Меридиан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Меридиан » ФБ и ФФ » Танец огня


Танец огня

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Два часа ночи, а у Императора бессонница. Прикорнул немного на кровати, но надолго не получилось: не прошло и часа, как глаза его раскрылись. И на этом всё. Сон как рукой сняло. Бывает такое в полнолуние, что ж поделать?
Валяться в постели и смотреть в потолок Анпуи претило, он предпочитал время использовать рационально. Разбудить бы хоть раз господина советника, да развести с ним бухгалтерию до самого обеда! Эх, мечты-мечты. Когда-нибудь он так и сделает, обязательно сделает. Но только если уж совсем настроение будет паршивым. Сегодня не так всё плохо в окружающем мире.
В окно виднелась полная луна. И светло было вокруг почти как днём. Вот тебе и близость самого тёмного времени в сутках. А между тем надо было чем-то себя занять. Долго думать в таких случаях он не привык. Если не знаешь, что делать — дерись. Всё так просто, что проще некуда. Осталось найти того, с кем подраться в этот раз. Вроде, всем на этой неделе уже досталось.
Всем да не всем.
В обычном состоянии кое-кто был гарантированно защищён от драки с Императором. Его телохранители. Их он не трогал. Их и без него достаточно трогали, чтоб телохранителями сделать. Но бессонница была определяющим фактором: первый, кто попадётся, тот и попал. Бегать по дворцу за партнёром для совместной тренировки именно сегодня не хотелась. Хотя мысль насчёт ввалиться в казарму и поднять общую панику мелькнула. Но для этого дела надо что-то пошумнее придумать.
«Ну-ка, кто там у нас первый?», — с некоторым любопытством подумал он, выходя из спальни.

2

Тишина, царившая в покоях охранного поста императорской опочивальни, могла кого угодно смутить своим совершенством. Здесь не зажигали свеч, чтобы их рыжие отстветы не мельтешили сквозь створки дверей - оставался только лунный свет, сочащийся в два высоких окна и бессильно тающий где-то на середине просторной комнаты, не доставая даже до противоположной стены. Это место легко могло показаться безмятежно спящим и пустым; однако, если бы кто-либо ухитрился заглянуть в окно (поскольку подсматривать сквозь запертую на засов дверь было бы проблематично), он бы немало удивился трем силуэтам, что двигались по комнате живо, но совершенно невесомо. Вряд ли бы кто понял, что именно происходит на посту в два часа ночи, но тайны в этом никакой не было: две ламии и дракон с подачки последнего играли в "крокодила", при том естественным образом общаясь на языке жестов - единственном языке, какой был уместен на страже императорского сна и покоя. Ни сложные тактические шахматы, ни книги, в разнообразии стоящие на полке у стены, не были востребованы в полный затаенной энергии час полнолуния, чувство которой просто не давало усидеть на месте.
Йоланту, во всяком случае, не давало: его сегодняшние товарищи по дежурству, возможно, провели бы эту ночь куда спокойнее - но где уж там! У прекрасно выспавшегося за свободный день дракона котелок варил на ура, поэтому его ход в игре наступал буквально через раз. Вот и в этот момент он, изображая лесной пожар, зловеще надвигался на книжную полку - однако красочный путь его был бесцеремонно прерван на середине открывшейся дверью. И ладно бы перед носом открывшейся, заметил бы, так нет же - его Святейшеству приспичило выйти через правую створку и зарядить ею Йоланту аккурат по затылку. Дверь остановилась с глухим "бум!", и дракон, неодобрительно из-за оной выглянув, тут же, подобно обеим ламиям, почтительно вытянулся по струнке:
- Ваше Святейшество! - телохранитель и не пытался скрыть удивления. - Что-то случилось?
Вопрос был чистой воды формой обращения - на деле же телохранителям привычка Императора вечно что-то затевать под покровом ночи поела отряду немало нервов. И никто из присутствующих не сомневался: пробудившийся в полнолуние оборотень - это не к добру...

3

Первый нашёлся сразу. Император полагал, что только его присутствие не позволило телохранителю поморщиться и потереть ушибленную часть тела. Элитные бойцы предпочитали держать лицо, и считали, что им нельзя проявлять такую простую реакцию, как потирание ушибленного дверью затылка. Даже не царапина.
Хотя бывший Наследник, ведший активную жизнь в детстве, отлично знал, что дверью по лбу или затылку получить больно. Сам неоднократно так попадал. И не так ещё попадал. И коль он теперь Император и сам считает неприемлемым проявлять слабость перед лицом подданных, то и его личные телохранители вели себя так же. Он мог это понять.
Но это не значит что это его не веселило. Смешно же.
А этот телохранитель был настолько юн, что получить дверью в лоб, казалось, его стиль. И это ещё смешнее.
Анпуи улыбнулся, понимая, что, наверное, сегодняшняя тренировка будет весёлой как минимум. Юный телохранитель обладал живой мимикой и это развлекало. Как минимум. Во Дворце, где каждый предпочитал изображать из себя невозмутимую почтительность, нормальное выражение лица, да ещё если оно сменялось быстро и легко, было особой прелестью.
Никогда Император не умел читать мысли, но любил тех, с кем это было не нужно: если на лице всё написано. Это было необычно.
— Вот вы-то мне и нужны, господин телохранитель, — Анпуи прошёл через общую комнату к выходу, — следуйте за мной. Прочим оставаться на месте. Можно по очереди.
Не любил Император тренироваться с лишними наблюдателями. Мог. Но не любил. Когда-нибудь в следующий раз он подерётся один против хотя бы двоих. Должно получиться крайне любопытно.

4

Обеспокоенное участливое удивление на лице Йоланта моментально обратилось растерянностью, стоило только юному дракону нервно дернуть уголком рта в ответ на требование Императора. Не так-то просто было враз настроиться на рабочую сдержанность и затаенность, пребывая в столь смелом и ярком облике - да еще и полнолуние светит прямо в глаз, думать мешает. Божественный оборотень, к счастью, на тот момент уже отвернулся, уверенно проследовав к выходу из комнаты.
"Что он на этот-то раз задумал?"
Впрочем, колебаться парень и не подумал - подхватив оружейную перевязь, он послушно поспешил следом за Императором, жестом отмахнувшись от взволнованно-сочувственных взглядов: мол, все в порядке, сам разберусь. Беспокойство дежурных ламий было вполне обоснованным: привычка Святейшества периодически куда-то исчезать (хорошо хоть тайный ход из его спальни был замагичен по самые потолки, супостату не проскочить - Йолант убедился в этом на собственной шкуре), шляться без охраны и вести себя всяко-разно вызывающе была для отряда большой головной болью - потому как по голове за все Императорские выходки прилетало в первую очередь им, не считая советников и прочих административно ответственных.
"Удобно же, шайтан побери, быть Императором..."
Впрочем, это мысленное недовольное ворчание было весьма фиктивным - в конце концов, Император был фактически единственным, кто мог понукать элитной охраной и при случае давать им втык для общего тонуса. В остальных же отношениях уже сам Йолант имел право встать среди ночи и потребовать от кого угодно чего угодно (аргумент императорской безопасности обладал властной универсальностью) - вот только и он, и другие стражи этой сомнительной привилегией не особенно-то и пользовались...
- Светлейший, простите мне мое любопытство, - осторожно обратился Йолант к спине Императора, - но куда мы направляемся?
"Он не воспользовался тайным ходом, предпочел уведомить об отсутствии охрану, но взял с собой только одного... Видимо, ему действительно нужен... кто-то вроде меня. Но для чего?.."

5

Вот ведь нетерпеливое создание.
По сравнению с этой бурлящей юностью Император чувствовал себя старым, мудрым и всё на свете повидавшим. Он мог понять эту активность. Жаль, что не пройдёт ещё и пяти лет, как от неё ничего не останется. Но здесь он абсолютно ничего поделать не мог. Разве что запомнить на будущее. И вспоминать потом в самые неподходящие моменты.
В остальном, он изобразил на лице что-то похожее на невозмутимость и оставил вопрос без внимания. По крайней мере без того внимания, на которое телохранитель рассчитывал.
— Когда мы придём, вы сами всё увидите, господин телохранитель, — вот и весь ответ.
В доли секунды Анпуи передумал идти в сад или на тренировочную площадку. Нет. Сегодня хотелось быть ближе к луне. Круто развернувшись на лестнице и мазнув воздух чёрным росчерком волос, оборотень легко взбежал по лестнице на самый верх. Еле кивнул стражникам, приветствуя, и выбежал на крышу дворца через один из многочисленных выходов, остановившись на самом краю.
Подняв лицо к небу, он короткое мгновение позволил себе насладиться этой ночью, которую можно было пить каждым вдохом, красотой луны, залившей страну прозрачным серебристым светом, и легчайшим ветерком.
Впрочем, всё это длилось не очень долго. Лишь пока следовавший за Императором телохранитель преодолевал последние ступеньки лестницы.

6

Уклончивый ответ Императора мог бы показаться кому-либо другому раздражающе неинформативным, однако Йоланту было достаточно и этих слов - во всяком случае, достаточно для того, чтобы понять: Святейшество и сам не знает, куда его понесло на ночь глядя. И внезапные маневры по перемене направления только подтвердили этот вывод: Император в буквально смысле выбирал на ходу, оставляя на долю телохранителя молчаливое и стремительное следование в двух шагах позади.
Ответная ухмылка того была совершенно беззвучной - юному дракону казалось, что он прекрасно понимает метания своего повелителя. Очарование луны и влекущая пульсация энергии в серебристом от света воздухе странным образом влияли на всех, кому был предназначен судьбй множественный, непостоянный облик. Некоторые попытки объяснить эту связь можно было при желании раскопать в легендах, однако главного эти легенды объяснить не могли: отчего же в полнолуние так не спится и так отчаянно, так дико хочется жить?
На крыше луна была еще ярче, еще светлее - настолько, что свет этот резанул по глазам до слез, а от нестерпимой искристой насыщенности воздуха с первого же шага перехватило дыхание. Йолант резко и глубоко вздохнул наперекор, усмиряя в себе это обостренное чувство, и вопросительно взглянул на Императора - чей и без того белокожий силуэт, окутанный аурой лунного свечения, казался отлитым из цельного серебра и способным до нутра пронять непосвященных впечатлением могущества.
Впрочем, и посвященных тоже - если додуматься приписать парадоксально расширившиеся зрачки дракона именно этому впечатлению...

7

Тихонько улыбаясь, Император легко вздохнул и прикрыл глаза, всё ещё подставляя лицо под свет луны, будто губы под поцелуй. Так могло бы показаться.
На самом деле он сосредоточился. Нечасто ему приходилось в такой относительно спокойной обстановке взывать к этой силе. Обычно это происходит в более нервных обстоятельствах, и тогда неустойчивая и опасная мощь подзаряжается адреналином, как ей того и хочется. Не так-то просто вызвать что-то подобное, когда всё в норме. И это просто вопрос концентрации и привычки.
А в такую ночь и вовсе всё это казалось неуместным.
Но если Император решил подраться, то он сделает это в любых обстоятельствах.
Волосы зашевелились как живые, чёрными прядями скользя по плечам и голой спине оборотня, будто под порывами ветра. Карие глаза распахнулись, пряча в глубине взгляда ревущее пламя. Поднеся ладонь к лицу, Император подул на неё, бережно, но сильно, словно раздувая пламя. Секунду спустя так и оказалось: прямо на ладони затанцевал огонёк.
И тут Анпуи резко развернулся, сосредоточенно сведя брови, но продолжая чуть улыбаться, и плеснул пламенем, как водой, в телохранителя, вовремя добавив ещё толику собственного дыхания и энергетической мощи. Этот всплеск не был призван именно атаковать и принести ущерб. Пока что. Только ошеломить. Ну и чуть-чуть удивить возможно.
В общем, как всегда: ошарашить, поставить в ситуацию близкую к критической и естественно-боевой. А уж сваливается к тебе Император с саблей наголо в кровать посреди ночи или вот так пышет жаром — какая, собственно, разница?

8

Колкое инстиктивное предчувствие опасности взбежало от кончиков пальцев к плечам еще в тот момент, когда Император плавным движением поднес к лицу сотворенный на ладони огонь. Этого мог не уловить глаз, но не чутье - и Йолант не был бы элитным телохранителем, если бы не научился улавливать загодя затаенное напряжение и собранность готовой атаковать фигуры. Столь же неуловимым образом изменилась и поза телохранителя - плечи сдвинулись вперед, голова едва заметно опустилась, икры напряглись, настороженность затаилась в уголках глаз.
И, конечно же, чутье не подвело - мнимое мечтательное спокойствие Императора переросло в стремительную атаку, воплощенную в блеске огненной волны. Но прежде, чем рокочущий звук агонизирующего от жара воздуха достиг ушей дракона, тот уже ушел из-под атаки - кувырком отпрыгнув под защиту арочного проема, ведущего на крышу; волна огня бессильно расплескалась по камню. Умудрившись мягко приземлиться на ступеньки, Йолант недобро стрельнул взглядом из-под медленно осевшей на лоб челки и единым движением выпрямился; ночную тишину разрезал звеняющий на грани слышимости шелест обнажаемого оружия.
"Что, собственную охрану решил на сладенькое приберечь, а, Светлейший?.."
С доброй ехидцей в ухмылке дракон провел ладонью вдоль лезвия, превращая беспокойное биение затаившихся где-то под диафрагмой сгустков энергии в мельтешение язычков пламени, спиралью окутавших клинок вдоль воздушной подушки, оберегавшей лезвие от жара. И, перехватив меч обеими руками, выставил его перед собой в классической спарринговой стойке - не спеша, впрочем, переходить в нападение.
"Каков будет ваш следующий ход, о восхищающий?.."

9

Увидев обнажившийся клинок, Анпуи едва слышно хмыкнул. Его устраивало предложенное ведение ситуации. Его устроило бы любое, к слову говоря. Но такое тоже.
Привычным движением он освободил от ножен сабли, призвав огонь ещё раньше, чем оружие покинуло их полностью. И выглядело это так, будто оружие огненное по умолчанию. Конечно, это было не так. Но чего не сделаешь и не одобришь ради смущения противника и попытки обеспечить себе всего секунду его замешательства? Вот и приходится отрабатывать приём за приёмом, доводя до автоматизма. Порой даже откровенную показуху использовать приходилось. Лишь бы с шага сбить, удар на мгновение тормознуть, взгляд отвести.
А там уже самому воспользоваться случаем.
Этого противника, конечно, до растерянности довести на порядок сложнее, чем любого другого, но попробовать-то можно? Телохранитель есть телохранитель, он всегда на шаг впереди любой неожиданной внезапности. И всё-таки.
Так и не согнав с лица полуулыбку, император шагнул вперёд, раскрутив горящие сабли во встречных горизонтальных восьмёрках. Подойдя ближе, вдруг рубанул слева снизу вправо вверх правым клинком, чуть убрав левый, чтоб не мешал удару.
«Лови!»
Сразу буйволу в хребет, чего тут кругами-то ходить?
Оборотень почти не привык сдерживаться. Радовало то, что с телохранителями сдерживаться и не надо. Есть преимущества в работе с элитой: можно работать в полную силу. Очень насущный вопрос, когда ты воин и любишь почувствовать всю свою силу, а не только часть её.

10

Со стороны лишь один обнаженный меч против двух сабель мог бы показаться большой ошибкой - однако телохранитель, по-видимому, счел, что превосходящая длина клинка и сила двух рук станет ему достаточной защитой. Так оно, в общем-то, и обернулось - нанесенный Императором удар правой рукой был встречен стремительно отзеркаливающим движением меча - в которое, впрочем, была вложена не взмаховая сила, а готовность эту силу принять без колебаний, - да так, что вся мощь нанесенного удара, расплескавшись по клинку, заставила его пронзительно зазвенеть. Этот звук ласкал душу своей чистотой и устремленностью в бесконечность - но не был тем, что могло бы заставить Йоланта даже моргнуть лишний раз. Искры пламени от столкновения двух пылающих мечей разлетелись мерцающим ореолом... разлетелись лишь затем, чтобы, вспыхнув еще ярче прежнего, роем ос устремиться прямо в лицо Императору - ос, чей жужжащий напряженный гнев заставит их тела лопнуть в сантиметре от кожи. Сила отдачи, возвращенная стальным парированием обратно в руку нападающего, заставила эту самую руку отскочить назад, влево - опасно открывая правый бок. Сейчас бы повернуть недвижно вонзившийся в пространство клинок и скользнуть вперед, болезненно взрезая плоть - но Йолант всего лишь, одновременно с сорвавшимся роем ос, уходит левее, смещаясь от ограничивающей движения входной арки на свободное пространство крыши. И снова, ухмыляясь, поднимает клинок - только в темно-серых от ночных красок глазах не вызов, но настороженная сдержанность...

Отредактировано Йолант (2012-07-12 15:47:55)

11

Это было что-то вроде вежливого обмена репликами, который обычно всегда происходит в самом начале поединка, когда противники прощупывают друг друга на предмет умений и возможностей. Насколько мог понять Император, возможности у них с телохранителем были примерно одинаковые: оба предпочитают брать быстротой и гибкостью, а не мощью и матёростью.
Интересно. Должно быть крайне интересно. В поединке двух похожих воинов всегда могут родиться какие-то нестандартные подходы и решения.
Дело было за умениями и опытом. И сообразительностью, конечно. Второе вполне успешно можно противопоставить первому. И, опять же, не стоит забывать, что оружие в каждой руке даёт некоторое преимущество в движениях и атаке. Там где обычный мечник проводит в бой одну комбинацию, две руки могут провести несколько.
Продолжая безмятежно улыбаться, Анпуи поймал взглядом взгляд Йоланта и уже не отпустил его. Если хочешь знать, куда пойдёт атака, никогда не смотри на меч. Обманет как пить дать. Но взгляд не обманет, потому что там атака зарождается раньше, чем сигнал доходит от мозга до тела.
Движение телохранителя в сторону Император встретил шагом вперёд и хлёстким ударом левым клинком по чужому мечу, сверху вниз, стремясь отвести его вправо. Используя силу этого же удара, оборотень развернулся, одним движением, и сделал подсечку по лодыжкам, вынеся затем правую руку вверх и наотмашь послав горизонтальным ударом поверх головы.

12

Вот уж нашла коса на камень - Йолант был осведомлен о стихийных склонностях Императора, но об их степени знал совсем не так много, как следовало бы; так что ему пришлось на практике узнавать, что с пламенем Мехреж на ты, а то и презренее. С потрясающей выдержкой проигнорировав метнувшийся к глазам рой огненных ос, словно зная заранее о том, что они лишь грозят, но не собираются жалить, Святейшество сразу же пошел в атаку, не позволяя телохранителю нахаляву сменить позицию - только и слышно было, что гудящий свист огненных клинков, ярким всполохами пляшущих в ночном полумраке. Крепкие руки дракона удержали катану от соскальзывания в действительно неудобное положение, опасно открывшее бы левый бок, однако с линии атаки клинок сорвался; Йолант, не дожидаясь последствий, пружиной отскочил назад - лезвие катаны тонко запело, выскальзывая из-под удерживавшей ее сабли.
Секундный блик - и меч перехвачен в одну лишь правую руку; в левой свернуло лунным серебром и сполохами огня начищенное до блеска лезвие ко-катаны. Йолант остерегался атаковать Императора всерьез, но и постоянно отступать, хитря с узорами сабель противника, тоже не входило в его планы. Клинки поднялись в защитной позиции, но глаза, смотрящие предельно сосредоточенно, на миг расширились в усилии  - и новый сгусток пламени рванулся к лицу Мехрежа, мешая толком разглядеть Йоланта и провести очередную теснящую атаку; уже не "пчелки", но полноценный шарик огня - лишенный, впрочем, долженствующей атакующей мощи и летящий по неровной спирали. Достанет ли Императору смелости или безрассудства броситься и ему навстречу, презревая опасность ожогов - таков был сиюминутный вопрос, следующий узелок в паутине вероятностей...

13

Боязнь огня, если она когда у Императора и была, так давно уже прошла. Обладая способностью к огненной магии, Анпуи научился и учился обращаться с упомянутой стихией, и особого пиетета перед ней не испытывал. Хоть и знал, что огонь штука опасная и даже безжалостная. Но это как хищный ящер: он, конечно опасный и при случае может сожрать, но если приручить его, выдрессировать и вовремя кормить, то можно обращаться с ним очень уверенно. А он тебя будет слушаться.
Таким образом, летящий в лицо шар особых эмоций не вызвал. Не давая себе труда размышлять долго и бесполезно, оборотень просто полыхнул аурой и позволил шару подлететь ближе, где и поглотил его энергию своей, добавив и усилив свой начальный порыв. Это ж не какая-то там молния, заряд учитывать надобности нет. Огонь он и есть огонь: огонь плюс огонь всегда равно огню, иногда более сильному.
А вот прибавив к своему огню чужой, и подпитав собственную волну, Император на том же порыве будто огненной плетью хлестнул по ногам противника, пытаясь заставить не то отступить, не то подпрыгнуть. А сам танцевальным движением ушёл влево и вперёд, с небольшим замахом нацелив в правое бедро Йоланта колючий как жало короткий удар.

14

Маг из Йоланта, сказать по чести, пока получался паршивый - дракону с натяжкой хватало восприимчивости, чтобы почувствовать самой природой заложенную в его нутре огненную жилку. Однако боевую полезность огня он не раз уже успел оценить - в сражении с противниками менее умелыми искры пламени становились верным тузом в рукаве... и в рукаве же обычно и оставались: чаще всего у Йоланта не было фактической необходимости использовать в бою весь потенциал. В настоящий момент он лишь отражал намерения Императора; однако чего точно не учел - так это легкости, с которой тот может общаться и обращаться с огнем. Дракон не успел и трех шагов сделать под прикрытием огненного снаряда, как тот растаял в воздухе, впитавшись в пространство вокруг Мехрежа - воздух при этом прочертила дымчатая рябь, словно над костром. Начатое оборотнем угрожающее движение намекнуло дракону переменить планы и со следующего же шага метнуться в сторону - и огненная плеть хлестнула в опасной близости от мелькнувших в воздухе сапог. Поймав инерцию в кувырок с локтя, Йолант перекатился через себя, вскочил и, не тратя времени на толковое оформление мысли, швырнул в левое плечо Императора - а тот уже решительно приближался, воспользовавшись очередным отступлением противника - свою ко-катану. После чего едва ли не прыжком последовал за ней, намереваясь взрезать длинным лезвием долженствующее открыться правое плечо...


Вы здесь » Меридиан » ФБ и ФФ » Танец огня