Меридиан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Меридиан » ФБ и ФФ » Дергаем Тигра за усы


Дергаем Тигра за усы

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://uploads.ru/t/F/I/a/FIajQ.jpg
Строгое монументальное строение храма Золотого Тигра поражает своим спокойным величием. Окон здесь немного, да и те находятся почти у самого купола - круглые сутки здесь горит огонь, что, по словам служителей, дарован им самим Тигром. Стены украшены каменными барельефами, изображающими сцены из божественного бытия. Так же в нишах немало разнообразных статуй тигров. Самая большая из них стоит у каменного алтаря.
Двери храма всегда открыты для прихожан. По вечерам и воскресеньям здесь проходят службы, а специально обученные жрецы исполняют священный танец с огнем во славу Тигра. Одеяния простых послушников представляют собой коричневые балахоны, рядовых монахов - бордовые или алые, и лишь высшие служители носят оранжево-желтые с золотыми узорами. Так же у каждого, посвятившего себя служению Золотому Тигру есть стилизованная метка, выжигаемая на коже раскаленным железом, как символ веры и стойкости.

Действующие лица: Рэйджин Дзышень; Мехреж Анпуи
Место действия: Храм Золотого Тигра
Время действия: 10.05 (на следующий день после буйства богов в Императорском саду

Отредактировано Рэйджин Дзышень (2012-06-05 14:28:28)

2

Храм внушал — великолепное сооружение. Каждый раз, как Император попадал сюда, чувствовал, что это по истине произведение искусства. А здесь бывать доводилось по нескольку раз в год: все самые крупные праздники, все церемонии Император как глава государства, посещать был обязан. Ну, а для собственных нужд имелась небольшая личная часовенка на территории Дворца. А вот в масштабах Столицы, тут, конечно, Храм.
Этот визит был, так сказать внеплановым. Уникальным. Впервые за всю жизнь, Анпуи явился в Храм вне графика его посещений. До ближайшего крупного праздника было ещё далеко, и, тем не менее, он здесь. Сам был удивлён, но так уж получилось.
Телохранители неуверенно переминались с ноги на ногу. Им было велено осмотреть Храм на предмет возможных недоброжелателей, несчастных случаев и нападений из-за гобелена, но потом они должны были остаться на входе. И не мешать задуманному.
Анпуи прошёл вперёд, выискивая взглядом главного жреца. Вряд ли кто-то ещё мог ему помочь в данном случае. Да и этот сомнительно. Но попытка не пытка, не так ли? Решимости ему было не занимать.

3

Настоятель, в белых одеждах бродил по залу и как всегда следил за порядком. Внутри была идеальная чистота, которую навели служители Тигра, а Рэйджин после трудов праведных теперь ходил по залу и менял свечи. Странно, но пока он был на месте он такое никому не доверял. Для него это был чем-то своеобразным, вроде ритуала или медитации.
Надо признать, что появление Императорских гвардейцев заставило вечно умиротворенного Рэйджина нахмуриться. Эти солдафоны не имеют понятия о том, куда можно совать свой нос, а куда нет. И это еще не говоря о том, чтобы быть хоть немного аккуратными. Так что каждый, кто проходил слишком близко от стоек со свечами удостаивался совершенно недоброжелательного взгляда со стороны Белого Монаха.
Не заметить среди всех этих гвардейцев и телохранителей самого Императора тоже было трудно. Только это не мешало настоятелю остаться невозмутимым.
"- Интересно... за какие заслуги Храм почтил своим присутствием лично Император Анпуи? Сегодня вроде бы нет никаких праздников," - подумал он и оперся на бамбуковый посох по-удобнее, продолжая зажигать свечи.
- Здесь нет врагов Императора и тем более Золотого Тигра, - спокойно произнес настоятель, продолжая заниматься делом (менять сгоревшие свечи на целые). Нет, ему хватило ума, чтобы догадаться, что телохранители не прекратят своего обыска, но зато Монах догадывался, что сможет привлечь внимание правителя. - Если можно - прекратите свой бессмысленный обыск, пока что-нибудь не сломали, - обратился он воякам, но с явно промелькнувшей в голосе строгостью.
Несмотря на тихий голос и спокойный тон голос Рэйджина разнесся по каменному залу эхом. Все таки, что-что, а акустика здесь была прекрасная, так что даже легкий шепот был слышен как нормальная речь. Хотя... возможно, просто в стенах Храма действовала какая-то древняя магия, или сам Тигр решил сделать такой подарок своему "жилищу".
- Чем Храм Золотого Тигра обязан чести личного появления здесь Императора Шамбалы? Какие тревоги привели Вас сюда? - так же спокойно спросил он уже у Императора, когда тот подошел ближе. При чем Монах все так же - даже и не подумал о том, чтобы отвлечься от своей работы, ведь говорить, пусть даже и с правителем, можно и не отрываясь от своих обязанностей. Двигался он медленно и плавно, явно никуда не торопясь.
Монах был как всегда бос, а одежда была предельно простой. Если только не считать того факта, что его простенькое кимоно и штаны были отбелены настолько, что походили на высокогорный свежевыпавший снег. На левой руке, на манер браслета, как всегда были простые четки из белого дерева. Единственное, что выдавало в нем настоятеля - красный пояс в виде витой веревки с вкраплениями золотых нитей в кисточках на концах оного. У ног настоятеля лежали два мешка со свечами, только в одном были свежие, а в другом - огарки.

4

Так толком не успев войти в Храм, Император в очередной раз вспомнил, почему не любил бывать здесь. Снаружи Храм, надо признать, выглядит привлекательнее нежели изнутри. Наследник и в раннем детстве не отличался религиозностью.
Телохранители проигнорировали замечание настоятеля, продолжив осмотр помещения. У них была своя задача, которую они обязаны были выполнить. Безопасность Императора превыше всего. А, упомянув возможную неловкость, которая должна была привести к поломке «ценного» оборудования, настоятель лукавил: перед им не простые солдаты-стражники, только вышедшие из таверны, где под завязку накачались плохоньким пивом. Личные телохранители Императора — элитные бойцы. И с ловкостью у них всё в порядке. Сломать или уронить? Нет, это не к ним.
— И вам хорошего дня, господин Настоятель, — голос оборотня шелестом благородного шёлка разлетелся по помещению, — меня неизменно радует ваше лучезарное настроение и сопутствующее ему чувство юмора. Только ради этого стоило переступить сегодня порог вашего Храма: где ещё вас встретят так доброжелательно?
Анпуи не сходил с места, отслеживая краем зрения передвижение телохранителей. Они уже успели закончить в этом помещении и скрылись в остальных. Не стоит и сомневаться: проверено будет любое показавшееся подозрительным помещение. Император любил наблюдать за работой профессионалов: быстро и слаженно они делали дело, не отвлекаясь на посторонние факторы, не имеющие отношения к их миссии.
О деле же Анпуи пока не стал заводить разговор. Для начала следует избавиться от всех посторонних в Храме. То есть вообще от всех. На этот раз в ранг посторонних попали даже его личные телохранители, а это случалось нечасто. И уж точно никогда в общественных местах.
— Моё дело, светлейший, предназначено только для ваших ушей. Могли бы вы быть снисходительны ко мне, одарив возможностью остаться с вами наедине в пустом Храме, дабы переговорить о том, что примело меня сюда сегодня?

5

Монах продолжал наблюдать за воинами императора краем глаза, правда когда те сунулись во внутренние помещения, которые предназначались исключительно для служителей Храма, он заметно нахмурился. Монахи хоть и люди отрешенные от всего мирского, но за гранью зала - начинаются личные помещения, хранилища и все подобное, что не предназначено для чужих глаз.
- Прикажите своим воинам покинуть внутренние помещения Храма, - голос монаха прозвучал значительно тверже, хотя в нем и помимо настойчивости и суровости промелькнуло и беспокойство. - Если Императору нужно было меня видеть - он мог это сделать и иным образом. Но раз Вы пришли в Храм - извольте подчиняться порядку установленному здесь, - он с опаской поглядывал на проходы во внутренние помещения и явно чего-то ждал.
"- Из-за его амбиций и страха перед покушениями могут пострадать невинны люди. И в первую очередь - его же телохранители," - пронеслась в голове противная и липкая мысль, которую Рэйджин не мог от себя отогнать уже. Что было более чем правильно, потому что через несколько ударов сердца из проходов во внутренние помещения воинов стали буквально оттеснять своими же телами монахи, которые взялись за руки. Одного взгляда на них хватило бы даже самому непроходимому идиоту, что шутить они не собираются.
- Храм служит Золотому Тигру в первую очередь и лишь после Императору Шамбалы, - пояснил Рэйджин. - Ваши воины вторглись в святая-святых. Я не хочу чтобы произошло что-то непоправимое, потому в последний раз прошу вас отдать приказ о том, чтобы Ваши люди перестали соваться туда, где им не место, - обычно спокойный и умиротворенный настоятель теперь выглядел твердым, настойчивым и непреклонным. - Если Вы хотели поговорить лично со мной - могли бы просто пригласить во дворец. А здесь - нет лишних ушей. Храм - дом Тигра, и все монахи - служители нашего бога. Они не лишние в вопросах веры. А если же у вас личный разговор - мне не чем было привлекать внимание Императора, а значит и нечего скрывать от тех, кто просил меня занять место настоятеля этого Храма, - он снова говорил спокойно, и старался в как можно более мягкой форме донести до правителя мысль о том, почему и в чем именно он не прав. За себя Монах не боялся, а вот то, что служители Тигра сожгут любого, кто сунется в храме не туда куда надо - он даже не сомневался, и более того - в некотором роде - боялся этого.
- Я внимательно слушаю слова Императора, - с небольшим кивком произнес настоятель, ожидая реакции правителя на столь дерзкие, хоть и крайне мягкие речи Белого Монаха.

6

В темной внушительности внутреннего интерьера храма явственно ощущалась некая зловещесть, неуловимо растворенная в воздухе пополам с чадащим запахом гаснущих свечей. Неискушенный взгляд так сразу и не пойнял бы, что именно изменилось в строю императорских охранников с того момента, как они переступили порог величественной залы - просто невидимый щит вокруг его Святейшества незаметно оброс условными шипами и когтями, затаившимися под кожей напряженных спин и в зрачках пристально смотрящих глаз. В коридорах дворца, на городских улицах и в охотничьих угодьях угроза была очевидна, но здесь... здесь она, казалось, могла ударить из абсолютно любой точки - ведь храм не только место успокоения души, но и дом для неизведанной высшей силы. А с ней никогда не знаешь, чего ожидать - спасительного моста или погибельного удара в спину от твоих врагов, благословленных этим же богом...
Слаженный стук сапог по гулким камням пола раздался по одному лишь намеку Императора - сработавшейся за годы команде не нужны были множественные указания. Их передвижение по залу могло показаться хаотичным и не слишком осторожным (хотя от оборотня-лиса, проскользнувшего в опасной с точки зрения Настоятеля близости от свечей, едва ли колыхнулся хоть один огонек), однако при должном внимании в нем можно было разглядеть четкую систему, направляемую потайными жестами. Пока длился осмотр основного зала, Император ни на секунду не оставался без защиты - постоянно хотя бы один из телохранителей мелькал рядом на расстоянии одного броска прикрытия.
Показав себя донельзя недипломатичным - ну как можно было назвать элитную стражу "сующей нос, куда не следует"? волнение, что ли? - Настоятель самолично пошатнул и без того нестойкий нейтралитет, с которым все телохранители перешагнули порог храма вне зависимости от собственной степени веры. Отношение к богам и их покровительству разнилось в рядах охраны - кто признавал, что побаивается, кто-то презирал, кто-то и вовсе не обращал внимания - но для всех них приказ Императора был превыше собственного мнения; поэтому сдержанная бесстрастность неизменным отпечатком лежала на лицах. Однако ее наличие вовсе не значило, что дается такая сдержанность легко.
Йолант, сам едва подавивший желание обнажить оружие - в храме! нет, этого не стоит допускать - вовремя коснулся плеча товарища, намекая ему на столь же фривольное поведение его руки, будто бы незаметно для владельца потянувшейся к поясу. Нормальная и объяснимая реакция на десяток с первого взгляда одинаковых монахов, которые, взявшись за руки, надвигаются на тебя, будто в трансе. Люди, подчиняющиеся чему-то еще помимо разума и закона, всегда доставляли много проблем - вот только храмовые служители грозили доставить их несколько иначе, нежели могла бы хаотичная городская толпа.
Дракон, поневоле слыша слова монаха, болезненно поморщился - странным образом мудрость не мешала тому с каждым словом заколачивать новый гвоздь в крышку собственного гроба. Можно было бы попробовать оправдать его незнанием Императорского характера - но ведь у всех сказочников на устах тот факт, что обожествленные представительи высшей знати никогда не отличаются покладистым и терпеливым характером!.. Быть может, ему, бедняжке, просто не рассказывали в детстве сказку о капризном принце?..
Дальнейшее продвижение во внутренние комнаты храма и впрямь представлялось небезопасным делом - граница конфликта явным образом пролегла по краю церемониальной залы, и переступать ее в пусть непредсказуемо зловещем, но все же священном для многих месте было бы совершенно неблагоразумно. Ориентируясь на поданный Йолантом жест, телохранители отступили - и, обменявшись взглядами и кивками, безмолвно рассредоточились вновь, по двое заняв посты у каждого входа в залу, не пытаясь более сделать и шага за порог - но и не давая находившимся внутри монахам переступить его. Подчеркнуто повернувшись спинами к Императору и Настоятелю, стража привычно сделала вид, что ее не существует. Сквозь такой строй не проникнет ни одна угроза (изнутри или снаружи - не имеет значения; куда бы телохранители не смотрели, у каждого из них при случае найдется запасная пара глаз на затылке), поэтому, даже если монахи и прятали в своих личных комнатах нечто опасное, это оставалось их и только их проблемой.
Йолант, скрестив руки на груди, с легкой усмешкой смотрел на серьезное лицо стоявшего в нескольких шагах перед ним монаха, ожидая повода для дальнейший действий - и отчасти надеясь на отсутствие такового. Синевато-фиолетовая гамма одежд охранников против огненных цветов служителей - определенно, в этом молчаливом противостоянии было нечто... особенное.

7

В любом другом случае Император вздохнул бы. Но не сейчас.
И почему все эти религиозные деятели настолько… религиозные? И деятели? Почему бы им не быть нормальными парнями, с которыми приятно пообщаться и хотелось бы встречаться вновь и вновь? Почему бы им не привлекать к себе людей интересными разговорами? А не отталкивать их напускной суровостью, будто за плечом твоим реально стоит бог?
Насколько Анпуи видел, бог там не стоял. И далеко не факт, что вообще откликнулся бы на зов своего монаха. Впрочем, при этой мысли настроение несколько выправилось.
Сигнала телохранителям на отбой он не дал, предоставив им остаться на месте. Если монах будет упорствовать, придётся ему напомнить, где он находится и с кем разговаривает. Только сейчас Император по-настоящему осознал, почему правители и до него не были в восторге от общения с храмовниками.
После такого приёма вообще непонятно, как можно уйти и не оставить после себя оный храм в пылающих руинах. Зато можно надеяться, что бог-тигр таки явится. Для того чтоб хотя бы поинтересоваться: «Что это было?». Так не всё ли равно как добиться своего? Главное ведь поговорить с Тигром.
«Приберегу эту мысль».
— Раз вы так настаиваете, — улыбка на лице оборотня была до странного ласковой, — я прибыл сюда для того, чтоб вы своим искусством призвали сюда своего бога, к которому у меня есть небольшой разговор. И раз вы сами предпочитаете делать это при свидетелях, мои телохранители тоже никуда не уйдут. Начинайте, прошу вас.
Холодный взгляд и вежливый жест в сторону призывал приступить к делу. Разговаривать с этим монахом Императору было не о чем. А посмотреть действительно ли Тигр откликнется — очень даже.

8

Накаляющаяся обстановка совершенно не радовала Рэйджина, но, судя по всему с императором иначе было просто нельзя. Юный, даже по меркам людей, правитель был слишком уж сильно зациклен на своих амбициях и требовал полного подчинения. Не то, чтобы Монах сегодня был в дурном расположении духа, или как-то собирался противиться Императору, который был вчетверо младше его, но даже для императора существовали некоторые ограничения и рамки приличия, которые тот явно не намерен был соблюдать. Особенно учитывая задумчивый взгляд правителя.
Когда Рэйджин услышал... приказ Императора, у него готова была отвалиться челюсть от удивления и наглости. Нет, внешне удивление никак не проявилось, конечно. Все таки долгая жизнь Монаха давала о себе знать. Так что выдержкой он обладал железной. Так что теперь оставалось только окинуть взглядом телохранителей рассредоточившихся по залу и гадать, что на уме у этих фанатиков-головорезов. За послушников и монахов настоятель мог поручиться, но вот за то, что телохранители не воспримут какие-либо части службы, как проявление враждебности - он был совершенно не уверен. Причины по которым Имперетор собирался столь странным образом вызывать на разговор Бога-Тигра - Рэйджина интересовали сейчас слабо, хотя и пресловутое кошачье любопытство давало о себе знать.
- С этого и стоило начинать, - спокойно произнес Рэйджин, словно только что не было никакого инцидента. - Пусть Ваши люди пропустят четверых монахов в зал. Я староват для того, чтобы таскать тяжести. Нет, если, конечно, Император готов помочь мне в приготовлениях и Аккуратно составить все пьедесталы со свечами в определенном порядке вдоль стен зала... - кажется во взгляде Монаа явно проявилась какая-то легка насмешка. Вот что-что а на такое зрелище он бы точно посмотрел. Не каждый день увидишь императора Шамбалы, который занимается тяжелым физическим трудом, чтобы что-то получить. - Хотя... впрочем поработать своими руками Вам все таки придется. Не стоит беспокоиться - когда я скажу - Вам придется разжечь огонь в нескольких жаровнях и запалить половину свечей. Без помощи магии, разумеется.


Вы здесь » Меридиан » ФБ и ФФ » Дергаем Тигра за усы