Меридиан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Меридиан » Императорский Дворец » Кабинет главного придворного лекаря


Кабинет главного придворного лекаря

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Просторный кабинет с удобным креслом, рабочим столом, большими стелажами для книг. Все выдержано в теплых коричнево-рыжих тонах. Мяткие стулья с резными ножками для гостей и пациентов. У дальней стены между большими окнами расположена кушетка, по обе сороны от нее по окам от окон стоят два диванчика. По углам комнаты стояли кадки с карликовыми деревцами.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/b/3/41/419/41419152_vanessa_fourseas_off.jpg

2

Тонкое перо с вычурными золотистыми вставками быстро скользило по белоснежному листу бумаги, оставляя неразборчивые узкие строки. Внушительных размеров книга, лежащая перед лекарем, была уже на треть исписана. Некоторые из страниц испещрены рисунками с детальным объяснением строения тел и их отдельных частей. Над своей исследовательской работой Тао проводил все свободное время, а выдавалось его не так уж и много.
«Добычу яда производят следующим образом: змею берут за шею непосредственно за головой, змея широко разевает пасть, в которую быстрым движением вставляют край чашки или стаканчик.
Змеиные яды представляют собой бесцветную или слегка желтоватую, более или менее мутную жидкость без запаха и со слегка затхлым привкусом. В яде есть примеси из ротовой полости змеи (клетки эпителия, бактерии). Реакция свежего яда слабо кислая или нейтральная. При хранении в жидком виде яды быстро теряют свою активность и загнивают, в сухом же виде сохраняются очень долго и почти не теряют активности в течение 20-30 лет. Отсыревание ведет к порче яда.
Нагревание до 80-100° почти полностью инактивирует яды гадюк и гремучих змей, но мало влияет на яды кобры и других аспидов.»
Вздохнув, он снял очки и потер переносицу. Отложив перо, Тао поднялся и подошел к чайному столику. Плеснув в чашку немного светлой чуть желтоватой жидкости,  залпом выпил. Травяные чаи давали легкий тонизирующий эффект. Конечно, оно ни в какой мере не сравнится с зельями Академии, но ведь и ему нужен не радикальный метод, а лишь легкое поддержание нужного состояния. Зато потом быстрее и приятнее засыпать.

3

» Императорский Дворец » Ворота во Дворец Императора

Несколько раз дракону начало казаться, что эти коридоры и переходы не закончатся никогда. Но уже через мгновение он напоминал себе о том, что ему давно не 70 лет и такие царапины не должны его настолько отягощать. Ведь все могло быть и хуже. Такого самовнушения хватало для продолжения перемещений по дворцу. Оставалось только тихо радоваться тому, что по пути, волею судьбы, не попался особо обезьянистый индивид. Сложно было бы сказать, какая была бы реакция на особо раздражительные внешние раздражители, когда тебя при каждом движении сопровождает острая боль, пронизывающая все тело. Так что – все что не произошло, все к лучшему.
Но вот он уже застыл у дверей того места куда намеревался идти. Звучно постучав костяшками пальцев о дверь, мужчина соблел все знаки приличия и вежливости. Дождавшись возможности и соблаговоления, советник императора вошел в кабинет Тао Винчензо ла Ронар, придворного лекаря.
Окинув светловолосого мужчину непринужденным взглядом и все так же держа на себе покрывалом иллюзию, дракон произнес
-Доброго дня и удачи в ваших работах, глубокоуважаемый господин Тао Винчензо ла Ронар. –произнес он, без запинки вспоминая полное имя лекаря.- Могу ли я взять на себя некоторую дерзость и отвлечь вас..?
Взгляд его обрезался на промелькнувшей во внимании и поле зрения книге, но не стал на ней останавливаться. Новая вспышка боли, но она не отразилась ни на одном мускуле лица у блондина, продолжавшего соблюдение этикета. О том, что отказа не последует он знал как минимум по той причине, что живя при дворце, все придворные не гласно были готовы к тому, что их работа и деятельность начиналась в любое время дня, года и пространства. Лично он не особо любил пользоваться этим фактом. Хотя сам и жил довольно длительный уже срок в таком режиме, к которому успел давно привыкнуть… Но этикет – есть и этикет и пока они являются цивилизованными существами, он будет соблюдаться от точки до точки.
-Я бы хотел вас отвлечь в этот прекрасное время, по некоторому разговору, который не подлежит отлагательств – продолжил он.

4

Склонив голову, Ченз минуту смотрел на дверь, потом вздохнув, пригласил войти неизвестного гостя. Этим гостем оказался достопочтимый советник их светлейшего императора Эльвир Калиф Драйн’даркор. И конечно же началась самая скучная и неприятная для лекаря часть – этикет. Обмениваться цветистыми приветствиями, делать вид что не желаете, но вынуждены делать то, что они собираются делать… Это слегка раздражало Тао, но ничего не поделать – дворец.
Выслушав все приветствия и пожелания долгих лет и хорошей работы, мужчина ответил чем-то подобным, замысловатым и совершенно бесполезным, спокойно дожидаясь, когда же советник перейдет к делу. И он был вознагражден. Отчасти.
- Советник… - он мысленно выругался, вздохнул и улыбнулся. – Достопочтимый советник Эльвир Калиф Драйн’даркор – да, у него хорошая память, и потому помнит всех обитателей дворца по имени и со всеми их цветистыми титулами, как бы ненавистно это ему не было. – Я понимаю, что у вас, вероятно, очень плотный график, чтобы просто так заглядывать на чашечку чая к лекарю. Кто угодно, только не я. Потому мне что-то подсказывает, что чем быстрее вы перейдете к делу, тем удачнее оно для вас завершится. Я ясно поставил задачу?
Поставив чашку на столик, мужчина неторопясь со степенным спокойствием вновь повернулся к советнику. Он ощущал легкие эманации магического фона, но счел неэтичным нарушением личного пространства попытку настоять на открытости и доверии, чтобы тот снял чары. Да и сомневался Тао, что это будет чересчур просто и не повлечет за собой серьезных последствий. Советник не идиот, иначе не занимал бы столь высокий пост при императоре, и сам способен понять, что, что бы он там не скрывал, если он пришел за помощью, значит она ему нужна, и следовательно стоит раскрыть карты, чтобы получить желаемое.

Отредактировано Тао Винчензо ла Ронар (2012-07-04 21:58:30)

5

Встретившись взглядом разноцветных глаз с взглядом лекаря, Эльвир молча выслушал его ответ. Человек был достаточно проницателен, но у всех игр есть свои правила, нюансы и законы, от которых он не отступит. Пусть перед глазами и снова побелело от новой вспышки боли.
-Ваша проницательность может только дивить и восхваляться, уважаемый господин Ронар. Хотя теперь, когда вы это сказали, на душе моей может появиться груз по поводу своего неуважительного отношения к столь значимой персоне дворца, что заботится и печется о состоянии остальных. –Отметил он, что было правдой отчасти.- Хотя вы и правы – я зашел к вам по вопросу который без лишнего может быть решен только вами и я очень надеюсь, что так оно и будет. Думаю, вы понимаете, что есть очень много вещей в этом мире, которые не должны выходить за пределы тех, кого они касаются.
Относительно уклончиво объяснял он свое желание о том, чтобы тот вопрос с  которым он пришел, не получил огласку. Огласка никогда не нужна, пусть те слухи и легенды, которые есть о нем сейчас – остаются на своих местах. И хотя Тао Винцензе был при дворце достаточно времени, по памяти Эльвира, чтобы понимать все законы намеков и весомости слухов, все же дракон счел нужным произнести это. Осторожность превыше всего. Хотя он и не сказал той фразы, что вертелась на языке, норовясь проскользнуть в конце предложения.
…Если бы те работорговцы уже некоторое время не были бы мертвы и пребывали в пучине морской, то блондин с удовольствием нашел бы их и еще раз поубивал бы. Медленно и с расстановкой. Чтобы не повадно было существовать в этом мире.
-Вопрос с которым я к вам пришел, довольно деликатного характера –он оглянул кабинет, где было столько тканей, дерева и кожи. Так не хотелось это все пачкать, а без этого скорее всего не обойдется.- Но неужели вы принимаете здесь все решения по ситуациям требующим хирургическим вмешательств?

6

А вот тут посетитель оказался прав. Они действительно находились в кабинете. Сама лаборатория была в боковом помещении сразу за дверью. Конечно, бывают случаи, когда в качестве операционной приходилось использовать и кушетку в самом кабинете. Но это явно был не тот случай. Молча кивнув, Тао указал на дверь, ведущую в операционную.
Открыв дверь, мужчина пропустил советника в сияющую чистотой белую комнату. Стол, огромная глыба белого мрамора, вытесанная так искусно, что действительно казалась идеально ровной, вдоль стен, несколько лавок из того же камня. Вся комната выполнена из камня и металла. Даже полочки и высокие этажерки для ингредиентов и инструментов были из металла. Холод этой комнаты контрастно отличался от теплой и уютной обстановки кабинета, с его деревом, шелком и бархатом.
- Знаете, господин советник, у нас есть такое понятие как врачебная этика. Об этом мало кто помнит, даже если я и упоминаю о ней. Но не мне винить обитателей дворца, всех можно понять.  Слова лекаря, не относящиеся непосредственно к лечению и состоянию здоровья, быстро вылетают из головы, особо не задерживаясь там.
Тао чуть улыбнулся, словно снисходительный отец, глядя на шаловливых детей, в который раз забывающих прописные истины, что перед едой следует вымыть руки. У них лишь одна мысль, поесть, когда они голодны, и бежать дальше играть. Такие мелочи, как чистые руки их не заботят. Со взрослыми примерно так же. Входя в его кабинет, у них одна лишь мысль, исправить нанесенный здоровью вред, и чтобы ни одна душа не узнала, что они вообще больны. А вдруг строгий папочка за неосторожность и провинность лишит десерта? Мужчина чуть улыбнулся уголками губ. Забавное сравнение, но весьма похоже. У взрослых зачастую те же предпосылки скрывать что-то, что и у детей, только с более взрослыми оправданиями и умозаключениями.
- Здесь нас никто не побеспокоит. Можете спокойно излагать вашу проблему.

7

У всех открытий есть разные степени полезностей. Ко всем познаниям Эльвира, что он накопил за долгий период жизни как вообще, так и во дворце, туда не входило знание о расположении в кабинете лекаря места для принятий решений по более тяжким ситуациям чем обморок или царапины. Дракону как-то, до этого, удавалось обойтись без таких сознаний. Но всякое бывает впервые. Хотя лучше бы без этого. Но как уже сложилась ситуация и судьба.
Пройдя за лекарем во вторую комнату, в которую сразу же становилось прохладно от одного только ее вида, хотя на самом деле так оно и было. И не смотря на о, что сам блондин отличался прохладностью нрава и тела, но холод он не любил. Почему и носил многослойные одежды.
Оглядывая помещения и слушая про и так ему известный закон лекарей, он только мысленно кивнул на то, что ожидал услышать. Ну что ж, приступим…
Иллюзия сошла с внешности Эльвира, представляя взгляду Тао большое багрово-красное пятно, которое расползлось по правому боку и бедру мужчины. Три раны на бедре. Две не особо глубоких, и одна из которой еще виднелась ледяная игла. Если ее вытащить, то пошло бы обильное кровотечение. Не приятные «сувениры» встречи с работорговцами. Белое одеяние было окончательно испорчено, но это его беспокоило в последнюю очередь.
-Понимаете, уважаемый господин Ронар, так получилось что в  результате одной неожиданной встречи, появились некоторые остаточные последствия… -перед глазами замелькали белые пятна. Последствие кровотечения? Дракон рукой чуть оперся о мраморный стол, продолжая держать образ и не показывать какие радостные ощущения ему это приносит.
Он, конечно, был не гордый воин, который будет из принципа не идти к доктору, отмахиваясь фразами о царапинах и просто заливаться зельями лечения. Но тоже никогда не стремился чуть что обращаться за помощью, привыкши за свою долгую (длиною в более чем два века) жизнь, действовать и решать все самостоятельно.

8

За долгие годы службы, Тао привык ко всякому. И за свою практику повидал многое. Потому не особо впечатлился увиденному. Зато мозг заработал со скоростью летящего снаряда. Мужчина не говоря ни слова, быстро подошел к пострадавшему и присел, склонившись над ранами. Качнув головой и нахмурившись, он вновь поднялся. Не сказать, что особо интересно, но у него есть достаточно серьезные обязательства для того, чтобы не перекладывать подобное на помощника.
- Вам следует лечь.
Ничего лишнего. Только четкое указание. Каждый цветистый оборот  забирал лишнюю минуту, а время в подобных случаях очень дорого стоит. Подойдя к столику с инструментами, Тао взял небольшой нож и снова вернулся к раненому. Быстрые точные движения, и вот уже никакие окровавленные тряпицы не мешают осматривать раны.
Первые две ничего опасного для жизни и здоровья пациента не несли. Бинты, теплая вода, немного магии. Осторожно обмыв раны, лекарь послал импульс магической силы, помогая ускорить процесс заживления. Конечно, никакая магия не поможет вылечить  подобные раны мгновенно, но на порядок сокращает время их затягивания (8 и 9 из 12).
Когда с ними было покончено, Тао забинтовал раны, чтобы не заносить заразу и уберечь от загнивания и гангрены. Дальше было сложнее. Осколок ледяной глыбы, торчавший из ноги, очень не радовал. Хотя был и положительный момент – под действием холода сосуды сужались, не давая выхода крови. Извлеки советник осколок ранее, он мог и не дожить до счастливого момента предстать перед светлы очи лекаря.
- Как долго?
Ченз даже не поднимал глаз, не отвлекаясь от работы. Вытаскивать осколок он не торопился. Если достопочтимый Эльвир выдержал с подобными ранами весь путь, а он явно был не так близок, мало у кого бы хватило смелости напасть на советника императора среди бела дня в окрестностях дворца, то и еще пару минут он сможет потерпеть. Каждая минута была дорога, но и каждой следовало распоряжаться внимательно и взвешенно. Торопиться так же опасно, как и медлить.

9

И хотя нрав или позволение, а так же осознание этого положения, не особо располагали у Эльвира к тому, чтобы разрешать или позволять кому-то так к себе обращаться в командном тоне.. Но сейчас было не то время или час, когда это следовало бы показывать. Медицина - не его стезя и сейчас он не в том положении, чтобы показывать свое отношение к подобному поведению.
Повинуясь указаниям, он спокойно и покладисто выполнил то, что ему было велено, довольно скоро оказавшись в горизонтальном положении. Молодой человек знал что он делает, и знал как это делать так, чтобы все довольно быстро разрешилось, так что можно было бы и расслабится. Но не получалось. Толи окружающая обстановка не особо располагала к убаюкивающему расслаблению, толи драконья привычка быть на чеку. Поэтому щипания и своеобразные чувства, которые накатывали на места ранений, всегда при ускоренном лечении магией, не застигли врасплох.
В отличии от вопроса. Как давно? Хм.. Сражение и само ранение, пронеслись перед глазами. Потом стражники, которые все допытывали, хотя и помогли с поиском палантина. Передача Кэтрин Деоли'Эр к ее родне с объяснениями произошедшего, красивая легенда тоже требовала время, чтобы у прелестной девы не было проблем в последствии. Путешествие на паланкине из одного конца города в другой, хотя ноги у юнош и были быстрыми, а руки – сильными. Потом, путь мимо стражи у ворот дворца и по коридорам. Это все казалось бесконечностью,, много-много бесконечностей, которые волнами боли накатывали на протяжении всего времени, так что дать определение счету было более чем сложно.
-Думаю не более двух часов, но и не меньше 5 четвертей часа... –навскидку все же попытался определить он.

10

Два часа. И это лишь в том случае, если господин советник действительно правильно подсчитал время. Ну что же, теперь у него есть хотя бы приблизительные данные. Хоть что-то. Кивнув, Тао поднялся и пошел сменить воду. Слегка тепловатая вода, холода было и без того достаточно, нужно еще проследить чтобы он не получил обморожение. Осторожно обмывая рану, лекарь внимательно следил за состоянием пациента.
- Опишите ощущения ноги непосредственно около раны. Мне важно знать, чтобы правильно определить момент.
И снова рабочий тон, сдержанный и угловатый, без цветистых фраз и витиеватых обращений. Холодный, как и сама комната. Четкий и безжалостный, как работа ножа, которым орудует профессионал. Когда рана немного очистилась от крови, Тао тихо выдохнул. Как бы там ни было, а осколок стоило вытащить. Дальнейшее промедление грозило не только еще большему заражению, но и обморожению. Советник мог лишиться ноги, а если вовремя ничего не сделать, отмирающие частички могут попасть в кровоток и через него в другие органы и сердце. Хотя советник мог до этого момента и не дожить.
- Боль сильная? Онемение?
Ждать дольше Тао не видел смысла. Но и спешить не мог. Как же. Ошибиться он не мог в принципе, а с таким пациентом так тем более. Использовав еще немного магии, вливая силу небольшими порциями, чтобы поддержать ногу в нужном состоянии, пока сам Тао не соберет достаточно информации, чтобы решить, какой шаг сделать следующим (4 и 9 из 12). Он ждал ответа. Советник не глупый человек, и даст достаточно развернутый ответ, чтобы почерпнуть из него нужную информацию. Если он продержался два часа в таком состоянии и мог при этом делать вид что все нормально, адекватно реагировать на окружающий мир и поддерживать иллюзию… Ченз не мог не уважать его после этого. Достопочтимый советник Эльвир был сильным и невероятно выносливым человеком… даже если он им на самом деле не был.

11

Смотреть в потолок не представляло собой ничего интересного. Но рассматривать комнату тоже уже не имело смысла, так как во-первых он уже все успел рассмотреть одним быстрым и натренированным взглядом, выцепив для себя все необходимое, что могло бы пригодиться в знании и ориентации. А во вторых и смотреть-то не интересно было, так как это не его мир и не его стихия. Закрывать глаза и предаваться темноте, отдаваясь в беззащитные неожиданности ощущений, не особо манило. Хотя тут следовало бы заметить и то, что и в нынешнем, лежачем, положение он не особо много видел, так как для этого пришлось бы приподниматься. А этого делать не стоило бы…
-Это сложно, так как заживление двух малых ран – несколько отвлекает. Но… -он немного задумался. Витиевато описывать, с литературным уклоном в красочности, сейчас не получилось, так как сложно было думать. А как описать более деликатно то, что у тебя в бедре находится ледяная стрела…- Оно довольно болезненно, если нажимать или двигаться с нею. Это довольно острая боль, когда нажимаешь и тянущяяся-тупая, когда не трогают.
В этой всей ситуации радовало то, что ждать оставалось не долго. По крайней мере, Эльвир был в этом уверен, видя огонь деятельной незамедлительности в глазах лекаря.
-Чувствительность несколько притуплена, но есть. И как я уже сказал – в зависимости от нажима, разная боль. –Он еще немного помолчал.- Скажите, когда будете вытаскивать, чтобы я успел сконцентрироваться.
Он не стал объяснять, что боли боится или стыдится крика. Скорее того, что у него тоже могла активизироваться магия, стимулируемая болью. Только она может оказаться боевая и непроизвольная. На эмоциях. И на рефлексах. А сейчас не самое лучшее время таких рефлексов.
Перебрав пальцами по мраморному столу, пройдясь по его поверхности ногтями.

12

Тао кивал, отмечая именно те симптомы, которые и ожидал услышать. Да, он предполагал именно это, но лучше перестраховаться, чем потом получать от начальства за обезноженного советника. Поднявшись, мужчина снова отошел к дальней стене, чтобы сменить воду в тазу. Сейчас ему понадобится чистая вода. Много чистой воды.
Слова пациента вызвали лишь слабую кривую усмешку. Лекарь всегда оповещал о подобных поворотах операции. По опыту знал, что лучше обезопасить себя и предупредить о возможной боли, чем действовать внезапностью. Если на поле военного лагеря могут происходить неконтролируемые вспышки боевой магии, вызванные болью, то что уж говорить о дворце императора,  а тем более когда речь идет о ближайших его подчиненных. О, нет, увольте, жизнь Тао ему была ой как дорога.
Вернувшись вновь к своему пациенту, мужчина взглянул на советника. В принципе, можно было начинать, тянуть дальше не имело смысла. Кивнув, он поставил таз с водой на пол. Еще немного магии, на всякий случай, лишний раз перестраховаться не мешало. Сила вливалась в израненное тело мягким потоком (7 из 12). Но переусердствовать не следовало. Конечно, всего одна операция не могла истощить запасы лекаря, но и попусту расходовать силы не слишком уж и умный ход.
- Приготовьтесь. – мужчина коснулся осколка, и посмотрел в глаза советника. Холодные голубые глаза ничего не выражали, кроме уверенности и профессионального интереса к происходящему. – На счет три, я извлеку осколок из вашей ноги. И буду очень благодарен, если вы успеете сконцентрироваться. Император вряд ли будет счастлив остаться без лекаря.
Выдержав взгляд мужчины, Тао набрал в грудь воздуха, предполагая сопротивление осколка. Прибегать к магии Разума не имело смысла. Да и не видел он в этом никакого смысла.
- Один.
Концентрируя свое внимание на куске льда, который обжигал тонкие пальцы и скользил в руках, Тао глубоко вдохнул, примеряясь и поудобнее перехватывая осколок.
- Два.
Взгляд голубых глаз скользнул по телу советника, поднимаясь вверх по груди, поймал его взгляд. Чуть заметно кивнул, словно спрашивая о готовности. Получив в ответ такое же едва заметное движение, казалось, лишь тень того, что ожидал, на выдохе закончил счет финальным «Три», с силой дергая за явно лишний в живом и теплом теле осколок льда. С некоторым сопротивлением инородное тело покинуло рану.

13

Юный человек только начинал свой отсчет, а Эльвир уже сконцентрировался. Хотя это не было особо уловимо под его маской отстраненного спокойствия, которую он не снимал с своего появления в кабинете лекаря. Именно, что маска, а не иллюзия уже. Долгая школа приучала ко многому, в том числе – не демонстрировать того, сто не стоит. Не сказать, чтобы у него был большой опыт, и он знал какого рода боль будет в скором временем, но однозначно понимал, что плата за то, чтобы все происходящее поскорее закончилась – честная. Все же это была его собственная провина за то, что он не сумел увернуться от наносимых магических ударов. И раз уж так оно все сложилось, то этот путь следует идти до конца. Как минимум потому, что другого выхода просто не было.
Прозвучало последнее слово, но его дракон уже не слышал. Волна боли волной прошлась по всему телу, словно круги по воде. Только это было страшнее. И как невиданный (а лучше бы вообще никогда и не видел) цветок начинало распускаться, каждый раз демонстрируя новые лепестки. Одни краше других.
Боль стала еще острее, чем была до этого, не смотря на облегчение ситуации. Несколько мускулов на лице советника все же дрогнули, но мужчина в скором времени  взял себя в руки. Это все скоро пройдет, внутри него плескалась мысль и осознание. Все проходит, стоит дать только помочь себе двум докторам – физическому и Времени.
Тяжело и чуть хрипло, выдохнув (он и не заметил как задержал дыхание), дракон сглотнул и перебрал пальцами по столу.
-Каково ваше мнение, глубоко уважаемый господин Ронар? На сколько эта рана и вообще ситуация может как-то повлиять в дальнейшем на судьбу или быт? –поинтересовался он в слух, не дрогнувшим и нейтрально-спокойным тоном.- Как скоро можно будет вернуться в обычное русло своей жизни?
В том что он не останется калекой, дракон даже не сомневался. Все же магия света довольно бескрайне-могущественна.

14

Тао перевел дух. Он чисто рефлекторно набрал в легкие воздуха,  и выдохнул только после того, как осколок оказался в тазу, окрашивая воду кровью дракона. Руки уже привычно летали над раной, обмывая и ощупывая, накладывая мягкими импульсами «заплатки» на края раны. Когда с первым барьером было покончено, и рана была поверхностно очищена, лекарь перешел ко второй стадии. Теперь уже от него требовалось полная сосредоточенность на работе. Одно дело залатать солдата, который, не дожидаясь полного выздоровления, снова ринется в бой, И совсем другое – советника императора, который, можно надеяться, дождется пока рана затянется полностью, прежде чем ввязаться в очередную авантру.
Тонкими посылами Ченз принялся «выплетать сеточку» словно бы залатывая каждый уровень раны, с самого глубокого и до бледной кожи (7, 3, 6 и 6 из 12).  Это отнимало много времени и сил, концентрируясь на каждом уровне, следовало исключить все «детали» других, чтобы заживление не пошло криво. Все осложнялось еще и тем, что рана была нанесена с помощью боевой магии. Но Тао Винчензо ла Ронар не стал бы главным императорским лекарем, если бы был не в состоянии справиться с таким ранением.
Туго перебинтовав ногу, чтобы ничего лишнего не тревожило рану, пока та не затянется полностью, мужчина поднялся. Взяв таз с грязной водой, он принялся убирать место операции.
- На счет ситуации в целом ничего не могу сказать, уважаемый господин советник. Но я бы не рекомендовал больше общаться с тем или теми, кто в состоянии оставлять в вашем бренном теле подобные подарки. – Тао вымыл руки и вернулся к пациенту. – На счет раны могу сказать лишь одно. Вам сейчас не следовало бы покидать дворец. По крайней мере в районы, находящиеся дальше одного квартала от дома Светлейшего. Если будете сохранять ногу в покое и не ввязываться в авантюры, думаю через пару недель. Но к концу этой зайдите еще ко мне, нужно будет проверить, как идет заживление.

15

Так как не следовало никому знать о том, что на самом деле произошло у моря на набережной, Эльвир смолчал ответ о тех и том, кто нанес ему это ранение. Если бы они были еще живы, то он не поленился бы найти их, все же. Найти и по кусочкам разобрать, скормив остатки местным псам или еще какой твари. Но советник уже отогнал от себя эти мысли как бессмысленные, ненужные и.. И слишком много чести на этот сброд, которого ив  живых уже нет, вспоминая о них уже несколько раз. Но, к сожалению, рана была такой, что боль от нее просто таки стимулировала сама по себе такого рода мысли. Однако теперь это будет сходить на нет, что не может не радовать. Все же непроизвольные мысли и желания слишком отвлекают. А есть достаточно много других забот, более важного характера, чем сие.
Дракон буквально чувствовал, как его переполняет энергия и магия, но чужая и чуждая ему. Она концентрировалась в месте, где ранее была рана и игла, а сейчас уже ничего. Даже вся та боль, что нахлынула на него, сметая с своего пути как ураган, все остальные восприятия мира, теперь отхлынула. Не полностью, но уже достаточно, для того, чтобы поверить в то, что к жизни ты вернешься вполне скоро и спокойно.
Попытавшись приподняться, мужчина не почувствовал никакого особого сопротивления в организме. Хотя одна игла боли и проскользнула по всему телу, отдаваясь в кончиках пальцев. Но это было терпимо. После всего, что ранее было, это было почти незаметно, и не отразилось на его лице.
Раздражало больше всего то, что такая рана несла за собой столько последствий – знакомство с лекарским столом, 2 недели выхаживания и осторожностей. Блондин не особо был уверен в том, что стойко выдержит все указания и наставления по поводу оздоровления, но постарается. Все же как и всякий мужчина, который не раз был в сражениях и видел кровавые смерти, он довольно прохладно относился к собственному здоровью и добиться от него нужного, порой приходилось путем привязыванием к кровати. Пусть и отличался педантичностью по части правил во всем остальном.
-Премного вам благодарен, уважаемый кудесник и знахарь, мастер Ронар. –произнес он, не считая, что это (благодарность) стоит как-то более развивать. Хотя бы потому, что оба они знали, насколько малозначимы были сейчас излишние помпезности и раскланивания, по сравнению с тем, что сейчас тут произошло.
-Мне стоит выждать еще какое-то время, прежде чем двигаться? –поинтересовался он, так как в таких масштабах не сталкивался еще с лечением светлой магии. Тем более в свою сторону.

16

По сути работа была закончена. Остальное было в руках времени и сознательности господина советника. Тао сделал все, что требовалось от него по статусу. Бинты, вода, немного магии и тяжелые раны становятся небольшими царапинами, которые так же вскоре даже шрамами не будут напоминать  себе. В этом и заключалась основная работа придворного лекаря.
Мужчина отошел от стола, вытирая руки белым полотенцем. Он взглянул на пациента, поверх очков, потом снял их, протерев стекла, одел обратно. Все эти россыпи благодарностей его мало волновали. Тао лишь выполнял свою работу. Иногда, в промежутках между сном, поглощением пищи и исследованиями, очень полезно отвлекаться на работу, за которую он получал неплохие деньги. Особенно если она приходит сама и не терпит отлагательств.
- Вы можете не беспокоиться больше о ноге. Главное не переутомляйтесь, и приходите на перевязку. Слишком много магии вредно для организма. Даже магии Света. – Ченз взглянул на мужчину, приглашая его следовать за ним. – Вам, уважаемый господин советник, можно только позавидовать. Не каждый способен с такими ранами находиться два часа на ногах. Да еще и сохранять такое спокойствие. Жду вас через четыре дня, достопчтимый советник Драйн’даркор.
Закрыв за ним дверь в лабораторию, Тоа подошел к столу и занял свое место в кресле. Он поднял голову, взглянув на советника. Не ждал ничего больше, но и просто так выставить его за дверь не имел наглости. Советник был не дураком, и если у него не было больше дел к лекарю, сам поймет, что у исследователя были свои дела. Как сам Тао не был дураком, чтобы не понять, что многое, очень многое из того, что проходит через него, следует выносить дальше этого кабинета. В том числе и подобный случай. Да и советник императора не та должность, которая дает много свободного времени на развлечения и бесполезные прогулки. Они оба деловые люди, и каждый выполняет свою роль в общем деле – поддержке благосостояния и здоровья своего императора.

17

А ведь только советник обдумывал поинтересоваться, почему не была использована магия лечения до полного выздоровления. Ведь к  чему эти перевязки и ненужные хлопоты в виде сбалансированных диет и режимов дня-нагрузок, если все можно снять по мановения сияния магических потоков? А тут оказывается такая хитрость, неизвестная ему, в виду не заинтересованности к  этому направлению магии, а только к обратной его стороне – к теням. Наверное, и в принципе ясно почему, такие тонкости и особенности лишь с этим направлением. Довольно любопытно и интересно, как для себя отметил мужчина.
Слова же о состоянии его здоровья как такового и о перевязки, прошли не особо заметно. Как появится возможность - так и придет. Все же нет особо времени изображать инвалида или раненого.
Покинув лабораторию, в которой все и произошло, дракон прислушивался с каждым шагом, к своему внутреннему состоянию. Оно не было идеальным, но значительно лучше стало, чем было. Казалось, что с каждой минутой все идет на улучшение, но это была лишь иллюзия уставшего тела. Так что дело оставалось лишь за малым  теперь.
Хотя и остался еще один момент. Он был несколько щекотливым, так как свои  законы и правила требовали его соблюдения, хотя это и была прямая обязанность той должности, на которой восседал Тао Винчензо ла Ронар. Будь на месте этого светловолосого мужчины женщина, все было бы гораздо проще и даже приятно для обоих из сторон, как всегда бывает при любом раскладе общения с женщинами. Но мужчина.. Что ж останется лишь обойтись словами и отметить для себя то, что этому человеку он в свое время вернет услугу со своей стороны, если этого будет требовать дело и оно не будет расходиться с его предубеждениями или законами, по которым живет он и весь мир.
Окинув взглядом Тао, с поистине докторской непроницаемой-спокойностью, готов был вернуться к оставленному в кабинету круговороту быта. Все было окончено и произошло, задерживаться не было причин, да и тело уже начинало откровеннее требовать сна.
-Видимо сегодня мое везение, сталкиваться с вами вне пределов вашего кабинета (я имею ввиду, как пациента и требующего лечения), было прервано и мне остается только восхвалять то, какие горячи руки и чистый ум заботится о дворцовых жителях. Это было познавательно, но надеюсь в следующий раз мы с вами встретимся, все же, вне кабинета... –сказал он, забыв уже как-то про перевязку и неспешно направившись в сторону двери, которую за собой и прикрыл. А там – был путь в сторону отдыха и покоев.

» Императорский Дворец » Покои советника

18

Когда за достопочтенным советником закрылась дверь, Тао со вздохом откинулся на спинку кресла. Он открыл книгу, лежащую на столе, и пробежал пару строк глазами. Потом взгляд соскользнул и пробежал по столу в поисках чего-то. Сняв очки, мужчина потел глаза двумя пальцами, прошелся по переносице. Сколько он уже здесь? Пара дней, неделя, может больше. Пора завязывать. Окинув взглядом кабинет, Тао сел прямо и снова одел очки. Поискав что-то на столе, он нашел таки небольшой блокнот и, открыв нужный лист, довольно улыбнулся. По крайней мере на следующий остаток дня он знал чем себя занять. И, кстати, не только себя. Что-то давно Чензу не попадался на глаза его помощник. Не дело это, шататься без дела. Быстро отыскав взглядом мирно спящую на своем любимом месте ворона, мужчина позвал его. Когда птица перелетела на стол, Тао внимательно посмотрел в черные бусинки глаз.
- Найди Найгерта. Приведи сюда.
Птица повела клювом, словно переспрашивая, потом взмахнула крыльями и вылетела в открытое окно. Тао кивнул и снова обратил взор в записи в блокноте. Оставалось только ждать. Краш найдет парнишку, где бы его не носило. А в том, что он ушел слишком далеко, Тао сомневался. Город может и большой, но не достаточно для птицы.
Взяв ручку, мужчина быстро записал что-то в блокноте, сделал пару заметок в тетради и снова откинулся на кресло. Оставалось только надеяться, что он не понадобиться императору в это время. И не будет еще подобных внезапных визитов от остальных обитателей дворца. Некоторые из них очень даже не прочь влезть в такие передряги, что лишь Тао да Тигр могут поправить положение.

19

Чайхана "Жасминовый дракон" <------------

Всю дорогу ворон кружил рядом с Найгертом, то и дело норовя опуститься ему на плечо или и вовсе на голову. Оборотень ругался, мечтая придушить слишком исполнительную птицу, но сделать этого, естественно, не мог - так он быстро остался бы без работы. Он пытался даже поймать птицу, чтобы нести ее в руках перед собой, но сделать этого не смог - к сожалению, руки были заняты безнадежно. В конце-концов Най решил не обращать на это внимание, все равно он шел уже по дворцу и до кабинета Тао оставались считанные шаги.
Для чего он мог понадобиться так срочно, Найгерт даже не предполагал, потому никак не мог справиться с беспокойством - неужели случилось что-то серьезное? Что-то с Императором? Или весь дворец, а потом и город под угрозой? Если это действительно так, то о проблеме Неа на некоторое время придется забыть, хотя Най и надеялся, что удастся выкроить полчаса на поход в Академию. Но до этого еще надо дожить, а в перспективе были совсем другие неприятности. В какие-то небольшие проблемы или поручения змей не верил, мысленно все равно представляя себе нечто масштабное - мор, чума, землетрясение. Хотя, с последним они с Тао наверняка вдвоем не справятся.
- Ваша птица, - с порога начал Найгерт, отворив дверь и убедившись, что в кабинете кроме самого лекаря никого больше нет. - Она настоящий монстр! В следующий раз я за себя не отвечаю.
Сгрузив все вещи в ближайшее кресло, оборотень с сожалением понял, что сам он там уже не поместится - сумка с одеждой, три немаленькие книги, а сверху еще и черный кожаный плащ и венчавшая всю картину рапира, которую приткнуть больше было негде, ведь ставить вертикально нельзя: затупится, а Найгерту потом за нее перед стражником отвечать.
Устроившись на другом кресле, змей наконец спросил:
- У нас какие-то проблемы? Кто-то умер?..
Хорошо что я хотя бы поесть успел, - кощунственно подумал мужчина, подозревая, что до еды он теперь доберется не скоро. Вряд ли бы по пустяковому делу Тао посылал бы за ним такой эскорт.

20

Появление помощника вызвало не особо приятные ощущения. Очень не многие могли вот так спокойно ввалиться в его кабинет и вести себя так по-хамски с хозяином. Вздохнув, Тао продолжал спокойно сидеть в своем кресле, словно все происходящее его нисколько не волновало. Он не нанимался воспитывать этого юнца, придет время, жизнь его всему научит сама. Ворон сел на стол, переваливаясь с лапы на лапу в ожидании награды. Достав из ящика стола мисочку с вяленым мясом, мужчина неторопливо взял оттуда пару кусочком и принялся кормить птицу.
- Если бы кто-то умер, тебя бы я звал в последнюю очередь, Найгерт.  – Тао продолжал неспешно кормить птицу, поглаживая ее по спинке и крыльям. – Так как ты не нашел время собрать мне нужных трав, я решил, что сегодня ты пойдешь со мной. И заметь, - мужчина посмотрел на парня поверх очков. – твои возражения и планы на остаток этого дня меня совершенно не волнуют.
Поставив мисочку на место, закрыл ящик стола и погладил ворона по голове. Потом неспешно поднялся и направился к шкафу, стоящему у дальней стены. Достав походную сумку и плащ, Тао снял белый халат. На глаза попались небольшие красные пятна крови. Поджав губы, мужчина свернул халат и отправил его в корзину для белья. Как не старайся быть аккуратным, но когда дело имеешь с подобными ранами, следы все равно остаются. О том, что их мог заметить Найгерт, лекаря не заботило. Кто знает, чем обычно занимается в своем кабинете придворный лекарь императора? Может это кровь знатного пациента, а может какой лягушки или очередной змеи, коих так любит разбирать на части и исследовать уважаемый господин лекарь. Так что беспокоиться о сохранности вверенной ему информации особо не стоило.
Накинув на плечи плащ, Тао закрепил застежку и снова взглянул на парня, словно давая понять, что время на сборы окончено. Сумка удобно легла длинной ручкой через плече под плащ, чтобы особо не выделяться. Проверив все необходимое, Ченз удовлетворенно кивнул и направился к двери. Ворон вспорхнул, аккуратно опускаясь на правое плече хозяина и устраиваясь там поудобнее. Найдя удобную для него точку, чтобы не особо укачивало при ходьбе, птица преспокойно уснула.
- Сегодня мне нужно собрать вератрум и астрагал. Надеюсь, ты помнишь, как они выглядят.
Тао даже не удостоверился, идет ли за ним парень. Идет, хорошо, нет, ну что же, придется найти другого помощника, более полезного и менее наглого.

------------------- Заповедный лес

21

Пока лекарь кормил ворона, Найгерт, успокоившись от известия, что никто все-таки не умер, сидел в кресле и рассматривал своего наставника. Спокойный, как и всегда, словно ничто вокруг его не волнует, - а может быть именно так и было, - Тао почти не попадался на глаза своему помощнику в каком-то ином состоянии. Сейчас на его халате были пятнышки крови, но это особо оборотня не удивило – он в этом кабинете успел увидеть и не такое.
- Да нет у меня никаких возражений, - он махнул рукой, одновременно пожимая плечами. Было похоже на то, что Тао держит его за лентяя или неумеху, в то время, как Найгерт не был ни первым, ни вторым.
Как только лекарь поднялся и начал собираться, Най тоже встал, понимая, что времени не так много, а вещей, наоборот, полно. Вытащив из сумки так и не пригодившуюся одежду и оставив там только необходимые вещи – бутылочку с ранозаживляющим зельем, деньги, и потрепанную записную книжку. Все остальное он решил пока оставить в кабинете у лекаря, вряд ли что-то отсюда пропадет. Анаэлев плащ Найгерт повесил на спинку кресла, а вот рапиру решил захватить с собой, если прицепить ее к поясу, то мешаться она не будет.
- У меня тут вещи Анаэля, это стражник, он пытался мне помочь. Оставлю пока у вас, вы же не против? – вопрос был риторическим, слышать на него ответ змею совершенно не требовалось. – Кто-то перерыл мне возле дома все грядки с растениями, представляете? И унес куда-то камнеломку, - Найгерт вздохнул, уже давно мысленно попрощавшись этой травой, хотя Анаэль и обещал ее отыскать. – Похоже, мне нужен забор повыше.
Закинув сумку на плечо, по примеру наставника, оборотень кое-как приладил к поясу чужое оружие, толком и не понимая, для чего это делает, ведь фехтованием все равно не занимался, и эта рапира может послужить разве что в качестве ножа или шампура. Но оставлять ее в кабинете все же не хотелось.
- Вы слишком низкого обо мне мнения, - немного обиженно проговорил Найгерт, стараясь не отставать. Он отлично помнил, как выглядят нужные Тао травы, и где их можно найти, потому некоторое пренебрежение в голосе мужчины довольно задевало оборотня.

-------------------- >  Заповедный лес


Вы здесь » Меридиан » Императорский Дворец » Кабинет главного придворного лекаря