Меридиан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Меридиан » ФБ и ФФ » Чужой репертуар


Чужой репертуар

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Утро императора выдалось… скучным. Так иногда бывает. Реже, чем хотелось бы, но жизнь вообще не сахар, а у императора-то тем более. У господина военачальника случились свои дела, которые при такой должности одолевали ежедневно, и на тренировку он не явился. И оборотню пришлось искать выход. Ну, как обычно, в общем.
Основным подходом в таких делах всегда была неожиданность. Мало просто найти партнёра для спарринга, надо чтоб для него это хотя бы первый раз было неожиданностью. Иначе смысл теряется.
Как истинный воин, Анпуи считал, что каждый во дворце обязан быть готовым к любым неожиданностям. В основном, конечно, к военным. Вдруг завтра кто на Дворец нападёт? Никто не должен растеряться и впасть в панику. По-хорошему следовало провести учения, но Совет этого никогда не одобрит. Поэтому император считал своей обязанностью готовить каждого подданного к подобному развитию событий, не взирая на должность, статус и прочие мелочи.
В этот раз первым пришёл на ум господин лекарь, которого в боевых или околобоевых условиях Анпуи не видел ни разу. А посмотреть хотелось бы.
Выяснить, где живёт господин лекарь, было несложно. И вот, за полчаса до рассвета, император вежливо постучал в чужую дверь, посчитав, что, наверное, проникать внутрь было бы нагло. Да и, откровенно говоря, немного боязно. Хороший лекарь, как палач, немного пугает если не действиями, то инвентарём. По своей воле Анпуи этот порог не переступил бы. Точнее, хорошенько подумал бы, прежде чем вваливаться без приглашения. Да и с приглашением подумал бы.
Так что он вежливо стоял перед дверью, ожидая ответа.

2

Утро выдалось… Утро?
Рассвет застал Тао за работой. Невысокий столик был испачкан кровью небольшого животного, буквально распятого на полированном камне, обнажившего свои внутренности перед склонившимся над ним человеком. Разогнувшись, мужчина устало потер глаза и посмотрел в окно. Там розовел рассвет.
«Как будто кровь разлита по краю неба. Интересно, есть ли безумцы, кроме лекарей и воинов, кто в рассвете видит кровь? Наверное, стоит пока закончить и отдохнуть.»
Отложив инструменты и убрав все старательно, Тао осмотрел свою лабораторию. Чистота и порядок – основа его мироздания, и особенно это касалось его рабочего места. К своей лаборатории Винчензо относился с фанатическим безумием, словно религиозный фанатик к божественной святыне. В кабинете и лаборатории не было ни пылинки, все блистало чистотой и идеальным порядком.
Удовлетворенно кивнув, Тао развернулся на каблуках и направился было в спальню… Но его внимание привлек стук в дверь. Тихий, настойчивый, но звук прервался и замер. И не повторялся вновь. Склонив голову, Ченз с интересом перевел взгляд льдистых глаз на дверь. Та молчала, и совершенно игнорировала притязания хозяина к ее существованию.
Так и не дождавшись никакого результата, лекарь подошел к двери и распахнул ее. За дверью, к великому удивлению Тао, стоял его светлейшество император. Неторопливо сняв очки, мужчина протер их полой испачканного в крови халата, и снова надел на нос. Император стоял на том же месте, никуда не исчезая.
- Доброе утро, Светлейший. Что-то случилось?

3

Анпуи немного удивился. Настолько, что стоял и молча разглядывал господина лекаря.
Обычно ему с утра очень мало кто был рад. Очень мало кто. Обычно с утра его встречали заспанные лица, силящиеся казаться проснувшимися или хотя бы не сонными. Обычно с утра его встречали полуголыми, голыми или в наспех накинутой одежде.
Вариации могли различаться, но суть оставалась нетронутой.
А тут такой контраст. Сразу видно, человек ещё не ложился. И, более того, работал. Это было что-то новенькое.
Император допускал мысль, что куча народу во Дворце работает по ночам, но ему мало приходилось этого видеть лично. Если не считать многочисленного обслуживающего персонала.
Оборотень ещё раз прошёлся взглядом по лекарю, чуть задерживая взгляд на пятнах крови. Красиво, чёрт возьми! Ничто так не говорит о том, что человек увлёкся делом, как капли или пятна крови, которыми он покрыт ровным слоем. И знать, кого из его подданных господин Тао препарирует нелегально в своей лаборатории, Император не желал. Сделал вид, что не заметил.
Кажется, ему задали вопрос?
— Нового дня, искуснейший, — прав он был, что не попёрся через порог без приглашения, — не составите ли мне компанию на утренней тренировке?
А вот поинтересоваться, желает ли лекарь устраивать тренировку, он не соизволил. У всех свои слабости. У Императора личной навязчивой мыслью было сделать так, чтоб каждый житель Дворца умел за себя постоять, в случае непредвиденного нападения. На мнение жителей Дворца по этому вопросу, он плевать хотел. Должны и всё. И будут. Деваться им от собственного Императора некуда.

4

Император продолжал стоять на пороге, не пытаясь войти, не выказывая недовольства, что занятый своими мыслями, Тао не достаточно почтительно поприветствовал его… Это слегка настораживало. Но то ли лекарь счел подозрительность недостаточно сильной, то ли просто устал за ночь работы… А вот следующая фраза заставила тонкие губы обозначить улыбку. Можно было не сомневаться в подлинности личности, стоявшей перед ним. Только императору придет в голову настолько безумная мысль ловить первого встречного с утра пораньше и тащить на плац.
- Конечно, Светлейший. С вашего позволения, я лишь сниму халат.
Уже совсем не идеально белоснежное одеяние, указывающее на его статус, словно сутана северного монаха или церемониальное облачение служителей храмов, отправилось на не совсем свое место, а проще говоря на спинку рабочего стула. Позже он разберется с пятнами, а сейчас действительно неплохо бы размяться. И предложение императора оказалось весьма и весьма  кстати.
- Я весь в вашем распоряжении, Светлейший. Мне стоит взять аптечку, или вы не настроены на травматизм?
Вообще-то Тао, как уважающий себя лекарь, всегда имел при себе минимум, требующийся для оказания первой помощи. Но вдруг у императора сегодня не особо удачное утро, и он настроен немного позверствовать? Нужно быть готовым ко всему. Мужчина прикрыл за собой дверь. Вряд ли у кого достанет ума вторгаться в личные покои придворного лекаря в его отсутствие. Тем более в такую рань. Тао обернулся к императору и снова подивился, что тот молча ожидает его, не подавая никаких признаков раздражения. Лекарь не видел никакого смысла в раболепной суете, лишь мешавшей нормальному общению и серьезному делу, по мнению самого Ченза, потому намеренно вел себя так же спокойно и неторопливо, как и всегда и со всеми. И лишь должное уважение и беспрекословное подчинение показывало, что степенность и подчеркнутая неторопливость его действий нисколько не принижает императора в глазах ученого, а лишь внушает достойное его статусу уважение.

5

Как это он не настроен на травматизм? А на что же он тогда настроен?
Император искренне удивился. Он не мог понять при всём желании, как это возможна тренировка без травматизма? Не довести удар и остановиться в последний момент? А в чём тогда смысл тренировки? Если второй воин знает, что удар не будет доведён, то будет ли он сражаться в полную силу? Нет, не будет.
Оборотень широко улыбнулся.
— Небольшие повреждения в рукопашном бою много вреда не принесут, — не сочетающийся с улыбкой серьёзный взгляд, — думаю, вам не повредит хорошая физическая разрядка.
Анпуи с детства был уверен, что лучший отдых — это зарядка. Особенно, если трудишься ты, в основном, умственно. Да ещё и пациенты всякие ведь бывают. Обычно болезнь или ранение не способствуют улучшению характера. Вот и решил стать спасителем, даровав своему лекарю возможность отвлечься от своих насущных дел. И немного подумать о чём-то другом. Забыться.
Любому человеку необходимо отвлекаться. И любому жителю дворца жизненно необходимо уметь защищать свою жизнь. Сочетая приятное с полезным, методом исключения, Император выбрал универсальное лекарство от всех болезней. Тренировку. На все вопросы один ответ.
— Идёмте, — пригласил он следовать за собой.
И сам прямёхонько отправился на плац, прикидывая с чего начать тренировку. С чего-нибудь попроще? Трудно себе представить начало, если не видел кто на что способен. Может, с того и начать? А там подумать уже дальше.

6

Внезапной разминке лекарь был даже рад. Он и сам понимал, что засиделся уже в своем кабинете, не видя света за экспериментами и наблюдениями. Еще и отсутствие пациентов, благоприятное для научной работы, и совсем не способствующего поддержанию физической формы в норме. Вздохнув, Тао закрыл кабинет и легкой походкой направился следом за императором.
Невольно вспомнились годы учебы и тренировок. Ему тогда попался особо буйный пациент. Лишь с помощью друга и соратника, Тао смог залечить его раны. После того случая парень принял решение, что с его профессией быть слабаком просто позор. И начались ежедневные тренировки. Такой же рассветный час как и сегодня Ченз встречал на плацу, разминая мышцы, изучая и оттачивая движения, удары и повороты. С упорством и терпением, без которых не обходилось ни одно из его исследований, Тао занимался новым для себя делом. После тренировки шла практика, практика и практика в его будущей профессии. День заканчивался новой тренировкой на плацу, и, если тело лекаря не сдавало окончательно, молодой парень выкраивал немного времени для своих исследований и наблюдений. Что и сказать, первые месяцы казались просто адскими. Ни одно утро не обходилось без поддерживающих силы зелий. Но человеческое тело уникально. Оно привыкает ко всему. Вскоре утренняя тренировка стала не только повышать его физические силы, но и придавала энергии на весь оставшийся день.
Плац – ровная, покрытая пылью тысяч ног, каждый день проходящих тут солдат, смешанной с песком и случайно нанесенным ветром мелким мусором, площадь была окрашена в те же прекрасные тона алого и бардового. «Интересно, а если плац будет залит кровью, он так же будет выглядеть?»  Но Светлейший вряд ли разрешит провести этот эксперимент ради удовлетворения творческих изысков своего лекаря.

7

Основное место тренировок. Хотя, сказать откровенно, Император больше любил босиком на траве, нежели по утоптанной земле. Да и кувыркаться или падать в случае чего удобнее и приятнее на упругом зелёном ковре, нежели на мелких камушках.
Но ведь настоящая война и реальные схватки не выбирают, где и в каких условиях придётся сразиться. Где придётся, там и придётся. Привыкший ко многим неприятным для себя вещам, Анпуи воспринимал и их как тренировку. Если ты привык всю свою жизнь воспринимать как тренировку, то неудивительно, что рано или поздно вырабатываешь своеобразное отношение к жизни и происходящему в ней.
Впервые он решил предоставить выбор:
— Что вы предпочтёте, искуснейший? Как бы вы хотели размяться?
Это был широкой души жест, признак уважения к искусству господина лекаря. Простого солдата или любого воина он и спрашивать не стал бы, увлекая сразу в радость или не-радость схватки. Но в этом случае хотелось учесть пожелания. Всё-таки человек всю ночь не спал, занимаясь делами и повышением собственной квалификации. А плодами этого будет пользоваться кто? Правильно, Император и его подданные. Проявить заботу об одном из них, было бы справедливо.
Вот Анпуи и проявил, как мог. Стоял и ждал ответа.

8

Император давал ему выбор. Это было довольно неожиданно, мужчина давно привык к внезапным решениям и действиям своего господина, особенно если дело касалось тренировок. Он не один раз наблюдал за утренними разминками Светлейшего. И не всегда видел его с одним и тем же партнером. Это кое-что да значило. И вот сегодня он наконец понял что именно. Как собственно и предполагал Тао.
Со своей точки зрения, конечно, лекарь был целиком и полностью за подобные тренинги. Он одобрял действия императора. Народ, умеющий сражаться, и готовый защищать свои жизни в любую минуту, будет очень сложно завоевать. Конечно, он сам был слишком молод, чтобы помнит войны, но это не значит, что их не было. В каждой стране были и будут войны. Это часть истории. Неприятная, но все же обязательная часть.
- Я глубоко ценю этот жест, но… - Тао мягкой походкой направился навстречу императору. – ведь ваши акции, Светлейший, не просто развлечение. Разве враг даст мне выбор?
Спокойный вкрадчивый тон, мягкие неслышные шаги, Ченз был готов. Тело расслаблено, мозг работает с четкостью машины. Приятная энергия разливалась по телу, разнося кровью адреналин. Все его существо чувствовало приближающийся бой. Оно подобралось, словно дикий зверь, которому в нос ударил отчетливый запах крови. Оно было готово ударить. Оставалось лишь выждать момент. Все внутри сжималось от предвкушения и восторга, пело, звало вперед. Да, тело соскучилось по таким тренировкам. Определено.
Тао ждал. Терпеливо, сосредоточенно, внутренне подобравшись, внешне же полностью расслаблен. Ждать он умел. Часами, выслеживая для своих опытов животных, Ченз мог затаиться и ждать. Каждый ученый умеет ждать. Иначе, какой он после этого ученый? Его захватывал весь процесс полностью, и каждая часть по отдельности. И сейчас, по сути, начиналась новая охота.

9

Ответ был более чем логичен: обстоятельства действительно ждать не будут, а бой будет навязан в большинстве случаев в самый неподходящий момент, в самых неудобных условиях и на самом нелюбимом оружии. Без вариантов. Жизнь вообще горазда на сюрпризы, и предугадать их мало кому удаётся. Главным, чаще всего, остаётся успеть среагировать правильно.
На том Император и стоял, понимая, что на большее рассчитывать было бы глупо. Лишь бы не растерялись, не запаниковали и тогда всё будет близко к его ожиданиям.
Возможно, кому-то показалось бы странной такая паранойя правителя, но воин может думать только о войне. И о том, как её выиграть. Анпуи вторжений пока что никуда не планировал, поэтому готовился к войне на своей территории, выжимая из ресурсов больше, чем они готовы были предоставить. Кто их об их желаниях спрашивать будет?
Хмыкнув в ответ на слова господина лекаря, оборотень обнажил изогнутый кинжал и пошёл в атаку, рубанув сплеча по корпусу справа налево. Не думая, что на самом деле достанет, просто для начала.
Если ты не хочешь сразу убивать противника, то лучше начать с чего полегче. Тренировочный бой, в отличие от реального, может продолжаться достаточно долго. А вот в реальном следует убивать сразу. Желательно с первого удара. Начнёшь красоваться, и неизменно окажешься в проигрыше.

10

Оружие. Ну а что еще следовало ожидать от воина? Тем более сам поставил его в положение – убивай хоть из пушки. А вот сам Тао к сожалению оружием пользоваться и не умел. Единственное, что он когда-то изучил для дела, так сказать, был рукопашный бой. Но кто сказал, что с голыми руками против оружия не пойдешь? В реальном бою конечно выбор будет. По крайней мере всегда есть крошечная вероятность убежать. Но сейчас… Зачем принимать бой, чтобы позорно отступать в самом начале? К тому же это всего лишь кинжал.
Уходя в сторону от удара, Тао сосредоточился на сражении. А мозг уже вошел в привычную для него работу, анализируя каждый выпад и словно бы сам с собой обсуждая, чем это могло бы грозить лекарю, достигни удар своей цели. Не особо приятно, но зато знаешь, что противник с тобой вовсе не поиграть пришел. Даже если это твой собственный правитель.  Тао решил не нападать, легко уходя от стремительных ударов Светлейшего, он изучал. Хотя лекарь частенько наблюдал за не единственным поединком императора из окна своего кабинета, достаточно удачно расположенного, надо признать, в открытом бою мужчина никогда не сталкивался с ним. А поступить опроменчиво с таким противником, значит подписать себе смертный приговор. Нет, конечно, император не убьет своего единственного главного лекаря. Но и лечить нанесенные раны тоже будет сложно. А доверять свое бренное тело раздолбаю-помощнику, который толком и легкую рану залечить не способен, как-то не особо вдохновляло Винчензо. А мужчина по себе знал, дай воину разогреться, и его мозг переключается в боевой режим. Убить не убьет, но покалечить серьезно может, разящий удар можно слегка изменить по траектории, но никак не погасить полностью. К Тао не раз попадали бойцы, не успевшие увернуться от удара друга в шутливом бою-разминке. Конечно, раны не особо серьезные, но только когда лекарь полон сил, а не сам истекает кровью.

11

Странное это дело — выходить в бой против лекаря. Ох, странное. Обычно этих людей прятали получше, на поле битвы не допускали, оберегая от всех возможных и невозможных неприятностей. А всё потому что от них зависит сохранность войска. То есть они делают потери меньше, проще. Поэтому их нужно холить, лелеять и защищать.
Император умел заботиться о ком-либо только одним способом: сделать так, чтоб ты сумел постоять за себя, выжить и не перепугаться до потери самообладания, если вдруг что-то пошло не так. В критической ситуации даже секунда промедления убьёт тебя с той же верностью и неуклонностью, как стрела в сердце.
У воинов своеобразные представления о заботе, это всем известно. С их циничностью сравнится только циничность врачеваталей, пожалуй. И оттого интереснее было посмотреть, как лекарь будет вести себя в бою.
Надо сказать, Анпуи был немного разочарован. Он-то представлял себе некоего безбашенно-бесстрашного противника. А получил осторожного и ускользающего. Это было совсем не то, чего он хотел. А хотел он силы и стремительности. И безжалостности, естественно. И закралась в голову мысль: «А не ошибся ли я с партнёром на этот раз?». Но ошибки признавать это ж уметь надо.
Оборотень нахмурился и решил добиться своего.
Легко перебросив кинжал из ладони в ладонь, Анпуи шагнул шире, приблизившись больше, чем до этого, и бросил тело в выпад: колющий удар прямо в грудь (7 из 12). Однако, это не было основной целью, а лишь должно было отвлечь внимание господина лекаря на этот серьёзный удар. Кулаком правой руки Император одновременно ударил в бедро сбоку, желая довести ногу до временного онемения и показать, что он тут не шутки шутит (4 из 12). Ну, и немного разозлить, вероятно. Злость это вообще дело хорошее.

12

Уйти от удара было непросто. Особенно если учесть, что основной выпад, нацеленный в ногу, Тао заметил в последний момент. Ему удалось слегка сменить  точку удара, но боль все равно разлилась по ноге обжигающим пламенем (6 из 12). Значит пора.
Император был недоволен. Это читалось в движениях, в глазах… Тао мог понять причину его недовольства. Он был воином, всегда сражался, шел вперед. Он уважал силу, решительность, отвагу. А лекарю были присущи совсем другие качества. Осторожность, терпение, хитрость. Он не воин. Исследователь, ученый, врачеватель. Но никак не воин. А если природа не наделила тебя силой, способной служить тараном, силой, сметать все на своем пути в открытом бою, приходится уметь выигрывать другими средствами.
Использовав падение для переката, Тао сделал подсечку (7 из 12), тут же откатываясь в сторону и нанося удар снизу в попытке выбить оружие (9 из 12). Лучше уж сразу сравнять шансы, так будет, по крайней мере, честно и почти безопасно. Ну, хотя бы они исключат колюще-режущие ранения. Его противник ждал действий. Ченз даст ему желаемое. И не только потому, что желание императора закон. Наблюдая за Светлейшим ранее, он имел возможность изучить технику его боя. Сейчас же лишь подтвердил свои наблюдения. Пора было действовать.
Внешне расслабленный, мужчина собрался, стараясь заметить движение раньше, чем оно родиться. Выжить в этом мире можно не только грубой силой. Тао прекрасно это понимал. Он никогда не обладал силой, чтобы в открытом бою сойтись с воином. Зато мог положиться на свою хитрость и скорость. Уловки и легкость движений лучшее оружие таких как он, против грубой силы и уверенности прирожденных воинов. Если бы Тао не стал лекарем, он скорее всего пошел бы в разведку. По его мнению, убрать противника не попадаясь тому на глаза было куда лучшей идеей, чем бить себя в грудь и подставляться под обстрел. Но и без силовой атаки, разведчикам и мастерам теневой смерти пришлось бы туго.

13

Наконец-то завязалась беседа. После нескольких неловких и непонятных друг другу фраз, когда они пытались установить контакт, был даже момент, когда Император верил, что ничего не получится. Не будет приятного разговора с этим симпатичным и умным человеком не будет интересных поворотов, не будет неожиданностей и приятных открытий. Вообще ничего не будет.
Был момент, когда Анпуи на секунду поверил, что господин лекарь считает его недостойным своего внимания и подобного разговора. Относится свысока к такому предложению.
Но как часто бывает в разговорах, всё вдруг наладилось, когда прошло какое-то время. Бывает так, что ты мучительно ищешь тему для разговора, а потом вдруг она находится сама, и беседой уже не нужно управлять, направляя её куда бы то ни было, в какое бы то ни было русло. Так и случилось.
И если Император не был большим специалистом по светским разговорам, то бой был для него такой же беседой. Всё в жизни было для него боем. И это была его стихия.
Оборотень улыбнулся.
Подсечки он вполне ждал. Это было логичное ожидание: с земли удобно сделать что-то подобное. И перекат отнял у господина лекаря необходимые мгновения. Выглядело эффектно очень эффектно. У кого другого дух бы от такой красоты захватило. Но Император бесстрастно отмечал лишь тот факт, что эти манёвры отнимают время, а оно есть не всегда.
Таким образом, к подсечке он был готов, отступив в сторону ровно столько, чтоб противник не дотянулся (5 из 12).
А вот попытка выбить оружие оказалась неожиданной. Анпуи крепко держал кинжал, и выбить его было бы сложно, но всегда случается что-то непредвиденное. В бою в особенности. И господин лекарь был очень близок к своей цели. Однако, оборотень рассудил иначе. Если и терять оружие, так терять его по своей воле. Император, вместо того чтоб выронить кинжал, разжал пальцы и подкинул кинжал в воздух, на том же движении разворачиваясь и направляя сильный удар локтём в висок противника (3 из 12).
А вторая рука потянулась в сторону, поймать своё оружие. Когда у тебя две одинаково действующих руки, тебе без особой разницы, какой из них сжимать оружие (6 из 12).


Вы здесь » Меридиан » ФБ и ФФ » Чужой репертуар