Меридиан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Меридиан » Территории вокруг города » Загородняя резиденция


Загородняя резиденция

Сообщений 1 страница 30 из 70

1

http://s1.uploads.ru/t/U1cpM.jpg
Вдали от шумной суеты Шангри-Ла находится загородняя резиденция Императоров Шамбалы. Дикая природа и удачное расположение способствуют отдыху душой и телом. Неподалеку, на севере и западе, располагается гряда холмов и лесостепная зона, переходящая в степь, а восточней плещется отсюда близкий океан.
Сам дворец относительно небольшой, в основном двух-трех этажный, окружен четырехметровой стеной, где дежурит стража. Так же охрана не дремлет и в коридорах дворца, хотя здесь ее и не так много, как во дворце в столице. Основное строение выполнено из белого камня. На первом этаже находятся помещения для прислуги и небольшого гарнизона стражи. Второй этаж с высокими потолками, просторными залами и стрельчатыми арками отведен для отдыха Императора и его свиты. У дворца есть как внутренний двор с садом, так и внешний парк, простирающийся от дворца и до окружающих его стен.
Внутри дворец оборудован весьма практично - здесь есть артефакты как для подачи воды и приготовления пищи, так и для создания комфортной прохлады или наоборот, тепла.

2

» Императорский Дворец » Покои военачальника
Покинул Шангри-Ла военачальник верхом на верном коне и с минимумом багажа. Путь его лежал в загородную резиденцию, где отдыхал от городской суеты Император. Гвендолен уже на раз там бывал, а потому дорогу знал хорошо и даже спускающиеся сумерки не были ему помехой.
К месту назначения дракон прибыл за полночь. Стража как всегда была на посту и берегла покой правителя. Благо военачальника знали в лицо и долгие проверки не понадобились – его пропустили на территорию загородной резиденции. У начальника стражи Гвендолен узнал, что Анпуи в своих обычных покоях, отдыхает, и беспокоить Императора без очень веской причины не велено. Он заверил стражника, что его дело совсем не срочное и подождет до завтра – сам виноват, что приехал так поздно. Но раз приехал и с дороги не устал, он, если господин начальник охраны не против, конечно, пройдется немного по дворцу.  Господин начальник был не против, однако все же разбудил заведующую хозяйственной частью ключницу, чтобы подготовила покои для прибывшего.
Немного прогулявшись по дворцу, а заодно и проверив интересующие его моменты, ар Такеиро добрался до отведенных ему гостевых покоев, где разложил вещи из сумки и принял душ. А затем, вместо того чтобы лечь спать принялся собираться на дело, ради которого, собственно, и приехал. А именно – портить сон божественному Императору. В отместку за все его ночные и утренние явления!
Босиком, в одних штанах, оставив даже любимые, но бесполезные в задумке, мечи, прихватив с собой лишь небольшую сумку через плечо, Гвен направился по намеченному пути к крыше. В виду специфики должности, план резиденции он помнил, что облегчало задумку.
Один раз в коридоре ему встретился патруль стражи. Никто не должен был знать, куда и зачем он идет, даже заподозрить его в неладном. Потому Гвен перекинулся с ними  парой двусмысленных фраз, оставляя впечатление искателя интересного ночного досуга, а не личности с подозрительными и неясными намерениями. Далее он беспрепятственно добрался до выхода на крышу, откуда можно было любоваться красотой звездного неба. Но интересовали дракона сейчас не красоты природы.
Полагаясь на свою ориентацию в пространстве и память, военачальник направился к той части крыши, под которой располагались покои Императора. Конечно же, он не забыл  активировать полезные артефакты, дабы не привлечь к себе лишнего внимания – отвод глаз и покров тени должны были обеспечить ему спокойный путь до места назначения.
Выбрав точку, где его будет не сильно видно страже, и случайным ночным гуляющим, Гвендолен закрепил веревку на перилах на крыше и начал спускаться вниз. Он старался не спешить и случайно не нашуметь. Дракон нарочно спускался не в оконный проем, а рядом, чтобы в случае чего укрыться за стеной. А то Мехреж обычно щедр на нежданчики. Вдруг, он не спит и сейчас думает, об кого бы развлечься? Тут надо действовать осторожно, коли целостность шкуры дорога.
Спустившись до нужного уровня, дракон активировал свое любимое падение пером и выставил перед собой воздушный щит. Только после этого он очень осторожно заглянул в спальню. Глаза к темноте в целом успели привыкнуть, потому кое-что в помещении он различал, однако сразу входить не собирался – высматривал движении и прикидывал дислокацию цели.
Движения замечено не было, а Император, похоже, действительно спал, что представлялось само по себе удивительным и внезапным. Но ар Такеиро не расслаблялся. Он максимально тихо и осторожно проник в покои, благо падение пером делало шаги босых ступней менее слышными, как и отсутствие бряцающего на каждом шагу оружия. Мужчина оставался собран и насторожен, и был готов в любой момент среагировать на малейшее изменение в окружающем мире.

3

Слов нет как удручал Императора его же собственный Дворец. Он ни за что бы и никому не признался, но удручал его Дворец до самых печёнок. Вероятно, Дворцы равным образом удручали и других правителей, да только те никогда в том не признавались. На самом деле крайне сложно выносить то, что почти никогда ты в одиночестве не остаёшься, и повсюду тебя кто-нибудь да сопровождает. А во Дворце людей много.
Потому Анпуи регулярно посещал любую свободную загородную резиденцию. Вроде как помедитировать. Медитация вещь очень полезная и важная для каждого воина: воспитывает выдержку, силу воли, концентрацию. Да и просто позволяет сбежать от двора подальше и побыть в тишине и покое, позволив Совету разбираться без его светлейшего участия.
А здесь тишина, людей мало, никто ничего от тебя не хочет, да ещё и побыть в природе можно.
Иногда Император даже задумывался, что мечтал бы стать отшельником где-нибудь в горах. Жить в хибарке, пить воду с ледника, стрелять живность, купаться в горных реках и закаляться. И чтоб никого вокруг. Стал бы сильным, мудрым и по-настоящему счастливым.
Но увы.
Анпуи не был идиотом и отлично понимал, что и здесь расслабляться не следует. Однако в данном случае позволял себе небрежность. Именно позволял. Телохранителей отсылал подальше, чем смежная комната, и предпочитал поменьше общаться. Такие вот представления о каникулах. Челядь к этому давно привыкла, и на контакт не шла.
В родном Дворце он ни за что и никогда не смог бы спать так спокойно и безмятежно, как во время своих медитативных каникул вне столицы. Никогда не мог бы с таким удовольствием пить воду и принимать пищу, не боясь отравы или чего-то похуже. Нет.
А здесь оборотень позволял себе спать от души. И почти не видеть снов, от которых он тоже уставал. Конечно, от паранойи так просто не избавишься, и поэтому изогнутый кинжал под подушками лежал себе, а сабли у изголовья. Но исключительно по привычке, нежели в желании убить всех и каждого, кто подойдёт ближе, чем рекомендуется.
Впрочем, если кому и пришло бы в голову не осторожничать, то получили бы они сполна. И плевать, что спящий император вполне выглядел на свой возраст, почти невинным и безобидным, разметавшись обнажённым на простынях и трогательно обнимая подушку. Вполне показался бы юным и беззащитным.
Ну разве что упустить из виду тот факт, что кончиками пальцев он даже во сне касался рукояти кинжала.
Но всё же насколько спокойнее он себя тут чувствовал, если считал этот дом безопасным и просыпаться от подкрадывающихся силуэтов не спешил. Во Дворце он бы кожей почуял перемещение постороннего, даже без дуновения воздуха. Там бы проснулся, а здесь проигнорировал. Там все были как минимум чужими, а как максимум врагами. Здесь же было блаженное одиночество, насколько это вообще доступно Императору.
Жаль, что не полное.

4

Изменений тем временем не происходило и дракон продолжал подкрадываться. Ночь была все такая же тихая и лунная. Дворец спал. Приблизившись к ложу, Гвендолен действительно увидел спящего Мехрежа. Прислушался к его дыханию, пытаясь определить - спит или делает вид? Вроде спит. И так мирно и сладко, что даже как-то совестно будить стало. Пожалуй, он впервые видел правителя таким умиротворенным и расслабленным.
Еще пару минут полюбовавшись раскинувшимся на постели оборотнем, военачальник себя одернул. Не стоило медлить. А то почувствует взгляд и тогда объясняйся, что ты тут забыл... А что может забыть один полуголый мужчина ночью в спальне у другого, кстати, совсем голого? Вот придворным будет поводов для сплетен...  Этот факт был отмечен сознанием, но как-то отстраненно. Сам он, к слову, тоже спал без одежды, так что ничего удивительно в такую-то жару...
Но не возвращаться же теперь обратно, узрев пасторальную картину и ощутив муки совести? И пока не случилось казуса, ар Такеиро подхватил ближайшее из покрывал. Действуя четко и быстро, он накинул покрывало на спящего Императора, пытаясь одновременно и накрыть его полностью, чтобы только голова торчала, и еще  подоткнуть покрывало так, чтобы по возможности спеленать. А то проснется и первым же делом драться начнет! А то и магией кинет... Вслед за покрывалом дракон навалился сам, дезактивируя артефакт падения пером. Он постарался придавать оборотня своим весом, в частности обнимающие подушку руки, чтобы они не успели отточенным движением схватиться за оружие.
- Тшшш! Тихо! Свои! Чур, не драться! - прошипел он над темноволосой макушкой, надеясь, что по голосу его опознают. Но надеялся не сильно. А вы бы как отреагировали на такую побудку? Потому в приоритете было все же удержать Анпуи от инстинктивных действий и дождаться, когда проснется сознание и сможет соображать.

5

Ага. Свои. Сейчас же. Посреди ночи, чужой спальни и голых непредупреждённых Императоров. Ещё как свои.
Аура Императора полыхнула огнём. Да и к слову сказать, ничего плохого он и не подумал. Очередной убийца, вероятно, будто мало их было за годы, когда он был Наследником, и когда уже стал Императором. Немало. Так что ощущения знакомые. Непонятно только почему сразу не убили. С расстояния желательно. Или хотели понадёжнее убить, чтоб совсем и без сомнений?
Другое дело, что до спален эти люди обычно не добирались, но это уж вопрос сноровки и удачливости. Когда-нибудь обязательно случится удачливый убийца. Не обязательно совсем везунчик, лишь бы везения было чуть-чуть больше, чем у Анпуи. И этого хватит.
Особо думать, обнаружив в своих покоях постороннего, оборотень не стал. Зафиксировали его почти хорошо и сразу так достать кинжал не получалось, а вот магии взметнуться ничто не мешало.
Могло бы показаться, что горит само тело, но на самом деле огненные языки лишь касались кожи, образуя тугой и горячий кокон. Самому оборотню они не вредили, а вот всё остальное услужливо занялось пламенем.
Будто бы спросонья хоть кто-то понимает, что происходит. И будто бы слушает каких-то наставлений, а не реагирует на угрозу нападения, как того требует многолетняя привычка. Привычка требовала не просто защищаться, а бить на поражение. Воин сначала рубит головы, а потом спрашивает, не ошиблись ли адресом? И если нужно, извиняется за горячность. Нечасто, но случается.
Но сначала достать плоть врага кинжалом, взрезать её, а потом уже спрашивать. Лишь бы руке чуть свободнее стало, а там уж он замахнётся как следует.

6

Реакция у Мехрежа спросонья оказалась что надо. То есть, сейчас Гвену такая вот ни разу не нужна была, но окажись на его месте какой тать – впору возгордиться оборонными качествами юного Императора. Впрочем, к отпору дракон был морально готов, а потому огонь совсем уж неожиданностью не стал. Но и приятного тоже мало.
Стоило магическому пламени объять тело оборотня, а затем  и ткань покрывала, как военачальник кувырком скатился с него в сторону. Не хватало еще ожог получить… Однако действовать следовало незамедлительно. Воздушный щит тут же явился, закрывая своего хозяина от возможных новых атак. В правой руке как-то сама собой оказалась одна из многочисленных подушек. Оружие не ахти какое, но может пригодиться. Для вразумление. Но что-то подсказывало синеглазому брюнету, что если треснуть Анпуи сейчас, должного эффекта не выйдет.
Надо было что-то сказать. Желательно, умное. Но ничего путного в голову не лезло, ерунда сплошная. А потому дракон брякнул первое, что пришло на ум, надеясь, что это хоть как-то поможет мыслительному процессу включиться.
- Вставай! Совет проспал! – таким же громким шепотом проговорил Гвендолен и тут же призвал свою магию света. Пусть получалось пока не очень, особенно ночью, но на неяркий светлячок, осветивший лицо ночного гостя, хватило. Не бегать же от полусонного, но опасного оборотня по всей комнате? Впрочем, если бы тот стал нападать да с холодным оружием наперевес - дракон был готов и к такому исходу.
А еще синеглазый мужчина про себя молился великому Тигру, чтобы шум и запах паленого не учуяли за стенкой телохранители. А то будет им зрелище: военачальник, вооруженный одной лишь подушкой, убегает по комнате от Императора, который, в чем мать родила, бегает за первым с непонятными намерениями. Картинка – обхохочешься. Не для слабонервных и впечатлительных.

7

Вот с этого и надо было начинать. Кто ж так воина в каком-то там поколении будит? А вот магическая формула «подъём!» работает всегда, в любых условиях и вне зависимости от количества часов сна. Нормальный солдат проснётся. Может, и не сразу, но проснётся. А если до этого, поднять его подняли, а разбудить не додумались, то и вовсе. Не важно насколько адекватно выгляди и действует Император — очень не факт, что он при этом проснулся. Боевая медитация вещь спорная: никто с уверенностью не может сказать спишь ты в этот момент или бодрствуешь.
Но на приказ «па-а-адъём!» Анпуи открыл глаза. То есть стал ими видеть. И сразу включился мозг на обдумывание.
Хотя на этот момент оборотень уже, пригнувшись и замахнувшись кинжалом, готовился к прыжку через всю комнату на отскочившего врага. И тут как раз оказалось, что врага-то и не было.
— Тьфу на вас, уважаемый, так ведь и без головы остаться можно! — перспектива остаться без военачальника перепугала бедного оборотня чуть ли не до икоты — В следующий раз думайте, к кому подкрадываетесь. Что там у вас случилось? Ну ни на минуту оставить нельзя!
Огненную ауру Император пригасил, чтоб не испепелить собственный дворец. Подумал пару секунд и кинжал тоже убрал. Раз драки не предвидится, то чего зазря оружием сверкать? Оружие любит порядок: раз обнажил клинок, то обагри его кровью. Иначе никак. А убивать Гвендолена, вроде, пока не за что. Вот как будет за что, тогда и.

8

Как ни странно, сказанная наобум фраза подействовала. Видимо, в критических ситуациях мозги включались на полную и работали сами как надо. А раз опасность миновала, его опознали и все вроде в порядке, дракон убрал щит. Полуосознанно ощупал грудь и живот на предмет появления ожога.
- Решил заодно проверить ваши боевые качества, - отозвался Гвен, чтобы не пасть лицом в грязь. Зато сделал себе пару любопытных заметок на будущее. Уже не нужную теперь подушку он кинул обратно в сторону кровати. - Нельзя оставить, ни на минутку, - покладисто согласился военачальник, но синие глаза чуть прищурились, а шаловливые искорки теперь стали явными. - Грустно без вас во дворце, никто среди ночи и под утро не приходит для тренировок... Вот решил сам к вам прийти. Уж извините, что так внезапно и через окно... Не хотел попадаться на глаза вашим телохранителям. Они у вас, конечно, отличные ребята и все такое... Но, думаю, они будут против моего намерения вас похитить, - дракон сделал небольшую паузу, наблюдая за реакцией Мехрежа на его последние слова. Затем продолжил. - Слетаем к морю искупаться, или за ягодами в лес. Вы чернику и малину любите? Я тут в былые года пару мест разведал. Раз уж вы сюда отдыхать выбрались - то надо отдыхать на полную катушку, активно!
Не смотря на свои слова о похищении, насильно тащить Анпуи он бы, конечно же, не стал на прогулку. Вообще в целом приглашение было весьма своеобразным и самонадеянным, но ар Такеиро решил рискнуть. Насколько он успел изучить Императора, тот не был отъявленным домоседом и очень даже любил всякие приключения. Поди, скучно всегда сидеть под присмотром, соблюдать правила и приличия... Да и юность самая та пора, когда можно позволять себе всякие безумства. И пусть сам военачальник уже миновал пору собственной юности, но в душе ему по прежнему было сто лет и его все так же тянуло на приключения.

9

— Вы ещё раз так проверите, Тигру потом о результатах докладывать будете при личной встрече, — с еле уловимыми нотками саркастичности ответил Император и потянулся за одеждой.
Вот ещё проверяльщик нашёлся. Остался бы без головы, спокойнее б ему от этого было?
Анпуи ничуть не сомневался, что если б его не разбудили или он не успел остановиться сам, то убил бы не раздумывая. И потом бы угрызений совести совсем не испытывал. Если кто-то не соблюдает технику безопасности, то это его личные трудности. Думать надо.
Как при этом он сам выглядел, когда примерно таким же образом «тренировал» всех, кто под руку попадается, уже другой вопрос. Если его при этом убьют, то он сам дурак, значит.
С утверждением про «скучно во Дворце» он собирался было согласиться, но не успел. Лицо его явственно вытянулось от удивления, когда он услышал продолжение. С ним, значит, уже не так скучно во Дворце? Да и дальнейшее тоже удивляло. Сильно. Так он и таращился молча на господина военачальника почти две минуты, подозревая, что ещё не проснулся окончательно. Какие-то слишком уж откровения, если разобраться. Откуда было знать бедному оборотню, что его присутствие во Дворце хоть кому-то скрашивает существование? И подумать бы не мог никогда, не то что поверить в это.
Но он тряхнул головой, отгоняя лишние мысли. Ещё раз сбежать было бы очень кстати. То есть чтоб совсем без людей. Дня на два. Одного уж как-нибудь можно пережить. Но можно ведь сбежать и третий раз? От последнего сопровождающего.
Мысль полностью устраивала.
Решительно затянув шнурок на поясе и завязав его покрепче, Анпуи пристроил ножны и кинжал сбоку, после чего деловито поинтересовался:
— Как похищаться будем? В сторону моря желательно, давно там не был.

10

То, что Анпуи был удивлен, слушая его недлинный монолог, военачальник отметил, но списал это на иные причины, даже не подозревая о реальных. Для него не было ничего странного в том, что приближенные могут скучать по своему правителю. Даже не совсем так. Не просто придворные и Император, а еще и люди-нелюди. Ведь даже Император, не смотря на свой чин, живой человек, со своими чувствами, желаниями и характером, нельзя его считать только идолом, чье слово закон. Быть живым идолом на постаменте - слишком грустно и одиноко, а Мехреж был симпатичен Гвену как личность и потому такой унылой судьбы ему не хотелось. И скучал он по юному оборотню в первую очередь как по человеку, как по партнеру по тренировкам и шалостям, с кем, в отличие от большинства придворных, приятно проводить время за чем-то, кроме дел.
- Для начала через окно, - принялся вкратце излагать свой план мужчина. -  Не уверен, что взлетать прямо с окна ваших покоев удачная мысль... Я накину на вас заклинание для отвода глаз, так что нас заметить не должны, спустимся по тени. А там дальше в сад, подальше от глаз и поближе к укромным полянкам. Пять минут мне понадобится, чтобы принять свой крылатый вид, затем вы накинете на меня уже в другой форме то же самое заклинание отвода глаз, артефакт я вам отдам, и мы полетим. Вы уже когда-нибудь летали с драконами? - вероятнее всего, Император не летал, но спросить все же стоило для приличия.
Поправив свою небольшую сумочку, Гвендолен посмотрел на Анпуи, ожидая его комментариев или вопросов, затем направился к окну, желая поскорее приступить к реализации задумки. Как знать, через сколько их хватятся и сколько времени у них будет на развлечение и отдых?

11

Представив себе дракона, вылетающего из его окна с грохотом, скрежетом и звоном, Анпуи подивился предложению. Конечно. Отчего бы и не разнести полдворца? Жалко что ли? А восстанавливать потом за чей счёт? За счёт казны, естественно. А она, между прочим, не бесконечная. Вот ведь широта души драконьей.
Вот, кстати, это был чуть ли не единственный момент, когда Император вспомнил, что в военачальниках у него не человек, а дракон. Обычно оборотень не задумывался об этом, зная, что Гвендолен предпочитает притворяться человеком. Ну раз он так решил, то и Анпуи не воспринимал его как дракона, забыв и думать об этом. А то, что иногда Клер исполняла для него функции помощницы, то и тут он принял позицию самого дракона, считая её сестрой своего военачальника.
Если задуматься об этом, всё очень сложно воспринимается, но если принять как данность, то сложностей никаких нет.
А тут как молотом в лоб кинули мысль: он же дракон! Сюрприз был примерно таким же, как если бы Император узнал об этом только что. Если ты чего-то не помнишь, то удивишься этому точно так же, как и тому, чего ты не знал. Столько лет уже у власти, а воспринимал как должное. И не от рассеянности, как могло бы показаться, а принимая правила игры, установленные самим господином военачальником.
— Нет, — осторожно проговорил он, — на драконах я никогда не летал.
Подвинувшись к окну, он глянул вниз, примеряя расстояние. Не особенно высоко, хотя и падать было бы неприятно. Как любой нормальный воин, долго думать от не привык и потому вопросительно глянул на дракона.
— Активируйте свой артефакт и пойдём уже отсюда.
Чем быстрее они сбегут, тем больше вероятности, что побег удастся.

12

Гвен послушно активировал свои артефакты и накинул на похищаемого заклинание отвода глаз, а заодно и теневой покров. Для надежности. Первым подойдя к оконному проему, он осторожно выглянул, осматриваясь, никто ли их не увидит. Все было тихо и мирно, как и полагается ночному времени суток. Не тратя времени понапрасну, он первым начал спускаться, а когда до земли оставалось нее более метра спрыгнул.
Дождавшись спутника, дракон повел его в сторону внешнего парка. Под покровом кустов и деревьев было как-то спокойней. Растительности была здесь не слишком густой, но достаточно ухоженной, чтобы радовать глаз и не выглядеть при этом искусственной. Но это было только на руку - не придется пробираться через заросли и чинить лишний шум, а сверху их все равно не увидят. По самому же парку патрули не ходят, это военачальник знал точно. Оставалось надеяться на удачу, которая стопы всех влюбленных, кто мог оказаться здесь в такой час, направит в другую сторону и они не столкнутся с какой-нибудь парочкой.
Подходящее место располагалось не слишком далеко, но до него пришлось еще минут десять пройтись по разным тропкам. Если карту резиденции он помнил визуально и в целом мог перенести ее на вереницу коридоров и комнат, чтобы сориентироваться, то разведку парка проводил на местности в те разы, когда бывал здесь, отмечая разные интересны места. Конечно, с последних визитов могло что-то измениться, но едва ли кардинально. Сейчас же Гвендолен искал примеченную им ранее полянку, где можно было перекинуться не наломав дров, в прямом смысле этого слова и откуда потом можно будет взлететь.
Полянка обнаружилась там, где ей и положено было быть и даже никем не занятая.
- Пришли, - негромко, словно все еще таясь, оповестил он Императора, и начал снимать свои артефакты, складывая затем в сумку. Цепочку с двумя кольцами - золотым и серебряным он отдал Мехрежу. Как пользоваться артефактами тот явно должен знать.- Это с заклинанием отвода глаз, - последними были сняты штаны и тоже уложены в сумку, которая была брошена на траву поодаль.
Процесс трансформации в дракона для ар Такеиро являлся делом весьма личным и почти интимным, но этот момент он для себя решил еще до того, как собрался ехать в загородную резиденцию для воплощения затеи. И дело тут было не столько в трансформации тела, сколько в промежутке времени, когда ты оказываешься уязвим и беззащитен по сути. Потому если он при ком-то и менял обличье, то только при том, кому доверял. Кто-то скажет, что это всего-то каких-то пять минут, но воин знает, сколько всего можно успеть сделать за пять минут.
- Теперь придется подождать. Трансформация занимает немало времени... - после этих слов Гвен прикрыл глаза и позволил своему телу начать изменяться.

13

По-настоящему одного оборотня может понять только другой оборотень. Или кто-то со сходными проблемами. Сейчас Император совершенно не нуждался в объяснениях, дополнениях или уточнениях. Любой, кто в той или иной степени проходит трансформацию, отлично понимает всё без лишних слов. Так и сейчас, всё, вплоть до не оформившейся мысли, Анпуи понял.
Он сразу же активировал амулеты, чтоб не привлекать лишнего внимания, подумав, что неплохо было бы пополнить их комплект ещё одним, который убирает звуки или глушит их. Снаряжение его армии должно быть лучшим. Сколько бы денег ты на это не потратил, оно обязательно окупится.
И на данный момент это должны были стать самые безопасные пять минут в этом уголке мира, потому что оборотень не просто стоял рядышком, а выхватил кинжал, осматривая окрестности и вслушиваясь в них. Его собственная паранойя уступала паранойе господина военачальника, но незначительно. И было бы глупо так подставиться перед собственными стражниками в собственном дворце.
Как воин он по-настоящему не доверял артефактам. Знал, что работают, но всегда предпочитал подстраховываться. Ему казалось, что если контролируешь сам, то будет всё так, как тебе надо. А стоит только отвернуться, всё пойдёт наперекосяк. И Анпуи умудрялся находить тому сотни подтверждений в своей жизни.
Потому, лучше проконтролировать и проследить. Нервам будет куда как спокойнее. Пусть дракон нормально перекинется, поводов для волнения в этом случае быть не должно никаких. А уж пять-то минут, в случае чего, он продержится.

14

Если бы превращающийся дракон знал, какие мысли и чувства сейчас обуревали Императора, он бы без колебаний повторно принес ему клятву вечной веры и преданности. Но он не знал и знать не мог, как беспокоится оборотень о его спокойствии и безопасности в этот краткий период уязвимости. Однако и без всех этих знаний в Анпуи он не сомневался ни на миг. 
Тем временем превращение шло своим чередом. Первыми появились крылья. Они укрыли собой большую часть изменяющегося тела, подобно кокону, увеличиваясь вместе со своим обладателем в разы. Дракон припал к земле, чтобы ненароком не привлечь внимание своими размерами - все же рост под четыре метра это вам не шутка. Благо деревья здесь достигали и больше высоты, а потому риск был невелик. Вслед за крыльями появился и хвост, постепенно удлиняясь, кое где цепляя за кусты и деревья, ища себе удобное положение.
Спустя пять долгих минут трансформация завершилась. Вместо загорелого брюнета на поляне появился белоснежный дракон. Только глаза остались прежними - такими же темно-синими, как высокое предвечернее небо. Гвен осторожно пошевелил крыльями, затем приподнялся на лапах, стараясь не сильно задевать ветки, перемещаясь в более удобное положение. Поискал взглядом Мехрежа. Стало любопытно, как тот отреагирует на такой облик? Одно дело знать, а другое - увидеть. Почему-то вспомнился советник, который чуть не получил стрелу в глаз, когда явился на охоте в своем драконьем облике.
- Готово, - оповестил он спутника. Говорить дракон старался тише, а от того голос прозвучал хрипловато и показался ему же самому чужим. - А вы готовы? Безопасней всего будет мне держать вас в лапах, - длинные фразы в этом облике давались с трудом, но этот момент следовало обязательно прояснить во избежание недоразумений. Оговорку Императора, еще в его покоях, о полетах "на" драконах, он, конечно же, помнил, однако действительно считал, что так безопасней. Со спины можно свалиться на крутом пике, а в лапах уж точно убережет как зеницу ока, можно будет и пару фигур из высшего пилотажа показать.

15

Вспомнив один раз, что господин военачальник является драконом, Анпуи уже не удивлялся. К тому же, сразу после принятия присяги Гвендолен уже показывал ему все свои ипостаси. Но тогда полетать не предлагал, и это было более официально что ли? Вроде знакомства. Неудивительно, что сей факт Император если и помнил, то значения ему особого не придавал. Мало ли какие у кого из его подданных секреты могут быть? Не спроста, может, он это придумал всё. И военачальник клялся в верности Империи, а не открывал душу настежь, чтоб туда лезли с лишними вопросами. Так что спрашивать Император никогда и не спрашивал. Даже не интересовался.
Но тут предложили полетать.
Если бы разговор на тему безопасности завели телохранители, он бы и не пикнул. Даже в мыслях не родилось бы. Он бы беспрекословно выполнил требования телохранителей, которые должны были его охранять. Анпуи был не из тех, кто усложняет телохранителям их работу. Им лучше знать, как его защитить. Будь Гвендолен телохранителем, было бы так, как он сказал. Но он им не был.
— К асурам безопасность! — единственное, что ему было недоступно это полёты, и так вот сразу отказаться от них он был не готов, раз уж предложили.
Хорошо, что он сейчас был значительно ниже дракона и как бы тот ни старался, а глаза Императора были в тени, понять их выражение было совершенно невозможно. А думал он как раз о том, что полёты это то, чего ему давно хотелось, только он об этом не знал. И если кто-то и беспокоился об оборотне, то увидев решимость в глазах, понял бы, что отсюда развлечения только начинаются.
Впрочем, времени для споров не было совсем.

16

Темных глаз Императора да еще и в темноте ночи, дракон конечно же не видел. Однако что-то ему подсказывало, что Мехреж настроен решительно и тратить время на уговоры сейчас бесполезно. Да и не ребенок ведь он, сам может решить, стоит рисковать или нет. На лошадях вроде бодряком держится, глядишь, и тут не свалится. А он честно предупредил. Конечно, если бы Гвен не был уверен, что даже в случае падения седока ему хватит умений сманеврировать и поймать, он бы даже не лез с таким предложением, но говорить об этом он бы ни за что не стал бы. Этого оболтуса ведь обязательно потянет проверять!
Военачальник изобразил вздох смиренного страдальца, которого угораздило связаться с таким не беспокоящимся о себе индивидом, но тем не менее он прилег на землю, чтобы стать ниже, а переднюю лапу выставил чуть вперед, наподобие ступеньки.
- Тогда залезайте. И держитесь крепко, - проговорил, и добавил уже полушутя. - Если свалитесь - отскребать с земли не стану!
Дракон подождал, пока Анпуи заберется и устроился в удобном положении. Сам он прислушивался к своим ощущениям, запоминая их, чтобы контролировать состояние седока, в меру возможностей, конечно. Что бы он там ни говорил оборотню, но не простил бы себе, если бы тот из-за его беспечности пострадал. Да и замерзнуть вроде не должен - огнедышащий ящер всегда оставался теплым и в случае чего о него можно было погреться в небе.
Когда с устройством было покончено, ар Такеиро подхватил с земли на лапу свою сумку с вещами и выбрался ближе к средине поляны. Приподняв голову к верхушкам деревьев, он воровато оглянулся по сторонам, проверяя, никого ли нет, никто ли не смотрит, и только после этого оттолкнулся задними лапами от земли, раскрыл рывком крылья и взлетел, уходя в небо почти вертикально, желая поскорее скрыться из виду.
Оказавшись достаточно высоко, он выровнялся в полете, подхватив воздушный поток, и обернулся к Императору, одним глазом поглядывая в его сторону. Что седок на месте он ощущал, но было очень уж интересно посмотреть на его реакцию.

17

Никогда в жизни не понять полёта восторга тому, для кого это обыденность и обычно дело. Оно может сколько угодно нравиться или не вызывать ощущений, но по-настоящему ты этого никогда не поймёшь. Если полёты твоя жизнь, то тебе не удастся сделать их чудом, потому что для тебя это не чудо.
А вот для Императора это было более чем чудо. Не когда он взлетел на спину дракона, не когда возвысился над землёй на несколько метров. А когда мощные крылья взметнулись, мышцы заработали, и вот уже мир брызнул осколками, раздвигаясь ввысь и в ширину. Ни карта, ни самые высокие скалы — ничто не даст тебе картины живого, меняющегося мира под тобой. Только полёт. Полёт это не статика, не замершее во времени и пространстве мгновение. Полёт это само стремление жизни.
И нигде больше нельзя увидеть настолько большой кусок мира, как на высоте и в полёте.
И Императору хотелось видеть больше.
Честно говоря, от развернувшейся картины и порывов ветра, захватило дух, но он всё равно бы не смог разговаривать, позабыв обо всём на свете.
Анпуи и думать забыл, что под ним дракон, да ещё и разумный. Император был неплохим наездником, и поэтом мог удержаться на любой спине, будь то ящер, конь или ещё кто бы то ни было. И, не задумываясь, не давая себе труда перейти на нормальную человеческую речь, он попытался было вести себя как наездник. Управлять полётом, как управлял бы галопом.
Оборотень вытянулся вверх, как пригнулся бы к шее лошади, чтоб она бежала быстрее. Только он хотел выше.

18

Увиденное вызвало довольную улыбку у дракона, но внешне это выразилось лишь в приподнявшихся уголках губ и во взгляде. Мехреж ничего не говорил. То ли знал, что кричать под потоками ветра дело неблагодарное, а то ли не до слов ему сейчас было. И пусть рожденный крылатым никогда не сможет понять того, кто может летать только с кем-то либо при помощи магии, но он знает, какой это восторг, когда тугие потоки воздуха ударяют в лицо, под тобой целый мир, а над той - еще один. Для Гвендолена полеты были неотъемлемой частью его жизни, лишиться возможности летать для него было бы равноценно самой мучительной смерти. Ведь потерять то, что имеешь и что считаешь законно своим куда больнее, чем чего-то просто не иметь.
По положению тела седока и по некоторым характерным движениям, дракон догадался, чего тот хочет. Все же Император был не робкого десятка и стоило ему показать больше. Синеглазый поймал новый восходящий поток и полетел вверх, к облакам, пронзая стрелой кажущуюся мягкой и пушистой дымку. Поднявшись вверх, он довольно резко вильнул вниз, снова окуная их обоих в облака, чтобы потом снова подняться, устраивая некоторое подобие горки. Но помимо спусков и подъемов он закладывал не крутые виражи в бок, ложась на крыло и описывая круги, спирали. Все же к полетам стоит привыкнуть, понять, как держать равновесие, это ведь не езда на лошади в метре с кепкой над землей, тут сотни этих метров.
Поднявшись в очередной раз за облака, Гвен снова перешел на планирование, поглядывая назад. Все же ему было интересно, как ощущает полет другой человек. А еще по жестам и мимике он пытался уловить желания Анпуи. Это ведь его первый полет и он должен запомниться.

19

То ли опыт позволил дракону понять, чего от него хотят, то ли просто сообразительность, но желанная высота была набрана.
Никогда в своей жизни Император не видел своей Империи столько сразу. Всё же и с самой высокой башни обзор будет крайне ограничен. А Империя была обширна. Анпуи даже задумался: как высоко надо подняться, чтоб увидеть её всю? И может ли сделать такое дракон?
А пока что он видел огромную площадь, красивейшие места.
Такого удивительного опыта у него ещё не было, да и непонятно, было ли такое хоть с кем-то из его предков? Наверняка бы отец рассказал. Но драконы у него в ближайшем приближении были, неужели он упустил случай и не полетал? Верилось с трудом.
Конечно же, прошлый император был совсем другой личностью. Многие придворные до сих пор скучали по старым добрым временам, пытаясь жить и при этом Императоре как при предыдущем. Анпуи приходилось ломать стереотипы, наверное, с первой минуты правления.
А сейчас он лишь заворожённо смотрел вниз, понимая, что настоящее знакомство с Империей именно сейчас и происходит, а не происходило много лет назад, когда он на карте изучал районы и границы. Нет. Карта и в десятой мере не покажет того, что есть на самом деле.
Возникшую было мысль облететь всю империю и посмотреть лично, он временно отложил до лучших времён. А сейчас отдался моменту, пытаясь увидеть и запомнить как можно больше.

20

Если Император смотрел вниз, на свою империю, укрытую покровом ночных сумерек, то дракон чаще смотрел вверх, на звезды и луну, ловя их неверный свет на свою чешую. И хотя полет мог показаться хаотичным набором маневров, в действительности он имел свое вполне четкое направление - к морю. Отсюда, с высоты, его можно было бы даже увидеть, окажись сейчас день, однако ночью без четкого знания карты местности это было бы затруднительно. Но Гвен направление знал, все же он не раз летал в своих ночных вылазках сюда, чтобы искупаться в тишине и спокойствии. Знал даже несколько уютных гаваней, куда не удобно пробираться с берега, но можно с неба или с воды. К одной из них он и направлялся.
Спуски и подъемы сменяли друг друга, чередуясь с виражами, однако чем ближе они оказывались к своей цели пути, тем чаще преобладало снижение. Дракон хоть и знал общее направление, но нужную бухточку надо было еще высмотреть, а потому он полетел ниже. Найдя же подходящее место, ар Такеиро по спирали опустился еще ниже, буквально до пары метров над песком дикого пляжа, куда сбросил сумку с вещами. После этого он резко взмыл ввысь, отлетая от берега и скользя над водной гладью.
Впереди открывались безграничные черно-синие морские просторы, а позади оставалась стремительно уменьшающаяся полоска суши. Казалось, если так и дальше лететь вперед, то скоро замаячит и сам Разделительный пояс. Но ту дракон заложил в небе несколько достаточно крутых и резких виражей, следя при этом, чтобы не потерять седока, после чего полетел  по дуге в обратную сторону.
Не долетев до берега чуть меньше сотни метров, он довольно резко пошел на снижение, почти падение. От такого маневра у оборотня на спине должно было как минимум захватить дух, по крайней мере, Гвен на это надеялся. Уже почти у самой воды он немного замедлил падение, чтобы уменьшить скорость и возможную силу удара о воду, поле чего все же коснулся воды, складывая крылья и давая инерции погрузить себя в глубину, ныряя.

21

Непривычно и необычно лететь на драконе — ни на что на свете это не было похоже. Кончики пальцев вновь шевельнулись в старой привычке: попытке зарыться пальцами глубже в лошадиную гриву. Но нет, ощущалась лишь кожа ящера, шершавая и плотная. Это немного сбивало с толку, но полёт, ни в коей мере, не портило, но добавляло невероятности происходящему. Если бы Император был подвержен странным и ненужным сомнениям, то мог бы подумать или поверить, что всё это ему снится: очень уж на его обычную реальность не похоже. Но, к счастью, Анпуи подобными вещами не страдал, поэтому просто наслаждался полётом, от всей души и со всем доступным ему восторгом.
Внизу было темно, поэтому рассмотреть детали удавалось далеко не всегда, но и этих крох хватило для немного странного и лёгкого чувства, охарактеризовать которое оборотень и в лучшие времена сосредоточенности не взялся бы. А в такой момент и пытаться не стал бы: пустое.
На виражах Император автоматически подстраивался под движение и изменение угла в ту или иную сторону, каким-то чудом не сорвавшись. Не хотелось ему падать с дракона. Впрочем, это всё равно пришлось сделать, когда дракон вдруг решил сначала притвориться, что падает, вызвав бешеный прилив адреналина у Анпуи. А потом действительно упал.
Оборотень до последнего не верил, что такое случится, поэтому происходящее стало для него неожиданностью. С громким «плюх!» оборотень спрыгнул с дракона, правда, уже после того, как оба оказались в воде.
Плавать Анпуи умел, поэтому утонуть ему совершенно не грозило. Другое дело, что единственная немногочисленная одежда намокла, и придётся теперь её сушить у костра. То есть сначала развести костёр, а потом уже сушиться. Вынырнув на поверхность, оборотень, отфыркиваясь как кошак, поплыл к берегу, надеясь, что не ошибся с направлением, и в открытое море не выплывет. В условиях ночи, когда вокруг одинаково темно, и берег мало отличается от всего остального, это был вопрос насущный. А переплыть океан даже Императору Шамбалы не под силу.

22

Продолжая двигаться по инерции, дракон нырнул под воду, на такой глубине не опасаясь встретиться лбом с дном. Да и вода здесь чище, чем у берега. Жаль только, что ночь, под водой ничего толком не видно... зато если из глубины плыть наверх - то виден пусть и слабый, но свет луны. А еще на поверхности должен плавать один юный оборотень, которого не хотелось оставлять одного посреди пучины морской в незнакомо месте. Не хорошо это как-то  - сам принес и бросил. Потому Гвен поплыл к поверхности и высунул верхнюю часть головы, осматриваясь и выискивая цель, после чего снова нырнул в соленые воды.
Вынырнул он уже целенаправленно под Императором, чтобы тот оказался на его широком чешуйчатом пузе. Плавать ар Такеиро умел хорошо и очень любил - это ведь почти как летать, только как в киселе, а потому мог в обоих обличьях плавать каким угодно образом, удерживаясь на воде и регулируя свое положения тела в оной субстанции.
- Как водичка? - поинтересовался он у Мехрежа, выгнув свою длинную шею над водой и поглядывая на собеседника. Хвост при этом действовал как гребное орудие, медленно, но уверенно направляя в сторону берега. Лапы дракон чинно сложил на животе. Выглядел он довольным и расслабленным. Еще бы - похищение совершено удачно, их никто не преследует, и, вероятно, даже не знает об отсутствии, потому можно спокойно и от души насладиться прелестями дикой природы, да еще и в приятной компании.

23

К счастью, долго выбирать не пришлось. Дракон вынырнул, продемонстрировав явное желание послужить плавсредством, а Император ничуть не возражал по этом поводу. Плавать он умел, мог делать это достаточно долго, но не сказать уж, что сильно это дело любил. Находил приятным, да, но восторга за собой никогда по этому поводу не замечал.
А тут так удобно: можно сесть себе, скрестив ноги, отжать волосы и задумчиво пялиться в темноту, успешно изображая благородную думу на челе.
— Мокрая, — лаконично ответил Анпуи, пытаясь понять, что ещё можно было тут сказать.
Ничего не придумалось. Хотя бы потому, что в голове была одна приятная мысль — страна страной, а вот сейчас тут вообще никого нет, за исключением господина военачальника, что тоже вопрос временный. Уже сейчас жизнь прекрасна, но ведь может стать ещё прекраснее? Пусть временно, но может. И помечтать об этом было совсем не вредно. И очень приятно.
— А мы насколько далеко улетели?
Море, вода, понятное дело. А вот далеко ли они от летней резиденции выбрались? Попробуй-ка сопоставь расстояние во время полёта, если ты летел впервые в жизни, и толком ничего под собой не видел? На первый раз достаточно было просто понимать, что там, внизу, твоя земля, и видеть смутные её очертания. Очень хватило. А если подробнее?

24

Судя по реакции Анпуи, купание ему понравилось значительно меньше, чем полет. Может потому, что он оборотень-лев? А кошки они, как известно, водные процедуры недолюбливают. Все, за исключением тигров. Так что, видимо, звериная природа сказывалась и на таком аспекте бытия. Но поскольку возмущений и негодования не последовало, Гвен сделал себе мысленную пометку и посчитал вопрос закрытым, переходя на другую тему.
Вопрос о дистанции был логичен и вполне ожидаем. Дракон ненадолго задумался, прикидывая местоположение резиденции и моря на карте, затем соизмеряя масштабы и высчитывая примерное расстояние. Обычно в полетах он не придавал этому большого значения - как улетел, так и прилетит обратно, общее направление по отношению к цели он никогда не терял и ощущал на интуитивном уровне, сколько бы виражей и поворотов при этом не делалось.
- Мы улетели где-то километров на тридцать-сорок в сторону северо-востока от вашей резиденции, - проинформировал он Императора. Конечно, было бы забавно завезти куда-нибудь так, чтобы похищаемый понятия не имел где он, но что-то военачальнику подсказывало, что с их правителем такой трюк не проканает -  если не сориентируется по звездам, то просто так сбежит, из вредности. А так авось ему поспокойней будет...
- Хотите еще поплавать или к берегу? Сегодня у нас ночь развлечений, а, может, и утро с днем захватим, как пойдет. Так что если есть пожелания - заказывайте! - ар Такеиро почти по-мальчишески заговорщицки подмигнул своему спутнику. Затем запоздало и немного лениво спохватился. - Ой, а мы в вашей спальне не оставили ни подушку под одеялом, ни даже иллюзию, что вы там есть.

25

Это было, пожалуй, последней каплей. Анпуи терпеть не мог изображать из себя императора, но делал это виртуозно и с самого детства. Успешно, надо сказать. Все верили, что он именно император и есть. А что там глубже, он и сам знать не знал. Да и не интересовался, если уж совсем откровенно. Какая разница? Если все, включая его самого, верят, что он император, то остальное уже несущественно.
Но тут его прорвало.
Оборотень при словах о спальне представил себе оную спальню, и в каком виде она осталась на долю прислуги и телохранителей, и не смог удержаться: запрокинул голову назад и бесстыдно заржал.
— То есть вы думаете, — сдавленно между приступами хохота проговорил он, — что подушки под обугленным одеялом посреди разорённой спальни встревожили бы обслугу меньше, чем просто пустая спальня при тех же условиях?
Что и сказать, оригинальная точка зрения. Если там до сих пор никто на запах горелого не подтянулся — следует уволить всех к асурам, и не жалеть потом об этом. О такой мелочи, как обнаружение пропажи он вообще не беспокоился. Яснее ясного, что его будут искать. Другое дело, насколько успешно. Если находиться не желать, то каникулы можно продлить. Не до бесконечности, но на безрыбье, как известно…
Осталось довести план до совершенства, и сбежать повторно. Теперь уже без посторонней помощи и окончательно,

26

Смех оборотня был внезапным, но желанным. Гвен никогда бы и ни кому не признался, но именно таким Мехреж ему нравился больше всего. Настоящим. Почему-то дракону казалось, что именно в такие моменты он такой, какой есть на самом деле, или максимально близок к этому состояние. Не то, чтобы рассудительный владыка на троне был подделкой... Скорее неприятно холодила необходимая для такой должности маска. Сам он тоже носил свою маску во Дворце, но при удачной возможности сбрасывал ее как чужеродный элемент. Потому бессознательно стремился снять маски и с тех, кто был рядом. Или с кем ему нравилось проводить время.
Сейчас же все произошло само, легко и внезапно. И было это со стороны так захватывающе, что в пору вспомнить классиков поэзии, прочитанных во времена юности, и воскликнуть: "Остановись мгновенье, ты прекрасно!". Но прелесть мгновений в том и состоит, что они скоротечны и у тебя есть лишь секунды, чтобы насладиться ими. Потому вслух военачальник этого не сказал. Зато он улыбнулся (хотя в исполнении дракона это и выглядело своеобразно). Проговорил, стараясь выглядеть серьезным, но получалось не очень:
- Почему сразу под обугленным одеялом? У вас что, другого нету? И зачем спальню разоренной оставлять? Надо все чин-чином сделать! Вы разве в детстве так не делали? Не поверю, что ни разу не сбегали! - тут Гвендолен прищурился, задумчиво оглядывая Анпуи на своем пузе, и радостно объявил. - Точно! Зачем мелочиться с подушками? Сделаем специальную куклу, с волосами, чтобы подозрений меньше было и будем в следующий раз ее оставлять! От вас будут ожидать погром, а тут нежданичик! Как вам такое? - было что-то неправильное, но такое увлекательное, в том, чтобы вот так просто качаться на волнах в ночном море и обсуждать подобные вещи, позабыв обо всех условностях, оставив их где-то там, в параллельном мире.

27

Фантазия у господина военачальника была что надо. Такая, что можно жить спокойно и за свою армию вообще никак не беспокоиться. Предложение поиграть в куклы вновь рассмешило уже было успокоившегося Императора.
— А между моими побегами кукла будет жить в шкафу и драматично падать оттуда на руки к служанкам и доводить их до сердечного приступа?
Не то, чтоб Анпуи отличался образностью мышления хоть как-то, но перед внутренним взором встали яркие картинки разной степени тяжести. Либо кукла, с виду похожая на хладный труп правителя на служанку падает, либо она же в ванной до заикания доводит другого слугу, либо кто-то из телохранителей в минуту седеет, когда натыкается в спальне на отгрызенную ручным львом Императора голову куклы, выкатившуюся из-под кровати.
Что может быть с преданными подданными, которые любят своего правителя, когда они хотя бы на секунду подумают о том, что лишились в одночасье его далеко не светлой головушки на троне?
Паника. Будет паника. Паника штука заразная, и уже минут через десять вся страна будет рыдать.
Если б оборотень был более безжалостен, то обязательно попробовал бы что-то такое сотворить. Но он должен заботиться о своих людях, как внушали ему с самого детства, поэтому при всём желании, не мог так поступить. Уж лучше пусть они думают, что он похищен но жив. Будут бегать и активно действовать, а не рыдать в три ручья и рвать на себе волосы.
Больше смеяться было просто невозможно, поэтому он глубоко дышал, пытаясь успокоиться. Иногда ещё срывался на сдавленные смешки, но это пройдёт. Зато точно узнал, что в качестве одиночного десанта на вражескую территорию Гвендолену цены не будет. А если усилить его собой, то враг будет повержен за три дня. Это ж надо такую стратегию придумать было!

28

Как известно - чужой смех заразен, и тем сильнее, чем больше сам пребываешь в радостном настроении. А дракон пребывал и более чем. А потому позволил и себе несколько сдавленных смешков, от которых его живот все равно вздрагивал и вибрировал и тем сильнее, чем активней его обладатель пытался утихомириться, так что тряска досталась и оборотню, сидевшему сверху. Впрочем, знай синеглазый о мыслях своего спутника - он бы гоготал в полный голос и чуть ли не до слез.
- А вы не пускайте служанок в тот шкаф! Можно заказать табличку с текстом вроде - "Шкаф для скелета. Слабонервным не открывать!". Тогда если уж на них упадет - будут сами виноваты, - чистосердечно предложил Гвен, немного отсмеявшись. Он представил себе лицо советника, если тот это увидит, и подумал о том, что скоро это станет если не новым аттракционом, то уж точно писком моды - вешать такие таблички на предметы мебели.
О том, что вид куклы Императора может довести его подданных до икоты и даже до приступа отчаяния ему даже в голову не приходило. Видимо, сказывалось то, что его родители отличались крепкими нервами и долей здорового пофигизма, а потому за свои разнообразные выходки юный ар Такеиро получал разве что подзатыльники, но уж никак не порицания в порче родительских нервов.
- А если увидят попаленные одеяла и прочий беспорядок, думаете, станут волноваться меньше, чем от вида куклы? Или вы оставили записку? - с интересом дракон поглядел на Анпуи своим синим глазом. Сам он после одного детского случая записки предпочитал не оставлять. Одно дело когда в юно-подростковом возрасте сам для себя же требуешь за себя выкуп в виде сладкого, а совсем другое - потребовать что-то такое за Императора. Ларец конфет - за такую личность это ничтожно мало, а просить всю казну - куда ему столько? Не унести ведь. Оставалось надеяться, что самого Мехрежа такие идеи не посетили.

29

Судя по всему, господину военачальнику от нарисованной воображением картинки тоже стало весело, иначе как можно было объяснить явное шевеление под собой чешуйчатого живота? Только как сдерживаемый смех. Сдерживаемый, вероятно, именно из-за Императора, чтоб его не скинуть с себя.
Всё-таки есть что-то необычное, когда под тобой движется то, на чём ты сидишь. Это не было движение лошади или ящера. Это что-то совсем иное. Объяснить нельзя, но почувствовать можешь и узнать тоже. Спутать невозможно, иными словами.
Анпуи проникся такой самоотверженностью, как сдерживать смех и не дать себе повеселиться вволю, только потому что с тебя может свалиться нахальный оборотень. Ну или не нахальный Император.
Оборотень состроил сочувствующую морду лица и не менее сочувственно, чем выразил это на физиономии, погладил дракона по животу, мол, как я тебя понимаю, приятель! Разве ж можно так мучить хорошего человека: не давать смеяться.
— А вы видели где-нибудь когда-нибудь женщину, которая не заглянет туда, куда написано не заглядывать? Заглянет как миленькая. Вот вы бы удержались? Не стали бы любопытничать?
Крайне интересно было узнать ответ. Немного было у Анпуи женщин для общения и разговора. То есть вообще не было, откровенно говоря. Он и с Клер-то общался нормально только потому что как женщину её не воспринимал. С остальными же разговора стандартно не получалось. Не умел Анпуи разговаривать с женщинами.
А вопрос про записку так обескуражил Императора, что тот замер статуэткой и устремился взглядом в ночную темноту. Вот уж никогда бы ему в голову не пришло, да и не приходило, писать кому-то поясняющие записки. Зачем? Какой в этом смысл?

30

Вопрос на счет женщин и любопытства заставил дракона призадуматься. Одно дело судить по себе, а другое брать в учет статистические данные, коих не было в нужном количестве. Не то, чтобы у ар Такеиро не было своих секретов... скорее он оберегал их иными способами, а потому с силой любопытства, и в частности женского, особо не сталкивался.
- Тут скорее зависит не от того, мужчина или женщина, а от того, что за личность и в каких обстоятельствах проявляется любопытство. К тому же, предупреждение об опасности дает понять любопытному, что вся ответственность за увиденное и последствия уже на нем. Таким образом, даже если они туда заглянут, то вынуждены будут реагировать иначе, чем если бы предупреждения не было. Что же касается меня - то я любопытный по своей натуре, и тут не зависит от пола или облика, я личность целостная. Если есть возможность, я загляну везде. Однако если получу от вас документ или письмо, где будет сказано, что смотреть туда я не должен - то я смотреть не стану. И не потому, что боюсь поплатиться головой за очередную государственную тайну или мне не интересно, а просто потому, что уважаю вас. Раз заглядывать нельзя - значит есть на то причины и веские. Таким образом, если я ставлю под сомнение вескость ваших причин - я вам либо не доверяю, либо не уважаю. А это будет не правдой, - подвел итог своим размышлениям Гвендолен, чуть рассеяно. Он не знал, насколько удачно сумел донести свою мысль до собеседника. Однако он считал, что у каждого есть свое личное пространство вот как раз для таких скелетов. У Императора тоже есть свои тайны, обязательно. У всех есть. И есть грань между простым любопытством и осознанным соблюдением личного пространства. При всем своем разгильдяйстве ар Такеиро в ряде вещей был серьезен и принципиален. - Впрочем, куда им понять... служанкам, - он сам не заметил, что произнес последнюю фразу вслух. А когда осознал это добавил: - Значит, будем у меня в шкафу прятать. Ко мне ни слабонервные, ни любопытные не ходят.


Вы здесь » Меридиан » Территории вокруг города » Загородняя резиденция