-  Я? Ни в коей мере! -запротестовал герцог, хотя озорная ухмылка ясно говорила, что он к этому делу так или иначе причастен. Он перевел изумрудные глаза с Е Величества на потасовку и оставался довольным запоминая наиболее забавные лица нескольких граждан и попутно отмечая для себя какие-нибудь мелочи, которые люди скрывали но в такой ситуации как эта на мгновение утратили контроль и продемонстрировали их. Это была щедрая почва, а скорее даже удобрение для различных слухов и сплетен, которые были одним из развлечений  Его Светлости, не говоря уже о том, что что-нибудь можно использовать и в более деловых целях... Занятый созерцанием всего этого, запоминанием этого и прочими, более важными делами, чем прислушиваться к обстановке вокруг здания (справедливо полагая, что это дело охраны) так что выстрела он разумеется не слышал, и когда Сола попросила его таким тоном, он даже не сразу обратил на неё внимание, и смсл её слов дохождил до него ещё несколько ударов сердца, пока он вопросительно, а затем и обеспокоенно смотрел на королеву.
- Что-то случилось? - разумеется он подумал, что этот трюк с кошкой и мышкой мог вызвать подобное. но эта мысль быстро была отметена как в корне неверная, такое забавное и великолепное зрелище вряд ли забеспокоило королеву, и хотя Фридо знал её ещё очень мало, он был достаточно уверен, что правильно понимал её нрав. А значит случилось что-то другое, и возможно это связано с какими-то физиологическими действиями. В конце концов Герцог  просто свалил это всё на область медицины, посчитав что сменой настроения является какой-то физиологический процесс Соломеи, связанный с её здоровьем. Но а пока странная, неправильная голова думала свои мысли, какой-то частью своего большого и умного мозга, другая часть, если не целое полушарие держа Её Величество под руку уже повело прочь из зала, уводя подальше от шума.  А внимательный взгляд обеспокоенных изумрудов оставался на прекрасном лице любовницы.