Меридиан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Комната Абэ

Сообщений 1 страница 30 из 133

1

В сущности, все помещение представляет собой единое пространство, разделенное на зоны ширмами, которые по необходимости могут быть как плотно закрыты, создавая ощущение деления на отдельные комнаты, так и убраны вовсе.

Основные зоны:
- Спальная зона
http://s1.uploads.ru/t/R/Z/7/RZ731.jpg

- Гостиная зона
http://s1.uploads.ru/t/g/p/a/gpaQI.jpg

- Ванная
http://s1.uploads.ru/t/W/e/J/WeJuI.jpg

В одной из ниш, почти всегда закрытой, находится домашний алтарь.
Вещи уложены в стенные шкафы.

2

Лестница, коридоры. Оборотень шел молча, размеренно и спокойно, не глядя, но слыша, как мужчина следует за ним. В замке повернулся ключ, отпирая дверь, впуская в небольшой коридорчик, отделенный от основного помещения ширмой, которую он отвел в сторону привычным движением, также привычно поднимаясь на ступеньку, оставляя обувь внизу и оборачиваясь, чтобы повернуть ее носками к двери. Старые, въевшиеся в плоть и кровь привычки, даже здесь, на севере, не спешащие уходить в небытие.
Выпрямиться, посмотреть пристально на гостя, клиента, и ждать, пока тот поднимется в комнату, чтобы закрыть за ним ширму, замыкая пространство. Окна - закрыты ставнями. И света - совсем немного, из закрытых бумажными колпаками ламп. Да, он и сам не переносил в последнее время излишней яркости.
Пройти в гостиную часть комнаты, за низенький, в пару ладоней от пола столик, и привычно опуститься рядом на колени, вынимая все лишнее из рукавов, складывая руки на коленях и выпрямляясь в изящной, отточено-правильной позе священнослужителя. Глядя снизу вверх, но спокойно. Так, как смотрят на равного. И в то же время - выжидательно. Клиент, увы, всегда прав. Ну, или почти всегда. Во всяком случае, имеет право на высказывание своих пожеланий. Тем или иным образом. Жаль только, это мужчина, казалось, говорить особо не собирался...
- Угодно ли Вам будет выпить чаю? - спросил наконец южанин, с едва заметной усмешкой в адрес таких вот формальностей: понятно же, что не за чаем приходят в бордель клиенты.

3

Анвар шел следом за мужчиной, всматриваясь в его силуэт и отмечая даже самые незначительные детали. Походку, как держит спину. Становилось интересно именно как гостю, а не клиенту. Хотя, конечно, цель визита оставалась главной, но дракон не спешил. Интерес всегда был силен в нем. Узнать что-то новое и другое. Из другого мира, не его. Правда оставалось значимое, новый мир не вторгается в его, пока он сам не захочет. Отсюда молчаливость и жесткие движения. Как преграда для чего-то нового, что так всегда его манило и манит, несмотря на все что было.
Вид комнаты дракону понравился, он не смог скрывать восхищение во взгляде. Все стоит на своих местах, так как надо, ни что не режет взгляд. Простота и некий уют или даже покой, царящий здесь, приятно успокаивал. Приглушенный свет радовал больше всего. Анвар машинально расстегнул первые пуговицы на своем пиджаке, позволяя шее получить более просторное пространство. Алые полосы на шее, кое где вдавленные так, что становилось понятно, что этот наряд почти повседневен и костюм-футляр оберегает от чего-то своего хозяина.
Обувь Абэ осталась за ширмой, сам же дракон сразу зашел в комнату, правда спустя мгновение осмотрев пространство, снял свои туфли и приоткрыв ширму, поставил свою обувь также снаружи, пройдя к оборотню, что присел за совсем небольшой столик. Анвар не очень любил их, лишь потому, что его ноги сильно затекали в таком положении, чтобы сидеть как хозяин этой комнаты. Впрочем он то ли принимая правила игры, то ли играя в свою, делал вид, будто пришел сюда ни как клиент в бордель, а просто в гости. Выжидание. Глаза в глаза. Такая же усмешка на вопрос, когда они оба все понимают. Но игра. Это интересно.
Дракон сел по-турецки на пол, выпрямившись и кивнув на предложение, добавив.
- С удовольствием. Выпью с Вами, чая, - с легким нажимом на последние слова, разделяя паузой, едва заметной, лишь для внимательного собеседника.

Отредактировано Анвар (2012-07-15 12:49:46)

4

Расстегнутый, наконец, воротник, немного расслабленное поведение и поза. все шло так, как и должно было идти. Игра, приправленная усмешками и намеками. Игра по неписанным правилам. Как и положено хозяину дома и мастеру, Абэ спокойно, с достоинством поклонился, коснувшись пальцами пола:
- В таком случае, я прошу Вас набраться терпения... - он поднялся на ноги, чтобы устроиться снова на коленях рядом с небольшим котелком в углу, стоящим на горячих углях. Вода закипала постепенно, давая возможность медленно выдохнуть, прикрыв глаза, и словно в омут погрузиться в память. О бамбуковой роще. О призрачных солнечных лучах. О бумажных ширмах чайного домика. Его руки двигались привычно, снимая почти кипящую воду с очага и накрывая угли крышкой. Расстилая циновку и доставая из лакированной шкатулки чайный набор. Старинный. То немногое, что он привез сюда с юга. Порошок чая в керамическую чашку, облитую белой, снежной глазурью, от чего глина кажется покрытой льдом, залить горячей водой. Все также, полуприкрыв глаза... Когда-то, все было почти также. Только чашка была синяя. Словно сумеречное небо, с проблесками звезд. И... С едва заметной улыбкой, оборотень отогнал от себя эти мысли. Да, он любил готовить чай, хотя терпеть не мог его вкус. Но сами действия умиротворяли и успокаивали. Привычные и плавные, сродни медитации. Даже в таком, усеченном виде...
И лишь закончив взбивать чай в пушистую зеленую пену венчиком из расщепленного бамбука, вдохнув его травянистый аромат, он снова поднял голову, чтобы посмотреть на гостя, привычным, традиционным, почти ритуальным движением повернуть чашку вокруг оси, завершая приготовление напитка и с поклоном поставить ее перед мужчиной. Выпрямиться и снова посмотреть в глаза, уже испытующе.

5

Анвар кивнул и улыбнулся. В первый раз не только здесь, а вообще за долгое время последние года. Почему-то движения оборотня, его речь, тон с которым он произносил каждое слово, расслабляли постоянное и привычное напряжение не только в теле, но и глубоко внутри. В душе. Дракон отметил про себя, что чутье его не подвело. Он выбрал именно то, что ему надо. Немного цинично, но все же он в борделе и всем ясна цель визита всех кто сюда приходит. Поговорить, выпить, отвести душу, но итог один и цель одна.
Анвар внимательно следил за движениями мужчины, как он повернулся готовя чай, его даже мимолетные едва видимые жесты, из-за положении сидя, спиной. Все походило на церемонию. Один раз он видел ее. Все усеччено и все же дух этого витал в комнате.
- Благодарю, Вас, Абэ, - дракон поклонился посмотрев на мужчину, когда чашка с чаем оказалась перед ним.
Запах витал весьма приятный, атмосфера умиротворяла. Еще несколько пуговец оказались расстегнутыми. Минута раздумий и дракон полностью снял свой узкий пиджак, оставаясь в водолазке. Только теперь было заметно, что сам по себе он не столько накачан сколько просто жилист. Хотя в этом корсете жетским от своей структуры, создавалось впечатление совсем другой фигуры.
Смотреть в глаза, играть в эту игру жестов и взглядов, нравилось все больше. Ожидать, что будет дальше. Как? Какие слова, движения. Анвара интересовал этот человек. по-настоящему. И уже не скрывая этого. Давая понять прямо - взглядом.
Оборотень был красив и еще это давало жедание не отводить глаз от него. полюбоваться чужой красотой не часто удавалось дракону и теперь он не собирался упускать этот момент, чтобы в последующем иногда позволять своей памяти показывать образы, снова давая возможность пережить эмоции и наслождение.

Отредактировано Анвар (2012-07-16 13:52:35)

6

Еще некоторое время оборотень сидел спокойно, словно погруженный в атмосферу южного святилища и собственных воспоминаний, ловя полуприкрытыми глазами отблески светильников на стенах. Недолгая иллюзия тишины. Впрочем, хвала владельцам заведения, звукоизоляция здесь и правда была хорошая. И можно было на некоторое время даже позволить себе представить, что это - не золотая клетка для экзотических птиц...
Новый пристальный взгляд на клиента, оценивающий, в ответ на очень сходный в свой адрес, и - снова усмешка. Нет, он не собирался торопить мужчину, не собирался и торопить события. Кто знает, чем вообще закончится этот вечер. Конечно, он едва ли во многом уступал тому мальчишке, что предполагал себя носителем древнего искусства. Старинные танцы, музыка... Все то, чем можно развлечь и отвлечь, и все то, что он старался использовать как можно реже, на самом то деле.
Его посетители вообще делились на две основных категории: те, кто целенаправленно приходил к южанину, сообщая о своем визите заранее, и заранее же обговаривая все условия, вплоть до цвета его сложного покроя одежд, и на тех, вроде вот этого, кому, в сущности, наверное, было все равно. Пока все равно.
Хотелось расслабиться, небрежно развалиться на полу, на рисовых циновках, и пить коньяк, щурясь на свечное пламя, но он оставался сидеть на одном месте, с абсолютно прямой спиной, в правильной позе служителя древних.
- Как Вам понравился чай? - светский, ничего не значащий вопрос, тонкая ниточка - словно предложение высказать свои пожелания. Ведь, в сущности, желания здесь могли быть только у одного - у клиента.

7

- Понравился, - туманно ответил мужчина, кивнув в благодарность на вопрос и само чаепитие.
Ничего не значащие слова. Жесты. Будто то бы не значащие. Но не для них. По крайней мере не для дракона. Игра. Ниточки, которой уже заполнили комнату. Невидимые нити ощущений и взглядов.
- Вы... Мне напоминаете, чем-то... Священнослужителя. Простите, если сказал, что-то не то. Когда-то я путешествовал по югу и видел... Что-то похожее, - дракон сам удивился своей слишком длинной речи. Длинной и содержательной, хотя бы так.
Пальцы машинально убрали длинные мягкие локоны, упавшие на лицо, назад за плечи, скрутив в узел чуть ниже затылка, завязав меж собой.
Сам дракон сидел же немного сгорбившись. словно сейчас склонился над каким-то прибором для починки. Глаза внимательно смотрели в глаза оборотню.
- Я... Эм... Не представился, - почти сразу добавил мужчина, не дав Абэ ответить на его вопрос. Он прекрасно понимал, что не все клиенты представляются, да это и не надо. Скорее наоборот это редкость. Но скрываться ему не надо было. А строить общение и игру. было интереснее, зная имя собеседника. Ну пусть даже думая. что оно вымышленное. - Меня зовут, Анвар - секунда и оборотню была протянута ладонь. На внутренней стороне на подушечках можно было увидеть и почувствовать мозоли, от частого таскания тяжестей и инструментов. - Я думаю... Так будет удобнее нам разговаривать, - клиент прав и его желания правы. Дракон это правило знал, и все же, он принимал мужчину за равного. Было интересно именно так. а не иначе. Он любил сильных соперников во всем. И даже это он воспринимал что-то сродни соперничеству и силе.

Отредактировано Анвар (2012-07-16 14:40:44)

8

- Я был священнослужителем... Очень давно, - тихо отозвался оборотень, глядя в стену, туда, где за ширмами пряталось окно, словно пытаясь взглядом и мыслями вернуться на юг. К тем временам, которых уже нет, - Как, впрочем, и се в моем роду.
Распространяться дальше, о том, как он оказался здесь, на севере, тем более, в борделе, южанин не стал, только усмехнулся собственным мыслям да прихотям судьбы.

Пожимая протянутую руку, он на короткое время посмотрел в глаза клиенту и кивнул, давая понять, что принял информацию к сведению. После чего, позволил себе изобразить на лице некоторое удивление. Именно изобразить, не более: он давно отучился удивляться таким вот вещам.
- И о чем Вам будет угодно со мной разговаривать, господин Анвар? - спросил он, не меняя положения тела в пространстве комнаты. Вопрос. В сущности, с двойным дном - о чем, и есть ли вообще смысл вести беседу. Ведь для любого посетителя здесь, работники борделя - существа без прошлого и будущего. Только с сомнительным настоящим, которое должно быть таким, каким того хочет покупатель их услуг. Может, в сущности, они и правы. Зачем все усложнять лишней информацией. И в то же время... В желании говорить чувствовалось то ускользающее право на равенство положений, за которое другой на его месте вцепился бы руками и ногами. Любой другой. Но не Абэ. С одной стороны - безразличие, с другой - гордость. Ибо если уж продавать тело, то никогда не закладывать вместе с ним и душу.

9

Анвар пожал руку Абэ, смотря в глаза, потом также спокойно и плавно отпустив ее, как и протягивая до этого.
- Мало ли. Никогда нельзя точно знать, какую тему подкинет мироздание, для того чтобы поговорить или помолчать. Мы не можем этого знать, но думаю, зная имена, друг друга это будет делать куда приятнее, - дракон поднялся и выпрямил ноги, чувствуя, что они опять таки затекли в таком положении. Правда, буквально через минуту он снова сел на пол, вытянув ноги. Объяснять мотивы этого он не стал. Оправдываться дракон не любил не перед кем. А тем более объяснять мотивы своих действий. Надо поймут. А если нет, то и нет. Ему до этого нет никакого дела.

Будучи очень внимательным к другим, Анвар быстро уловил тон голоса и мимику, с которой оборотень говорил, буквально в сколь о своей прошлой жизни, поэтому дальнейшие расспросы не последовали. Дракон не любил, когда лезли к нему в душу и уважал желание других, не открывать ее. Или только ту часть, что они сами захотят.
Глаза в глаза - опять. Чуть наклонить голову, позволяя распутавшимся вновь волосам упасть по плечам на бок. Словно выжидая или раздумывая о дальнейших действиях. Анвар любил все делать медленно и тщательно. Полностью пропитываясь атмосферой.
- Можно господином меня не называть, - наконец снова заговорил мужчина, испытывающе смотря на Абэ. Он и правда не любил это обращение. - Лучше просто по имени, -дракон едва улыбнулся уголками губ. словно мимикой кроме слов давая разрешение.

10

- И какие же темы Мироздание может подкинуть на этот раз, здесь, в борделе? - поинтересовался оборотень, смутно себе представляя, о чем может разговаривать с ним этот мужчина. Жителям севера и юга вообще не часто доводилось находить общие темы для разговора - техника и магия, да и весь образ жизни отстояли друг от друга слишком уж далеко. Какое-то время в комнате снова стояла тишина, после чего Абэ наконец поднялся, легко переходя из сидячей на коленях позы в вертикальное положение.
Из шкафа появился стакан, старый, плотного, с трещинами стекла, в который из фляжки перетек коньяк. И пара маленьких кубиков льда, сотворенных из воды, что плескалась в кувшине. Предлагать уже отказавшемуся от алкоголя гостю, он этот напиток не стал, равно как и не стал комментировать, почему именно так. Не по правилам. Не из бокала, согревая напиток в руках, а со льдом, и большими глотками...

- По имени? Как Вам будет угодно
, - новая усмешка, возвращаясь на свое место, ставя на стол полупустой стакан и снова принимая исходную позу. Прямую, как струна, - Но в таком случае, раз уж Вам угодно несколько понизить степень вежливости нашей беседы, я предпочту, чтобы Вы обращались ко мне на ты.
Зачем это нужно было оборотню - сказать трудно. Отчасти, из-за той же игры, отчасти, чтобы сохранить исходное распределение ролей, отчасти, чтобы просто не позволять себе забываться... Все время помнить о том, где ты, и кто... Глаза в глаза. А поймет ли?

11

- Не знаю. Пока не знаю. И будут ли вообще. И все же, - Анвар проследил за мужчиной, отмечая столь странное распитие коньяка. Редко кто так пьет. Именно так принято, по - другому. Но... Когда - то он тоже любил его пить именно так. Впрочем, это было давно и не правдой. Красивая жидкость плескалась в стакане.  Во рту снова появился приятный привкус алкоголя.
"Интересно... Какие будут на вкус его губы с этим приятным терпким привкусом... Как давно я это не испытывал... Хочу..."
Дракон едва заметно облизнул свои губы, не спуская взгляда с Абэ. Мысленно он все же поблагодарил оборотня за то, что он не стал во второй раз предлагать выпить. Анвар боялся не отказаться и не соразмерить степень того, сколько может выпить. Хотелось оставить полностью трезвым свое состояние, чтобы все ощущать наяву. Контролировать себя.
- Хорошо, - коротко проронил дракон на слова мужчины, склонив голову на другой бок. Движения оборотня нравились дракону. Плавные, не спешные, кардинально отличающиеся от его резкости и быстроты.
Буквально через секунду он оказался подле него. Пальцы скользнули по щеке и губы оборотня накрыли в поцелуе. Не нежном. И не страстном. Скорее просто как проба. Посмотреть на реакцию, или даже больше почувствовать этот вкус. столь любимый и забытый. Терпкий привкус поцелуя, разбавленный хорошим коньяком. Анвар не отрывался, продолжая смаковать губы Абэ, скользнув пальцами в его жёсткие волосы, едва сжав, прижимая ближе к себе.

12

"Вот значит как..." - оборотень не стал ни отстраняться от внезапно оказавшегося слишком "рядом" мужчины, не сопротивляться поцелую, лишь успев бросить на клиента ироничный взгляд. Впрочем и сам поцелуй едва ли можно было назвать желанным с обеих сторон. Так, набросок, не более. И тоже - совсем немного - игра.
Сильные пальцы зарылись в черные, жесткие от природы пряди, сжимая их и заставляя немного поднять голову, забытым, почти ненавязчивым жестом. мало кто так умеет. Едва наметить движение, дать понять, что оно может стать жестким в любое мгновение, но... Так почти и не держать.
Возможность вывернуться. Легко и непринужденно. Отвечать - но едва ощутимо. Дождаться, пока поцелуй прервется, южанин слегка отстранился, ненавязчиво положив руку на плечо Анвара, слегка нажимая, чтобы восстановить подобие дистанции. Глаза в глаза, с насмешливым прищуром. И ехидно спросить, усмехаясь:
- Вам не хватает экспериментов? - тихим шепотом, недобро щурясь, и интуитивно чувствуя, как где-то на границе сознания просыпается иная, лисья сущность. совсем скоро он ее выпустит. И можно будет уже ни о чем не думать. Не думать о происходящем, о моральной его стороне... 
Податься вперед и выдохнуть, не разрывая связки взглядов, всего в паре дюймов от лица гостя, не щурясь. Тихо.
- Или что еще Вам больше по вкусу? - акцент на последнем слове, знающий и упрямый, облизывая губы с привкусом коньяка и чужого дыхания.

13

Успеть перехватить взгляд, оставив на мгновение его на задворках сознания, не предавая пока значение. Смакуя губы, чувствуя как дышит оборотень и наслаждаясь этим мгновением. Мягкое прикосновение ладони к плечу и все же с некоторым нажимом и упрямостью, создающие вновь потерянную в мгновение дистанцию, будто говоря жестом - "слишком близко". Все равно близко не смотря на саму ситуацию и нахождение здесь явственное для определенного времяпрепровождения.
Глаза в глаза. Чуть сбитое дыхание дракона и этот приятный привкус на губах. Проглотить его как и чужое дыхание,  разливающиеся тепло по телу все сильнее. Разгорающиеся желание, еще маленьким огоньком внутри, но слишком быстро, чтобы начинать его останавливать, да и зачем? Ведь для этого ли он здесь.
Ироничная усмешка. Взгляд. Не это ли его приманило и сделало их игру интересней с первой секунды, когда встретились глазами в зале.
- Эксперименты? - Анвар повторил за мужчиной, прищурившись и тихо рассмеявшись. - Отнюдь. У меня их было достаточно. Скорее интерес, - честное признание или продолжение особой, какой-то своей игры. Где есть правила у обоих участников, но они оба о них не знают. Не  знают, что ждать друг от друга. Хотя цель ясна и итог один. Но не это ли делает игру все более интересной. Игру взглядов. жестов, ощущений и может быть даже эмоций.
Проигнорировать второй вопрос, провести пальцами по линии шеи, ниже к ключицам, прикасаясь к коже. Продолжая смотреть в глаза, желая отмечать любую реакцию. Задеть ткани, будто пробираясь ниже, но лишь проводить по кайме и возвращаться снова к линиям подбородка и скул.

Отредактировано Анвар (2012-07-17 10:42:47)

14

- Интерес, - с еще одной усмешкой переспросил оборотень, - К чему?
Намеренно не спрашивать, к кому - ответ слишком очевиден, а вот знать мелкие детали - всегда важнее. Они словно кусочки мозаики, позволяют видеть картину в целом, и в то же время, умелыми переставлениями - манипулировать происходящим.
Дышать медленно и ровно - в ответ на прикосновения к пальцев к коже, едва ощутимо - к вороту косодэ. Почему то со смешком подумалось вдруг, что наблюдать за мужчиной, пытающимся разобраться в сложностях завязок традиционной для его рода южной одежды, во всех этих слоях ткани, будет забавно. Ну, или во всяком случае, не скучно. И вспомнилось нексати, как ту же проблему решал другой северянин. Вспомнилось, заставляя нахмуриться на мгновение и резко отстраниться, поднимаясь с колен и вставая.
Сдаваться так просто? Ну нет уж. Едва ли это будет "интересно". И, раз уж клиенту нравится... Скользящее движение. К стойке. Быстрый жест и руки привычно принимают тяжелый, полированного многочисленными, нежными, любящими касаниями, дерева, лук. Двумя пальцами - струна тетивы и жесткое перо стрелы под подушечками. Натянуть, чувствуя упругость оружия, не целясь толком даже. С трех шагов - череп пробьет насквозь. И Абэ прекрасно это знал.
"Даже если не захочу убивать... Малейшая осечка, и стрелу не удержать. Выскользнет их пальцев, звеня..."

15

"К чему? К внешнему отражения моих действий..."Про себя ответил мужчина, немного прищурившись. Легкие касания и ни единой мысли о том, что могут вызвать именно такой эффект. Нахмуренное лицо, быстрые движения и вот уже перед ним стоит равный, но равный будто с желанием защитить это положение. Стрела направленна почти на него. Не надо даже целиться. Любое движение и все. Что ж, так даже интересней, прекрасно.
Дракон смотрел внимательно в глаза, будто не обращая внимание на оружие. Поднимаясь плавно, словно дикая кошка в охоте за добычей, ловя не просто любое движение, а дыхание. Чувствовать на себе угол направления стрелы. Опасность. Анвар усмехнулся и медленно осторожно подошел ближе, оказавшись на одном уровне с оборотнем. Все также глаза в глаза. Игра становится все интереснее и захватывающе.
Склонить голову набок рассматривая, будто не боясь, что рука дрогнет, провести кончиками пальцев по древу лука, от середине к верхушке, все также внимательно следя за реакцией и все таки опять подбираясь плавно к линиям его шеи, но не касаясь, а очерчивая их в воздухе. В глазах ни капли страха, лишь азарт и разгорающиеся желание, словно инстинкт. То ли забытый, то ли хорошо скрываемый.
Молчание, настолько тихо, что слышно не просто их дыхание, а тихий звенящий звук натянутой тетивы.

Отредактировано Анвар (2012-07-17 11:50:55)

16

Прикосновение к луку. Скользящее. Слишком близкое. Вызывающее едва ли не ревность, заставило на мгновение дрогнуть руку, держащую тетиву. Дрогнуть, но не выпустить стрелы из пальцев - слишком уж хорошим лучником он был, чтобы просто так позволить себе ошибиться. Но... Ревность. Странное, непривычное, дикое даже, чувство. Ревность, которой он никогда не испытывал по отношению к кому либо живому. Даже к тому, кто однажды раз и навсегда забрал с собой на ту сторону древних его душу.
Жесткий прищур и нетерпеливое движение луком, сбрасывающее с оружия и от себя руку. Чужую. С тихим шипением... И отступить на шаг. На расстояние - нет, не выстрела. На расстояние вытянутой руки. Чтобы только чужие эти пальцы не касались любимого. Ценного.
- Пристрелю... Когда-нибудь... - еле слышно, одними губами, и тут же, резким движением, отвести руки едва ли на пару градусов в сторону. Отпустить напряженную, отзывающуюся пением нить, и выпустить стрелу в свободный, но краткий миг полета. Дать ей задеть оперением щеку того, кто посмел к ней прикоснуться. и - вонзиться в один из светильников, пробивая насквозь оставляя лишь один из двух источников света: за спиной. За спиной оборотня.
Вторая стрела. Со стойки, мимолетным движением, проходя мимо, словно и не глядя, не обращая внимания на клиента, стоящего посреди комнаты, покачивая в руках лук, обманчиво мирный сейчас. Походя накладывая тонкую палочку, лаская оперение пальцами... Играть? Нет. Это уже не игрушки. Почти.

17

Увидеть в глазах, что-то странное. На грани безумства или ревности? Становилось интереснее, на грани чего-то другого еще не понятное ему.
Анвар кажется перестал дышать. Сброшенные пальцы с лука, нетерпеливые движение, резкие как и его до этого. Звенящий звук и касание чего-то щеки, заставило выпрямится самому как натянутая тетива. Сзади звон разбитого светильника. Это уже не игра. Безумство? Может быть. Но его вполне устраивало.
- Пристрелишь? Давай, - нет не вызов, скорее смотреть на реакцию, на движение. Может быть услышать еще слова. Не страх, не любопытство, скорее пьянящее состояние ожидание действия другого, толкало на это. Вторая стрела. Глаза в глаза. - Добиться чего? - испытывающий тон голоса, хрипловатые нотки и кажется даже не смех, усмешка. Вера в то, что может и вера в то, что нет. Грань между этими состояниями.
Света стало еще меньше, полумрак приятно радовал взгляд. Дракона теперь было меньше видно, словно находясь в тени, склонить голову на другой бок и облизнуть губы, пальцами провести по щеке, где только что коснулось оперение стрелы.
- Приятное ощущение, не правда ли? - голос меняется, иногда похожий, то на хрип, то на шипение.
Создание эффекта движения. мерным покачивание туловища, оставаясь на одном месте, всматриваясь  в глаза оборотня. Анвар перестал ощущать пространство, снова сконцентрировавшись только на ощущениях их двоих сейчас. Вакуум пространства, где больше ничего не существовало.

Отредактировано Анвар (2012-07-17 12:20:16)

18

Тишина, и, скорее, по ощущениям воздуха вокруг, нежели зрительно, в темноте почти полной, угадываемые движения. Обходить по дуге, спокойно, не поднимая толком оружия, словно играя им, покачивая в воздухе и ощущая приятную тяжесть. Нет. Не охота даже...
Слова и голос. Да, ощущение стрелы, пролетающей рядом - приятно. И ни с чем не сравнимо. Разве что с ощущением металла, чуть теплого, прижатого к виску, пахнущего порохом и смазкой.
Шаг. Еще шаг. Следить за едва уловимым блеском глаз. Следить за малейшим шорохом, за дыханием, немного участившимся у обоих. Слышным. Игра. Напряженная по нервам. Но хотя бы так можно же приправить безнадежную скуку работника борделя?
Но игра не могла продолжаться бесконечно. Да и стрел, в сущности, оборотень не хранил здесь много. Зачем? Еще один взгляд - в глаза. И - быстрый, почти мгновенный выстрел. Звон стекла и темнота, лишенная света. Шаг назад, аккуратно приставить оружие к стене и выпрямиться, проводя босыми ногами по циновкам пола, с удовольствием ощущая их гладкую поверхность. Не боясь шуметь. Не боясь, показать, где. Не боясь - ничего. Зная, что здесь, сейчас, в полной темноте, у него преимущество. На своей территории.

19

Следить не отрываясь, только за его глазами. даже по сути не видя движений. Звон и тишина. Темнота. Но глаза не привыкшие к этому, сперва играли плохую службу. показывая непонятные образы в темноте.
Спросить где он? Глупо и не интересно. Протянуть руку и словно на ощупь, трогая пустоту, воздух двигаться в направлении того места, где стоял Абэ, еще до этого.
- Тебе нравится так? - насмешливый немного тон. уверенность в себе как и раньше. Игра, все более захватывающая своим неожиданным поворотом с каждой минутой. Неизвестность кого-то пугает, а кого-то манит.
Дракон двигался плавно, будто и не ходил раньше так четко и по военному. Умея быть другим. особенно когда его не видели.
Глаза привыкали к темноте. Тишина, как будто здесь он один, но едва уловимое, чужое дыхание, легкие шаги, различаемое острым слухом. - Мне тоже нравится, - ирония, усмешка, не дожидаясь ответа на первый вопрос, ощупывая воздух рукой дальше, желая найти искомое и уже не отпускать. Все чувства обострились в темноте.
Анвар облизнулся и в один шаг - быстрый и широкий преодолел пространство между ними, остановившись буквально в шаге от мужчины, застыв, давая сделать еще один ход, словно игра в шахматы. Одно движение и можно выиграть партию или проиграть. Все зависит не от удачи, а от двоих соперников. Игроков. Равных. Именно это будоражило кровь сильнее всего.

20

Шаги, шаги, шаги. Дыхание. Поиск в темноте. И абсолютная не уверенность даже, просто знание - найдет. Бежать - некуда, да и нет смысла. Все это - ради игры. Ради ее продолжения. Ближе, ближе, ближе. Совсем близко. Уже можно даже едва уловимо ощутить тепло рядом. Тепло чужого тела, и дыхание - почти касающееся кожи. Усмехнуться в темноте, по прежнему, не отвечая ни на слово. Усмехнуться и прикрыть на секунду глаза, прежде чем сделать шаг вперед и немного в сторону, наклониться, проскользнуть буквально под рукой мужчины и оказаться позади него, прислониться - спиной к спине, почти откидываясь затылком на плечо, прошептать:
- С Вами же не будет скучно, правда?.. - хитрый, полный натянуто-звенящих интонаций, лисий голос. Балансировать на той грани, что отделяет трезвый рассудок от того мгновения, что становится ключом к трансформации. Пьянящее чувство нереальности, словно и не в своем находишься теле. Рядом, со стороны, но не здесь.
О-с-т-р-о...
Опустить руки, нашарить в темноте чужую ладонь, переплести пальцы, ощущая грубость кожи, привыкшей к машинам, не к людям, словно в противовес к собственной, сохранившей мягкость, шаг. Потянуть за руку, с силой, разворачивая к себе. Резко. И обхватывая свободной рукой - за талию, прижимая к себе. Глядя в темноту. Снизу вверх. Немного совсем. Ловя дыхание чужое. У губ. Чуть выше собственного. И почти сразу со смехом отстраняясь, отпуская. На пару шагов отступая. Снова. Дразня.

21

Почувствовать чужое тепло, неожиданно, именно там, столь ярко ощущаемое в темноте, спина к спине. Дыхание, все громче, стук сердца. Глаза все лучше видят, но они и не нужны сейчас. Только ощущения. Чувствовать легкий запах чужого тела. Пьянит и манит. Так остро в темноте. Усмешка на вопрос, поворачиваясь  ближе к голове лежащей  почти на его плече.
- Не будет... - едва выдохнуть, словно вырвалось, не обещание, уверенность, знание.
Переплетенные пальцы, жар, тяжелее дышать. Разгорающийся огонь внутри. Сузить глаза и потянуться, прижаться сильнее, ощущая взаимное притяжение. Рука на талии. Дыхание так близко. Губы... Здесь.. мгновение. Смех останавливает, словно призрак ускользая из рук. Воздух, ветер в закрытой комнате.
Быстрый шаг вперед. Грубо или слишком резко схватить в охапку, неожиданно для своей комплекции, поднять чуть над полом и прижать к стене, накрыв губы своими. Теперь полный страсти и желания, не отпуская, крепко держа, словно поймав добычу.
Едва ли насытившись, отпустить. Дать сделать свой ход, играя. Внимательно следя за силуэтом в темноте, отойдя на шаг назад. Так остро, все обостренно. Все ощущения и эмоции.
Терпкий привкус на губах, облизнуть. Дыхание тяжелее. Выдавая свое расположение не столько движением, сколько желанием столь ощущаемым кожей даже на расстоянии.

22

Сильные руки, внезапно схватившие за плечи, приподнимающие немного над полом. И почти сразу спиной почувствовать стену. Что то упало рядом, с грохотом в темноте, но внимание уже перехвачено жадным, требовательным поцелуем. Пьянящим, да, не хуже коньяка, сейчас, на грани рассудка, но... Почти сразу отрезвляющим своей бесцеремонностью. И пусть ему было не привыкать к ней, спускать такое просто так оборотень сегодня, здесь и сейчас был не намерен.
Укус. За нижнюю губу. Не слишком сильный. Глотнуть воздуха, когда разжалась цепкая хватка, и облизнуться, чувствуя металлический привкус. Чужой крови. Невкусно. Не вампир все таки.
Быстро. Как можно быстрее привести в порядок дыхание и снова рассмеяться. Немного странным, словно безумным смехом, провести пальцами по губам, и коснуться языком кончиков ногтей, и быстрым движением руки вперед, сомкнуть пальцы на чужом горле, почти прижимаясь телом, упираясь ногтями в кожу горла, в бьющуюся быстро, шальным темпом возбуждения, жилку на горле мужчины.
Смеяться - почти беззвучно, что-то шепча одними губами, дразня, стремясь вывести из себя. Назло. Назло той строгой правильности, с которой тот пришел сюда. Вскрыть скорлупу одежд, нет, сознания, словно ножом. Проводить ногтями по горлу, едва ли не до пореза. Наклонить голову и кончиком языка, по рубцу от воротника, ощутимому, пробуя чужую кожу на вкус.

23

Чертыхнуться от прокушенной губы. Кажется вслух, вытереть пальцами кровь и фыркнуть. Лишь сильнее возбуждаясь от такого поведения. Резко, необузданно, слишком неожиданно. Хотя надо было предусмотреть. Отмечено и запомнено.
Но следующего шага Анвар опять таки не ожидал, тихо шикнул от ногтей на коже. Нахмурился от своей плохой реакции в темноте, не видя глаз, по которым всегда мог определить следующие движение. Чувствуя, что здесь на чужой территории теряет контроль над ситуацией.
Не успев увернуться почувствовал как в пульсирующую жилку впились ногти. Больно. Неприятно, но одновременно что-то настолько пряное как вкус крови во рту. Прорычать, что-то невнятное на его шепот. Эмоции вырывались наружу, больше не желая их скрывать где-то в глубине себя. Под своим футляром. Злость и раздражение на смех. Безумный, даже сумасшедший. И все же что-то такое яркое, перекрывая эти негативные моменты в ощущениях.
Жар чужого дыхания, разряженный воздух вокруг заставлял часто дышать. Пальцы в ответ сомкнулись на плече оборотня, судя по силе сжатия, оставляя синяки. Чем сильнее впивались ногти, тем сильнее его плечо сжимали пальцы дракона.
Язык на шее, на полосах, которые всегда болели. Почти рубцы и от этого еще ярче ощущения. стон от этих касаний, не успев сдержать и от этого нахмурившись. Несдержаность, тяжело простить себе.
Дернуться и получая явный порез по шее, не обратить внимания в первый момент на это, укусив Абэ чуть ниже губы, скорее попадая зубами по подбородку. Недовольно рыкнуть, пытаясь забраться другой рукой под его одежду, путаясь в складках, не видя в темноте их начала и конца. повинуясь только желанию и острым ощущениям в темноте.

24

Пальцы на плече. Укус. Требовательное нетерпение. Попытки разобраться на ощупь со слоями ткани, именуемыми на юге одеждой. Смех. Звонкий, открытый. Почти - юный, но с песком горечи где-то очень глубоко на дне. И снова - ни слова. Ни слова ни в ответ, ни вопросом. Только дыхания, только движения. Стена. Где-то за спиной, всего в шаге, но - не отступать. Пока это еще возможно. Прикусить за шею, оставляя отметину от зубов над рубцом, и снова смеясь, не обращая внимания на боль в плече. Разжать пальцы, на мгновение, и снова сомкнуть их, но уже на ткани, держа крепко. Игра - по другим уже правилам. Но одно неизменно - нежелание сдаваться. И радоваться, что кимоно - как лишний козырь в рукаве - не рубашка, ни расстегнуть так легко, ни снять.
Темнота. Отстраниться снова, почти оттолкнуть от себя, но не выпуская из цепкой хватки. Переводить дыхание. Удерживая на расстоянии вытянутой руки от себя. И снова смеяться. Безумие. Желание. Не возбуждение, а именно желание. Продолжать. Игру.
Вдох. Выдох. Успокоить пульс. Хотя бы немного. И рвануть на себя. Быстро. Все - быстро. Треск ткани, но, вроде, цела. Только горячее тело, чужое, совсем близко. Прижаться спиной к стене - к опоре, прочнее, чем собственные ноги. Нащупать ремень в темноте, и пробраться, касаясь пальцами кожи - по спине, дразня и царапая, вдоль позвоночника. Со смешком утыкаясь лбом в плечо. Почти что - сдаваясь. Но только почти. Готовый оттолкнуть - снова.

25

Зарычать громко от укуса, хмурясь. Останутся следы. Анвар это не любил. Тем более там. Но было приятно. странно и приятно. На грани злости и удовольствия на такие движения.
- Сумасшедший, - также рыча, не отпуская сам, крепко держа за ткань.
Частое сбитое дыхание, порыв вперед, едва не оступившись, что-то сбив под ногами, ударившись и тихо шикнув от боли.
Тут же треск ткани. Злость превращающаяся в инстинкт, словно схватить сопротивляющуюся добычу. Поймать и подчинить. Попытаться поймать руку, не успеть и почувствовать ее под рубашкой. Выгнувшись под ногтями по позвоночнику, дернувшись вперед и прижимая крепко к стене, кусая сам до крови шею оборотня, все также безуспешно пытаясь разобраться в тканях.
- Чертово кимоно, - с какой-то даже обидой, по-детски, словно не дают игрушку, что он хочет.
Смех возле уха. Его рычание. Безумный коктейль звуков. Не отпускать от стены, не дать вырваться и улететь этому ветру, как в прошлый раз.
Плюнуть на треск ткани любимой водолазки, даже не реагируя на боль от царапин, сконцентрировавшись лишь на одежде Абэ. Дракон даже не заметил, что его внутреннее я, вырвалось наружу. Давно не видевшее света, запрятанное глубоко внутри. Теперь же в темноте с этим безумцем, он становился сумасшедшим сам. только оголенные нервы и яркие эмоции. Дыхание и жар чужой кожи. Так близко, что сводит с ума.

26

Стон сквозь смех. Не то боли, не то эмоций, что как цунами захлестывают с головой. Впиться ногтями в чужую кожу, судорожно вздохнуть от укуса, задыхаясь. Вдох. И выдох со стоном. Чертова слабость. Оттолкнуть от себя. Изо всей силы, пытаясь отдышаться. Пытаясь унять пульс в висках. "Проклятье..." А вслух только:
- Кимоно мое не нравится?.. - смех, на грани истерики. Уж больно точно. Слово в слово. Как почти тридцать лет назад... - Северяне...
Эпитет же ни мало не трогал. Сумасшедшим оборотня называли так часто, что не хватило бы страниц в блокноте для подсчета. Сумасшедшим, безумцем, кем угодно. Да, в сущности, им он и был. Особенно вот в такие моменты. Лисья, вторая сущность, рвалась наружу, создавая в голове безумную пляску эмоций, подогретую алкоголем, вкусом крови на губах, пульсирующей болью укуса на шее. Дикость. Звериная дикость. А еще говорят, что люди всех равняют под одну гребенку. Ну да, как же...
И почти также резко, оборвать смех, снова становясь серьезным.
- Проклятье мое...
Шаг в сторону, проводя ладонями по своим плечам, по ткани кимоно, аккуратно спускаясь вниз, к поясу, привычно развязывая узлы. Хаори шурша упало на пол, вслед за ним и брюки хакама, тяжестью складок, переступить через одежду на полу, ощущая телом лишь легкий хлопок нижнего косодэ, длинного, в распущенном виде ниже колен. Широкого, но свободно накрывающего плечи. Последний пояс - вот и все, что удерживает остатки одежды...

27

Толчком от себя, рычание и нахмуренные брови. Сейчас был бы свет, хорошо бы можно было различить звериное выражение лица у дракона. Но было темно, к счастью или может нет.
Тяжелое дыхание, не спуская глаз с темного силуэта. Анвар пожалел, что не видит сейчас оборотня. Почему-то он был абсолютно уверен, что это очень красиво. Протянуть руку и почувствовать под пальцами лишь тонкую ткань. Ближе, словно нежно водя пальцами по ткане, ниже по груди. Еще ближе, почти лицо к лицу, улавливая кожей на шее жаркое дыхание Абэ.
- Абэ... - дракону нравилось как звучит имя, словно смакуя его при произношении. Пальцы снова скользнули к волосам, запутывая их, чуть сжимая и притягивая к себе. Соприкоснуться горячим телом. Обоняние обострено. Анвар наклонился к шее оборотня, вдыхая аромат чужой кожи. Ему нравился он. Терпкий, какой-то необычный. провести кончиком языка, прикусывая. вроде тишина и покой. но только на первый взгляд. Как штиль перед бурей на море.
Еще ближе, кажется ближе уже невозможно, прижать к себе и замереть на мгновение, привыкая и снова напрягаясь, ожидая что-то этакое от этого безумца. Хриплое дыхание, а слух все пытается уловить тот стон сорвавшийся с губ. Слишком понравился, чтобы не повторить, кусая за шею еще и еще, прижимая к себе.

28

Прикосновение было мягким и нежным. Затишье. Ласковое, как штиль в океане и рассветный бриз. Легкое, пальцами по тонкой ткани и обнаженной коже. Обманчивое и мимолетное. Это стало ясно сразу, как только мужчина рванул его к себе, снова зарываясь пальцами в волосы, заставляя буквально запрокинуть голову, открывая шею укусам, жестким, требовательным...
Стиснув зубы, чтобы не дать вырваться, как в прошлый раз стону, Абэ услышал, как падают на пол с деревянным стуком длинные тонкие шпильки, окончательно отпуская черные, жесткие пряди на волю. Волной по спине, ощутимой, в чем-то раздражающей даже, но так никогда и не знавшей ни ножниц, ни ножа. Правило...
Не хватало воздуха. И голова начинала кружиться уже иначе, нежели всего пару минут назад. Попытаться оттолкнуть, чувствуя, как чужие пальцы тянут назад, за волосы, как зубы впиваются в шею. Дикое сочетание. И - слабость. То немногое, на что он вообще реагировал. Редкое ощущение... Не стонать. Вообще не издавать ни звука. Только пульс стучит в висках, безумной пляской. Попытаться вывернуться из рук. Делая ногами подсечку - отвлечь внимание. И - к окну. Распахнуть ширму, рвануть на себя створку, впуская ночную прохладу. Силуэтом на фоне уличного света - немного. Немного света в комнате, но суметь разглядеть лицо. Чернильную пустоту черной одежды, бледную кожу и взгляд. Дикий. Направленный на него самого. Рассмеяться. Снова. Белой с черным же тенью у открытого окна. Плевать. Плевать, что будет дальше.

29

Кусать, проводить кончиком языка по коже, слыша тяжелое дыхание, сжимая зубами  сильнее, лишь только услышать стон. Уже вкус крови, пальцы царапают кожу через ткань, но нет того, что услышал случайно. Еще...
Волосы... Слишком длинные, даже длиннее, чем он думал. Пальцы по ним до талии. Скользнуть губами к виску, целуя, скорее касаясь, едва...
Неожиданно упасть, почти, взмахнув руками от подсечки и на широкий шаг отскочить, чтобы не упасть. Удивления уже нет. Только тихий рык недовольства. Опять... Одурачил... Удрал...
Холодный ветер ворвавшейся в комнату, отрезвил и давал немного успокоиться. Частое дыхание, будто загнанного зверя. Глаза в глаза. Наконец увидеть его в ночном свете. И правда красив... Слишком прекрасен... Немного света... Только так.
Широкий шаг вперед, схватить за запястье, и на контрасте поднести руку к лицу и нежно коснуться губами чуть выше запястья, не отрывая взгляда. Молча... Только слушая дыхание... Их обоих. Желание к этому чудаку... Даже сумасшедшему. Удивление к этому желанию, потому что-то большее, чем просто похоть и удовлетворение физических потребностей. Что-то большее. Игра или... Интерес. Интерес к внутреннему состоянию. Этим глазам и безумному смеху. Не такой как другие - ключевое состояние этой эмоции и желания.

Отредактировано Анвар (2012-07-18 13:34:04)

30

Удивленно вскинуть брови на этот поцелуй - губами к запястью, чуть выше витых цепей и браслетов, которые не он не снимал никогда. Но промолчать, лишь очень аккуратно высвобождая руку, провести пальцами по укусам на шее. Не морщась, смазывая капли крови, коснуться языком кончиков пальцев, слизывая соленый, металлический привкус, и снова рассмеяться.
"Почему? Почему так?.. Одинаково..."
Закрыть глаза, не желая видеть этот взгляд. Слишком - заинтересованный. Облизнуть губы. Медленно, успокаивающе выдохнуть, и - улыбнуться. Немного сумасшедшей, легкой, лишком знающей улыбкой. Выводящей из себя столь многих. Немного - снисходительной, немного насмешливой. Игра? Нет, пожалуй. Просто прятать эмоции вглубь. Глубже, еще глубже. Оставляя только  безумие смеха, чужого желания, напряженной борьбы. С чем и ради чего? Не важно. Просто так. Просто ради самого действия. Как театр двух сумасшедших актеров.
- Чего Вы хотите? - задать, наконец, тот вопрос, который принято здесь задавать в самом начале, раньше чем даже интересоваться именем, если интересоваться им вообще. Будничный, традиционный, но выделенный интонациями вопрос, давая возможность ответить банальностью на банальность, но в то же время, подразумевая большее. Желание. Вот прямо сейчас. Какое?