
Вода была уже совсем близко. Оставалось преодолеть какие-то метры. Пе-ред глазами все плыло, а на каждом шаге шатало - он потерял слишком много крови. Следующий шаг стал последним - лапы просто отказались его держать и подкосились. Одних лишь усилий воли уже не хватало что-бы заставить истерзанное тело двигаться. Так он и лежал на светлом песке, залитом его кровью, тяжело дыша и запрещая себя поддаваться соблазну соскользнуть в спасительное забытье. Нельзя засыпать! Надо подняться. Чуть-чуть еще полежать, отдохнуть, и обязательно подняться!

Ратмир Сергеевич Рогозин, студент биологического факультета, каждое лето вот уже на протяжении четырех лет после сессии отправлялся с палаткой и прочими походными хозяйственными принадлежностями в лес. Набирал материал для гер-бариев чуть ли не всему потоку, любовался природой и за весь год отрывался сво-ей второй, звериной, натурой, которую скрывал. Когда и где еще можно насладить-ся полным единением, набегаться вволю, наохотиться и отдохнуть от душной го-родской коробки?
Их семья не держалась особняком, но свято хранила свои секреты, чтобы не навлечь на себя ненужного интереса. Жили не богато - двушка на третьем этаже панельной хрущевки, в которой помещалась каким-то чудом отцовская библиотека и они вчетвером - с матерью и сестрой. Лиза была еще совсем ребенком - непо-средственным и непослушным, не совсем понимала почему они должны скрывать свою непохожесть ото всех остальных и почему этого стоит бояться? Разве они единственные оборотни в стране? Но так уж повелось, что со времен репрессий досталось всем, не только переселенным народам, и свежо было воспоминание, заставлявшее каждые десять - двадцать лет менять место жительства, работу, квартиру, забираясь все глубже и глубже в глушь. А сколько мороки было с доку-ментами! Попробуй объясни почему мужчина под сорок в паспорте имеет отметку с дореволюционной датой рождения? Сергей Владиленович долго не заводил се-мью - искал достойную кандидатуру, да и хотелось продолжить чистую линию, не плодить полукровок. Поэтому, нашедши, быстро женился, но на детей решились лишь лет пятьдесят спустя, когда в стране стало поспокойнее и можно было не волноваться, что за инаковость не приставят к стенке и не пустят серебряную пулю в затылок. Страшные были времена.
Ратмир закончил четвертый курс. Впереди еще оставался год и, скорее всего, ас-пирантура. Родители поговаривали про переезд в соседний город, но не настаива-ли на переводе туда и Мира. В свои двадцать два он был самостоятельным и ра-зумным - никому и в голову не могло прийти его контролировать и следить за каж-дым шагом. Отец гордился, да и мать тоже - достойного вырастили сына, не испор-тили ничем, да и наукой интересовался он больше, чем развлечениями. Мечтал о дальних путешествиях, научных экспедициях и засматривался теми двумя научно-популярными передачами, что шли по их черно-белому телевизору. Именно по-этому с легким сердцем отпускали в тайгу, прекрасно зная, что в неприятности ввязываться не станет, а вторая натура поможет выпутаться в случае столкнове-ния с хищниками. Не могли запретить ему делать то, к чему так тянулась душа.
В котелке весело булькала похлебка из грибов, картошки и тушенки. Он, конечно, мог охотиться, но пока что предпочитал подъедать принесенные с собой запасы, весело хрустеть солеными сухариками и слушать природу... Разве ее звуки срав-нимы с тем хаосом, что издавали приемники его однокурсников?
Пообедав, блондин решил отправиться на берег той речки, что нашел вчера и проверить - можно ли там наловить рыбу и пригодна ли вода для питья. Не ручеек, конечно, но все-таки здесь не было людей и шансов, что вода могла оказаться за-грязненной - тоже. Прихватив флягу и рюкзак со стандартным набором всяких по-лезных мелочей и спальником, парень затушил костер, закрыл палатку и отпра-вился в путь.
Где-то через пару часов почувствовал свежий речной аромат, смешанный с... за-пахом крови. Остановился, прислушался - птицы по-прежнему щебетали в кронах деревьев. Значит, не люди, а просто пахло каким-то подранком. Мало ли кто мог попасться в зубы местным волкам или лисам? Только вот запах, по мере прибли-жения, становился настолько пряным и удушающим, что брало сомнение - а ма-ленький ли зайчик стал жертвой естественного отбора?
Стараясь ступать как можно тише, Мир осторожно раздвинул прибрежные кусты и увидел на противоположном берегу... тигра! Крупного, израненного до такой сте-пени, что песок вокруг него окрасился в алый цвет. И как только этот зверь попал в здешние широты? Сбежал из зоопарка? Ничего слышно не было, да и цирк в город не заезжал года два уже. А столь крупные хищники отродясь не водились в этой местности. Присмотревшись, оборотень понял, что зверь еще дышит. Хотел было уйти, но стоило только представить, что ночью такую красоту могут разодрать в клочья голодные волки... сердце кровью обливалось! Не мог позволить. Решил хо-тя бы попробовать помочь если, конечно, полосатый подпустит к себе.
Приближался медленно, с подветренной стороны, чтобы раньше времени не раз-волновать раненого зверя. Затем сел поодаль, в поле его зрения, осторожно снял рюкзак и достал из него аптечку, что таскал с собой на всякий случай. Она, конеч-но, не изобиловала перевязочным материалом и серьезными лекарствами, но хоть что-то в ней да было.
-Хэй...дружок... ты позволишь мне помочь тебе? Смотри... я хочу перевязать твои раны. Можно? - Мир придвинулся чуть ближе, протягивая на вытянутых руках бин-ты и лейкопластырь. - Я желаю тебе добра. Не ешь меня... я - твой брат... Кто же тебя так...
Чуть придвигался и садился на песок, наблюдая за реакцией хищника, чтобы в лю-бой момент драпануть прочь, если вдруг кошка захочет напоследок полакомиться свежим мясом. Тот, впрочем, никаких гастрономических видов на студента не имел - разве что рыкнул пару раз, но и то... не слишком агрессивно. Скорее предупреждающе.
Мир приблизился вплотную, осторожно коснулся лапы, головы, поглаживая за ухом - сам любил, когда его в зверином облике там чесали, и принялся за дело. Осмотрев "пациента" решил заняться только самыми глубокими ранами, оставленными, судя по всему, медведем. Больше в местных лесах крупных хищников не водилось.
Тигр то и дело терял сознание, облегчая работу. К тому времени, как полосатый очнулся в очередной раз, блондин уже сидел в сторонке у разведенного костра, в котелке весело побулькивала вода и пахло ухой. Рыба, как оказалось, в реке води-лась, да еще и не пуганая, что оборотню, с его молниеносной реакцией не соста-вило труда ее наловить и не только для себя. Не был уверен, конечно, что тигру вообще чего-то сейчас хочется, но на всякий случай решил быть сиделкой до кон-ца.
На лес уже опустились сумерки и он наполнился новыми, ночными, звуками и сво-ей отличной от дневной жизнью.

3

Спустя какое-то время на берегу показался человек и начал что-то доставать из рюкзака. Эрих наблюдал за ним и с удивлением опознал в руках незнакомца перевязочные материалы. Едва ли кто-то из сообщников дяди, если бы его нашел, стал заботиться о ранах. Случайный турист-натуралист? Впрочем, какая разница... Человек что-то говорил, но смысл слов ускользал от оборотня. Язык был чужим и он не сразу понял, что это русский. В целом по-русски Эрих понимал вполне сносно и даже мог го-ворить - во время Второй Мировой пришлось выучить, но сейчас его со-знание слишком сузилось из-за боли и такие сложные вещи, как иностранные языки сознанием не воспринимались.
Тем временем незнакомец начал приближаться и Эрих предупреждающе зарычал, подергивая кончиком хвоста. Будь он зверем, вероятно, не оценил бы предлагаемой помощи, но он был оборотнем и знал, зачем нужно то, что было в руках человека. Тем не менее, счел за необходимое предо-стеречь - он не ручной котенок, а грозный хищник и если потребуется, найдет в себе силы для последнего боя. Однако незнакомец не испугался и даже рискнул почесать за ушком. Эрих и сам не заметил как расслабился в руках своего нежданного спасителя, а сознание отключилось.
За все время перевязок оборотень еще пару раз приходил в себя ненадолго, но тут же снова проваливался в темноту.
Когда он очнулся в следующий раз, то почувствовал себя немного лучше. Нет, все тело болело по-прежнему, при попытке пошевелиться ощущалась слабость, мышцы реагировали крайне вяло, а в горле так вообще сахара случилась. Но он был жив. Раны были перевязаны и потихоньку затягивались, обнадеживая благоприятным прогнозом. Радоваться было рано, но Эрих радовался выпавшему ему шансу и нежданному спасителю. Тот, кстати, сидел неподалеку и что-то варил на костре. Судя по запаху - что-то рыбное. Желудок тут же напомнил, что восстанавливающемуся организму нужны силы. Но первым делом хотелось пить.
В этот раз усилие воли для того, чтобы подняться, было не настолько титаническим. Лапы держали плохо, но держали и даже донесли пару метров до воды. Пил он долго и жадно. Когда же напился, немного отошел от берега и плюхнулся снова на песок, благодаря пушистой шкуре не ощущая, что тот холодный. Есть хотелось уже меньше, но все же хотелось. Однако сам охотиться он был сейчас не в состоянии, а выпрашивать или утаскивать у человека было не благородно. Он все же оказал первую помощь, за что оборотень был благодарен, и на большее не рассчитывал. Правда, то, что человек остался тут и явно готовился к ночевке было немного странно. Решил убедиться, что зверь выживет? Но зачем? В зоопарк сдать? Или еще куда-нибудь? Не смотря на улучшившееся самочувствие, сознание продолжало находиться в легком тумане и думать о чем-то сложном было тяжело.
Не решив пока как относиться к происходящему, Эрих просто лежал и наблюдал за своим спасителем, не убегая в лес, но и не сокращая расстояние.

4

Мир уже собирался отужинать, когда зверь зашевелился и поплелся к воде. Видимо, его мучила жажда. Блондин же сидел и наблюдал за ним, раздумывая стоит ли приближаться или нет, стоит ли предлагать припасенную рыбу или за это и голову могут отгрызть?
То, что тигр встал и дошел до воды, пусть и не совсем уверенной походкой, посчитал за хороший знак. Быть может, если этой и, допустим, следующей ночью он не даст его съесть волкам или каким-то иным хищникам, охочим до легкой наживы, то полосатый и выкарабкается. Как то это грело душу и заставляло невольно улыбаться самому себе. Мало же для счастья надо! Зато потом, когда вернется домой, расскажет родителям о своем небольшом приключении если, конечно, тигр не задерет его. Рассчитывать на то, что успеет обернуться, было бы глупо, пусть и научился делать это очень быстро.  Вряд ли спасет от раненого хищника, но и бросить отчего-то не мог. Ну рыкнул пару раз, но даже не пытался напасть, хотя и мог бы.
Тигр тем временем отошел от кромки воды и тяжело опустился на песок. Блондин выждал еще какое-то время, наблюдая за ним и решил рискнуть.
-Я сейчас хочу угостить тебя кое-чем.  Надеюсь, что  понравится… хотя не уверен, что ты ешь  речную рыбу, но… сам должен понимать, что для выздоровления тебе необходимы силы. Только, надеюсь, не захочешь потом и мной закусить? Я невкусный… да и… я тоже кошка. Оборотень. Хочешь верь – хочешь нет. Ирбис. Знаешь о таких? Куда как меньше тебя, но тоже, считай, твой брат. Только это секрет! Ты ведь никому не расскажешь, да? Какой же ты… красивый…
Мир старался говорить ровно и размеренно, осторожно приближаясь, держа на вытянутых руках несколько особо крупных рыбин. Пусть и был бесстрашным до одури, но на рожон таки не лез – зачем лишний раз рисковать жизнью?
-Вот…я положу тут и если тебе понравится – принесу еще.  Еще хлеб есть. Будешь? Надеюсь, полосатый, мы подружимся! Утром наловлю еще, если вдруг прочухаешь, что и эта мелочь костлявая способна восполнить твои силы.
Так же осторожно мальчишка вернулся на свое место и принялся прихлебывать из котелка ароматное варево. Там, конечно, еще не хватало укропа и морковки, но не таскать же с собой в поход целый воз провизии?  Главное, чтобы было вкусно и сытно, а эстетика  будет дома с ароматными материными пирожками и чашкой цикориевого напитка по утрам.
Закончив с ужином, блондин сполоснул котелок в реке и убрал его в рюкзак, расстелил спальник и уселся на него. Эту ночь, без сомнения, придется бодрствовать. Вот только к утру станет холодно – тогда то и пригодится это чудо чьей-то мысли. Да разве еще и костер поможет. Не был настолько безрассудным, чтобы спать рядом с опасным хищником – рисковал попасть ему на завтрак. То, что тигр не захочет больше заниматься медицинскими процедурами даже и не сомневался – лишь бы это не слишком быстро содрал, иначе могла попасть грязь после обработки и тогда началась бы инфекция. Здесь уже блондин оказался бы бессильным . Оставалось надеяться, что его жалкие труды не пропадут впустую и это красивое и сильное животное поправится, уйдет в лес и будет жить своей кошачьей жизнью.

5

Предложение угощения было несколько неожиданным. Неужели у него настолько голодный вид? Или спаситель решил выхаживать до победного? Как бы там ни было, еда была кстати, и от такой щедрости оборотень отказываться не собирался. А потому он просто замер и спокойно наблюдал за приближающимся юношей, пытаясь понять, что тот говорит. А говорил тот немного странные вещи, от чего Эрих был не совсем уверен, что понял правильно.
Парнишка перед ним тоже оборотень? К сожалению, тот не подходил слишком близко, чтобы его обнюхать, а днем тигру было немного не до того. Но это, по крайне мере, объясняет его заботу. Решил не дать дальнему родственнику погибнуть - весьма смело и благородно. Или тоже почуял в нем не только зверя? Хотя... это вряд ли.
Эрих подошел к рыбе только когда незнакомец сел снова к костру, дабы не пугать его резкими движениями. Ел неспешно и с удовольствием - никогда еще рыба не казалась ему такой вкусной. А пока ел разглядывал своего спасителя с новым интересом. На вид незнакомец был довольно юным - едва ли ему исполнилось больше тридцати, даже вероятней ближе к двадцати, но внешность бывает обманчивой, так что Эрих прикинул весьма широкий возрастной диапазон. Судя по виду юноши, тот пришел в эти места с походом, вероятно один, раз за столько времени к нему никто не подошел. А еще юноша был весьма привлекательным, но это оборотень отметил скорее мимоходом. Тут же вспомнилось, как его самого назвал красивым, и мысленно улыбнулся. Интересно, а что блондин скажет, когда увидит спасенного человеком? По крайней мере то, что сам оборотень, дает серьезный шанс, что не испугается. Но до этого еще следовало дожить. Самочувствие хоть и стало получше, но обернуться Эрих все еще не мог пока что. После еды разморило и оборотень позволил себе немного вздремнуть - нужно было восстанавливать силы и не мешать организму регенерировать.
Но спал он не очень долго - пару часов. Проснувшись, оборотень осмотрелся, находя взглядом своего спасителя и убеждаясь, что он тут, и все с ним в порядке. Организм требовал много жидкости, дабы восстановить запасы крови, и Эрих снова сходил к реке напиться, ощущая себя уже чуть уверенней. На этот раз он не стал возвращаться на прежнее место, а неспешно направился в сторону костра и незнакомца, наблюдая за реакцией. Не дойдя пары метров, он лег на песок, поглядывая на юношу желтыми глазами. Испугать его не хотелось резкими движениями, а потому тигр всем своим видом показывал, что настроен не агрессивно. Конечно, такое поведение для представителя дикой природы было не свойственно, но оборотень таковым и не был. Он просто хотел поблагодарить своего заботливого собрата.

6

Видимо, тигр был очень голоден раз принялся за угощение с аппетитом. К сожалению, было уже слишком поздно, чтобы наловить еще, но юный оборотень решил заняться этим делом поутру, когда рыба как раз наиболее активно плавает у поверхности и шансы добыть побольше гораздо выше. И надо же было столь увлечься спасением далеко не безобидной животинки, что, сидя у костра и поглядывая на него, только и думал о том, как получше и посытнее накормить своего пациента. Благо тот вел себя благородно и не проявлял никакой агрессии. Просто изучали друг друга на расстоянии и все. Мира это вполне устраивало, как и полосатого. Можно было считать, что между ними установилась некоего рода связь - один был уверен, что человек хочет ему помочь, а второй искренне надеялся, что зверюга не захочет им позавтракать.
Тигр поспал, добрел до воды и снова попил, а после направился в сторону замершего студента. Ратмир было напрягшись, расслабился - зверь не выглядел опасно и не проявлял никакой агрессии. Наоборот, видимо, хотел познакомиться поближе. Парень был совершенно не против и, прихватив остатки батона, стал осторожно приближаться. Не мог без лакомства попытаться завязать знакомство.
-Я ведь тебя правильно понял, да? У меня вот тут остался батон. Ты его, конечно, вряд ли ешь, но уж больно ты странно себя ведешь. Да и не водятся тигры в этих местах. Ты из цирка сбежал? Или зоопарка? Сколько времени ты в лесу? Попал, наверное, в непростую ситуацию, да? Я рад, что оказался в нужном месте в нужное время. Никогда, конечно, не занимался лечением даже... домашних животных, но кое-что, как оказалось, умею.
Блондин сел напротив и протянул на ладони кусок булки, чуть поднес руку поближе и улыбнулся. Хотелось расположить этого полосатого незнакомца к себе.
-Это, конечно, не рыба, но для восстановления сил тебе, наверное, сгодится что угодно. Ешь, он свежий.
Впрочем, кошка всегда остается кошкой. Тигр отказался и Мир подумал, что сам бы тоже в зверином обличии не стал бы есть подобную для их вида пакость. Только улыбнулся и сунул кусок в карман куртки - сам сжует утром или чуть позже.
-Если хочешь погреться - двигайся к костру. Там тепло. Даже жарко. Утром холодно будет - тебе бы не переохладиться ко всему прочему. - блондин спокойно встал и вновь устроился на своем спальнике, ожидая подойдет ли пациент или нет. Томительные секунды от исхода которых зависело многое - правильно ли он понял своего подопечного или таки придется расплатиться за собственную халатность жизнью.

7

Эрих заметил, как напрягся поначалу юноша, а потому оставался без движения, чтобы дать понять, что пришел с миром. Тот, видимо, это понял, так как снова начал приближаться, на этот раз с батоном. Оборотень мысленно фыркнул - его сочли таким голодным, что ли? Или решили, что это он выпрашивать угощение пришел? Но если в человеческом облике он был бы не против хлеба, то звериная ипостась в восторге не была. Ей была ближе сырая рыба, которую человек есть бы вряд ли стал.
Тем временем, незнакомец снова заговорил. Предположение о том, что тигр сбежал из зоопарка или цирка Эриха повеселило и он вслух фыркнул, выражая свое мнение по данному вопросу. О, да! У него тут недавно такой цирк был... обхохочешься. И да, ситуация не из простых вырисовывалась, а потому честно кивнул, задумываясь о насущном. Только бы успеть поправиться и обернуться до того, как его найдут... Их найдут. Он посмотрел на светловосого юношу. Такой отзывчивый, смелый, молодой и красивый... Не хотелось его подставить и навести желающих смерти самому тигру на след его спасителя. Но как с этим быть? Попытаться прогнать в надежде, что испугается и уберется подальше? А если нет? Если "доброжелатели" найдут его раньше, расспросят, а затем убьют как свидетеля? Получается, безопасней оставаться рядом и в случае чего защитить... Хотя, хорош из него сейчас защитничек - лапы едва держат и сам как решето!
Брать предложенный хлеб Эрих не стал, и юноша его спрятал в карман, ничуть не расстроившись привередничеству своего пациента. Видимо, желая продолжить знакомство со странным хищником, а может все из тех же благих побуждений, блондин предложил подходить к костру, что оборотень и сделал. Он подошел к сидящему на спальнике юноше со стороны дальней от костра и лег рядом. Плавно подавшись вперед, тигр потерся головой о его плечо, выражая благодарность. Но помимо благодарности была еще и симпатия. Эрих поймал себя на мысли, что этот юный оборотень его чем-то привлекает, рядом с ним хорошо и уютно. Решив, что больному позволены мелкие слабости, он положил голову на колени блондину, позволяя себя беспрепятственно гладить, даже иногда утробно и басовито мурлыкал. Так, пригревшись, он даже на время уснул.
Проснулся уже когда его спаситель задремал. Тогда Эрих немного переместился, вытянулся вдоль лежащего в спальнике юноши, согревая его своим телом с той стороны, где нет костра - сам тигр замерзнуть со своей шкурой не боялся. Он чуть поворочался, устраиваясь, и уснул лишь положив лапу и хвост на спящего человека, словно обнимая. В течение ночи оборотень просыпался еще пару раз, прислушиваясь к звукам леса, но все было спокойно и он снова засыпал.

8

Мир не переставал удивляться тигру. Тот оказался каким то уж больно покладистым и даже можно сказать - ласковым. Мало того, что, судя по всему, понимал все слова к нему обращенные, так еще и принялся ласкаться! Как тут было отказать в малости? Парень с удовольствием погружал пальцы в мягкую густую шерсть, почесывал за ушком и с особым наслаждением наглаживал лобастую тяжелую голову, которую зверь доверчиво устроил на коленях. Теперь то все сомнения относительно их взаимоотношений были откинуты и мальчишка просто наслаждался тем умиротворением, что разливалось по телу от густого урчания, звуков ночного леса и всплесков на воде. И не заметил, как усталость взяла свое и он уснул, хотя и не собирался.
Ночью и даже под утро было необыкновенно тепло, даже жарко. Причем жарче со спины, чем со стороны медленно затухающего, но все еще потрескивавшего костра. Юноша несколько раз вертелся во сне поворачиваясь то одним боком, то другим, то утыкаясь носом в густую шерсть, то, наоборот, отворачиваясь от источника тепла. Одно только оставалось неизменным - что-то тяжелое лежало поперек бедер, но и то не доставляло особого дискомфорта.
Очнулся только ранним утром - по реке еще плыл молочный туман, скрывая очертания береговой линии, а шумливые лягушки не успели завести свои утренние песни. Был несказанно удивлен тем фактом, что таки уснул, да еще и пригрелся, прижимаясь к тигру и обнимая его одной рукой, устроив голову ему на лапе. Осторожно выбравшись из мягкого плена, подкинул хвороста в костер и, зевнув, пошел умываться. Заодно решил проверить на счет рыбы - оправдаются ли его ожидания или нет.
К счастью, все было как и планировал - удалось наловить и себе на завтрак-обед и тигру. Не промышленные масштабы, конечно, но тоже вполне себе хватило утолить голод, не наесться конечно же. Наверное, чтобы накормить тигра до состояния осоловелой сытости пришлось бы перетряхнуть всю речку вверх дном. Разве что оставалось обернуться и попытаться поймать кого-нибудь, ведь полосатый мало напоминал домашнюю кошку и, соответственно, объемы для насыщения были совершенно иными. За все это время не решил когда же оставит свою находку жить своей жизнью и уйдет. То, что не сегодня - так точно. Вроде как рановато. Так что пришлось озаботиться насущными вопросами.
-Доброе утро, полосатый... - улыбнулся, присаживаясь к костру. - Завтракать будем? Я доем ту горбушку, от которой ты отказался вчера, а тебе вновь придется давиться речной рыбешкой. Чуть попозже побегаю по лесу - может кто попадется посущественнее... а то если не от ран загнешься, так от голода, а мне бы не хотелось. Кстати, надеюсь, что тебе хоть немного получше... - блондин подвинул к морде зверя тарелку, полную рыбы. На обед себе мог и просто картошку сварить -  не оголодает. Посыпав кусок хлеба солью, принялся с удовольствием хрустеть, раздумывая можно ли оставить тигра здесь одного - сбежит или нет, а то все труды прахом могут пойти - принесет зайца какого-нибудь, а кормить некому будет. Сам не очень любил возиться со свежепойманной добычей - не умел ее разделывать. Городской оборотень одним словом.

9

Когда юноша зашевелился, просыпаясь и вылезая из спальника, тигр лишь лениво приоткрыл один глаз и продолжил спать дальше. Организм восстанавливался и требовал много сна, да и делать все равно он сейчас почти ничего не мог - только есть и спать. Кстати о еде. Во второй раз, уже ближе к полудню, оборотень проснулся именно с мыслями о том, что неплохо бы подкрепиться.
За то время, что тогр спал, его внимательный и сердобольный спаситель озаботился рыбным завтраком. Стало даже немного неловко, что он большой и сильный зверь, а беспомощней малого дитя, и незнакомцу приходится с ним нянчиться. Хотя понимал, что без его заботы и внимания поправка шла бы медленней, если вообще шла бы. Хотелось как-то отблагодарить его личного белокурого ангела-хранителя, но дельных мыслей в голову не приходило.
Рыбу из подставленной тарелки оборотень стрескал всю, как самый послушный пациент. Такая еда кошачий организм вполне устраивала и он не возмущался из-за однообразия. Что-то съестное всегда лучше, чем ничего. А потому после завтрака тигр снова приблизился к юноше и потерся о его плечо лбом в знак благодарности - больше пользы от его полосатой шкурки пока все равно никакой не было.
Когда блондин ушел, Эрих перебрался в прибрежные заросли, присмотрев себе сухое уютно местечко для сна. Как-то неуютно было оставаться днем на берегу на видном месте, аки прыщу на лбу. Вчера ему было все равно, а сегодня судьбу искушать как-то не хотелось, да и тревога, что его ищут не оставляла. Так же следовало обдумать план дальнейших действий. Ведь по сути он остался один, без денег и документов в чужой стране. Смешно сказать - даже без одежды. Но это была меньшая из проблем - можно и стащить в районе ближайшей же цивилизации. С деньгами чуть посложнее, но можно заработать, благо местную речь немного понимает и даже может объясниться, а физической работой не испугать. Куда важнее было решить, как быть с предательством родственников. Наверняка отцу о случившемся уже доложили. Представили ли его мертвым или пропавшим без вести? Скорее всего второе и сейчас ищут. В первом случае потребовали бы тело в доказательство. Хотя... кто знает, на что способен дядя? До вчера Эрих не думал, что тот способен на предательство, а сейчас не знал что и думать. Пока что представлялось самым разумным добраться до города с междугородным телефоном и позвонить. Но кому? Как не нарваться на предателей? Кто знает, сколько там народу в сговоре?
За размышлениями и сном время пролетело быстро и незаметно. В очередной раз оборотень проснулся, когда юноша уже вернулся с охоты. Эрих был рад его видеть и даже поймал себя на том, что немного волновался - не случилось ли чего. Он выбрался из уютных зарослей и побрел навстречу блондину, потерся виском о бедро в знак приветствия и лег у костра. Ощущения уже были получше и хотелось надеяться, что он скоро сможет обернуться и тем самым избавиться от остальных повреждений.

10

Разрываясь от некоторых сомнений, Мир таки ушел в лес поглубже, прислушался, чтобы тигр не увязался за ним и разделся - перспектива превращать свою одежду в кучу драного тряпья совершенно не прельщала. Аккуратно сложив все стопочкой, шлепнул на животе и мигом покрывшейся гусиной кожей попке пару-тройку комаров и обернулся. Процесс не отнял много времени и вот мир приобрел несколько иное очертание - более яркие запахи, отчетливые звуки. Все стало другим. Просто иным, словно выпал в другую реальность.
Немного побродил, принюхиваясь и изучая звериные тропы, выбирая в каком направлении двинуться, чтобы пройти по свежим следам и вся охота не оказалась пустой. Все же помнил зачем он вновь встал на четыре лапы, помнил про тигра и  в этом своем обличии несколько побаивался соваться к берегу реки - подобный фокус точно мог оказаться фатальным. Поэтому, прежде чем уйти от стопки своего облачения, тщательно пометил территорию, чтобы потом не плутать. Да и как-то у него это входило в привычку - оборачивась, начинать метить, хотя и понимал прекрасно, что сородичей вряд ли тут встретит и, соответственно, никому эти квадратные метры не сдались.
Спустя пару часов блужданий набрел на отчетливый след пары животных. Запах показался не знакомым, но достаточно притягательным, чтобы поспешить и постараться не упустить потенциальную добычу. Сначала бежал быстро, насколько это возможно, то и дело останавливаясь и прислушиваясь. Затем, стоило только запаху стать отчетливей, стал вести себя осторожнее, затаился и еще спустя пару часов погони таки закогтил какого-то то ли маленького оленя, то ли его детеныша. С трудом удалось сдержать себя и не приняться есть прямо на месте - что-то внутри останавливало от столь эгоистичного поступка. Не затем все же шел в лес.
Последовал долгий путь назад - тушку было тяжело тащить через лес, но и оборачиваться назад не спешил - комары обглодали бы его до костей, да и найти одежду без нюха ирбиса было бы просто невозможно. Немного поплутав, таки нашел свое место и обернулся. С минуту посидел, обхватив себя руками, лупая глазами как филин и только после, немного прийдя в себя, стал одеваться, поглядывая на тушку, застрявшую в кустах. Донести ее не составит труда, но сейчас волновало другой - во рту чувствовался металлический привкус, да и слегка испачкался - не очень хотелось одевать одежду на покрытое испариной тело. Но пришлось.
Уже под вечер вернулся на берег -уставший, но довольный. Тигра нигде не было видно и было расстроился, что смотался полосатый и все старания прошли зря. Но, заслышав треск кустов, заметил приближавшегося пациента - тот, видимо, осторожничал и отдыхать ушел в более безопасное и закрытое место.
-Привет! Я тут что-то поймал. Надеюсь, тебе понравится. - осторожно положил тушку на берегу, а сам пошел умываться. Пока, правда, плескался, решил таки сполоснуться полностью, хотя вода и была весьма прохладной. Не обращая никакого внимания на зверя, разделся и с разбега бухнулся в импровизированную ванную. -Аааа... холодно то как!!! - выпалил, чуть ополоснувшись, и тут же выскочил на берег, натаскивая на ходу штаны и влезая в рубашку. Плюхнулся на спальник и протянул руки к затухшему костру - от углей еще шло тепло. Зубы клацали друг о друга, но постепенно все проходило и оборотень развел полноценный огонь, чтобы отогреться окончательно.

11

Дичь пахла изумительно. Свежее нежное мясцо так и взывало его попробовать. В целом оборотень в своей звериной форме вполне мог переносить длительные голодовки, но сейчас его явно решили свести с ума вкусными запахами. Зверь уже готов был вцепиться в угощение, но человеческая часть натуры усилием воли его приструнила. Да, ему сказали, что угостят, но не сказали, когда и в каком объеме. Все же он приличный оборотень и не будет есть добычу прежде ее хозяина. А тот решил для начала искупаться.
Открывшееся Эриху зрелище даже слегка отвлекло его от мечтания о еде. Его белокурый спаситель был чертовски привлекателен, особенно сейчас, нагим. Ему определенно все больше и больше нравился этот юноша, вызывая сейчас не только эстетический восторг, но и более низменный желания. Благо из-за состояния организма - не на физическом уровне. Вот только к сожалению оборотня красоту быстро скрыли одеждой.
Дабы не испытывать свою выдержку о соблазн - Эрих не стал подходить к блондину сразу, как тот плюхнулся на спальник и занялся костром. Куда безобидней было медитировать на еду. Пускать на нее слюни хотя бы более естественно. Есть оборотень начал только когда заботливый спаситель убедил его, что сам не будет и принес только ему. Что не мешало периодически все же пробовать предложить вкусные и нетронутые кусочки юноше на пожарить. В итоге добыча как-то сама собой закончилась, остались лишь косточки, которые тигр прикопал а песке, дабы не манить всяких запахами. Снова потянуло в сон и он пришел к юноше, оглушая его благодарным урчанием.
Эрих снова спал коротким, прерывистым сном, прислушиваясь к шорохам леса вокруг и прижимаясь к блондину, чьего имени так и не узнал. Ближе к утру он встал, чтобы попить водички. Солнце уже освещало тайгу первыми дерзкими лучами, а над водой стелился туман. Сейчас Эрих ощущал себя уже значительно лучше благодаря заботе собрата и решил попытаться обернуться. Для этого он отошел в заросли чуть дальше и запустил знакомый процесс. К счастью, организм уже восстановился достаточно, чтобы перекинуться и тем самым излечиться от оставшихся ранений.
Свежий утренний воздух почти обжигал голое человеческое тело. К большому неудовольствию мужчины оно было сплошь покрыто следами и целыми корками засохшей крови, от чего возникало нестерпимое желание помыться. Для этого он предпочел бы горячую ароматную ванну, но за неимением оной годился и ручей. Вода оказалась еще холоднее воздуха, но Эрих проявил твердость воли и зашел полностью, затем нырнул, проплывая немного дальше. Найдя более ли менее чистый от водорослей участок, встал на дно и принялся оттираться, периодически окунаясь и совсем по-кошачьи отфыркиваясь. Хотелось надеяться, что простуду после этого он не подхватит. А даже если бы и подхватил, все равно не отказался бы от возможности почувствовать себя, наконец-то, чистым.

12

Мир даже и не знал как объяснить тот факт, что тигр так и не притронулся к добыче, словно ожидая самого блондина, да  чуть позже, когда удалось его убедить съесть все самому то и дело норовил подсунуть кусок посочнее. У самого студента, конечно, еды не осталось почти, но возиться с сырым мясом или попросту даже попытаться прожарить его на палке не хотел. Заветная банка с консервированной гречневой кашей ушла на ужин, а вот завтрак пришлось бы вновь делать из рыбы. Такими темпами он ее просто возненавидит!
То, как зверь урчал просто сводило с ума. Это тебе не домашняя Мурка, а огромный и хищный зверь, способный выбить дух одним движением мощной когтистой лапы. Поэтому отрадно было вдвойне, что смог подружиться и добиться расположения столь опасного противника. Тот, правда, вел себя как котенок - ластился и терся лобастой мордой, а блондин не отказывал себе в удовольствии почесывать подставляемые под ласки места.
Поздний вечер закончился тем же, чем и предыдущий. Сначала Рогозин не хотел засыпать, но потом как-то пригрелся и не заметил, как провалился в глубокий и спокойный сон. Кажется, он вновь обнимал полосатого подопечного, а тот - его в ответ. Только вот ближе к утру начал мерзнуть и завозился в спальнике, инстинктивно ища тепло, а до слуха донесся плеск и фырканье. Парень улыбнулся сквозь сон, представив как тигр пытается ловить рыбу или что-то в этом роде и было повернулся на другой бок, но природное любопытство взяло верх - хотелось воочию убедиться в своих догадках. Только вот совершенно не ожидал увидеть то, что увидел - в лесной речушке вместо полосатой шкурки купался мужчина. Голый мужик несколько старше самого Мира старательно отмывал себя и отфыркивался, прямо как...
-...не может быть... - неверяще прошептал и потер глаза. Принялся торопливо выпутываться из спальника, едва не падая на ровном месте и производя столько шума, что слон в посудной лавке показался бы верхом аккуратности. -Черт, черт, черт...
Сердце ухало как сумасшедшее, норовя выскочить из грудной клетки, руки немного дрожали, а сам он никак не мог решить - то ли драпать прямо сейчас, обернувшись ирбисом, то ли попытаться выяснить что это за странное чудо плещется в воде. Если это тот самый тигр, что вполне себе было возможно, то это многое объясняло, но если кто-то другой... то где же полосатый? Спрятался? Почему тогда на берегу нет одежды? Даже успел испугаться, что рассказал ему про свою вторую личину, но ведь тот тоже был оборотнем, если догадка верна! Брат брата не предаст! Ну или... по крайней мере хватило мозгов не представляться. Если что ищи-свищи потом его без контактной информации! Жаль будет, если придется обходить эти леса стороной. Зато очень даже все вставало на свои места - стало более-менее понятно откуда здесь взялся не характерный для местной фауны хищник.
-Ты... кто? - настороженно спросил, готовясь в случае чего драпать что есть сил и плевать на рюкзак и все его содержимое! Прямиком отправится в деревню, а оттуда - в город. Рисковать своей шкурой не было никакого резона и, уж тем более, желания.

13

Шум на берегу привлек внимание Эриха. Он оставил свое занятие и замер, наблюдая за юношей. Тот казался взволнованным и настороженным. Но спросонья у блондина при этом был такой очаровательны вид, что мужчина улыбнулся. В целом свои гигиенические процедуры он закончил, а вода была слишком холодная, чтобы в ней плескаться дальше.
- В шкуре с мехом, значит, я нравился тебе больше? - Эрих пятерней провел по мокрым волосам, убирая, и спокойно направился к берегу, не отводя взгляда от собеседника. Он говорил с заметным акцентом, выдавая тем самым, что язык ему и близко не родной. Говорить было сложнее, чем понимать, а потому с непривычке приходилось подбирать слова. - Меня зовут Эрих. И я хотел бы тебя отблагодарить за помощь, без тебя я бы уже кормил падальщиков, - мужчина улыбнулся, но его спаситель оставался нервным и настороженным, а при приближении начал отступать, того и гляди, шипеть начнет. Это немного удивляло оборотня. Не на такую реакцию своего спасителя он надеялся. Как-то ему казалось прежде, что в людской форме общение должно идти проще, а парнишке, кажется, звери нравились больше людей. - Неужели, я такой страшный? - Майне остановился и чуть склонил голову на бок. - Извини, если напугал. Если хочешь, я могу уйти - скажи только, в какой стороне ближайшее поселение? - не смотря на свою симпатию к юноше и желание познакомиться с ним поближе, Эрих понимал, что оно может быть не взаимным, и потому готов был убраться восвояси, если потребуется. Блондин и так много для него сделал, так что хотеть чего-то еще будет наглостью, да и не в том положении был, чтобы заставлять. - И... ты бы тоже уходил. Здесь опасно оставаться дольше. Лучше пережди где-то в городе недельку. Не хочу, чтобы ты из-за меня попал в неприятности, - он действительно не хотел, чтобы кто навредил этому очаровательному белокурому созданию, такому чистому и отзывчивому. Но вдаваться в детали о причинах своих проблем не стал - меньше знает, целее будет. В свете этого может оно и к лучшему, что юноша так реагирует - уйдет и не доставит ему новых хлопот.
Эрих выжидающе смотрел на блондина, чуть наклонив голову. Утренний воздух неприятно холодил кожу, заставляя все тело покрываться мурашками, а немногочисленную шерсть вставать дыбом. Но мужчина стоял на месте и не делал больше резких движений, ожидая, в какую сторону для пешего эротического путешествия пошлет его недавний спаситель. В общем-то он мог бы и сам поискать признаки цивилизации - на какое-то жилье обязательно выйдет, просто займет это больше времени. Как бы за это время дядя не подсуетился и местные власти не начали разыскивать его как преступника.

14

Все дело осложняло не только и не столько, что тигр оказался оборотнем, как то, что он был иностранцем. Это не сложно было понять по медленному выговору с акцентом, по имени. Какого тут забыл иностранец? Как добрался до Сибири в закрытой от иностранцев стране, что ему здесь понадобилось и не шпион ли он вовсе? Да еще и вещи странные говорит о каких-то неприятностях. Напустил загадок и будет уверен, что Мир развесит уши и поведется? Успокоится и все будет, как раньше? Пригласит к костру и накормит сытным обедом? Даже сомнения зародились, а правильно ли сделал, что вообще полез спасать этого странного тигра. Вон даже не стесняется своего обнаженного вида. Прикрылся бы хоть!
-Зачем тебе в...поселение? В таком то виде? Кто ты и откуда. Как оказался здесь и не ври мне - я почувствую. - Мир настороженно замер, стараясь не пялиться на собеседника, а там было чем восхититься! - Ты шпион, да? И от тебя, скорее всего, решили избавиться столь изощренным способом, да? Не подходи. Стой, где стоишь. Все будет зависеть от того, что ты мне сейчас расскажешь и насколько откровенно. Кто за тобой охотится? Сколько их? Думаешь, все еще ищут или уже нет? Говори! Быстро!
Оборотень нервничал. Еще не хватало впутаться в какую-нибудь некрасивую историю с трагичным для себя любимого концом! Умирать так точно было рано, а прятаться всю свою жизнь по углам - тем паче. Сейчас, конечно, уже поздно было трепыхаться - уже запачкался и если преследователи тоже из их расы, то они без особого труда выяснят, что тигра кто-то спас и будут идти по следу, пока не устранят обоих.
-До города слишком далеко. В обозримой округе только мелкие деревеньки и все. А я то, дурак, думал... отчего тигр такой странный... будто ручной. А ты и не зверь вовсе. Точнее не совсем зверь. - первый испуг прошел и Мир, наклонившись, подобрал спальник и бросил его в сторону испытывавшего явный дискомфорт Эриха. - Отстегни молнию и можно будет завернуться. Уверен, если твои зубы начнут отбивать чечетку, то рассказ будет не очень содержательным. Ну? Я жду... - немного помялся и подкинул в костер дрова. -Садись. Вон там. - указал на противоположную от пламени сторону и сам плюхнулся на землю, обхватив колени руками. - Надеюсь, что у нас в запасе есть какое-то время, прежде чем сюда приедут следователи КГБ и сделают из нас два живописных трупа?

15

Настороженный юноша со своими предположениями о шпионах Эриха немало повеселил. Все-таки, забавный народ, эти русские. И этот блондин, такой порывистый и противоречивый - и помочь пытается и в тоже время готов защищать родину от потенциального неприятеля, даже если сам его недавно спасал. Оборотень чувствовал, что против воли начинает улыбаться, хотя вроде как речь шла о серьезных вещах. Верхом очарования стал брошенный спальник. Мужчина поймал себя на мысли, что, кажется, влюбился.
- Ты всегда такой заботливый со шпионами? И... как это у вас правильно называется? Врагами народа? - все же заулыбался мужчина, расстегивая спальник и укрываясь им. Он понимал, что ведет себя немного странно и, возможно, вызывающе, но ничего не мог с собой поделать. Уж очень ему претила мысль быть пленником на допросе. - Но мне приятно. Ты так волнуешь, как я доберусь и что буду делать в таком виде... - Эриху хотелось видеть в подобном проявлении заботы неравнодушие. Можно же хотя бы помечтать о взаимности? - Не переживай, я жив благодаря тебе, а все остальное я себе добыть сумею.
Он какое-то время помолчал, открыто и беззастенчиво любуясь юношей, впитывая и запоминая каждую его черточку которую, возможно, больше не доведется видеть никогда. Собеседник явно был взволнован, если не напуган, обнимая свои колени, и тем самым вызывая у мужчины нестерпимое желание сесть рядом и обнять его, но он подозревал, что жест будет понят не верно и этим он только еще больше испугает и так далекого от спокойствия блондина. После паузы проговорил уже серьезней, взвешивая каждое слово:
- Мне нет дела до ваших государственных тайн или за что ты там переживаешь. Вашему КГБ я тоже не нужен - мы прибыли на вполне законных основаниях. И на таких же основаниях планировали отбыть. Лично я планировал отбыть с положенными трофейными когтями медведя - знаком пройденного испытания. Но, как оказалось, кое у кого были иные планы, и отбыть они планировали с моим хладным трупом. Это... внутриклановое и к политике не имеет никакого отношения. В общем, после того, как меня не убил медведь, меня пытались убрать свои. Если бы не ты, они могли бы преуспеть, - Эрих криво усмехнулся. - Теперь, наверняка, меня ищут. Со мной приехало еще трое из моего клана - они должны были наблюдать за поединком и подтвердить мою победу или поражение. И сейчас я не знаю, что именно они сказали моему отцу и как объяснили мое исчезновение, ищут ли меня только они или подключили кого-то из местных... Это все произошло слишком внезапно, я даже не подозревал, что меня хотят убрать свои же и потому не знаю, насколько длинные у них руки и кто в союзниках. В любом случае, будут искать меня или мое тело, поэтому отсюда лучше убраться чем скорее. Тебе - просто подальше, пока все не уляжется. Я не могу подвергать тебя риску. Я должен со всем этим разобраться самостоятельно, - оборотень какое-то время смотрел в костер словно в прострации, затем поднял голову и посмотрел в глаза собеседнику. - Так ты мне веришь?

16

Миру не понравилось как начал ерничать оборотень. Ему вообще не нравилась вся эта ситуация и то, что мужчина, даже будучи пару дней назад на грани смерти и жизни, сейчас, судя по всему, чувствовал себя более-менее и, если на самом деле не был таким белым и пушистым, как хотел казаться, то Мир попал. Серьезно попал. Самое страшное, что драпать, скорее всего, было уже поздно - надо было это сделать сразу, как проснулся и заметил произошедшие метаморфозы с тигром.
-На раненом полосатом не было написано, что он шпион... что оборотень. - буркнул в ответ и чуть покраснел. Сам толком объяснить не мог с чего бы вдруг стал таким безбашенно гуманным! Манили тайны этого фигуристого блондинчика? Пожалуй, странным образом да.
Последовавшее объяснение немного успокоило. Рогозин слышал, что в некоторых кланах требуется подтверждение своего статуса - не все происходило так легко и просто, как в их небольшой семье. Мир даже толком не знал поддерживает ли отец связь с кем-то из ирбисов и какое место занимает. Если, конечно, клан имеет место быть.
Парень повозил палкой в костре, вороша угли, решая для себя важную проблему - вести ли тигра к палатке, а потом и в деревню или действительно оставить его, как тот того, наверное, и желает. Перспектива попасть в разборки не очень радовала, но бросить иностранца в тайге мешала проклятущая совесть.
-Хорошо. Допустим, все так и есть. Они будут искать твой труп до победного? И как ты планируешь выбраться из тайги, Сибири, моей страны без денег и документов? Ближайший телефон далеко отсюда, да и сомневаюсь, что с него можно заказать международный разговор. Значит, тебе нужно в город... а он очень далеко... Не откроешь секрет каким образом планируешь выбраться к своим?
Мир наконец-то оторвался от созерцания пламени и посмотрел на устроившегося напротив Эриха. Глянул и тут же вернулся к созерцанию ярко-оранжевых всполохов. Что-то неуловимо смущало в мужчине. Что-то, чему не мог дать никакого определения и явно не тот факт, что собеседник обнажен. Голых мужиков в бане навидался за свою жизнь более, чем предостаточно и никогда еще не испытывал ничего подобного.
-Значит, раз нам надо убираться отсюда, а тебе - выбираться к цивилизации... предлагаю свою скромную компанию. Здесь неподалеку стоит моя палатка - ее надо собрать и пойдем в деревню. Подберу тебе какую-нибудь одежду дома. Если ты не против, конечно. Ну и... отдохнешь пару дней, в то путешествие может оказаться длиннее, чем ты можешь себе представить. Считай это чистосердечной помощью собрату-оборотню. Только... надеюсь, ты предупрежден, что в нашей стране лучше не распространяться о своей природе? И... у тебя акцент. Если что... вдруг наткнемся на кого из местных... побудешь моим дядей... из Прибалтики.
Парень сам себе удивлялся с чего бы вдруг навяливает свою помощь абсолютно неизвестному человеку, приглашает его в свой дом, не испытывая при этом никаких опасений. В теории должен бы, но отчего-то не получалось.

17

- А на мне, значит, написано? Или то, что я иностранец, автоматически делает меня шпионом? - чуть прищурившись, Эрих посмотрел на своего собеседника. Похоже, тот не предполагал, что его доброта вылезет ему таким боком и теперь пребывал в растерянности, готовый кидаться от крайности к крайности.
Какое-то время над костром висела тишина, каждый из оборотней размышлял о своем. Затем юноша заговорил, спрашивая о планах спасенного на дальнейшие действия. Эрих задумался. Против оглашения планов была его природная осторожность - после выходки дяди можно было ждать атаки с любой стороны. Вот только если бы этот очаровательный блондин был засланцем дяди - едва ли стал бы выхаживать, да и союзник в чужом краю не помешает. Мужчина решил довериться своему спасителю.
- Искать будут до победного, так уж заведено. Нужны доказательства, без этого не уедут, - кивнул, подтверждая предположения собеседника. - Я знаю, что до большого города с телефоном далеко, но мне так или иначе надо туда попасть. Документы - меньшая из проблем. Деньги достать немного проще. А до города можно добраться на своих четырех или на попутках, главное, знать дорогу. Ее-то я и хотел узнать в ближайшем поселении, - пожал плечами Эрих. - Или у тебя есть иные предложения?
Предложения у юноши внезапно обнаружилось. Слушая его Майне испытал к своему спасителю очередной прилив нежности и теплых чувств. Захотелось подойти и просто заключить в объятия, чтобы выразить свои эмоции, но мужчина сдержался. У них только начали налаживаться отношения и испугать блондина не хотелось. Наверняка будет время выразить свои чувства более удачным образом.
- Я не привередлив и благодарен за любую помощь, - улыбнулся Эрих. - И буду счастлив в твоей компании, мой белокурый ангел-хранитель, к сожалению, я твоего имени так и не знаю. А на счет... тайны нашей природы не беспокойся, в своей стране мы тоже этого не афишируем, - Майне встал и выжидающе посмотрел на собеседника. - Пойдем за твоей палаткой, или хочешь сейчас еще что-то обсудить? А то, если ты не против, я предпочел бы дальше идти в звериной форме - у вас очень кусачие комары, - словно в подтверждение своих слов он почесал пяткой щиколотку второй ноги. - Если что - можешь меня нагружать, чем нужно - помогу нести. И вообще, обещаю быть послушным и делать, что ты скажешь, - Эрих снова улыбнулся и было в этой улыбке что-то игривое. - Скажешь быть дядей из Прибалтики - буду. Я там, кстати, бывал, так что легенду поддержу. Скажешь быть еще кем-то - тоже исполню. Видишь - я очень послушный и смирный шпион, почти ручной!
Майне и сам не знал, почему кокетничает и готов позволить этому юноше собой командовать. Было в этом что-то волнующее и возбуждающее. Хотелось посмотреть, как поведет себя этот белокурый красавец в подобной ситуации? Воспользуется ли щедрым предложением поэксплуатировать спасенного?

18

-Ратмир. - буркнул, слушая словоизлияния оборотня. Его самоуверенность просто пугала. Миру никогда не казалось, что достать деньги легко, а ему тут в открытую заявляют, что это не проблема. Быть может, в той стране, из которой и приехал этот субъект как раз все так и обстоит, но не здесь. С работником в деревне, допустим, куда как охотнее расплатятся в натуральном выражении. Посмотрит он далеко ли уедет Эрих с мешком картошки или трехлитровой банкой соленых грибов, пусть они и будут отборными белыми. Видимо, плохо знал местные заморочки или его попросту не удосужились просветить, решив, что ни к чему забивать голову излишними этнографическими тонкостями, когда обратно ехать хладным трупом.
-Нет, обсуждать, пожалуй, нам на данный момент нечего. Сейчас только соберу тут все и пойдем. И... не переживай - сам принес все в лес, сам и унесу. Тебе еще, скорее всего, понадобится какое-то время на полное восстановление. Так что можешь оборачиваться пока я тут закончу и выходим. Думаю, что к ночи будем в деревне. Хотелось бы по крайней мере. - Блондин деловито встал, взял котелок и пошел к реке. Зачерпнув воду, стал тушить костер и после, для верности, закидал его основательно песком. Весь свой нехитрый инвентарь собрал еще быстрее и вскоре уже был готов. Самого, честно говоря, несколько раздражали вечно голодные комары. Дома хотя бы будет возможность от них спрятаться.
А еще несколько напрягало игривое настроение спутника. Быть может, конечно, он был непробиваемым оптимистом и совершенно не заботился своим будущим, полагая, что выпутается из любой ситуации. На его месте, Мир бы не смог даже нормально поесть до тех пор, пока не оказался бы в безопасности, среди своих, в семье. Тигр же вел себя так, словно ничего такого и не происходило - пошел в поход с друзьями и немного заплутал в лесу. Странные люди бывают!
Спустя пару часов оборотни были у палатки. Чужого присутствия на поляне не чувствовалось и блондин принялся быстро паковать свои пожитки, дабы побыстрее оказаться под защитой куда более внушительных стен. К тому же, судя по всему, погода портилась, а чавкать кедами по лесной подстилке вообще не грело. Поэтому стоило поторопиться и не терять времени даром. В рекордные сроки парень взвалил себе на плечи рюкзак со всем скарбом и, оглянувшись на тигра, быстро пошел в сторону деревни.
Солнце уже клонилось к закату, когда ирбис почувствовал легкий запах человеческого жилья. Обернувшись на тигра, замер на опушке, решая как дальше быть.
-М... в таком виде тебе идти в деревню не стоит, хотя мой дом и находится с краю, но вот местных собак можешь раздразнить. Жди меня здесь. Я принесу одежду и провожу тебя до реки - там сполоснешься и тогда уже пойдем. Хорошо?
Вернулся спустя полчаса. Пока нашел что более-менее могло бы подойти среди отцовой одежды, пока затопил печь, пока раскидал по углам бардак...
-Эрих? - тихо позвал. - Ты где? Идем к реке. - в руках у него была хозяйственная сумка с одеждой и резиновыми сапогами. Оставалось надеяться, что размер подойдет - не удосужился как-то поинтересоваться такими тонкостями.

19

- У тебя необычное имя... Ратмир, - проговорил Эрих. Он позволил спальнику упасть на прежнее место у костра, а сам скрылся в кустах, чтобы вскоре явиться в своем полосатом облике. Оборотень не мешал блондину с сборах, а затем послушно шел за ним до палатки. Там он, правда, позволил себе отлучиться, чтобы осмотреться - не ходил ли в округе кто, но все было тихо. В сборах он так же участия не принимал - не хотел мешать и путаться под ногами, всем своим видом изображая смиренную животинку.
До поселения так же послушно шел за своим провожатым, запоминая дорогу, прислушиваясь и присматриваясь, но никого не встретили по пути. Ратмир остановился только на опушке, рассуждая про собак, и сказал его ждать. Пришлось послушно остаться в лесу и ждать.
За все то время, что они шли, Эрих размышлял над ситуацией, вертел ее и так и эдак, прикидывая различные варианты действий. И хотя он вел себя бодро при своем спутнике и даже заигрывал с ним, на самом деле его настрой не был радужным, хотя и пессимистичным тоже назвать его было нельзя. Оборотень считал, что все, что ни делается, все к лучшему и во всем надо искать приятные моменты. Он не думал, что дальнейшее окажется легкой и приятной прогулкой, но и не считал, что пропадет в чужой стране. Все же опыт выживания в туземных странах у него был, а Россия ему казалась как-то более цивилизованной, нежели Африка. И хотя Миру он об этом говорить не стал, но при случае оборотень не гнушался и не совсем законными путями добычи средств для выживания, а потому был уверен, что найдет выход из любой ситуации.
Отметив тихие шаги, Эрих затаился, не спеша появляться. Лишь заслышав знакомый голос он вышел, тихо шелестя травой. Подойдя к Миру, слегка теранулся о него боком, погладил ногу хвостом. Похоже, к кошачьей форме его спаситель был не так равнодушен и потому оборотень пользовался возможностью выразить свою симпатию. Заодно продемонстрировал, что он послушный и совсем не опасный.
Выйдя к реке следом за провожатым, Эрих выбрал местечко поукромней, чтобы обернуться. Наверняка Ратмира подобным зрелищем было не удивить, но мало ли кто мог нагрянуть случайно? Да и было в процессе смены ипостаси нечто весьма интимное. Минут через двадцать вместо тигра вышел мужчина и все так же не смущаясь направился к воде. В этот раз он оказался повернутым к своему спутнику спиной, а от того татуировка стала видна во всей красе. Всю спину оборотня, от шей и до копчика, покрывал узор в виде стилизованных тигриных полос. Выполнен рисунок был качественно, и явно мастером, а черный цвет был именно черным, не отливая в синеву, как в случае кустарно изготовленной краски.
Искупавшись, Эрих вышел на берег, где поспешил натянуть на себя принесенную юношей одежду, спасаясь от вездесущих комаров. Вещи оказались почти впору, немного тесноваты, но в целом это было не сильно заметно. Мужчина вопросительно посмотрел на Мира:
- Идем?

20

Мир взгляда не мог оторвать от мускулистой спины, испещренной черными огненными всполохами тигриных полосок. Это... это выглядело завораживающе. Все татуировки, которые он когда-либо видел ранее и отдаленно не напоминали эту красоту. Да, блондин откровенным образом любовался рисунком, хотя первоначально испытал некоторый шок - привык, что все это связано с криминалом. Да и здесь никто не гарантировал того, что оборотень не принадлежит к какой-нибудь преступной группировке у себя дома.Благо, что осталось всего то ничего потерпеть его общество пару дней - неделю и постараться забыть об этом маленьком приключении. Хотелось верить, что после отъезда оборотня жизнь войдет в свою колею и Мир вернется в город. Пусть раньше, поскольку экспедиция уже прервана, но и там найдет чем заняться. Да и боязно было оставаться в деревне в то время, как где-то по окрестностям могут сновать соотечественники находки с явным желанием добить и свою жертву и того, кто стал невольным свидетелем всего произошедшего.
Блондин с трудом оторвал взгляд от мужчины и принялся рассеянно водить пальцами по остывающему песку. Странное дело, но Эрих отчего-то незаметно вышел на несколько иной уровень, нежели все знакомые. Да и улыбка у него была... располагающая. Такая открытая  и теплая. Совсем не страшный, а какой-то... Какой?
Мир тряхнул вихрастой головой и уставился на свои руки - они немного дрожали. От непонятного волнения. "Да что за пропасть такая?!" - изумленно подумал не в силах найти причину столь странного своего поведения. Ну иностранец, ну улыбчивый и совсем не такой, каким пытаются выставить любого заграничника власти. Это просто любопытство, природное любопытство и ничего более!
Рогозин пропустил момент, когда мужчина закончил с "банными" процедурами и подошел к нему - настолько задумался. Чуть вздрогнул, кивнул и, не говоря ни слова, пошел в сторону деревни, даже не озаботившись следует за ним его гость или нет.
Небольшой домик с двумя комнатами и кухней, просторными сенями, выкрашенный в темно-синий цвет, прятался за разросшимися кустами сирени. Сезон цветения уже давно прошел, но та прохлада, что они давали в особо жаркие дни спасала не раз. Именно поэтому родители не спешили от них избавляться. Да и любопытным соседям видно поменьше из того, что твориться за окнами дома с белоснежными наличниками.
Мир отодвинул щеколду на калитке и пропустил оборотня вперед. Так же молча затворил ее и потопал по тропинке следом, то и дело поглядывая на широкую спину и надеясь, что это маленькое, но опасное приключение не выйдет боком.
На крыльце чуть обогнал мужчину и отпер дверь.
-Проходи... обувь - туда. Это... прихожая. Там по коридору - две комнаты и кухня. Сейчас приготовлю что-нибудь поесть и будем спать. Я постелил тебе в одной из комнат. Там окна во двор, так что можешь не бояться, что тебя кто-то увидит. Завтра, если хочешь, истоплю баню. Удобства, кстати, тоже во дворе. Не очень удобно, но что поделать... это деревня. Кашу будешь? Гречневую с тушенкой. Не очень изысканно, но сытно. И быстро. Будь как дома, но не забывай, что ты в гостях. - чуть улыбнулся и тут же пошлепал босыми ногами в сторону кухни творить нехитрый запоздалый ужин. А потом... потом, скорее всего, сходит сполоснуться в баню и спать - в тепленькую постельку с хрустящим после отбеливания, вкусно пахнущим стиральным порошком, бельем.

21

Мир, не говоря ни слова, пошел куда-то по тропинке и Эрих послушно последовал за ним. Юноша шел впереди, предоставив к рассмотрению собственную спину и затылок с копной длинных светлых волос. Когда-то и сам Майне ходил с такими же длинными, но времена меняются, меняются роли и занятия - пришлось распрощаться с собственной гривой ради делового имиджа. Не то, чтобы он сильно страдал по этому поводу, но длинные волосы все равно находил привлекательными, а потому испытывал сейчас сильное желание зарыться в эти светлые прядки руками и носом.
Когда вышли в деревеньку, Эрих поравнялся со своим спутником, держась спокойно и непринужденно. Беседу затевать он не спешил, просто наслаждаясь ночной прогулкой и разглядывая стоящие вдоль дороги дома. Пасторальная картина постепенно засыпающей деревеньки умиротворяла, заставляла на время позабыть о преследующей его опасности. Хотелось вот так просто гулять, наслаждаясь вечером в приятной компании.
Возле нужных ворот Мир остановился, отодвигая щеколду и пропуская гостя вперед. Эрих зашел во двор, тут же осматриваясь. Дом был явно старым, но добротным, в таких не жарко летом и не холодно зимой. Судя по всему, хозяева здесь постоянно не жили, а лишь изредка приезжали. Впрочем, было уже достаточно темно, чтобы рассматривать все постройки повнимательней.
Юноша отпер дверь, пропуская в дом, и тут же принялся инструктировать, где что находится. Майне послушно покивал, запоминая. Сапоги он оставил в прихожей, а сам прошел в дом следом за хозяином, осматривая интерьер и отмечая детали, но не комментируя свои наблюдения. В любом случае, ночевать в доме было лучше, чем под открытым небом, а еда, даже самая простая, предпочтительней ее отсутствия.
В этот раз мужчина решил позволить себе небольшую вольность в выражении чувств. Он подошел со спины к занятом готовкой Миру, мягко обнял его за плечи и, наклонившись к уху, почти касаясь его губами, негромко проговорил:
- Спасибо. Меня все устраивает. Я благодарен тебе за любое проявление заботы и внимания. Мне это очень приятно и ценно.
Как бы ему ни хотелось подольше обнимать это изящное, манящее своей легкость и чистотой создание, Эрих отстранился так же внезапно, как и обнял. Как ни в чем ни бывало, мужчина пошел в отведенную ему комнату, по кошачьей привычке все осматривая и обнюхивая в новом месте.
Поужинав, Майне порывался помочь юноше с посудой, но ему не дали подключиться к хозяйству - пришлось идти спать. Не смотря на то, что оборот избавил от необходимости долго залечивать раны, некоторая слабость все равно ощущалась, а потому сон пришел быстро, крепкий и спокойный. Поутру Эриха разбудили естественные потребности организма, так что пришлось одевать штаны и идти искать уличные удобства.
При свете дня двор было осматривать удобней, чем мужчина и занялся, найдя попутно умывальник и немного воды, чтобы туда залить. Умывшись, Эрих причесал волосы пятерней, а вот с щетиной так просто было не разобраться. Но, подумав, оборотень решил оставить легкую небритость в надежде больше походить на местных мужиков. К тому же он не знал, есть ли у Мира запасные бритвенные принадлежности, а просить было немного совестно - не критично ведь, а юноша и так ему многим помог.
После завтрака Майне решил, что хватит нахлебничать, и надо как-то отработать свое пребывание в гостях полезными деяниями. А потому взялся за самую простую физическую работу - колоть дрова. Поначалу шло не очень - за годы сытой спокойной жизни оборотень малость подзабыл уже, как надо. Но спустя минут пятнадцать он уже бодро махал топором, демонстрируя двигающиеся на обнаженной татуированной спине и руках мышцы. Двадцатый век, в частности его начало, не были для семьи Эриха спокойными и удачными, так что приходилось выживать в разных условиях, в том числе и сельских. А там отец не баловал своего сына легкой жизнью, обучая всему, что ему может пригодиться в подобных условиях, в том числе приучая и к тяжелой физической работе. И вот сейчас оборотень с благодарностью вспоминал родителя - пригодились его старания, можно будет не ударить в грязь лицом перед этим белокурым ангелом.
А ангел тем временем занялся баней, куда часть дров тут же и отправилась, а остальная была сложена под навесы. Так же Эрих вызвался помочь натаскать воды для купания из указанного колодца. Хоть его спаситель и не был малохольной девицей, но все же мужчине хотелось как-то проявить галантность и поухаживать.

22

Блондин как раз промывал гречу в воде, когда внезапно оборотень оказался близко. Слишком близко. Мальчишка вздрогнул и сильнее вцепился в алюминиевую кастрюльку и кивнул, молча принимая благодарность, пряча раскрасневшееся лицо за белокурыми прядями. То ли от длительного единения с природой начал медленно сходить с ума, то ли и правда не мерещилось, но слишком интимными вышли объятья. Чуть сердце из груди не выпало, стоило только услышать голос с хрипотцой прямо у уха, почти ощутить касание чужих мужских губ. Стоило ли говорить, что юный ирбис разволновался не на шутку и все валилось из рук самым комичным способом? Наверное, потешил самолюбие взрослого своего собрата подобным детским поведением! Или, быть может, тот даже и не понял с чего бы это мальчик так разволновался и молчал все оставшееся время, словно в рот воды набрал? Благо никаких расспросов не последовало, да и сам тигр послушно ушел в отведенную комнату спать. Ратмир же, закончив с уборкой, ушел в свою комнату и долго возился с боку на бок, прислушиваясь к шорохам в доме. Гость, к счастью, спал и юноша быстро успокоился, списав все на свою впечатлительность. Сон пришел быстро - ровный и спокойный, как всегда в этом доме.
Поутру очнулся из-за того, что гость уже встал и вовсю хозяйничал во дворе. Отказываться от помощи не стал - колоть дрова у самого выходило не очень, но если долго мучаться... Тем более к вечеру обещал истопить баню для нормальной помывки, а не плескания в холодной реке без банных принадлежностей, да и впрок не помешало бы запастись - не пару дней еще предстояло пробыть здесь, а в качестве благодарности за помощь почему бы и не принять? Тем более, что сам не заставлял - целиком и полностью инициатива гостя. Грех отказываться! А уж исподволь наблюдать за тем, как перекатываются тугие мышцы на разукрашенной спине! Местные девки жизнь бы отдали за подобное зрелище и у Эриха не было бы отбоя от весьма разноплановых предложений. Как то неприятно и муторно стало, стоило только представить как он тискает какую-нибудь большегрудую Полинку в сенях или в бане. Муторно и противно. Пришлось отвлечься и заняться делами насущными, а то так и недалеко до мыслей срамных! Иначе с чего бы ревновать совершенно чужого и незнакомого человека с первой девке на деревне? И за ним вились, да вот как то не интересовали вовсе. Думал, что это просто пока, а сейчас стало медленно, но верно доходить, что совсем. Только вот страшно становилось от дальнейшего направления размышлений - уголовно наказуемое деяние. Такое и вслух то сказать язык не повернется.
Пришлось с головой погрузиться в работу, чтобы не лезла всякая чушь в голову. Пока затопил, пока приготовил все для бани, пока озаботился обедом... время пролетело незаметно.
Щи варить не умел - получилось какое-то капустно-картофельное варево с мясом, но вот пшенная каша в плошке с пенкой удалась на славу. Хотя бы тут не опозорился перед иностранным гостем, а то совестно как-то стало за свои кривые руки. Впрочем, прежде чем усаживаться за стол решил поинтересоваться у Эриха на счет очередности действий. Вдруг тому хотелось сначала привести себя в порядок перед едой, а потом и отдохнуть. Сам любил вздремнуть - на свежем воздухе, в деревенской тиши организм словно избавлялся от ядов города, полностью восстанавливался любым доступным ему способом.
-Эрих... - блондин нашел своего гостя в бане, наполнявшим очередную бочку. - Спасибо тебе за помощь. Этого вполне достаточно. Ты сначала поешь, а потом в баню или наоборот? Как тебе удобнее?
Спросил, а сам решить не мог - будут ли они мыться вместе или сходить после гостя? С другой стороны - не угорел бы. Иностранец все-таки, непривычный, да и париться, скорее всего, не умеет. Нормально ли это будет для него - что Мир потащиться за ним? А вдруг подумает что-то нехорошее? Сомнения, сомнения... на почве жгучего стыда раздеться до гола перед этим сильным мужчиной...

23

Эрих периодически ощущал на себе взгляды Мира и стоило немалых трудов не отвлекаться от работы. Но все равно хотелось думать, что за ним следят не из опасения за близость подозрительного иностранного элемента к топору, а потому, что есть на что посмотреть. Очень хотелось понравиться этому загадочному русскому блондину, что никак не шел из головы. Такой изящный и манящий, и так соблазнительно, одуряюще пахнущий! Так бы и коснулся губами нежной светлой кожи, чтобы попробовать ее на вкус. Тело на подобные мысли реагировало самым предательски образом, а потому мужчина с еще большим энтузиазмом принимался за работу, лишь бы не думать о находящемся рядом соблазне. Приходилось думать о своих насущных проблемах, в частности о том, как бы поскорее добраться до города и связаться с отцом. А если его не окажется, то с кем тогда? Кто может быть в сговоре с дядей, а кто нет?
Только когда Мир спросил о том, хочет ли он сначала посетить баню или сначала поесть, Эрих понял, что зверски голоден - физическая работа да на свежем воздухе отлично пробуждают аппетит. Да и судя по запахам, доносившимся с кухни, еда была свежеприготовленная, а такая всегда вкуснее той, что уже постояла немного.
- Думаю, можно пообедать сначала, а баню потом, я сейчас только ополоснусь немного перед едой, - садиться мокрым от пота за стол как-то не позволяло воспитание. - И... ты ведь мне покажешь, как правильно этой вашей баней пользоваться? Я про русскую баню только слышал, но бывать прежде не доводилось. У нас, конечно, раньше тоже были купальни на дровах, но они немного другие. Мне... не хотелось бы что-то напортить в реализации ваших традиций, - Эрих чуть виновато улыбнулся. Не то, чтобы он был таким уж идиотом, чтобы не догадаться, пользоваться баней, может и не как русские, но по назначению. Однако нарочно прикинулся заграничным шлангом в надежде, что юноша не откажется ему все показать и помочь, и будет законная возможность полюбоваться им еще раз. Лишь бы только силы воли хватило не выдавать свои непристойные желания физически.
Смыв с себя пот насколько можно обычной колодезной водой, мужчина накинул рубашку и пошел обедать. Русская кухня хоть и была на его вкус немного непривычной, но вполне съедобной и даже вкусной, а потому вопреки опасениям Мира, уплетал его труды гость за обе щеки, не скрывая, что ему все очень нравится. Что, впрочем, не мешало гостю пометить себе сходить на охоту - не хотелось и дальше бессовестно объедать своего спасителя.
- Если нужно в чем-то помочь... с баней и не только - говори, я весь в твоем распоряжении! - улыбнулся Майне, когда с обедом было покончено, всем своим видом выражая желание участвовать в деятельности. Как-то не привык он сидеть сиднем и ждать, что все сделают другие, к тому же хотелось побольше контактировать с этим привлекательным для него юношей, но вместе с тем Эрих опасался быть слишком навязчивым и оттолкнуть блондина резкими действиями.

24

Отсрочить неизбежное Мир был только рад. С каким же энтузиазмом принялся накрывать на стол, по-прежнему волнуясь, что увильнуть от совместной помывки таки не удастся. Оказалось, что оборотень никогда не бывал в русской бане и действительно была велика вероятность, что он мог бы угореть. Что делать в таком случае блондин определенно не знал, а звать соседку бабку Нюру не очень как-то хотелось. И так, скорее всего, уже засекли даже через высокий забор и теперь чуть ли не всем селом подглядывают за новым неожиданным жильцом дома Рогозиных.
Наработавшийся оборотень уплетал нехитрые разносолы с завидным аппетитом, а в Мира кусок не лез! Стоило только представить их вдвоем в тесной баньке полностью обнаженными... Комок в горле вставал и сердце заходилось бешеным ритмом от непонятного волнения.
Трапезу, однако, надолго растянуть не удалось и даже помывка посуды и прочая педантичная уборка не отняли много времени. Порывшись в шкафу, Ратмир достал свежую рубашку и полотенце для гостя, себе смену одежды и, тяжело вздохнув и набравшись смелости, позвал его во двор.
-Если будет жарко - скажи сразу. Если вдруг захочется погорячее - ковшом плеснешь воды на камни. Покажу куда... Если вдруг почувствуешь себя нехорошо - посиди в предбаннике или вообще в дом иди. Не всем подходят слишком высокие температуры. Раздеваешься в предбаннике и... вперед. Я тут пока... разложу все...
Мир отвернулся от своего гостя и принялся развешивать по крючкам одежду и большие полосатые махровые полотенца. Раздеваться перед Эрихом первым было как-то... внезапно стыдно, хотя в общественной бане никогда не испытывал никакого дискомфорта. Стоило только скрипнуть двери в парилку и блондин буквально шмякнулся на лавку, задумчиво уставившись в одну точку. Быть может, и подумал чего не то тогда, на кухне. Кто знает... Накрутил себя, переволновался и дошел в своих безумных размышлениях до статьи уголовного кодекса. Это же надо было сообразить, что его привлекает этот мужчина! Да, нравится наблюдать за ним и любоваться пропорциональным, сильным телом и хочется коснуться тигриных полос, вновь... почувствовать руки на своих плечах и жаркий шепот на ухо...
Парень зачерпнул пригоршню воды из стоявшей рядом бочки и плеснул себе в лицо. Еще немного и в парилку придется входить прикрываясь полотенцем из-за определенных проблем физиологического плана.
Ирбис нехотя, медленно разделся, складывая одежду аккуратной стопкой в углу лавки и таки заставил себя присоединиться к Эриху.
-Ты тут как? Жив? Не перегрелся еще? - старался держать голос ровным и смотреть мужчине только в лицо, ни в коем случае не ниже! Ох и стыдно же было! Хорошо, что хоть заалевшие скулы можно было списать на жарко натопленную баню. - Погорячее сделать или еще посидишь? Если хочешь - могу попарить... дубовый, березовый и можжевеловый веник на выбор. - Мир тут же отвернулся к стене, сделав вид, что перебирает весьма приличный ассортимент этих самых орудий пытки. - Их только замочить надо предварительно, чтобы стали помягче...

25

До бани в итоге добрались не сразу - Мир занялся посудой и уборкой оставшихся продуктов в холодильник, затем поисками нужного снаряжения, даже добыл откуда-то консервацию - фруктовый компот, чтобы пить в процессе. Эрих и не подозревал, что юноша всячески стремится оттянуть момент обнажения и непосредственного пребывания в бане. Сам Майне ждал этого с предвкушением. Когда же все было готово, он направился вслед за Миром к отдельному строению, взяв часть вещей, чтобы не сгружать все на хозяина.
Оказавшись в предбаннике, мужчина внимательно выслушал все инструкции и послушно покивал - ничего сверх того, что он предполагал. Блондин раздеваться не спешил, развешивая принесенное и раскладывая, потому Эрих решил сделать это первым. Его посетила внезапная мысль - что если юноша его стесняется? А ведь тогда, в лесу, не стеснялся забегать в речку. Почему же сейчас он кажется каким-то сконфуженным и немного растерянным? Может, что-то неожиданное увидел или узнал и не хочет говорить?
Как бы там ни было, Эрих сделал вид, что ничего не заметил и первым зашел в парилку. Он выбрал место поудобней, сначала сел, а затем и лег, чтобы воздействие температуры на все тело было равномерным. Вскоре появился и белокурый оборотень, давая короткую возможность собой полюбоваться. На его щеках симпатично алел румянец, подтверждая закравшееся предположение о смущении, не мог же юноша меньше чем за минуту ужариться! Да и некоторая скованность в движениях ощущалась...
- Пока все в порядке. Но для начала ведь не долго надо, правильно? В несколько заходов? - оборотень улыбнулся, демонстрируя, что все в порядке и помирать от жары он не планирует. Как и корчить из себя героя и сидеть часами. - Погорячее лучше потом, наверное?
Юноша отвернулся к веникам, очень ими увлекаясь, предоставив к осмотру изящную спину и сочные ягодицы, переходящие в стройные ноги. О, как хотелось пройтись по этим божественным изгибам ладонями, оглаживать и мять, оставляя свои следы! Вдоль позвоночника пробежала капелька пота и ее тут же захотелось слизнуть, коснуться манящей кожи губами, прикусить зубами. Слова про веники шли где-то фоном и стоило немалых волевых усилий сосредоточиться на смысле речи.
- Выбор веника доверю твоему вкусу и опыту, - мурлыкнул мужчина, поднимаясь со своего места. Он подошел к Миру чуть сзади и сбоку, едва не касаясь своим телом, сделал вид, что тоже изучает веники, на самом деле опасался, что если будет лежать и дальше, потом будет сложно встать, не привлекая внимания к изменениям в паху. - Мне будет интересно их попробовать. Ты ведь научишь меня, как ими пользоваться? Чтобы я тоже мог тебя правильно попарить? - Майне очень старался, чтобы фраза прозвучала как можно более невинно. Но стоило ему представить, как он пройдется этими прутиками с листьями по нежным ягодицам... так в паху становилось нестерпимо жарко. Да и представлять, как его самого будет касаться этот невероятный блондин было очень соблазнительно и сладко. Пришлось сослаться на то, что для первого раза хватит и пойти проветриться в предбанник. А заодно окатить холодной водой особо буйные части тела и немного успокоиться. То, что ему нравится особа одного с ним пола, Эриха ничуть не смущало, но он не был уверен, что его влечение обоюдно. Совершать же насилие над этим добрым и заботливым чудом природы рука не поднималась. Приходилось держать себя в руках.

26

Мир буквально уже весь полыхал от странного волнения и то, что мужчина приблизился слишком близко только добавило огня. Ирбис не мог понять что с ним происходит и почему Эрих вызывает в нем столько чувств - от восхищения до крайней степени смущения. Осознавал только одно - до добра все это не доведет, если хотя бы каким-нибудь образом выдать себя. Наломать же дров отчаянно не хотелось - ему же потом как-то жить со всем этим здесь, а этот сильный и уверенный в себе мужчина навсегда покинет пределы страны и забудет о глупом мальчишке, что волею судьбы начал тянуться к нему.
Блондин боялся смотреть на тигра, боялся сделать или сказать что-то не так и лишь молча кивнул, сняв с гвоздика два можжевеловых веника. Ему нравился аромат хвои, да и не шли березовые в сравнение с этими. Впрочем, если гостю вдруг захочется попробовать - готов был "угостить" любым из имевшегося ассортимента. Долго ли сходить в лес и сделать еще?
Впрочем, иностранец быстро ретировался в предбанник и оставил парня наедине со своими переживаниями. Мир неприминул окатиться холодной водой из бочки, чтобы немного привести растрепанные чувства в порядок и снять напряжение. Контраст холода и жары сделал свое дело и вернул самообладание - юноша занялся приготовлением веников и смог немного отвлечься. Жарко пока что не было, но волосы таки заплел в тугую косу, чтобы не липли к спине.
Выходить в предбанник к гостю не хотелось - улегся на лавку и расслабился, наслаждаясь ароматами бани, треском дров в печке и временным одиночеством. Честно говоря, уже привык лето проводить без компании, делать что хочется и ни от кого не зависеть. Не сказать чтобы появление незваного гостя сильно нарушило его планы, которых, по сути говоря, и не было, но все равно было непривычно.
-Уже все? - поинтересовался у Эриха, когда тот вернулся. - Я сейчас тоже выйду на пару минут и, если не против, начнем париться. Пока ложись и отдыхай. Говорят, что банные процедуры исцеляют не хуже иных лекарств! - блондин дружелюбно улыбнулся и выскользнул в предбанник, где тут же налил себе полную кружку кисленького компота и выпил ее парой крупных глотков. Теперь, немного придя в себя, ирбис уже не так боялся оставаться с этим обнаженным красавцем наедине. Наверное, давно пора было завести себе девушку и жить нормальной жизнью, чтобы не случалось подобных казусов на фоне неудовлетворенности. Вот только теперь отчетливо понимал, что ни одна девица не сможет дать ему того, чего хочется.
-Готов? - Ратмир распахнул дверь в баню, впустив немного прохладного воздуха в парилку. - Ну держись! - парню удалось поймать озорной настрой. - Только не жалуйся, если будет больно и никому не выдавай секретов русской бани! Считай это военной тайной!
Парень стряхнул с распаренного веника лишнюю воду и плавно опустил его поперек спины. Быть может, не особо было приятно поначалу, как иголки впиваются в распаренную кожу, но потом, со временем, должен был привыкнуть. Усердствовать особо не усердствовал, пройдясь по плечам, спине, подтянутым ягодицам и ногам несколько раз. Мог бы, наверное, и посильнее, но кто ж знает как отреагирует разнеженное иностранное тело на столь варварский метод помывки? Даже стало любопытно а понравится ли вообще ему вся эта экзекуция. Хотелось бы получить честный ответ!

27

Немного охладившись и проветрившись, а так же приведя некоторые части тела в норму, Эрих вернулся в парилку. Мир, к его сожалению, как раз решил пойти в предбанник, но пообещал следующим заходом начать париться с вениками, так что мужчина кивнул, укладываясь на лавку в ожидании. Пришлось отвлекать себя разглядыванием обстановки бани, чтобы не думать о всяких соблазнительных блондинах и о том, что с ними можно сделать.
Из ленивой задумчивости оборотня вывел бодрый голос блондина. Судя по всему, юноша справился со своим смущением, а может, понял, что новый знакомец не несет для него никакой угрозы и просто успокоился. В ответ на озорную улыбку Эрих тоже улыбнулся.
- Командуй, как мне лечь, о мой мучитель! Даже если меня будут пытать, я не выдам нашей тайны! - Майне легко подхватил игривый настрой. Повинуясь инструкциям блондина, он лег на живот, а голову положил на сложенные руки.
Колючие ветки ощущались на коже... странно. Поскольку юноша особо не усердствовал, то легкие покалывания показались скорее щекотными, а потому иногда мужчина подергивался и сдавленно посмеивался, пытаясь сдержаться. Но все же выдавил:
- Это всегда так щекотно? Или в этом и есть весь смысл ваших загадочных банных пыток по-русски? А вообще покалывает забавно! - признался Эрих, решив не быть безмолвным бревном, а попытаться втянуть юношу в контакт. Видимо, его откровения были поняты как пожелание ощутить всю силу русского гостеприимства, так как удары усилились. - Ой! А вот это да... - выдохнул, ощущая некоторое жжение на коже и теперь явный еловый запах в парилке. - Можно уже переворачиваться или мне полагается для начала стать в равномерную крапинку? - получив разрешение перевернуться, Майне лег на спину, подставляя ударам грудь, живот и ноги. Он еще пару раз подергивался и посмеивался в особо щекотные моменты, а в остальное время любовался раскрасневшимся от жары и шлепков веником юношей. Было в происходящем что-то будоражащее и волнующее, благо не всегда приятные ощущения от веника отвлекали от неприличных мыслей ниже пояса. - О, вот теперь я, кажется, стал немного ближе к разгадке загадочной русской души! Ты ведь позволишь и мне тебя... попарить? Если вдруг я что-то буду делать не так - говори!
Эрих встал с лавки, чувствуя, как горит собственная кожа, словно сотни иголочек продолжаю ее касаться. Он взял новый веник, отряхнул его, примеривая в руке. Начал оборотень с легких касаний и пошлепываний. Вениками он прежде не орудовал, зато имел опыт с различными кожаными девайсами, а потому начинал воздействие по нарастающей, не зная уровень чувствительности партнера. Почему-то казалось, что эта светлая кожа должна быть очень нежной. Ее одновременно хотелось хлестать, оставляя красные и розовые следы, и нежно ласкать, усыпая поцелуями. Он прошелся еловым веником по спине, шлепнул чуть сильнее по аккуратным ягодицам, спустился к ногам, затем снова поднялся выше, чтобы еще пару раз шлепнуть по ягодицам, но не позволил себе там слишком долго задерживаться, направился дальше, усиливая удары, ориентируясь на реакцию партнера. Прикинув, что скоро придется прекращать, Эрих нарочно ударил чуть сильнее, чем требовалось и тут же прекратил. Веник был отложен в сторону, а сам он присел рядом с юношей, кончиками пальцев, очень нежно, провел по спине, от поясницы к лопаткам, проговорил обеспокоенно:
- Прости... я не слишком сильно? У тебя такая нежная кожа... - продолжил уже чуть тише, наклоняясь ближе, кончиками пальцев обследуя покрасневшую после веника спину, будто пытался найти следы травматизма, а на деле просто ласкал, наблюдая за реакцией.

28

Мир повеселился - не думал, что Эриху будет щекотно и усилил шлепки. Разве было жалко раз просят посильнее? Только вот орудовать так, как это делал обычно отец все равно постеснялся - чего доброго дорогой гость мог бы заподозрить в попытке убийства весьма изощренным способом!
Впрочем, выполняя свои "обязанности" блондин вовсе старался не думать о том, насколько ему нравится смотреть на этого конкретного мужчину, любоваться его фигурой и, о ужас, думать о том, что смог бы отдаться ему, прояви тот инициативу. Один - единственный раз или неделю подряд в диком угаре, но тигр уедет навсегда и их пути разойдутся. Никто никогда не узнает что происходило в небольшом синем деревянном домике на окраине сибирской деревушки длинными ночами. А он никому и никогда не расскажет. Просто заставит себя завести отношения с какой-нибудь девчонкой и будет изо всех сил стараться забыть нежданного гостя, лелеять свою тайну и вспоминать длинными вечерами, нянча детей. Если будет что вспоминать...
Настоящее испытание пришлось перенести, когда мужчина перевернулся. Взгляд так и притягивали отдельные части тела, что хотелось побыстрее уже закончить и выскочить в предбанник отдышаться. Парень из последних сил держал себя в руках и предложение Эриха занять место на лавке вместо него принял с особенным энтузиазмом. Можно было бы по крайней мере не волноваться за отдельные части своего тела, которые удавалось сдерживать уже с трудом, насколько грешно и неправильно бы все ни казалось для самого блондина.
Мир немного разомлел на лавке, наслаждаясь весьма умелыми действиями оборотня и даже прикрыл от удовольствия глаза. Все-таки можжевеловый веник - самый лучший как ни крути! Да и сам процесс меньше всего походил на порку в отцовом исполнении - разве что самый последний момент - юноша даже вздрогнул, не ожидав такого напора. А потом... он почувствовал своим бедром его бедро, когда мужчина сел рядом, тихо выдохнул стоило тому прикоснуться к спине, проводя там какую-то линию... Он просто поплыл от предвкушения чего-то большего, неизведанного, запретного и закрыл осоловевшие глаза. Дыхание сбилось и это трудно было не заметить. "Касайся, касайся, касайся еще!" - орало все его естество, замерев в ожидании дальнейших действий. Хотелось сейчас совершить какую-нибудь глупость и раз и навсегда подтвердить или опровергнуть свои призрачные догадки. Ему пытались понравиться или это все плод воспаленного сознания?
Ратмир мог бы поклясться, что Эрих наклонился к нему и, собравшись со смелостью, блондин чуть приподнялся на локтях и полуобернулся, встретившись взглядом с мужчиной. И в нем он увидел далеко не заботу и обеспокоенность, сквозившую в голосе, но отражение своих тайных желаний. Сердце бешено забилось в груди, в горле пересохло и он сам сократил то мизерное расстояние, что разделяло их, приникнув губами к его губам. Как в омут с головой! Но не мог же он ошибиться и принять желаемое за действительное?!

29

Все внимание Эриха сейчас было сконцентрировано на партнере, чтобы уловить малейшие изменения в поведении, и если что прекратить двусмысленные касания. Но юноша не спешил возмущаться, лишь задышал чаще, явно намекая, что не против подобного самоуправства. Или так только хотелось думать? В любом случае, пока явного протеста не звучало, Майне решил пользоваться моментом, чтобы хоть немного удовлетворить свои желания. Кожа у Мира действительно оказалась весьма приятной на ощупь, и так и манила продолжать. Он касался руками покрасневшей от порки спины, кончиками пальцев водил вдоль позвоночника и по лопаткам, плечам, затем оглаживал ладонями, осторожно спускаясь к пояснице, но пока что не рискуя откровенно касаться ягодиц, хотя очень хотелось слегка сжать и даже помять их.
Внезапно юноша приподнялся на локтях, а затем обернулся, сталкиваясь практически нос к носу с Эрихом. Пару секунд они смотрели друг на друга. Майне опасался увидеть на лице блондина страх, злость или отвращение, но их не было, что не могло не радовать. Ратмир же тем временем подался чуть вперед, сокращая расстояние и мужчина почувствовал на своих губах осторожное прикосновение. От этого у него чуть не снесло крышу, а в паху резко стало горячее. Об этом оборотень мог только мечтать. И прежде чем разум успел что-то проанализивароть и принять верное решение, Эрих провел ладонью по собранным волосам и щеке юноши, перебрался на шею, а потом на затылок, притягивая к себе, и одновременно с этим сам подался на встречу. Он очень мягко и осторожно касался губ партнера своими, целуя и изучая, словно давал возможность отстраниться. Его язык легонько прошелся по верхней губе Мира, затем по нижней, нежно лаская, и, не встретив сопротивления, осторожно раздвинул их, проникая внутрь. Эрих придвинулся еще ближе, обнимая второй рукой за талию и почти прижался своей грудью к груди юноши, целуя все так же медленно и тягуче, изучая языком и лаская. Не смотря на закипавшее в теле желание, Майне не хотел быть грубым и поспешным. Хотелось, чтобы Мир почувствовал, что это не просто похоть или желание удовлетворить биологические потребности, а это именно те чувства, что он пробуждает у тигра своей близостью.
Поцелуй становился все более пылким и дурманящим, что даже начала кружиться голова. Мужчина не сразу понял, что это от духоты и пара. Следовало выйти в предбанник и передохнуть, но для этого пришлось бы разрывать поцелуй и отпускать этот белокурый соблазн, что оказалось выше его сил. Потому Эрих просто перетащил Мира к себе на руки, перехватил поудобней и встал вместе с ним, направляясь к выходу в предбанник, чтобы там уже продолжить поцелуи и перейти к более смелым ласкам.

30

Это было сущее безумие, эйфория в чистейшем ее выражении. Ни один из поцелуев "до" не мог сравниться с тем таинством, что сейчас происходило между ними. Нежный, тягучий, волнующий и не столько из-за того, что оба были в весьма откровенном виде, но из-за странного притяжения к этому оборотню. Еще никогда и никто ранее не вызывал в нем столь противоречивую бурю эмоций. Да, ему встречались как весьма привлекательные мужчины, так и прелестные девушки, но никто и никогда не будил в Мире страсть, не заставлял желать невозможного, запретного. Здесь же, проведя с тигром всего пару дней бок о бок, совершенно ничего о нем не зная, готов был броситься в омут с головой, позабыв обо всем на свете и об осторожности в первую очередь. Впрочем, мужчина не вызывал никаких опасений ни своим поведением, ни внешним видом, но и ирбиса нельзя было назвать знатоком душ в двадцать с маленьким хвостиком. Возможно, был слишком доверчивым и пылким, но раз в жизни посчитал возможным позволить себе отпустить страхи и запреты и насладиться жизнью во всех ее проявлениях.
Он старался отвечать на ласку и, увлекшись, прижался к мужчине, обвив его шею руками. Тело будто само знало что делать, ведь никаким опытом в подобном блондин не обладал, если не считать поцелуев с девушками, от которых ему было ни горячо, ни холодно. Зато сколько предвкушения и некоторый страх перед неизведанным. В теории, сейчас мог себе представить что и как у них может произойти, но лишь в теории. До сегодняшнего дня и в голову не приходило задумываться над этим вопросом. Думал, что просто не нашел ту единственную, что могла бы заставить сердце биться чаще.
Эрих словно прочитал мысли ирбиса, подхватив его на руки - и правда уже начала кружиться голова от долгого пребывания в жаре. Прохладный воздух приятно освежал, но еще приятнее было прижиматься к этому сильному мужчине, неотрывно смотреть на его губы, желать продолжения ласк и поцелуев, чего-то большего...
Оборотень усадил юношу к себе на колени и ощущение его возбуждения, упершегося в бедра, снесло крышу. Вцепившись в мокрые волосы партнера, Мир жадно поцеловал, тихо всхлипывая от удовольствия и явно провоцируя на более откровенные действия. Он не умел отступать и не хотел, насколько бы страшно сейчас ни было. Слишком велико было желание, слишком сложно было отказаться и потом всю свою долгую жизнь жалеть, что отступил. Только не здесь и не сейчас! Если Эрих захочет взять его - ирбис отдастся и это будет самое сокровенное воспоминание его молодости.


Вы здесь » Меридиан » ФБ и ФФ » Не подбирайте кошек на улице. Особенно больших. Альтернатива.