Вверх страницы
Вниз страницы

Меридиан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Меридиан » Королевский Дворец » Большой Дворец, кабинет и комната отдыха


Большой Дворец, кабинет и комната отдыха

Сообщений 1 страница 30 из 47

1

Кабинет: напротив входа большой стол с зелёной, обтянутой материей крышкой, за ним стул, скорее напоминающий кресло. Два комода, четыре шкафа с книгами, шкаф со всякой мелочовкой типо статуэток, медалек, коробочек и прочего бесполезного, но милого барахла, стены обиты той же тканью, что и стол; выход на балкон, там кресло, чайный столик и много растений в горшках; имеется потайная дверь.

Комната отдыха: просторный зал с несколькими диванами, большим столом, стульями. Так же имеется бильярдный стол, шкаф-бар, стены увешаны дорогими коврами и драпировками, много живых растений, дверь в кабинет и потайная дверь.

Отредактировано Натаниэль дер Са'арас (2012-03-07 00:00:41)

2

»»Большой дворец, Комната личной охраны

В кабинете короля не оказалось, и пришлось ждать. Из всей мебели пригодной для того чтобы присесть, в кабинете имелся только один стул и поставили его явно не для него.  В ожидании августейших особ, кажется, не принято вообще сидеть, припомнил что-то такое Феликс, все же семейство Эйнтааш считалось благородным, и что-то подобное мать в свое время пыталась вбить ему в голову. Впрочем, за время службы подробности придворного этикета подвыветрились из его головы. Одна надежда, что можно будет обойтись обычными нормами вежливости, доведенными конечно до предела.
Феликс пытался вспомнить как вообще выглядит их король. Новые монетки с изображением Натаниэля дер Са'араса попадались часто, вот только он не видел серьезных отличий между ним  и двумя предыдущими королями. То ли и в самом деле семейное сходство, то ли чеканщики Монетного двора не сильно заморачиваются изготавливая новое клише, но парень не был уверен, что сумеет опознать собственного короля.  «Навряд ли ему это понравится» несколько нервно подумал он, рассеянным взглядом скользя по статуэткам и безделушкам в изящном шкафу-витрине.
Ждать пришлось долго, парень успел уже изучить малейшие детали обстановки, что были видны с его места, шарахаться по кабинету казалось ему неприличным, а будущий «подопечный» уже откровенно раздражал. Пригласить на аудиенцию и заставить так долго ожидать себя, впрочем, чего еще ожидать от короля. «А ведь теперь придется сталкиваться с этим постоянно», промелькнуло в голове. Но на лице не отражалось ни единой мысли, только та же мягкая полуулыбка с которой он встретил пажа минут сорок тому назад.

Отредактировано Феликс Эйнтааш (2012-03-09 07:36:16)

3

==Начало игры==

- Хорош, - удовлетворённо пробормотал себе под нос Натаниэль, рассматривая нового телохранителя через специальный прибор, вделанный в стену между тайной комнаткой и кабинетом.
Ламия не был ничем занят, он специально заставил гвардейца ждать, чтобы посмотреть на его поведение в спокойной обстановке, немного проверить. Сорок минут - солидный срок, способный вывести из себя большинство, но Феликс повёл себя достойно, сдержавшись и терпеливо дожидаясь своего "подопечного". Натаниэль невольно улыбнулся, вспомнив, что гвардеец умеет быть и жарким, раскованным, открытым, стоит ему немного выпить или забыться, но в обычной жизни это мало кому было известно. Натаниэль был одним из немногих исключений. Почти никто не знал, что король Авалона сам служил простым солдатом в гвардии, и с тех пор у него остались не только привычки и закалка, но и немного старых, неизвестных при дворе связей, а так же скрытых от всех моментов биографии.
В кабинет Натаниэль вошёл по-хозяйски, рывком открыв дверь. Одет ламия был в свой любимый камзол, военного покроя, но без знаков различия на погонах, хотя при оружии - на поясе красовалась любимая рапира и кнут. Натаниэль специально оделся неброско и "привычно", чтобы ввести Феликса в заблуждение и немного подурачится, разыграв его.
- Смотрю, ты теперь тоже капитан, - не здороваясь, спросил ламия, спокойно поравнявшись со старым сослуживцем и держась "на равных", даже руку непринуждённо подал.

4

Эйнтааш едва ощутимо вздрогнул и повернул голову к вошедшему. Вместо ожидаемой монаршей особы в кабинет вошел… Арбуз? Бывший командир сразу задал знакомый, непринужденный тон и оставалось только небрежно взмахнуть рукой, обозначив, что все эти знаки различия – мишура. Парень отметил, что сам Натаниэль по старой традиции разведки не носит на форме никаких знаков отличия.
- Капитан? Не верю своим глазам, - улыбнулся чуть теплее парень, оттаивая и пожимая протянутую руку. – Вот уж кого не рассчитывал встретить в этой клетке с попугайчиками. Только не говорите, что это вам я обязан новым назначением, не прощу.
Феликс, не стесняясь, разглядывал своего бывшего командира. Все становилось на свои места, похоже Арбуз занимает здесь какую-то должность и собирает свою команду. Местечко при дворе, да еще в такой близости от короля теплым, конечно, не назовешь, но с Натом служить можно.
- Нам вас здорово не хватало, парни частенько вспоминали, как было весело, - легкая нотка грусти, прозвучавшая в голосе делала фразу искренней, не давая ей превратиться в банальный разговор сослуживцев с похлопываньем по плечам и переходящий в попойку на всю ночь. Фил вспомнил, чем заканчивались такие «праздники» с Натом, умудрившимся перетаскать в свою кровать почти всю разведроту.
- Я так понимаю, в специфику работы вводить вы будете, не Его Змеючество? – усмехнулся ламия. - Или мы его все же ждем? – мысль, что разговор с «подопечным» откладывается, откровенно радовала. Да, и то, что он не один в этом змеюшнике тоже грело.

5

Конечно же Феликс попался в умело расставленную ловушку. Натаниэль широко улыбнулся, смотря в глаза бывшему сослуживцу.
- Конечно мне, кому же ещё? - ничуть не смущаясь, честно подтвердил догадку ламия, откровенно забавляясь двоякостью ответа. - Рад слышать, что вспоминали тепло, а не хвалили Единорога за избавление от тирана.
Са'арас рассмеялся собственной шутке, после чего продолжил:
- "Ваше Змеючество"... м... как звучит-то...
Разумеется, Натаниэль никогда не слышал такого обращения ни к себе, ни к отцу или брату, всё-таки сумасбродную и воинственную семейку боялись, чтобы говорить такие вещи в широком кругу, но, на счастье подданных, текущий король чувством юмора обделён не был и мог оценить хорошие шутки.
- Так не нравится новый король? - уточнил бывший гвардеец, после чего фамильярно полуприсел на стол, лицом к собеседнику, с интересом гадая, поймёт ли Феликс в чём дело и как он ошибся...

6

Смотрел на, по-хозяйски расположившегося на столе, Натаниэля, и пытался понять, какой же именно пост при дворе занимает его бывший командир. По всему выходило, что не последний.
- Не знаю, - пожал он плечами. – Не могу сказать, пока лично не пообщаюсь. Но в настоящий момент слегка недолюбливаю, - усмехнулся. – Очень уж он непунктуальный. Понимаю, что занят, и помордовать поданных ожиданием старая королевская традиция, но видал я такие аудиенции, когда час ждать надо, - откровенно признался он.  Ламия не боялся быть с Натаниэлем откровенным, тот никогда не заставлял подчиненных врать и умел ценить откровенность. Феликс был уверен, что кем бы ни был теперь его бывший капитан, этот разговор останется между ними.
- Так как к вам теперь обращаться? – приподнял парень бровь. – Подполковник? Или уже Полковник? - осторожно поинтересовался он, изучая свое новое-старое начальство довольно откровенно и неожиданно пожалел, что не взял с собой кошелька. Мозаика из недосказанней неожиданно сложилась, когда устроившийся на столе мужчина чуть повернулся боком. – Хотя… Монетка есть? – чуть склонив голову на бок, спросил он ровным голосом и, начиная злиться толи на бывшего капитана, толи на себя самого. Мысль казалась достаточно бредовой, но объясняла все, кроме долгого ожидания. Единственное чего не понимал ламия, почему был выбран он? Были ведь у Натаниэля в армии и более близкие приятели. – Совсем достали, - и добавил, - сир?

Отредактировано Феликс Эйнтааш (2012-03-11 08:45:22)

7

- Полковник... - протянул Натаниэль мечтательно, на пару секунд прикрыв глаза и смакуя это слово. - Я был бы рад, коли это было так, но, увы, этикет требует большего. И почему ты решил, что меня достали?
В голосе короля промелькнуло удивление и лёгкое непонимание. Он невольно признался себе, что не просто так приблизил старого подчинённого: Натаниэль очень скучал по своим армейским годам и хотел урвать хоть кусочик "того времени". А почему именно Феликс ответ был прост - он не настолько был близок правителю в прошлом, чтобы думать, что имеет точки давления. А ещё Натаниэль был в нём уверен, он знал его историю от начала и до конца, видел его в деле и понимал, что он именно тот, кто нужен, подходящий баланс близости, опыта и знания субординации. Хотя старые совместные шалости бывший гвардеец не забыл, да и сам был всё таким же весёлым, хоть и жёстким капитаном Арбузом, своим парнем и отчаянным разведчиком, только вот мундир сменил и дела стали помасштабнее.

8

Внимательно смотрел на мужчину, по-новому оценивая и осмысливая происходящее. Он пока еще никак не мог определиться, как ему относиться к тому, что бывший командир так долго водил за нос весь их отряд. Вот только злость была какой-то странной и скорее на то, что Арбуз так бездумно рисковал. Причем, вспоминались почему-то особенно трудные задания или как он с ним ночью лазили за яблоками в чей-то сад, перед тем как идти в лазарет к своим, а потом кулек с вишнями, что парни притащили им.
-Хотите сказать, что соскучились по мне и поэтому пригласили погостить? – улыбнулся мягко и слегка отстраненно, словно мыслями сейчас был далеко-далеко. – Знаете, если бы охранять пришлось не вас, а кого-то другого было бы, наверное, проще, - откровенно признался ламия, глядя куда-то в окно на макушки идеально подстриженных деревьев, прекрасно понимая, что уже до этого наговорил немало и раз до сих пор еще не топает куда-нибудь в подвалы, то говорить можно смело. - Тяжело придется с вами Ваше Величество, лучше бы вы были дворцовым франтом, но думаю, сработаемся, если мне не придется больше по часу ожидать вас, - перевел взгляд золотистых глаз на короля. – Ну, и если разрешат снять эти дурацкие перчатки и висюльки, - щелкнул пальцами по аксельбантам.

9

Натаниэль тихо рассмеялся, ему нравилось, как Феликс держится, вежливо, но и уверенно, свободно, но не развязно, иными словами - то, что нужно.
- Ждать придётся только с поводом, это - обещаю. А вот перчатки и форма... тебе она очень идёт. У тебя красивые руки, - с лёгкой мурлыкающей интонацией заметил змей. - Хотя, заставлять не буду.
А ведь и правда соскучился.
Только не по старому сослуживцу и любовнику, а по самой атмосфере, которую он с собой привёз. Но реальность накладывала свой отпечаток, Натаниэль стал серьёзнее, взгляд его холоднее, а голос жёстче.
- Но шутки в сторону. Ты, надеюсь, понимаешь, что значит твоё назначение. Мне нужен верный человек, которому я смогу доверять. В моём окружении таких фактически нет. Более того, я чувствую, что дальше будет хуже, и мне нужны преданные подданные. Здесь, рядом со мной. Я не боюсь умереть или всё потерять, но это не значит, что я это допущу. Я неуживчивый, себе на уме, постоянно нахожусь в центре самых неприятных событий королевства. На меня ведётся охота, явная или тайная, от старых ли врагов или от "соседей". Иными словами, со мной можешь забыть о том, что существует какая-то личная жизнь. И, если тебя хоть что-то из этого не устраивает - я пойму и не буду держать, но если дашь согласие - назад не повернёшь.
Сказано вроде было много, но и недосказанностей осталось не меньше. Как сам Натаниэль относиться к совместному прошлому и тесным связям, было непонятно, он словно специально ждал непредвзятого ответа, чтобы потом раскрыть своё отношение. А сейчас бывший гвардеец лишь озвучил главное.

Отредактировано Натаниэль дер Са'арас (2012-03-12 09:39:51)

10

Ламия уже и забыл эти мурлыкающие интонации. Он и сам не понимал, отчего никогда не относился серьезно к вниманию Натаниэля, наверное, все же никогда не видел себя рядом с ним и воспринимал все это не иначе как игру, заманчивую интересную, но… Впрочем, их и в прошлом не связывало ничего кроме пары случайных ночей о которых и сам Феликс, и его любовник, предпочитали не вспоминать и не афишировать, но и по разным углам комнаты при встрече не разбегались. Сейчас держать дистанцию придется еще жестче, правда проблем с этим у парня никогда не было, сложнее казалось подпустить к себе. И вообще, лучше выкинуть из головы то, что между ними что-то было.
- Не ожидал, что оставите выбор, - мягко усмехнулся парень, глядя на короля. - Идея отказаться и сбежать выглядит, откровенно говоря, заманчивой, - честно признался он. – Вот только я уже разобрал чемоданы, и комнатка вроде неплохая положена, мне она нравится больше чем старые казармы в гарнизоне. – Феликс стянул с рук перчатки и спрятал за отворот камзола. - А личной жизни, - он помолчал, - ее и в гарнизоне особо не было, так что не страшно. Короче, остаюсь я, - закончил он слегка растерянно, как будто и сам не верил, что решился на это добровольно и осознанно. Ламии и без того казалось, что он сказал довольно много и нет смысла уверять Натаниэля в своей преданности, пригласил, значит не сомневается.

Отредактировано Феликс Эйнтааш (2012-03-12 13:04:31)

11

- Был бы ты простым солдатом - не оставил бы, просто приказал, но, я уже сказал, мне нужен тот, кто сможет прикрыть мне спину, когда это будет нужно. А такие вещи по приказу не делаются, - совершенно серьёзно продолжил Натаниэль, смотря на Феликса, оценивая его, казалось, в последний раз и спрашивая себя ещё раз: "уверен? да, уверен" - Комната в твоём полном распоряжении, если что-то не устроит или просто захочешь поменять - скажи.
Ламия оттолкнулся от стола, сделал большой шаг к собеседнику, значительно сократив разделявшее их расстояние, после чего продолжил уже куда мягче, даже почти по-старому ласково, когда бывали минуты уединения:
- Я правда рад, что ты приехал. Я скучал по вам всем эти годы, но ни вернуться не мог, ни сказать во всеуслышанье правду. Мой авторитет итак сомнителен, а такие подробности моей жизни вообще ни к чему знать широкому кругу. Хотя... - Натаниэль сделал паузу, как будто раздумывая, продолжать или нет, - хотя я ни о чём не жалею. Надеюсь, ты оправдаешь моё доверие, ведь в противном случае, это будет стоить мне жизни. Но я привык рисковать, ты же помнишь.
Змей непринуждённо улыбнулся, показывая небрежной полушуткой то, насколько он на самом деле приблизил старого сослуживца. И в то же время - что он ничего не забыл, более того, именно памятью и руководствовался.

Отредактировано Натаниэль дер Са'арас (2012-03-14 01:56:33)

12

- Вот это и заставило меня остаться, - покивал головой парень и мягко улыбнулся. – Судя по реакции стражников, я у вас пока первый? – вспомнил он, делая акцент на слове первый, будто бы давая понять, что не против разделить с кем-то ответственность. – Подробностей жизни не будет, я прекрасно понимаю, что мы были неподходящей компанией для князя. Я так понимаю стоять по стойке смирно мне не обязательно? – спокойно встретив внимательный взгляд короля, ламия отступает на шаг, пытаясь сохранить дистанцию. – Не против если я осмотрюсь?
Он не ожидал, что король  сам попытается напомнить ему о прошлом, эти  нежные нотки в голосе, откровенно отдающие соблазнением забыть было сложно. Сколько не пытался повторить, у него так не получалось, а вот голос Ната мог буквально журчать, когда тот этого хотел. Феликс сделав вид, что не почувствовал смены в настроении правителя отошел к окну, разглядывая через стекло балкон и сад внизу, прикидывая насколько просто забраться в кабинет минуя коридоры и охрану, оказывалось, что не так уж и сложно.
- Мне придется с вами быть здесь? – обернулся он.  – Если да, то где я вас меньше всего буду раздражать? – Объяснять, что когда приходится постоянно быть рядом с кем-то, сложнее всего избежать именно этого чувства у объекта охраны, Натаниэлю было не нужно, он и  без него помнил эти истины. Феликс умел быть ненавязчивым и незаметным и уже выбрал себе место у окна, здесь можно будет не мозолить спину "объекта" взглядом и поменьше попадаться на глаза, да и удобно тут, видно все и присесть незаметно можно. Этикет, этикетом, но требовать строго соблюдения его с личной охраны глупо, и не станет король требовать с него стойки гвардейца. Это час-другой можно на посту покрасоваться, тело затекает быстро и толку от такой охраны нет.

Отредактировано Феликс Эйнтааш (2012-03-14 09:07:30)

13

- Первый, - согласился Натаниэль, кивая, затем замолчал, задумчиво смотря на старого приятеля.
Король и правда часто вспоминал службу в гвардии, откровенно тосковал и считал, что это была та самая "юность", о которой принято тепло вспоминать. За шесть лет жизни почти затворником во дворце, ему как воздуха не хватало той свободы. А теперь кто-то как будто сорвал привязь и дал немного свободы, отчего Натаниэль чувствовал почти пьяную эйфорию. Правда, это имело и свои минусы, ему страшно хотелось большего, например, подойти вплотную к Феликсу, прижать его к стене и совершенно как раньше соблазнить, увлечь в свою кровать и вспомнить куда большее.
- И, по мнению князя, вы были для него самой замечательной компанией. - Натаниэль подошёл к капитану, положил руку ему на плечо, затем скользнул дальше, чуть обхватывая пальцами шею сзади под волосами. - Самой желанной и тёплой компанией, по которой я безумно соскучился.
Бывший гвардеец всегда был напорист и настойчив, и сейчас не изменился, сделал последний шаг, прижимаясь к Феликсу вплотную, чуть склонил голову и коснулся поцелуем губ.
- Ты меня не будешь раздражать, напротив, я хочу, чтобы ты был рядом, как раньше. - Натаниэль смотрел прямо, глаза в глаза, как будто зачаровывал, точно южанин.

14

Усмехнулся в губы Натаниэля, и осознанно, вместо того чтобы замереть, зажаться от откровенного «заявления» о правах не только на его верность, но и на близость, расслабился, позволяя старому любовнику вести. Одуряющее нежно ответил на поцелуй, всем телом прильнул к нему и жарко выдохнул.
- Хотите, чтобы совмещал? – губы ламии изогнулись в мягкой улыбке. – И почему меня это не удивляет, - задумчиво пробормотал он, потираясь затылком о руку мужчины. – Вам всегда нравились те кого можно использовать не только по специальности.
Феликс понимал, что сейчас откровенно идет по лезвию.  Вот только думать о том, что он делает, не хотелось совершенно, как не получалось и выкинуть из головы все мысли о разнице между ними. Приходилось напоминать себе, как бы всё не изменилось Нат все тот же, а все титулы – всего лишь слова. Он дотронулся до щеки мужчины пальцами и осторожно погладил.
- Меня ведь не назначат на должность «ночного» телохранителя? - тихонько вздохнул. - Или настолько не доверяете окружению? Хотя... Правильно, - кивнул, - фавориты опаснее любого наемного убийцы, слишком просто подобраться близко… Значит, придется как-то решать этот вопрос, - задумчиво протянул парень и сам потянулся к губам, которые могли, как жестко кривиться, так и быть нежными. – Знаете, сир,  если вы не сильно отличаетесь от того капитана которого я помню, то я не стану артачится, - улыбнулся мягко и прикрыл глаза не в силах выносить пронзительный темный взгляд.

Отредактировано Феликс Эйнтааш (2012-03-14 14:27:04)

15

- Мне казалось, что телохранитель, это должность круглосуточная, - мягко ответил Натаниэль, разорвав уже второй поцелуй и хитро улыбаясь.
Феликс не сильно изменился за те года, что они не виделись, остался сдержанным, но отзывчивым, что бывшему гвардейцу в своё время очень нравилось. Эйнтааш не знал, но Натаниэль ещё тогда выделял его из своего окружения, присматривался, потому что чувствовал, что ему сможет доверить свою тайну. Но не случилось, события закрутились раньше, чем возникла необходимость. А сейчас - королю были нужны верные не просто слуги - друзья. А если они ещё и любовники, то это совсем идеальный вариант, не правда ли?
- Я всё тот же капитан, только власти побольше стало. Воспринимай это так, если хочешь, - предложил ламия, уже откровенно запуская руки под рубашку любовника и задирая её. - Тебе понравится, обещаю.
Совершенно банальная фраза, но Натаниэль не удержался и произнёс её. Он умел приносить удовольствие, любил насилие и доминацию, но в то же время был мягок и заботлив, так что не врал, обещая удовольствие.

Отредактировано Натаниэль дер Са'арас (2012-04-06 22:43:18)

16

Каким бы спокойным и расслабленным Феликс со стороны не казался, новый статус Натаниэля до сих пор не укладывался в голове и, пожалуй, привыкать к этому он будет долго. Но дергаться сейчас совершенно не хотелось. Они оба знали, что ему понравится, а значит, нет смысла в попытке отказа, да и не отказывают королям. Хотя сейчас он стоял не в объятьях монарха, а прижимался всем телом к старому любовнику.
- Действительно. Все тот же, - не открывая глаз, пробормотал он, не мешая Натаниэлю. Происходящее отчего-то стало восприниматься как нечто ирреальное, словно он и в самом деле под гипнозом. – Да, я и не забыл, что мне нравилось, - улыбнулся ламия, позволяя любовнику добраться до кожи. Медленно открыл глаза и встретился с пронзительным взглядом короля. – Я тебя тоже помнил, - впрочем, эти слова так и остались несказанными. Феликс и тогда, старался не появляться рядом с капитаном без лишней необходимости, не желая привлекать внимание к их странной близости. Да и к самому Натаниэлю подходил через раз, опасаясь собственных эмоций.  После того как Арбуз как-то поспешно и даже не попрощавшись исчез, парень попробовал сойтись с другим, но довольно быстро понял, что это не его и впервые поучаствовал в «прощальном» скандале, над которым весь гарнизон потешался еще несколько недель. Вот только рассказывать бывшему командиру не хотелось как искал «утешения» с другим.

Отредактировано Феликс Эйнтааш (2012-03-17 15:13:41)

17

- Я рад, что ты на меня не сердишься за прошлое, - прошептал Натаниэль на самое ухо Феликсу, начиная не глядя расстёгивать пуговицы его мундира. - И настоящее.
Выбор был невелик: кресло или стол. Или идти до спальни. Сам Нат был не против пройтись, но побоялся, что за это время Феликс опомнится, и зажать его "в угол" будет не так-то просто. так что нужно ковать, пока горячо. Камзол полетел на пол, следом там же оказалась рубашка. Натаниэль не оставлял своему охраннику никакой возможности передумать, ни секунды, чтобы опомниться. Немного грубые, привыкшие к оружию руки ласкали уверенно и мягко. Ламия пальцами гладил и разминал плечи любовника, помогая расслабиться, сбросить захватившее его во время встречи напряжение.
- Ты стал ещё соблазнительнее. - Снова шёпот на самое ухо и тут же горячий язычок начал играться, поглаживая кожу, охлаждая её.
Всё-таки стол. Натаниэль толкнул любовника к нему, усадил, заставляя немного откинуться, принялся целовать шею, затем грудь, постепенно опускаясь, затем и вовсе встал на колени и потянул ремень, расстёгивая и явно собираясь продолжить дальше. Властно и напористо. Взять, словно собственность, но лишь после того, как согласие было получено. Хотя королям не отказывают, но в этом ли было дело?

Отредактировано Натаниэль дер Са'арас (2012-04-06 23:29:29)

18

- Сердиться? Так вроде и не за что, - выдохнул он, откидывая немного голову и инстинктивно приоткрывая шею. - Вам нравилось, мне нравилось, - губы изогнулись в усмешке.
Ламия помог раздеть себя и опомниться не успел, как оказался сидящим на краю стола. Что ж, стол так стол, какая собственно разница. Ни шанса опомнится Натаниэль, как и прежде, не оставлял, стоит только обозначить свое согласие и весь контроль уплывал к нему. Жаркий шепот на ухо, одуряюще властные руки, которые так умело помогают расслабиться и забыть всякие глупости. Какая разница кто из них кто, когда остается чуть приподнять бедра, чтобы позволить стащить с себя оставшуюся одежду, только тяжелый чехол с ножами тяжело грохнул по полу.
Эйнтааш прикрыл глаза, стараясь, расслабится и выкинуть из головы последние, несвязные мысли, которые только мешали сейчас им обоим. Какая разница как Ната зовут другие, если он с ним рядом, стоит на коленях между его бедер, и при этом именно Феликс чувствует себя пойманным. Ламия облизнул пересохшие губы, собственная нагота ощущалась особенно остро, рядом с полностью одетым любовником.
- Ты так и будешь? – он и сам не заметил, как сорвался на это «ты». Голос звучал несколько хрипло, грудь неровно поднималась. – Ненавижу так, - он сдвинулся еще чуть ближе к краю, и потянулся к мундиру Натаниэля. – Разденься, - то ли требует, то ли просит, он и сам не понял.
Глупо, обычно это его никогда не волновало. Одет, раздет, все это такие неважные мелочи, но   сейчас он и в самом деле ненавидел эти тряпки на теле любовника. Да, еще и стол этот, не ответить толком.

Отредактировано Феликс Эйнтааш (2012-04-07 08:37:35)

19

- Как скажешь... - выдохнул мужчина своим извечным мурлыкающим тоном.
Нужды раздеваться Натаниэль не видел, да и не хотел, но любовнику уступил, скинул камзол, оставшись в лёгкой шёлковой рубашке сверху, расстегнул пуговицы, правда дальше разоблачаться пока не спешил, вернул внимание Феликсу. Мелкой цепочкой поцелуев приласкал оголённую кожу бёдер, паха, затем по колену, голени, постепенно снимая брюки до конца и избавляя пленника своих чар от обуви. Едва отбросив в сторону один сапог, взял ступню в руки и стал целовать, дразня лаской, и усмехался, щекоча дыханием. Затем то же самое повторил со второй ногой. Всё-таки выбор позиции "на столе" оказался более чем тактически верен. Впрочем, в выборе стратегии бывший капитан редко ошибался.
Уж где-где, а в любви Натаниэль был жарок, нежен, но и напорист так, что от удовольствия впору было изнывать, не понимая, то ли хочешь остановить, то просить продолжать бесконечно.

20

Феликс зашипел, не хуже чем в истинном облике и, до побелевших костяшек, вцепился в край стола, борясь с желанием отдернуть ногу. Парень откровенно боялся заржать от щекотки, но не скажешь же про это любовнику. Энтааш прикусил губу и прикрыл глаза, стараясь расслабиться, отпуская себя, мышца за мышцей, как после боя, но действия Натаниэля отдавали дразнящим щекочущим чувством, не там где прикасались его губы, а в паху, делая возбуждение еще более сильным. Ламия повел головой, откидывая назад волосы, жалея, что не зацепил длинные пряди шнурком, сейчас они раздражали. Одна близость Ната сводила с ума, он так и не забыл, насколько с ним было хорошо, словно уже и не принадлежишь себе. Нежданная встреча и еще менее ожидаемая страсть и вовсе не давало парню причесать свои эмоции. Единственное, в чем он был уверен, это в собственном желании продолжать, не смотря на все «но».
- Мне ведь много не надо, сир, - выдохнул он. Хотелось сползти с обтянутого кожей стола и ответить бывшему капитану, не менее страстными ласками. - Я не умею сидеть тихо, - парень нагнулся вперед, пытаясь дотянуться до любовника. Вплел пальцы в длинные темные пряди. – Не тяни, я скучал, - обычно чистый голос сел и звучал хрипловато.
Парню уже было по большому счету наплевать, что он сейчас сидит на королевском столе. Не воспринимались сейчас титулы. Только он и Натаниэль. Эйтааш потянулся за кубком, губы буквально спеклись, а во рту пересохло. Он глотнул вина, сладкого до горечи, с каким-то странным привкусом вишни.
- Ну, же, Нат, - глубокий голос ламии снова звучал чарующе. Сердце в груди колотилось как бешенное, до боли, до ломоты, до дрожи.Неужели настолько соскучился. Он ловил взгляд темных, едва ли не черных глаз Натана и улыбался, зачарованный лаской, нежной и такой пьянящей. Откинулся на локти,  руки буквально не держали, Феликса трясло.  - Шерц, - выдохнул он, выгибаясь и до крови закусывая губу, опустился совсем на спину, выгибаясь так, что едва касался стола затылком. - Сир, да трахните же вы меня, - рыкнул нетерпеливо.

Отредактировано Феликс Эйнтааш (2012-05-09 20:13:52)

21

- Здесь я решаю что и когда делать. - В своей привычной властной манере ответил ламия, проводя заострёнными ногтями по груди любовника. Натаниэля тоже мучила жажда и куда более страшная. он вёл себя так, словно кто-то отдёрнул завесу силы воли, за которой жёсткий король прятал свои пороки: похоть, желание безраздельно обладать и властвовать, слышать стоны боли и удовольствия, дозировать их своей рукой, смешивать как коктейль.
Бывший гвардеец склонился перед любовником, провёл языком по его груди, очертил кружочек одного соска, потеребил языком, затем спустился ниже, к паху и нежно облизал головку члена. В принципе, Натаниэлю и самому уже не терпелось взять Феликса, обладать, как раньше, но в этот раз даже куда более полно, но в то же время, король не мог позволить собой командовать. Просить, умолять - да, но не приказывать. Бывший гвардеец садистки медленно и нежно взял возбуждённую плоть в рот, скользнул по стволу ниже, то легонько посасывая, то лаская языком, руками же крепко держал, подхватив под одно колено и талию, чтобы пленник наслаждения не вырвался, не ушёл от обжигающе жестокого в своей сладости отношения. Пожалуй, такое обращение можно было сравнить с изысканной пыткой.

22

Эйтааш и забыл уже, что бывает так, когда ты больше не принадлежишь себе, когда все в Его руках и твоя воля, и твое желание, когда ты не властен даже над собой. Он только изогнулся, когда когти, не ногтями же можно так располосовать грудь прошлись по его груди, оставляя алые царапинки. Еще не до крови, но, уже оставляя заметные следы, на пару дней не больше, только вот забыть о своей наглости Феликс быстро не сумеет.
Лучше бы он молчал. Натаниэль, словно бы и не хотел его вовсе, терзая тело  мучительно медленными ласками, еще более изысканными, но как же того было мало. Феликс не рискнул даже смочить пальцы и подготовить себя. Да, и не хотел, готовый принять от Натаниэля все, и эту мучительную ласку и возможную боль.
Ну, же, парень ты ведь именно это любил. Быть Его вещью, игрушкой. За этим же приходил тогда и этого ждал сейчас. Так чего дрожать? Расслабься. Ты уже не ты.
Но осознание собственных желаний и непослушное тело, это не одно и то же. На месте его держала только рука Ната, не позволяющая ускользнуть от него. Он грыз губы, боясь закричать в голос, и только тихо постанывая.  Не радовать же двор таким скандалом. То что на крик прибегут хотя бы те же гвардейцы из коридора Эйнтааш еще осознавал, но если любовник и дальше продолжит терзать его своей нежностью, пожалуй может и забыть. Вот только просить короля о пощаде он не рискнул.

23

- А ты всё такой же, как и раньше, - жарко прошептал Натаниэль, вновь поднимаясь выше по телу Феликса, нашёл губами губы и напористо поцеловал, проникая, сплетая языки в вечной игре. Грубоватые пальцы уверенно гладили некогда холёное тело дворянина. Жизнь в гвардии потрепала внешний вид Эйнтааша, поубавила ему лоска, но добавила неуловимой стальной струны, настоящей, столь ценной для короля мужественности. - Податлив и развратен... Интересно, был с кем-то, пока меня не было?
Натаниэль совершенно без зазрения совести говорил сейчас вещи, которые совершенно не вязались с его прошлым, с тем, каким Феликс должен был его помнить. Теперь всё было по другому. больше не было притворства, теперь бывший гвардеец не стеснялся откровенно доминировать. И, поглощённый страстью, даже не понимал, что делает, как себя ведёт, хотя сам зарекался быть таким. обещал быть "тем же капитаном".
- Скучал по мне или пытался меня с кем-то забыть? - выдохнул король, облизал пальцы, оставляя на них слюну, чтобы мягко подготовить любовника.
Вопреки словам ничего грубого Натаниэль не делал, был мягок и ласков, даже заботлив. Начал вводить пальцы по очереди, полностью доставая и проникая снова, для лучшей тренировки. Тугие мышцы поддавались неохотно, не пропускали инородные объекты внутрь, но Нат был настойчив, скользил плавно и неотвратимо, растягивая нежный анус.

24

Феликс вздрогнул всем телом и чуть приподнялся на локтях, потянувшись за губами Ната, тихо застонал, когда тот отстранился. Слова мужчины показались больней пощечины.
Ты и в самом деле хочешь знать? Или это способ зацепить меня?
Рассеяно оглядел бывшего капитана, не понимая, ждет ли он ответа на свой вопрос, и что вообще задумал.
- Ты был первым, и забыть не удалось, - выдохнул парень, надеясь, что за ответ ему это зачтут.
Странно, но он не боялся Натана совсем, даже таким. Хотя и казалось, что тот его откровенно выводил на это чувство. Растерянность да, была даже горьковатая нотка обиды за слова бывшего командира. Это же он пропал не попрощавшись. Тогда Лекса и не думал, что станет пытаться найти замену их случайным, редким, но безумно сладким ночам. Казалось, что даже нашел, только скоро понял, он хотел именно Натаниэля, и парнями было завязано. Наелся, как говорится, но делиться тем опытом с бывшим командиром, ламия бы не хотел. А вот страха не было, и играть в него не хотелось. Не сегодня, позже, если король еще раз его захочет, может он и поиграет с ним в испуганную жертву, но не сейчас. Сейчас он не собирался скрывать насколько рад их встрече.
А то, что он рядом с Арбузом становился похож на шлюху, ну так это не его вина. Да, и в голосе короля звучал скорее не упрек, а восхищение. Вот и сейчас, он буквально плавился и льнул к Натаниэлю, кусая губы и бесстыдно разводя бедра. Твердые причиняющие не удовольствие, а скорее легкую боль и дискомфорт, пальцы любовника Феликс терпел, только иногда немного морщась. Откровенно не хватало упора хотя бы для одной ноги, но ведь он мальчик крепкий. Непонятно как, но удалось даже расслабиться настолько, что пальцы мужчины легко проникали в него.
Ламия выгибался и тихо хныкал в нетерпении, но больше не пытался торопить короля. Даже молить его сейчас просто не мог, только то кривовато улыбался, то грыз губы, которые были уже просто алыми, странно даже, что еще не кровили.

Отредактировано Феликс Эйнтааш (2012-05-10 23:04:54)

25

- Быть первым, не значит, стать единственным. - Натаниэль убрал руку, распутал завязки штанов и снова приник к любовнику, почти наваливаясь на него.
Новый поцелуй получился жарким, но служил лишь тому, чтобы отвлечь на себя ощущения от вторжения в напряжённую плоть. Нат подтянул Феликса к себе за бёдра, вынуждая лечь спиной на стол и обхватить любовника ногами, для того, чтобы удержаться.
- Но у меня, кажется, получилось.
Разумеется, король имел ввиду вовсе не физическую сторону вопроса, он прекрасно понимал, что осознание приходит именно с опытом. Не попробовав с другими - нельзя сказать, что хочешь. И тем больше это грело, что "его" Феликс оставался ему верен. В очередной раз двигаясь вперёд, входя и намеренно цепляя чувствительную точку внутри, Натаниэль вновь склонился, мазнул губами по губам, щеке, затем задержал их у уха и нежно прошептал:
- Я тоже скучал по тебе.

26

Тихо зашипел в губы любовника, стараясь только не зажиматься. Король, конечно, его подготовил, но несколько пальцев и твердая, тяжелая плоть, это совсем разное. Зато теперь можно было закинуть ноги на талию любовнику.
Получилось. Еще как получилось,- усмехнулся про себя парень, - А ведь казалось, что отболел тобой. Вами, - поправил он сам себя.
Натаниель отвлекал его от неприятных ощущений поцелуем. Помогало это не очень, но сладко было, чуть не до судорог. Нравилось все, даже как отзывается нежной болью, прокушенная все же губа, на страстную ласку.
- Я тоже скучал по тебе, - жаркий шепот любовника в самое ухо, чувствительное, до невозможности, и жаркая волна удовольствия, от маленькой точки где-то там, глубоко. Которую Натаниэль находил всегда безошибочно. Тело парня выгнулось, а с губ сорвался первый вскрик, пока еще слышный только королю.
Феликс, чуть оттолкнул его и, извернувшись, змей он и в человеческом облике змей, закинул одну ногу на плечо короля, раскрываясь еще сильнее. Так оказалось гораздо веселее, можно было вскидывать бедра навстречу любовнику, позволяя ему проникать еще дальше и глубже.
«Ну, же похвали своего мальчика» - слышать свое имя и что-то ласковое, произнесенным, в такие моменты тихим, вкрадчивым голосом любовника, было для него особым удовольствием. Лекс и не думал, что простые слова могут так отдаваться в сознании, пока не услышал незатейливый комплимент от Ната.

27

И Натаниэль, словно прочитав мысли любовника, отозвался, перемежая слов поцелуями:
- Сладкий мой... нежный... Феликс...
Рыжий змей был настолько податливым и жарким, что больше походил на хорошо обученного наложника, нежели на сурового, прошедшего войну воина.
Двигаться Нат постепенно начинал всё резче, напористей, не доходя до грубости, а балансируя на ее грани. Рукой змей ощутимо сжал член Феликса, несколько секунд удерживая, а затем принимаясь ласкать, подстраивая под общий ритм. Видимо, король решил замучить своего подчинённого, как минимум до охрипшего голоса. Натаниэля не смущало, что их могут услышать. Позиция у него на этот счёт была проста: "пусть завидуют".

28

Из горла ламии вырвался придушенный всхлип, когда пальцы короля сжали плоть. Кадык судорожно дёрнулся, коньячные глаза закрылись. И тут же ласка, подарившая бешеное возбуждение и, застонав, парень впился в полуоткрытые губы Ната жарким, уверенным поцелуем. Рыжый терялся в ощущениях, но вместо криков только тихо хныкал, вскидывая бедра навстречу, не пытаясь даже зажаться. Ламия знал, что стоит дать себе волю, и за вторым криком с губ сорвется третий, четвертый… До сорванного голоса и поданного заботливой  рукой, после того как тела обсохнут, бокала теплого вина. Значит, если не хочется краснеть после, выходя в коридор, стоит быть тише. А насколько ему хорошо он покажет Его Змеючеству и так.
Единственное, что было лишним это рука, ласкающая член. Ламия был откровенно «голоден» и без того ощущений было предостаточно, а кончить слишком рано не хотелось.
- Сир, - простонал он, вцепившись   в запястье любовника и, облизнув сохнущие губы, выдохнул, - не надо, пожалуйста. Сдерживаться становилось сложнее и сложнее. Грудь высоко поднималась, дышать удавалось с трудом.

29

Натаниэль охотно ответил на поцелуй, но затем чуть сдвинулся, коснулся губами шеи, провёл поцелуями линию от плеча к уху и впился почти укусом в нежную кожу.
- Здесь я решаю, надо или нет, - прошипел змей и под первой алой "меткой" оставил вторую, чуть ниже, с таким расчётом, что и воротником толком не закроешь.
"Моё" - без слов говорил король.
Так как это был лишь первый раз, далеко не последний, то Натаниэль совершенно не волновался о том, что ему "мало". Он предпочитал растягивать удовольствие по-другому, вот только Феликс ещё не знал этого и, похоже, считал сиюминутной прихотью правителя. Но это было не так, Натаниэль тщательно подбирал своё окружение.

30

Сдержать легкий вскрик, когда Натаниэль наградил его поцелуем-укусом, ламия уже просто не захотел и не смог бы, наверное. Прокушенная губа, а теперь еще и засос на шее. Красавец просто. Может еще удастся свалить на страстную подружку? Наврядли, Эйтааш был уверен, Его Величество  король Натаниэль не сдерживает себя, он и в армии то не сильно баловал всех соблюдением догм и норм, ценя только результат. А теперь и замечание сделать ведь не рискнут.
Арбуз отличался суровым нравом и здоровой злостью воина, способного к переговорам, но скорого на расправу. Если бы Нат оставил метку лично ему, парень бы был даже счастлив, наверное. А вот демонстрировать свое «особое» положение всем, ламии  совершенно не хотелось. Феликс не заблуждался на счет неумения командира держать себя в руках. Натаниэль умел быть осторожен, если хотел этого. Осознанно метит или ставит его на место? Первый вариант был слишком сомнительным. Значит, он снова забылся, змей сглотнул и кивнул.
- Понял, решаете вы. Только кончу я сейчас без разрешения, - голос парня звучал с придыханием, словно каждое слово давалось с трудом.


Вы здесь » Меридиан » Королевский Дворец » Большой Дворец, кабинет и комната отдыха