Меридиан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Комната Абэ

Сообщений 121 страница 133 из 133

121

- А должно быть противно? - усмехнулся, отвечая на эти мелкие. но все же глубокие поцелуи. - Нет. Мне не противно. Абсолютно. И не мерзко, ну может быть разве что от себя. в этом я тебя понимаю. Слишком. Но ты сам начал эту игру по срыванию масок. Если не хочешь лишиться своего меча, не иди с ни на другого, - хмыкнуть, проникая в его тело третьим пальцем не встречая сопротивления и чувствуя, что мужчина спокойно, по сути, воспринимает это сейчас, впрочем, и это тоже объяснялось. - Так что... Все есть, как есть. Мы можем оба просто думать, что это секс. Не ты ли это говорил... Я получу. что хотел. Ты получишь плату... И все. Разойдемся раз и навсегда, - засмеялся сам на его смех. - Хотя кто меня знает, вдруг мне так понравится, что я буду чаще приходить к тебе, Абэ. У меня есть такая возможность, и я подумаю об этом на досуге, обязательно. Но не сейчас, не сейчас, - облизнуть свои губы, присосавшись к шее оборотня, кусая с силой. почти до крови.
Желание... О да, именно оно заставляло быть еще правдивее, чем бы он мог быть. Говорить правду и открываться, быть настоящим за долгое время, не задумываясь, что последует за его словами и быть может сейчас в этом они так безумно были похожи, скрываясь за своими масками, каждый пряча свое, и свою боль, а результат, а результат как всегда один. И он был на лицо сейчас у обоих, выражаясь этими реакциями и словами.
- Ты мне слишком понравился, чтобы был противно... - повторить свои слова, теперь еще более уверенный в них, наконец, вытаскивая пальцы, чувствуя я его дыхание, прямо у себя на шее, так близко, слишком опасно и волнующее, чтобы думать еще о чем-то, кроме как владеть сейчас этим мужчиной.

122

Стиснуть зубы, чтобы не застонать от боли, когда в шею впились так сильно острые зубы. от боли, и, черт возьми, чего-то большего, в чем не то что не хотелось признаваться - поздно уже, а просто с чем всегда хотелось бороться. Да, именно такое обращение, именно так, было тем немногим, что еще могло вызвать у оборотня хоть какую-то реакцию в сексе. Что-то, что заставляло кружиться голову. Едва ли он даже смог бы объяснить почему. Это не было чувствительностью тела - единственное что он знал наверняка. Просто каким-то сбоем в сознании, иначе и назвать нельзя...
Наплевать на все. На слова этого мужчины, на несколько секунд действительно заставивших ощутить страх, панику, почти сразу загнанные вглубь, как нечто о чем и он сам будет думать только потом, может быть утром... Пальцы покинули тело, заставляя резко выдохнуть, кусая губы, развести бедра шире перед клиентом, как и положено шлюхе, с усмешкой, стараясь не думать еще и об этом, прошептать на эту заминку, со смешком:
- Что еще тебя сдерживает? - нет, не желая того, что произойдет дальше, а, скорее, просто не желая, чтобы тянулось слишком долго. Словно пытка для сознания, для души. Не так уж и больно для того, кто давно привык к ней, но... Слишком, даже для него, если тянуть надолго. Если давать осознать каждый жест, каждый шаг, каждое движение... Как сейчас. Руки на теле, нетерпеливое горячее дыхание, с неприкрытым желанием. Отвращение?

123

Не ответить на вопрос, быть может промедлить еще секунду, почти одним толчком пытаясь войти полностью, поднимая бедра еще шире, раскрывая перед собой настолько, насколько это вообще возможно, завороженно в темноте наблюдая за его силуэтом под ним, в темноте. Почти ничего не видя, еще не привыкнув к темноте, но ощущая жар внутри, замирая от этого на доли секунды, замедляя биение сердце, отдающиеся в висках с такой силой, что казалось, голова просто лопнет от напряжения.
Снять это ощущение и наплевав на все, просто подчиниться своему желания, настолько сильному, что отпустив его, дракон уже не мог контролировать себя, буквально вгрызаясь в его шею, ложась сверху оборотня, с силой вторгаясь в его тело, раздвигая ягодицы еще шире, насколько это вообще было возможно. Грубо, жестко, несдержанно, как действительно трахают шлюх, но спустя минуту, сбавить обороты бешеного ритма. Успокоиться? Вряд ли, просто придя в себя, выплеснув этот эмоциональный взрыв, копившейся в нем все это время, начиная двигаться более размеренно и спокойно, уже просто наслаждаясь тем, что владеет этим телом, этим мужчиной, таким странным и которого он и правда, вряд ли скоро забудет... И забудет ли.
Наклониться вновь, лишь для того, чтобы слизнуть кровь с шеи, где прокусил кожу, даже слишком, почти выпивая губами капли, утыкаясь носом в этот след оставшийся теперь на очень долгое время, замирая на мгновения и снова возобновляя, повторяя такие движения, почти постоянно, с каждым разом проникая только глубже, наслаждаясь сейчас своей, нет не властью, возможностью владеть этим телом, и быть может немного коснуться души...

124

Толчок. Резкий и грубый, сразу вглубь. Он мог бы вызвать вскрик, если бы оборотень не был к нему готов. Сознательно ожидая, провоцируя на него клиента. Привычно? Да, наверное. Снова острая боль от зубов в шее, заставляющая бешено биться пульс, отвлекающая от другой, менее острой боли от жестких, каких-то безумных толчков внутри, от жадных, требовательных рук на бедрах и ягодицах, растягивающих и раскрывающих.
Рука взлетела к губам непроизвольно, отворачиваясь в сторону, только больше открывая перед ним шею. оборотень с силой закусил костяшки пальцев, чтобы не кричать. Судорожно, но совершенно беззвучно, вздрагивая, когда губы накрыли рану на шее, а язык прошелся по истерзанной, а от того еще более чувствительной коже, слизывая соленые капли, слизывая, даже ссасывая их. Больно. И в то же время, как лавина, обрушившаяся на плотину сдержанности, заставляющая тихо, еле слышно на фоне шумного жаркого дыхания двигающегося в его теле мужчины, застонать, тут же заглушая, кусая пальцы сильнее, в бессильной попытке не реагировать на его действия... Шлюха...
Движения то замедлялись, то снова становились грубыми и резкими, неизменно проникающими глубоко, казалось даже, слишком глубоко, до невозможности, под весом, под силой с которой мужчина толкался в его тело, прижимая к кровати и лишая всякой возможности сопротивляться, и оставалось только подчиниться этому безумному желанию гостя, просто подчиниться, как и положено тому, кто давно уже продал свое тело, и продолжал продавать каждую ночь.

125

Услышать стон, пусть тихий, но оглушительный для него, ожидающего  еще с самого начала, когда успел сорвать с губ, и бесплодно добиваясь дальше. Да, это был он. Еще одна победа, может даже самая главная именно для него. В ответ лишь снова толкнуться сильнее, кусая шею, плечи, до боли не только оборотня, но и боли самого, до сведенных судорогой скул, словно желая в этом безумстве растерзать мужчину, такого своенравного и непокорного, никак, даже сейчас, все равно. До конца нет, и дракон это чувствовал, может потому только ожесточеннее трахая его тело.
Выдохнуть и отстраниться, полностью покинуть тело. Осторожно, абсолютно спокойно повернуть мужчину на живот и поднимая за бедра на колени, в ту самую позу, о которой говорил вначале. Проникая, но уже не так грубо, скорее даже аккуратно, постепенно, наслаждаясь каждым мгновением и ощущением. поддерживая его под животом, позволяя будто специально прочувствовать каждое движение внутри, и осознать  как он в нем, входит глубже с каждым движением, медленно, но настойчиво проникая в уже расстраханный анус, поглаживая ладонью бедра и ягодицы, прижимая все сильнее к себе.
- Мне нравится, как ты стонешь... Слишком... - поймать его руку и завести за спину,  сперва одну, а потом другую, лишая возможности как в прошлый раз кусать ее, чтобы никто не слышал стона, позволяя лишь опираться. Опустить его грудью на кровать, и крепко сжать волосы, потянув на себя. заставляя поднять лицо, не отпуская другой рук, прижатых к спине, проникая все глубже в тело.

Отредактировано Анвар (2012-08-18 10:59:56)

126

"Дьявол..." - выругаться про себя, понимая, что именно этого, даже такой минимальной реакции и добивался от него мужчина. Стона, слабости, а лучше - вскрика. Добивался кусая, совершенно животными укусами, сжимая зубы на шее и плечах, так, что перехватывает дыхание, грубо подаваясь вперед, пытаясь добиться стона хотя бы боли, если не может добиться желания.
И резко - все прекратить, давая возможность судорожно глотнуть воздуха. Еще. Вдох. Вдох. Почти не выдыхая, пока клиент не перевернул его на живот, ставя перед собой на колени. Властно, совершенно собственнически, словно куклу. Не задумываясь даже о возможности получить отпор. Да и была ли она, эта возможность. В сущности, самому оборотню было уже все равно... Все равно даже на то, как в него снова погрузился большой возбужденный до предела, обжигающе горячий член мужчины, входя и заполняя собою изнутри, все равно ровно до того момента, как он не заломил ему руки за спину, прижимая запястья почти к самым лопаткам, заставляя упасть на грудь, раскрыться перед ним еще больше, от такой позы только невольно шире раздвигая перед ним ноги, пока сильные пальцы не зарылись в волосы, резко потянув вверх, запрокидывая голову, не давая возможности даже сжать зубами покрывало, лишая даже такой малости, и продолжая двигаться в нем, держа за руки и волосы, словно лошадь держат за повод. Специально, даже не скрывая этого, добиваясь стона.
Помотав насколько позволяла хватка, головой, он закусил губу, до крови.

127

Сильнее потянуть волосы на себя, просто заставляя запрокинуть ее и коснуться затылком спины.
- Стони! - громко, с рыком, даже некоторой злостью от того, что не может добиться его еще раз, желая, кажется только этого, стонов этого мужчины под ним, двигаясь все быстрее и жестче, вдалбливаясь в тело с каждым разом глубже  и сильнее.
Намотать на руку волосы, натягивая до боли, не отпуская, наклоняясь к нему насколько возможно, смотреть в глаза и, кусая в шею, опять, добавляя к этому безумному коктейлю.
Царапать запястья рук, почти падая с ним на кровать, прижимая весом своего тела, разворачивая лицо за волосы к себе, целуя и слизывая кровь из губы, засасывая их в жарком, требовательном, даже властно поцелуе.
- Стони... - повторить еще раз, и еще, после каждого слова с силой погружаясь членом в него, до предела, насколько только может позволить тело.
Голова кружилась от сумасшествия всего, что происходило, просто безумие и дракон захлебывался в нем. Перед глазами все плыло. Злость? Желание? Возбуждение? Он не смог бы ни сейчас, ни позже ответить на это, но в данный момент он хотел только одного, слышать как под ним стонет именно этот мужчина.

128

Как бы больно ни было, что бы с ним не делал этот мужчина, оборотень только снова помотал головой в ответ, еле слышно зашипев от боли, беспомощно подчиняясь грубости, жестокости даже действий клиента, укусам, рывкам за волосы, способными, казалось, сломать шею, отвечать на поцелуи и разводить под ним ноги, чтобы хоть как-то ослабить боль от яростных, почти рвущих толчков. Встретиться с ним взглядом на мгновение, и усмехнуться, не пряча собственную злость, лишь целуя в ответ, жестко, зло, кусая губы до крови, смешивая ее со своей, перехватывая на долгие секунды инициативу в глубоком, жестком поцелуе и снова запрокинуть голову, хватая ртом воздух, беззвучно. Нет, не позволяя себя услышать, сжимая пальцы заломленных рук до тех пор, пока ногти не впивались в ладони, и... Начиная считать про себя. Сначала толчки, движения мужчины, потом просто удары собственного сердца - единственное, что еще мог слышать из-за шума крови в висках, отдающегося едва ли не звоном, оглушающим, сквозь который прорывалось только дыхание клиента, горячее, обжигающее кожу, и его гневный, злой голос.
Бешеный грубый секс, больше похожий на изнасилование. Если бы только это не был бордель. И если бы клиенты не платили... Не платили за исполнение даже таких желаний. Но... Стонать по приказу? Нет. Ни за что. Да, он шлюха. Да, позволяет трахать себя, иметь как угодно. Но этого не будет никогда. Потому что после этого пути назад уже не будет. И на такую сделку не пойдет уже никакая совесть.
Шипение - единственная уступка, шипение и дрожь, судорогой, волнами проходящая по всему телу от каждого движения клиента. Как единственное проявление эмоций. Шипение и глухой, гортанный всхлип, на судорожном же вдохе, просто - сорванное дыхание.

Отредактировано Abe Suiin (2012-08-18 11:39:01)

129

Не добиться своего все равно, в какой-то момент даже отступить, просто потому что стало уже не до того, все равно что ли, может пусть и на мгновение, только усиливая свои движения в теле оборотня и кусая его кожу на шее и плечах, пока не замер с тихим хрипом, выгибаясь и сильнее входя несколькими толчками внутрь, бурно кончая и падая сверху, отпуская его волосы и руки, позволяя мужчине, наконец, более менее нормальное положение, насколько это было возможно под тяжестью его тела.
- Черт... - ругнуться, едва тихо .скорее на себя, за столь сорванное состояние, буквально слетев с катушек и так не получив, то что так желалось, чувствуя какую-то внутреннюю неудовлетворенность. словно он и выиграл, но общая сумма очков не привела к победе.
Покинуть затерзанное им тело, перекатившись по кровати, пытаясь отдышаться, смотря бездумно куда-то в потолок, тяжело вздыхая.
- Черт... - повторить снова. но уже с большим тоном сожаления в голосе. Не так же хотел... Не так. Весь вечер совсем не так как он думал, но может, поэтому так его и манило к этому мужчине. Все не так. Абсолютно. Слишком остро и ярко. Слишком, все слишком, без края. Как и секс, что только что был между ними, скорее даже изнасилование.
Ругательства на себя за несдержанность и признание поражения.
- Нет... - выдохнуть закрывая глаза. ощущая прохладу ветра по коже. - Победил ты... Все же...

130

Упасть на кровать, уже почти ничего не ощущая, кроме веса мужчины на себе. В ушах стоял звон и тупо пульсировала кровь в висках. Какой бы выдержкой, упрямством и сдержанностью ни обладал оборотень, его тело все же было живым, да, тренированным, ко многому привычным, но живым... И сейчас было просто больно. Банально и без лишних уточнений. И даже то, что клиент кончил в него - ощущение, которое он едва ли когда-то мог назвать приятным, сейчас было не важно. Важным казалось просто отдышаться. Расслабленно выпрямившись, насколько это было ему позволено.
Но вот мужчина откатился в сторону, что-то говоря, быть может, ругаясь, и оборотень позволил себе с трудом перевернуться на спину, чтобы суметь наконец глубоко вздохнуть. Медленно поднять руку в лицу и вытереть кровь с губ и подбородка. Усмехнуться в темноту, и подняться с кровати, проводя ладонями вдоль тела, гибко потягиваясь, хоть и едва стоя на ногах, пересечь комнату, немного пошатываясь, но заставляя себя идти ровно, открыть шкаф и надеть на искусанные плечи длинный, в пол шелковый халат, привычно оборачивая талию широким ремнем. Вдох и выдох. Выправить волосы из-под ткани, морщась от саднящей боли в шее, и некоторое время постоять, вдыхая ночной воздух из открытого окна. Свежий...
Несколько долгих минут, а потом пройти в дальнюю часть комнаты, зажечь свечи на полках, едва прикасаясь к ним, устало, и сесть за низенький стол, в правильную, привычную позу - на пятки. Да и едва ли он сейчас смог бы выдержать иное положение долго. Лед в стаканах также, из воздуха, не желая возиться и коньяк... Для себя и... Гостя? Молча.

131

Получить удовлетворение, но только физическое, а не моральное. Не открывать глаз, ощущая перемещения оборотня только чутьем, да слухом. Хотелось как-то все это по-другому, но он выпустил из себя, что-то явно не то, что запихивал глубоко в себя. Не очень приятные ощущения от сорванных масок, не только своих, но и чужих.
Наконец приподняться на локтях, открывая глаза и смотря на оборотня, зажигающего свечи, отметить на нем халат, видя эту грациозность в движениях и ощущая ее до этого, лишь подтвердив, что ощущал все правильно.
- Ты слишком красивый, - тихо выдохнул, садясь на кровати. зарываясь пальцами в свои запутавшиеся волосы, собирая сзади и отбрасывая в сторону, поднимаясь на ноги.
Собрать свои вещи, разбросанные по комнате и одевая брюки, подойдя ближе к мужчине, садясь напротив него, смотря в глаза.
- Можно курить? - нащупал в своем пиджаке сигареты и зажигалку, не сводя взгляда с оборотня, отмечая на его шее свои отметины, так ярко видные даже в тусклом свете свечей.
Красивый, да. Даже слишком, завораживающей ей и даже скорее не внешней, внутренней красотой. Ее необычностью, которую дракон до этого вечера ни видел, ни в ком.
Взгляд упал на коньяк, чуть кивнув.
- Можно? - действительно интересуясь и больше не делая каких-либо движений в его сторону, будто ничего и не было. Да и имел ли он право. И так переступив через грань, желая не тело, душу.

132

снова пропустив заявление мужчины мимо ушей, давно привыкший, до отвращения порой даже, к заявлениям о его красоте, только кивнул в ответ на вопрос о курении и коньяке, беря свой стакан ненадолго поднося его прохладу к губам, а потом касаясь запотевшим, холодным стеклом шеи, разгоряченной, саднящей от засосов и укусов кожи, снова отпивая, облизывая губы и совершенно не стесняясь гостя, свободными, на удивление раскованными жестами, вопреки общей, по мнению северян, крайне неудобной позе, словно уйдя мыслями куда-то очень далеко, играя стаканом со звенящими в нем льдинками. Южанин. Плавный, гибкий... Такой же, как больше тридцати лет назад... Насмешливый. Щурящий глаза на огонь и кивком головы отбрасывающий назад лезущие в глаза черные пряди. Он просто пытался расслабиться, так, как умел.
Некоторое время... Молча... Спокойно, почти невидящим взглядом скользя по фигуре мужчины, клиента, того, с кем только что занимался сексом, пусть и без особого желания. Снова облизывая пересыхающие вдруг губы, смотря на него без злости. Без обиды или сожаления, с легкой иронией, улыбаясь, а потом... Потом доставая из стенного шкафа, гитару, устраивая инструмент на коленях и начиная потихоньку перебирать струны, глядя ему в глаза. Медленно, плавно скользя пальцами по натянутому, отдающемуся мелодичным звоном металлу.

133

Кивнув на разрешение, также, только в знак благодарности, закуривая и прикрывая глаза от удовольствия. Было хорошо, дым щекотал горло, заставляя лишь сильнее вдыхать его, наполняя легкие им.
Дракон пил коньяк, выпуская клубы дыма от сигареты через нос, благодарный тому, что позволили это делать, желая расслабиться. Просто расслабиться и не о чем не думать. Вообще. И желательно потом тоже. Но вряд ли получится.
- Хороший коньяк... - разбавить тишину, но, также не открывая глаз, пока не услышал как оборотень встал и поднялся, с интересом начиная наблюдать за ним, по-настоящему удивившись, замечая в его руках гитару, чуть подняв брови.
Анвар было хотел что-то спросить, но промолчал, просто разглядывая его с инструментом в руках, закусив губы.
Звуки, доносившиеся из-под пальцев, завораживали, заставляя лишь лучше прислушиваться. Дракон поставил стакан с коньяком на пол и прилег сам, подперев голову локтем, рассматривая мужчину пристальным взглядом, даже немного завидуя тому, что он умеет обращаться с инструментом, в отличии от него. Увы, сам он не умел так играть, хотя желал.
- Ты хорошо, играешь - едва слышно выдохнуть, когда на мгновение музыка прервалась. продолжаясь дальше, успев в этот моvент, поднимая на него глаза, с интересом наблюдая за ним, пытаясь угадать мысли и настроение.