Меридиан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Комната Абэ

Сообщений 91 страница 120 из 133

91

Почувствовал как сжались руки мужчины в кулаки, только сильнее придерживая. почти чутьем ощущая, что сейчас он вырываться не будет. Но кажется только пока. Принимает снова игру. Новая партия и это прекрасно. Так будет намного интереснее им обоим, чем просто... Просто быть клиентом и шлюхой. Это не так доставляет удовольствие. А вот борьба, борьба характеров и их упрямства сделает намного больше, для морального удовлетворения, даже проигравшего во всем, не только в каких=то раундах.
Здесь и правда иногда становится ярким понимание того? что главное участие, а победа лишь подслащает этот приятный привкус от игры.
Не отпускать его волос, сжимая и целуя глубже, еще глубже, как только можно проникая языком глубже. Отрываясь только на мгновения, чтобы перехватить воздух и выдохнуть, снова целуя и наконец, отрываясь и откидываясь на кровать, отпуская, с интересом наблюдая, а что дальше? Что он сделает? Как поведет себя. Выжидание... Чтобы увидеть и сделать свой шаг. Не проиграть этот раунд, вырвать победу, быть осторожнее.
Склонить голову на бок, подперев ладонью, ощущая как тело ласкает ветер, остужая tuj. Хорошо... Но напряжение. Ожидание дальнейших ходов.

92

Поцелуи, жадные, настойчивые, резкие даже. Сколько их было сегодня, сколько их вообще было таких? Оборотень старался не думать, не думать вовсе, и, как ни странно, это получалось. И получалось почти что легко.
Закрыть глаза. Просто закрыть, позволяя себя целовать как угодно. Отвечая? Да, наверное, едва ли это контролируя. Голова начинала кружиться. Не то от поцелуев, что вряд ли, не то просто от нехватки воздуха, что вероятнее.
Он не сразу понял даже, что может нормально дышать, не сразу понял, что и руки, сжимавшие волосы, запястья, разжались, хватая ртом ночной ветер, пытаясь выровнять усилием воли бешеный пульс. Грубо. Жестко. Хотелось шипеть и ругаться. Или просто забыться вовсе. Но вместо этого он лишь усмехнулся, открывая глаза в темноте комнаты, переводя дыхание, садясь на кровати, а потом и вставая с нее, потягиваясь, хищно немного, распрямляя спину и откидывая за спину волосы, чувствуя, как они щекучут спину, талию, тяжелой волной, спутанные после борьбы.
Пересечь комнату в несколько шагов, спокойно, ровной, выверенной едва ли не по линейке походкой, взять стакан, коньяк во фляжке, и вернуться со всем этим добром на кровать, где устроиться, скрещивая ноги и отпивая обжигающую сейчас жидкость, медленно, облизывая губы, молча и не глядя на гостя, оставляя все остальное за ним, только бросив закрытую полупустую фляжку на кровать между ними.

93

Усмехнуться? глядя на то, как мужчина все еще не может прийти в себя, когда он давно его отпустил. Губы ловят прохладный воздух и столь быстрая перемена, стоит отдать ему должное. Слишком, даже быстро выровнять дыхание, бросив взгляд. О да, все же становится только интереснее и интереснее, что дальше. Как?
Смотреть на него, во весь рост, такого сильного и красивого, лишь силуэтом, отражающимся в темноте, доставляло действительно большое удовольствие. Слишком хорош.
Волнами жесткие волосы падают по спине, нет, не видит. но представляет, как и тогда в первые минуты в Зале. Представляет, как они струиться по коже, такой мягкой и бархатной, слишком приятный на ощупь и вкус.
Грациозная походка, словно у дикого зверя, который крадется за добычей. Не шевелиться, наслаждаясь этим, одними глазами провожая, усмехнувшись, видя фляжку в свете из окна. Впрочем, он и догадывался, куда направился оборотень.
Запах алкоголя, когда он оказался рядом, был сразу уловим. Такой приятный, манящий. Желание коснуться его губ с этим привкусом. Что может быть прекраснее сейчас? Наверное, ничего.
Уловить момент падающей фляжки на кровать между ними, проследить взглядом траекторию и немного раздумывая провести по фляжке пальцами,  ощущая прохладу металла. Молча, ничего не делая, просто поглаживая этот сосуд с любимо, но запретной жидкостью, не поднимая взгляда на мужчину, лишь резко его бросить через пару секунд. наклоняя голову на бок. изучающе. будто желая понять. какой шаг сейчас будет вернее всего.

94

Увы, есть вещи, которые можно знать только если изучать долгое время. Плавные движения, прикосновение губ к стакану, глоток на вдохе, с легкой карамельной нотой аромат коньяка, и - выдох. Плавные, точные, отточенные даже движения. Но... Именно в плавности этой и был подвох, словно двойное дно под бархатной откровенной внутренностью шкатулки.
"Будь ты сейчас рядом, сказал бы, что я пьян... И был бы прав..." - немного невеселая, задумчивая и - очень теплая усмешка куда-то в пустоту, и снова, щелчком, словно запирая на ключ, залпом допивая коньяк и выдох - уже резкий.
Повернуть голову и посмотреть в темноте на клиента - насмешливо, опираясь рукой на согнутую в колене ногу, совершенно не придавая значения отсутствию одежды, запуская пальцы в свои волосы и пропуская через них пряди, машинально, пристально рассматривая лицо мужчины и не скрывая этого, скользя взглядом по фигуре, по светлой коже, кажущейся белой в темноте, впервые за вечер так - изучающе, следя за пальцами, гладящими металл. Прохладный - он знал, что прохладный. Молча.
Прежде чем наклониться, ставя стакан на пол рядом с кроватью, бросив еще один взгляд - на окно, где слышался шум дождя, и - едва заметным щелчком пальцев зажигая маленькую свечу в стальном, совершенно неуместном здесь, в этом интерьере подсвечнике, простом и гладком, просто посылая сгусток огня на фитиль, давая ему вспыхнуть. Тускло, но все же - светом.

95

Запах коньяка становился только сильнее с каждой секундой. Мужчина даже облизывал губы, ощущая его у себя во рту и также молча продолжая гладить металл. Холодный... К горячей коже. слишком приятно и бодряще, чтобы себе это позволить.
Не поднимать глаза, но чувствовать, что оборотень смотрит с интересом на него. Или нет? прост осмотрит. Изучающе. Только зачем? Просто так или это еще одна уловка для того, чтобы опутав невидимыми нитями, выиграть новую партию. Этого он не позволит. Не сейчас.
Зажегшейся свет, пусть тусклый, но все же позволяющий разглядеть друг друга, заставил вздрогнуть от неожиданность.
Смотря прямо в глаза, не шевелясь, только пальцы, наконец, сжали флягу и поднесли к губам. Открутить и сделать едва глоток, обжигающий приятным ощущением внутри. Чувствуя как движется до желудка. позволяя себе довольно выдохнуть и едва улыбнуться. почти не замечено.
- Хороший коньяк... С интересным букетом вкуса, как и ты. - не то хмыкнул, не то усмехнулся, делая глоток и подтягиваясь ближе к мужчине. смотря глаза в глаза неотрывно.
Запустить пальцы в волосы, приближаясь медленно, осторожно, целуя губы, даже нежно. смакуя их как и этот коньяк, маленькими порциями. Будто боясь опьянеть.

96

Наконец-то мужчина сдался, делая несколько глотков коньяка прямо из фляжки, заставляя на мгновение глаза оборотня потемнеть от странного сочетания эмоций - удовлетворения от очередной маленькой победы и, как ни странно - ревности. Хотя к чему она здесь, едва ли он и сам смог бы сказать. Ближе. Еще ближе. И снова пальцы, запутывающиеся в волосах.
"Вот ведь зараза..." - усмехнуться, скорее над собой, едва успев, пока губы не накрыл поцелуй. Нежный? Да, наверное. Хотя, скорее, он сам назвал бы его обстоятельным. Неторопливым, разбирающимся. "Зараза..."
Отвечая на него, так же спокойно, почти без эмоций, прикрывая глаза, но продолжая следить из-под опущенных ресниц, оборотень старался поймать и прочитать взгляд гостя. Пытаясь понять его мысли.
Да, игра. Да, снова. Но уже - по другим правилам. И - на другие ставки. И надеяться оставалось здесь только на то, что у него хватит самоконтроля, хватит, не смотря на выпитый алкоголь, несмотря на то, как снова начинает кружиться голова, заставляя держать глаза хотя бы полуоткрытыми. И так уже сложно, безумно сложно было не поддаваться легкому, но ощутимому натяжению волос, не запрокидывать голову, как безумно хотелось быть может, понимая, что однажды уже показав сегодня эту слабость, он сам дал противнику в руки козырную карту. Да только не сразу... Не сразу же позволять вводить ее в игру?

97

Сладкий, терпкий поцелуй, без желания оторваться от него, только иногда переводя дыхание и снова продолжая.
- Вкусно... Ты слишком вкусный. - потянуть за волосы, запрокидывая голову сильнее, открывая шею и скользя по ней губами. - Слишком вкусный... Черт возьми... - выдохнуть довольно, оставляя след зубами. Резко, быстро, целуя губами и оставляя метку.
Провел пальцами по каемке. которая скоро потемнеет, разглядывая, наслаждаясь. Все движения замедленные, спокойные, даже слишком.
Заглянуть в глаза и понять, что сейчас они оба пьяны, усмехнуться этому даже тихо засмеяться. утыкаясь носом в его шеи и вдыхая запах.  В свете теперь было куда лучше видно по глазам, о чем они думают. Или хотя бы мимолетные ощущения.
Не отпускать волос, настырно, не забывая, что он получил в первый раз, тот вздох. И вся игра с его стороны была направлена на то, чтобы вновь услышать и заполучить его. И не один. Желательно не один. Зачем? Просто так. Просто потешить свое самолюбие и получить удовольствие. Наверное, не больше этого.
Наконец оторваться и поставить фляжку на пол, видя как оборотень, ревностно смотрит на нее.
- Тебе не нравится. что я пью из нее? - усмехнулся отстраняясь. и упираясь ладонью позади себя. отпуская его волосы.

98

Никак не отреагировать на слова, только откидывая все же назад голову с видимой, именно видимой неохотой, открывая шею, и мысленно шипя... Не то на мужчину, намеренно пытающегося пробить брешь в его самоконтроле, не то на себя самого. Досадно. Досадно на то, что вообще дал такую возможность, но уже ничего не поделаешь.
Укус, и почти сразу - поцелуй, прикосновение языка к тому, что на утро станет отметиной на коже. Яркой, как клеймо. На мгновение стиснуть зубы, задерживая дыхание, но не проронить ни звука, не желая сдаваться, разумом не желая, ругая себя, свое тело, предательски жаждущее реагировать на такие прикосновения. Свое подсознание. Чертово подсознание, которое было совершенно не против такого обращения с собой. Только разум оставался четким и ясным, говоря жесткое "нет". Пока еще. Но он четко знал свою норму, равно как и знал, что допей он сейчас содержимое фляжки, и на короткие несколько часов снова станет все равно. Совершенно все равно на то, что может произойти и, возможно, произойдет. А сухие травы - туда же, курящиеся благовониями, если зажечь их, и вовсе, в сочетании с алкоголем, не дадут вспомнить на утро почти ничего.
Проследить движение мужчины и ответить на вопрос пожатием плеч. Он и сам не знал, что на него ответить. "Да, не нравится?" Но он не хотел ни думать, ни объяснять, почему.

99

Усмехнуться лишь на молчание, внимательно глядя, не сводя глаз. Странный, до чего же он странный, этот оборотень. И потому крайне интересный, как бриллиант с сотнями гранями, которые удивляют всякий раз при рассмотрении.
Не нравится... Он видел. Не нравится не только то, что пьет из его фляжки, но и то, что так ласкает. Именно так. Вот эта догадка и понимание, вызвало вторую усмешку и довольную улыбку.
Резко опрокинуть на спину, нависнув сверху.
- Молчишь... Недавно ты был более разговорчив, чем сейчас, - провел пальцами по груди к низу живота, немного царапая. - Тебе не нравится, что... Я делаю тебе приятно? И ты не хочешь себе в этом сознаваться? - наклонил голову, сжав одну руку мужчины за запястье, но оставляя вторую свободной. - Ты странный, -смех, прикрывая глаза и садясь сверху, обняв его тело ногами, крепко, даже слишком, почти просто оседлав.
Отпустить руку, проводя ладонями по груди, гладя и наслаждаясь бархатностью кожи под пальцами. Ей хотелось наслаждаться, не переставать касаться, не терять это наслаждение.
- Поговори... Я хочу слышать твой голос, - не открывая глаз, тихо, немного усмехаясь, скорее сам себе. Своему желанию того, чтобы слышать голос этого оборотня, говорить с ни, знать о чем он думает, по - настоящему этого желая.

100

- Да, мне это не нравится, - признать, лежа на спине под этим мужчиной, следя за его движениями, неотрывно, внимательно, и - с виду спокойно, шипя и ругаясь про себя. Да, ему действительно не нравилось. Ему самому, но, увы, только его разумной части, - Но разве это имеет значение?
Равно ка и не имели значения причины. По крайней мере, та их часть, которую оборотень давно загонял глубоко в дальние углы памяти, лишь хмурясь иногда, когда что-то заставляло их возвращаться вновь.
- И зачем тебе меня слышать? Слышать - что? - спросил он, глядя в глаза мужчине, не сопротивляясь тому, как тот собственнически оседлал его бедра, сжимая ногами и не давая возможности вырваться, пусть и оставив великодушно одну руку свободной. Зачем? Чтобы лишний раз дать почувствовать, что деваться, на самом деле, совершенно некуда?
Протянув руку, он перехватил прядь волос мужчины, заставляя его наклониться к себе, ближе, к лицу, глаза в глаза, почти лечь сверху, с усмешкой:
- Но не все ли тебе равно, кто я, и что? Если я просто бордельная шлюха, - смешок, невеселый, скорее злой, но короткий, - То какая разница, нравится сне или нет, и почему?
Тихо рассмеялся, постепенно все громче, открыто уже, смеясь над самим собой.

101

Злое шипение в ответе, вызывало лишь удовлетворение, значит он прав, почувствовал все верно... Можно считать. сейчас поставил ему шах. Пусть маленький, но выигрыш, даже мимолетный, но он приносил моральное удовлетворение.
- Зачем? Честно... Не знаю. Может просто почувствовать, что  прав. Ты же это чувствовал, выиграв ту партию, и не спорь, что это не так. Я вижу тебя, - усмехнулся проводя пальцами по его лицу от скул к подбородку, ниже по шее. усмехаясь. Такой странный и желанный сейчас, кажется абсолютно доступным, но это не так и дракон это точно чувствовал.
- А хочу... Хочу слышать твой славный голос, слишком уж он меня заводит, - улыбнулся, смотря в его глаза, внимательно, даже слишком внимательно, не скрывая этого.
Удивленно вздрогнуть, подтянутый ближе к нему,  даже слишком ближе, подняв брови, пытаясь угадать, что и зачем, что хочет от него сейчас услышать.
- Не все равно... - усмехнулся, слыша этот вопрос. - Мне все равно, что ты, шлюха. Мне хочется знать, просто для себя. Мне интересно... Ты другой... - снова наклонился еще сильнее. ближе к нему, грубо целуя в губы. такие пряные от коньяка. проникая языком глубже. почти сразу, посасывая его язык, наслаждаясь, жадно и с большой охотой владеть им сейчас.

102

Смех оборвался, заглушенный грубым, жестким, властным поцелуем, с едва уловимым сейчас привкусом коньяка в дыхании обоих, заставляющим, запрокидывать голову, пытаться отвернуться в попытке его прекратить, упираясь рукой в грудь мужчины, не то и правда сопротивляясь, не то делая очередной ход в игре. Да, это могло показаться игрой, если забыть о яростном взгляде, брошенном в короткий момент передышки на этого упрямца, так крепко удерживающего его сейчас на этой кровати, которую оборотень ненавидел порой: слишком много здесь было, слишком о многом напоминало, когда не удавалось забыться... Сильные, жадные, крепкие руки. Возбужденная плоть почти лежащего на нем мужчины, сидящего на нем верхом, упирающаяся в живот, с каждым движением размазывающая по его коже капли выступающей смазки, ощутимой, казалось, всем телом, эти прикосновения... Влажные, столь красноречиво говорящие о желании. Желании завладеть им... И ладно бы только телом, которое давно уже - не его. Желанием, упрямым, наглым, завладеть душой.
Не отвечать на все это. Не отвечать на поцелуи, сначала ошарашенно, немного наигранно, потом на самом деле начиная вырываться, осознавая, чего добивается клиент - его слабости, добровольного желания оказаться под ним, раскрытого сознания, раскрытой перед ним души.
- Нет! - хватая ртом воздух между поцелуями, зло и почти беспомощно, а от того еще более зло. Царапаясь и отталкивая свободной рукой.

103

Сопротивление мужчины и его возглас только сильнее заводили. желая его не просто взять, а подчинить себе, подчинить и завладеть его телом и душой, пусть и всего на эту ночь. Но они будут его и только его. Не особо задаваясь вопросом, зачем ему это все нужно. Просто хочется, чтобы было именно так, а не иначе.
- Да... Будет так, как хочу я, - хмыкнул дракон, буквально на секунду оторвавшись от мужчины и снова лишь сильнее прижимая его к кровати, хватая вторую руку и прижимая к кровати у головы, щурясь чуть наклоняя голову и разглядывая, такие гневные, горящие глаза. Кажется, если бы оборотень мог, просто испепелил его взглядом, и это вызывало усмешку. Достал, получилось. Не хочет, чтобы так.
"Интересный же он... Не хочет давать своему телу волю... Не дает... Точнее душе... Я ведь слышал тот стон и услышу его еще раз, чего бы мне это не стоило. Все равно... Его губы произнесут это". Ухмылка, прикрытые глаза, все прекрасно видно в свете свечи. Видны они оба, их эмоции и мысли. как бы они не пытались их скрыть.
Возбуждение же диктовало свои условии, заставляя не отвлекаться от начатого. Наклониться ниже, к его шее, целуя и кусая, специально размазывая по его животу горячую смазку, ощущая как головка скользит по бархатной коже, почти что выводя на ней узоры, вырывая стон у него самого, заставляя жмуриться и тяжело дышать. больше не смотря на мужчину полностью увлекшись его телом.

104

- Нет... - шепотом, но не страха, злым, просто самому себе, не этому мужчине даже, переставая вырываться, когда его зубы снова сжались на шее, заставляя зашипеть. Зашипеть, чтобы так, да, злостью, контролировать себя, испытывая дикое искушение поднести руку ко рту, вцепиться в нее зубами, только чтобы подавить проклятые инстинкты тела, не позволяя себе даже кусать губы, прекрасно понимая, буквально видя в его глазах, чего он добивается, чего хочет от него, и не собираясь этого ему позволять.
Но мужчина наклонился, ниже, отводя взгляд от его лица, направляя свой член и пачкая его тело в своей смазке, намеренно, что было видно, крепко пережав уже оба его запястья, тем самым только помогая сохранять видимость... Хотя бы какую-то видимость сдержанности, лишая искушения, но, главное, давая возможность себя контролировать на самом деле, глядя в потолок, не встречаясь с его требовательным, полным желания овладеть им всем, взглядом.
Принимать его прикосновения, требовательные ласки, молча, отвернувшись к от пламени свечи, чтобы скрыть глаза в тени, но не закрывая их, ведь это тоже - почти что сдаться, показать свой страх. Пусть даже и не было страшно. Просто... Впервые за долгое время - противно. От своей слабости, невозможности до конца держать эмоции и чувства в узде. Противно, что на короткое мгновение оказавшиеся сильнее инстинкты теперь давали повод этому мужчине желать от него большего, много большего, чем он готов был отдать.

105

Наконец отпустить руки мужчины и подняться, рассматривая его. проводя пальцами по груди, улыбнувшись.
- Ты самый странный из тех, кого я встречал за последние годы, Абэ... - выдохнул как-то странно усмехнувшись, даже более произнося это все, самому себе. Просто осознавая, что же так тянет к этому оборотню, заставляет бороться и буквально насильно вырывать из него признание того, что эти ласки вызывают у него весьма приятные ощущения. И также дракон прекрасно видел и понимал, что это, именно это заставляет мужчину казаться куда более выдержанным, чем он может и есть на самом то деле.
- Расслабься... Мне не нужна твоя душа... Я пришел за телом. Вот и все. А дыша... Ты прав, зачем нам это. Считай, ты выиграл эту партию, снова, - резко перевернул его под собой, ставя на колени. - Выиграл... Искусный... В этом... Наверное, во все, - усмехнулся и с силой хлопнул по его ягодице, разминая и прислушиваясь к реакции, желая ее слышать или хотя бы чувствовать.
Он врал, партия не сыграна, только начало. Гамбит. Отдать сопернику пешку, чтобы ввести в заблуждение и выиграть потом всю партию, надеясь на его дальнейшую оплошность в ходе. Быть может именно так и здесь, пытаясь добиться того же самого от этого мужчины. Услышать и увидеть слабость и все же получить и души на эти мгновения, проникнуть в него полностью. Завладеть им всем и только с этим действительно получить настоящие удовлетворение этой ночью.

Отредактировано Анвар (2012-08-15 10:59:39)

106

Слишком легкое согласие, слишком просто, чтобы этому верить. Особенно после того, как он видел эти глаза. Слишком решительные, чтобы теперь верить словам. И, оказавшись под ним, оборотень только усмехнулся, и едва заметно покачал головой, опираясь на локти и немного прогибая спину, не задумываясь о том, насколько раскрытой на самом деле является эта поза, давно уже слишком заключив сделку со своей совестью, поняв, что отдать тело - не так уж сложно, и, на деле, совсем не важно, упираясь лбом в свои сложенные руки, и закрывая глаза, с едва заметной усмешкой, почти никак не реагируя на грубые прикосновения, шлепки и ласки, только слегка вздрагивая, привычный к такому давно, слегка раздвигая бедра, можно было бы даже подумать, что приглашающе, но едва ли, на самом деле. Слишком хорошо осознавая, что это только передышка в игре. Со слишком упрямым соперником. который вряд ли успокоится, пока не получит своего.
Наигранное послушание, даже в чем-то - покорность, после резкого всплеска и короткой борьбы. Снова - спокойствие на смену яркой злости, но спокойствие настороженное. Внимательное, пусть само его тело и казалось сейчас расслабленным, податливым к любым действиям мужчины, как и положено хорошей шлюхе. Вот только настоящая шлюха никогда не следит при этом так, за каждым жестом клиента, чутко, ожидая подвоха.

107

Покорность. слишком видимая и слишком понятливая. но только на первый взгляд. Насторожённость чувствовалась даже в дыхании, пусть и не выдавая его сразу, но для внимательного взгляда дракона это не укрылось. Слишком серьезный соперник, чтобы ожидать ошибки в такой сложной партии. Продуманно и выверено. Все правильно. но стоило того, чтобы попробовать.
- Ты не шлюха... Лишь называешь себя так. Шлюха не тот, кто работает в бордели или спит  со всеи подряд, это состояние души. Но у тебя... Или наоборот? М? - усмехнулся, сужая глаза, стараясь уловить любые движения мужчины. - Или ты в душе как раз и есть шлюха, но не хочешь признаваться себе в этом? Ведь так? Я прав? - чувствуя, что догадка совсем рядом, тот стон просто не давал ему покоя, разжигая желание сильнее с каждой минутой рядом с ним.
Не входя, все еще продолжая поглаживать ладонями его ягодицы, разминая и раскрывая их, чувствуя любой вздох и это напряжение, под  прикрытой  покорностью и податливости в его руках. Лишь видимость, того, что так есть.
- Абэ... - произнося и смакуя вновь это ия на вкус. словно оно могло, что - то рассказать больше о своем хозяине.
Наклониться к спине и провести кончиком языка от его плеч к пояснице, кусая за кожу на ягодицы, проводя пальцами между ними, но не касаясь ануса, просто продолжая гладить его бархатную кожу и следить, что дальше. Медленная, выверенная игра между ними продолжалась...

108

Медленная? Да, ровно до того момента, как голос клиента, не его руки, ласкающие тело, а именно голос, заставил вскинуть голову. Слова, хлесткие как пощечина, заставившие вскинуться, резко выпрямляясь, разворачиваясь на коленях, толкая противника в грудь, словно зверь лапами, опрокидывая, на спину, с кровати, вцепившись в плечи и перекатываясь с ним по полу, пока не оказался сверху, прижимая его к полу, упираясь коленом в грудь, лишая возможности дышать, всем своим весом, пока руки не сомкнулись - одна на горле мужчины, сжимая, сильно, цепко, другая - на древке вырванной из светильника, оказавшегося рядом, стрелы, занесенной назад для удара. Ярость. Мгновенная, дикая, срывающаяся, почти рычанием вместо дыхания, удерживаясь на той тонкой, как пленка на воде, грани до убийства только огромным усилием воли, даже сам чувствуя, как впиваются в кожу ногти, сжимаясь все сильнее, как дрожит рука качая острие стрелы, когда инстинкты и гнев схлестнулись в безумной схватке с разумом. Отступая мучительно медленно, но отступая, заставляя разжиматься пальцы на шее, падать со стуком на пол стрелу, отстраняться, вставая, закрывая в мучительной боли лицо ладонями на несколько секунд и глотая воздух рваными вдохами. Нет, не потому, что этот клиент оказался прав. А просто потому что... Впрочем... Впрочем это уже не имело никакого значения. Вдох. Выдох. Четыре счета. Вдох выдох. Оторвать руки от лица, уже снова спокойного, не искаженного эмоциями, резко развернуться и пойти к кровати, поднимая фляжку с коньяком, делая несколько жадных глотков, выдыхая, вытирая губы тыльной стороной ладони. Отбросив всю свою вежливость, игру, манеры южанина. Просто становясь самим собой. Наконец. Не глядя больше на клиента вовсе.

109

Что-что, а такой реакции он никак не ожидал, что угодно, но не такую яркую и резкую, слишком во всех ее гранях. Казалось сейчас перед ним безумец и еще секунда...
Боль в спине и плечах от сильного удара об пол, ногтей впившихся в кожу и отсутствие полностью кислорода, не давая даже сообразить, что может последовать дальше. На удивлении к самому себе, оставаясь спокойным, глядя на острие стрелы в тусклом свете. Блестящий наконечник. Спокойно и на удивление в замедленном состоянии восприятия происходящего.
Страшно стало потом, когда мужчина встал с него и наконец дал вздохнуть. прикрыв на мгновения глаза.
Но дальнейшего он не ожидал еще больше. Закрытое лицо ладонями, в душе сжалось, он перегнул, слишком. Это был не мат, нет, это было просто удар кулаком по шахматной доске. где разлетались все фигуры в стороны.
Смотреть внимательно. отползая не много в сторону. наблюдая в опаске, слыша как оборотень глотает воздух губами.
Вина как пропасть разверзлась под ним. Сказать честно, он не желал довести мужчину до такого состояния. Не думал о нем и не желал никак.
- Прости... - едва ли это сейчас было нужно, да и правильно, но дракон не знал, как выразить свои мысли.
Опустившиеся плечи. запах коньяка. совсем другие движения и тишина, это заставляло себя чувствовать еще более неуютно.
Дракон встал с пола и подошел ближе, крепко обняв его и прижав к себе. вместе с фляжкой, прижимая крепче к себе, словно так, неумело обнимая. пытаясь успокоить и сгладить свою вину в такой реакции.

110

Если бы не объятия, едва ли он бы вспомнил сейчас вообще о присутствии мужчины. Не апатия даже, просто, тяжелая, тягучая боль, застилающая все вокруг, отрезающая от реальности, утаскивающая словно в омут. Но к плечам, к спине прикоснулись чужие руки, заставляя вздрогнуть всем телом, попытаться вырваться, слабо, инстинктивно, словно оставшись без сил, но почти сразу сдаваясь в лапы безразличию. Долгие минуты, одна, другая. Отстраниться, и сделать еще несколько глотков, опускаясь на кровать, садясь, глядя на него снизу вверх и невесело, но совершенно откровенно усмехаясь. словно маска разбитая вдребезги. Но ставя фляжку на пол аккуратно, даже бережно. Ласково...
Взять мужчину за руку и потянуть к себе, роняя на себя сверху, откидываясь спиной на кровать, некоторое время глядя в потолок, поверх его плеча, после чего, со вздохом:
- Твоя взяла... - тихо, закрывая глаза, и начиная тихо смеяться, кусая губы, пытаясь прекратить истерику, первую за очень много лет. Все еще тихо смеясь, закусывая ладонь, развел под мужчиной ноги в стороны, сгибая их в коленях, обхватывая его ими за талию, притягивая ближе, скрещивая в лодыжках, зарывая пальцами в его волосы, заставляя, именно заставляя смотреть себе в глаза, целуя в губы. Сейчас было уже все равно.

111

Дракон был озадачен всем, что происходило дальше, слишком неожиданно и странно было такое поведение, для этого мужчины, будто он сломал его этими словами.
Раунд был безоговорочно выигран. Шах и мат по всем фронтам. Правда, удовольствия от этого выигрыша не было никакого. Анвар понимал, что случайно ткнув в небо своей догадкой. он просто попал в какую-то рану, заставив не просто так отреагировать, но и просто слоить то состояние, ту маску, которую видимо надевал здесь мужчина.
Быть утянутым на кровать, именно так, слышать эти слова и видеть взгляд, который казался сейчас таким безумно безразличным ко всему, что происходило.
Чувствовать сомкнутые на спине ноги, ощущать оборотня всем телом. но продолжать смотреть в глаза.
- Прости... Правда... Я перегнул, - замолчать под поцелуем мужчины, у которого не проходила тихая истерика, смешки вырывались из него все чаще в губы. а по телу походила мелкая дрожь.
Дракон немного отстранился и провел по волосам оборотня. зарываясь в жесткие пряди, немного сжимая и поглаживая, зарывшись в них носом, осторожно поглаживая его талию и бедра. словно пытаясь успокоить этими неловкими, нежными движениями.
Партия не радовала, взять победу так, тоже надо уметь, но... Слишком сильная и неожиданная победа, чтобы получилось ей насладиться, скорее пытаться убрать появившиеся недоумение, что дальше?

112

"Простить?" - эта просьба тоже вызвала смешок, заставляя прервать поцелуй и расхохотаться в голос, смеяться долго, постепенно успокаиваясь, и помотав головой:
- Мне не за что тебя прощать! - уже даже не пытаясь скрыть собственной эмоциональности, куда более настоящей, нежели старая, спокойная маска игрока. Да, этот мужчина, клиент, ухитрился ее разбить, докопаться до сути, пусть и не той, которую, быть может, ему бы хотелось. Хотел шлюху? Ну а что получилось, то получилось. Кто вообще сказал, что в этой жизни все получается так, как кому-то хочется?
Резко притянув его к себе за плечи, не давая отстраниться, не обращая внимания на недоумение, оборотень прошипел, глядя в глаза клиента, выдыхая прямо в губы:
- Тебе ведь так хотелось увидеть это, да? Увидеть то, что под чертовой маской? - было уже не больно, просто зло и как-то безжалостно по отношению к самому себе, словно самого себя наказывая, за то, что позволил сломаться, - Тебе это было нужно? - почти яростно, как там, на полу, когда он едва не убил его.
Снова целуя в губы, уже без смеха, но и без страсти, просто со злостью, почти кусая, навязывая его, со своей инициативы, проникая языком в его рот, углубляя этот странный поцелуй, впервые за весь этот вечер закрывая при этом глаза.

113

Такие яркие эмоции не то? чтобы пугали, сколько удивляли. Сорвать маску и увидеть там, не совсем то, что хотел. Да, в этом оборотень был прав. Он хотел этого и получил, пусть и не совсем то, что хотел. Но всегда и во всем есть но. Во всем абсолютно. Таков закон жизни.
Смех, такой звонкий, яркий, до безумия просто.
- И все равно прости. Ты сорвал мою и я не удержался, - чистая и неприкрытая, правда, скорее как месть за то, что сорвали его оборону, заставили быть настоящим. Быть собой. - Знаешь, быть голым перед другим душой трудно, особенно, когда веками ее не раздевал перед другими, - хмыкнул мужчина. смотря в глаза оборотня. - Хотя не мне об этом рассказывать тебе... - выдохнул, чувствуя как его губы накрыли поцелуем. Страстным, глубоким, затягивающим, давая полностью насладиться, даже перехватывающий инициативу. В первый раз позволяя увидеть закрытые глаза и нежность, расслабленность этого тела под собой.
- Абэ... - снова выдохнуть и оторваться. смотря глаза в глаза, внимательно и серьезно, проводя пальцами от виска по скулам, носу, словно слепой. пытаясь запомнить эти черты, образом, у себя  в голове. - Мы оба  не правы... Хотя...
Перевернуться на бок, утаскивая за собой, ласково поглаживая по спине и целуя скулы. Нежно, даже трепетно, прижимая к себе крепче.

114

- Не трудно... - выдохнул оборотень, немного успокаиваясь, оказываясь прижатым в объятиях, к груди мужчины, в первый раз за долгое время - так. словно тот пытался его защитить или как-то успокоить. Странное. Слишком редко испытываемое в жизни и - не позволяемое никому чувство, заставляющее упереться ему в грудь ладонями и отстраниться, покачав головой.
- Просто не нужно. Не нужно... Общаться с теми, кто носит маску - проще. А душа, неприкрытая, зачастую вызывает такую же реакцию, как обнаженное тело на улице.
Вдох и медленный выдох. Не хватало даже сил злиться дальше на жалость, а где-то в глубине души было слишком много слов, которые, да, еще хватало привычки держать в себе, не выплескивать на случайно дорвавшегося через все маски и защитные реакции до них клиента. Не за чем все это.
- Но не все ли теперь равно? - произнес он наконец, в свою очередь проводя рукой по его щеке, следя за выражением лица, за глазами, - Ты добился своего... И... Я признаю... Поражение...
Вздохнул, обнимая за шею, снова закрывая глаза, целуя его, с продуманной откровенностью, не зло и жестко, как только что, не нежно, как уже тоже было. А именно с откровенностью, неприкрытой, чувственной, лаская губами, языком, углубляя до тех пор, пока хватает дыхания, прерываясь только чтобы сделать очередной вздох, на ощупь вцепившись пальцами в плечи мужчины.

Отредактировано Abe Suiin (2012-08-16 14:10:55)

115

- Поражение... - одними губами повторил слова, за оборотнем вздохнув тяжело. - Да уж. А удовольствия я не получил, от этой победы. Увы.. Или хорошо, - закрыл глаза, отвечая на поцелуй, поглаживая по груди и прижимая к себе крепче, не отпуская, даже не желая отпустить.
В голове лишь бились эти слова, заставляя крепче прижимать мужчину к себе.
- Абэ... Мне нравится сейчас. Ты... Живой... Настоящий... Такой... Без масок, - едва успевая выдыхать между поцелуев, прижимаясь крепче к мужчине, зарываясь пальцами в его волосы, притягивая еще крепче к себе. отрываясь от губ  и начиная целовать шею, ключицы, ниже, кусая с силой кожу оставляя на ней свои следы, которые станут прекрасно видны утром.
- Прости... Без нее больно... Я знаю, - не нежный. но и не грубо, по-настоящему. наслаждаясь им и желая успокоить одновременно, как то может даже загладить свою вину и настырностью, желания сдернуть эту маску и увидеть настоящего. Живого. Без всей этой мишуры. А такого какой он есть на самом деле. Увидеть и восхититься им. Понять. что это куда лучше, че только мог себе представить. Самое настоящее. что видел и сложное, читающиеся в глазах оборотня.
- Ты настоящий... Я буду помнить это... - и как бы глупо не звучало, было правдой. Он запомнит эту ночь. Может не навсегда, но на очень долгое время. Запомнит его, таким. Живым и настоящим. Самим собой.
Создавалось ощущение, что дракон знал его давно. Слишком давно, или даже больше. Ощущая не его тело, а душу, не отрываясь от глаз. словно боясь потерять этот взгляд.

116

Отвечать на поцелуи, на укусы и слишком настойчивые ласки, отвечать, запрокидывая голову и открывая шею. На действия, но не на слова. Закрывая глаза и очень стараясь их не слышать, потому что именно сейчас, именно от таких слов было больнее всего, потому что слишком немногие видели его настоящим. И никто и никогда - здесь. И уж тем более... Так.
- А я постараюсь забыть... - выдохнуть, закусив губу и снова закрывая глаза, не способный уже сохранять спокойствие. И прятаться больше не за что. Сжимать его плечи пальцами. неосознанно гладить, разминая мышцы, неосознанно, бездумно, спускаться к лопаткам. Кто знает, чего в этом больше - привычки или инстинкта. Хотя лично он сам предпочел бы первое. С привычкой было бы легче смириться.
И какая разница, если все это закончится с рассветом, как заканчивается всегда? Ибо сама мысль о том, что этот клиент придет снова, еда ли не становилась поводом для паники, поводом вцепиться ногтями, и снова разжать руки. Борьба с собой. Со своей душой и разумом - это всегда страшно.
Чувствовать на себе его руки, гладящие, изучающие тело, не то успокаивающе, не то жадно, почти собственнически, на правах победителя, чувствовать и не сопротивляться, целуя в плечо, прикасаясь губами и слегка проводя языком.
- Чего ты хочешь?.. Ты добился своего... Так чего ты хочешь теперь?..

117

-  Тебя... Хочу тебя... - выдохнуть в его губы. снова целуя. Властно, несдержанно, будто не будет возможности потом, упиваясь губами с привкусом коньяка, замирая от его пальцев. касающихся спины, лопаток, немного царапающихся, то снова нежно подушечками по коже, будто сглаживая царапины.
- Тебя... - повторить на выдохе, заглядывая в глаза, в их бездну, застывая на мгновение, не моргая. Словно пытаясь, что-то до конца понять, для себя, определиться, а может даже решиться на что-то. Только что? Сказать или сделать?
Дракон сам не знал, но одно было точным.
Да, он безумно хотел этого мужчину, как кажется еще никого.
Провести ладонями по бедрам, раздвигая шире, заставляя убрать из из-за спины и развести в стороны, прижимая к плечам, оглядывая его в такой раскрытой позе перед ним. Снизу вверх. не переставая касаться пальцами, бархатной кожи с внутренней стороны бедра, исследуя, будто прикасаясь в первый раз, наслаждаясь взглядом, чувствуя свое превосходство сейчас. Во всем и наслаждаясь этим, зная, что сейчас он может и плевать, что это бордель и плевать, что он клиент.
Он получает, что-то большее, чем обычные клиенты приходящие сюда. что-то гораздо большее, чем всегда. Весьма... И именно это заставляло сходить с ума и задыхаться. хватая губами воздух. лаская это тело перед ним. желая насладиться каждой секундой. не торопясь...
Еще ночь... Пока не встанет солнце, этот странный мужчина будет его и только его...

118

Слишком раскрытая поза, которую на самом деле оборотень терпеть не мог, слишком откровенно желающий взгляд, в котором буквально читалось наслаждение ситуацией, превосходством, правом сделать что угодно. Да, наверное. так оно и было, но все же все это было - слишком. Встретить взгляд усмешкой, и взглядом погасить свечу, снова погружая комнату во мрак. Та немногая магия, которая у него, южанина, еще оставалась здесь. Немного - но хоть что-то в напоминание о его происхождении, кроме одежды, которую он так любил, и старых, полузабытых манер, от которых не осталось на деле почти ничего.
- Я не хочу этого видеть, - прошептал он, словно сей маленький жест нуждался в комментариях, но и эти слова были знаком поражения. Тихий, хриплый голос. Хриплый от того, что вообще приходится произносить все это вслух.
Но - перестать сопротивляться вовсе, провести ладонями по своим бедрам, накрывая ими руки мужчины, крепко сжимающие их, погладить эти сильные пальцы и слегка сжать их, мягко. Ласково? Едва ли, просто погладить, стараясь выровнять бьющийся в висках пульс. Возбуждения? Нет. Точно нет. Секс давно не заставлял сердце биться в таком ритме. Слишком давно.
- Тебе так нравится чувствовать себя сильнее? - усмешка, закрывая глаза, чтобы не видеть даже темноту, даже силуэтов, просто не видеть, только чувствовать. Потому что... Потому что ощущения тела стереть из памяти всегда было проще, чем то, что когда-то увидели глаза.

119

- Нет... Скорее нет, чем да, - не сказать, что он удивился, когда потухла свеча. Он жил на юге, пусть всего ничего, но знал, что они могут, эти южане. Все это вызвало скорее ухмылку. Да, еще одно поражение. Еще одно. Но вот вопрос не понравился. Дракон не любил такого, скорее таких вопросов. Почему? Ну, может потом как раз, что это также задевало за что-то живое. - Скорее не нравится... А просто возможность убедить себя, что ты тоже можешь быть сильнее, чем когда-то... Ведь ты обо мне знаешь столько же, как и я о тебе, чтобы делать какие - то выводы. И мои и твои суждения будут неверны, - дракон  тихо усмехнулся, облизнув свои пальцы, и покачав в темноте головой.
Наклоняясь к нему за поцелуем, вновь, и в этот же момент опустить ладонь между его бедер, скользнув пальцами к анусу, едва поглаживая, вводя пока один палец, осторожно, но напористо, проникая дальше и рассчитывая подключить второй.
Терпеть силь почти уже не оставалось. Сильное возбуждение диктовало свои условия.
- Жаль... Мне нравились твои глаза. Злые... Я видел в них отвращение и мне это нравилось. - выдохнул в губы, отстраняясь. - Нравилось... Но ты просто не хочешь помнить... И ты по - своему прав... Да, - ввести второй палец, начиная движение ими внутри оборотня, разводя и расширяя проход, подготавливая его к сексу, особо не пользуясь какой-либо смазкой, кроме своей же слюны.

120

- Так значит, тебе еще и нравилось, что меня все это злит? - рассмеялся оборотень, отвечая на поцелуй, не сопротивляясь вторжению пальцев, сначала одного, потом двух, проникающих в тело, нет, не резко, но весьма настойчиво, буквально подрагивая от нетерпения, движущихся внутри, растягивающих. Нет. Было не больно - он почти сразу привычно расслабился, перехватывая воздух между поцелуями, придерживая руками свои бедра и смеясь, когда мужчина давал ему такую возможность.
- Отвращение? Да, наверное... - новый приступ смеха, который, впрочем, не мешал ему, касаться губами скул и губ наклонявшегося к нему мужчины, - Да, разве что к себе. Мерзко, знаешь ли.
Странные слова, странный разговор. Но такова уж откровенность - странная штука, особенно, если добиться ее так. Ведь каждый, наверное, кто очень давно не говорил правды и давно запутался во лжи, в какой-то момент начинает наслаждаться возможностью говорить как есть, не придавая уже даже значения, а нужно ли это вообще, говорить истину, правду, самую суть, какой бы она ни была, не заботясь о реакции.
- Разве тебе самому не противно? - целуя его шею, отпустив одну руку и опуская согнутую в колене ногу, чтобы зарыться пальцами в его волосы, все также не открывая глаз, со смешком, притягивая к себе и не давая отстраниться, - Не противно быть сейчас со мной? Шлюхой в борделе?