Меридиан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Меридиан » ФБ и ФФ » На перекор полету бабочки


На перекор полету бабочки

Сообщений 31 страница 60 из 107

31

Гвендолен с интересом и предвкушением веселья ждал ответной реакции от незнакомца. Но то, что произошло дальше оказалось далеким и от веселья, и даже просто от приятного. Для начала ему просто не ответили. Но это само по себе не слишком огорчало - мало ли какие могут быть причины? Но когда сородич приблизился, в нем белый дракон узнал... Эльвира. Пока он переваривал тот факт, что оказывается эта старая перечница даже способна летать, тот двинулся мимо. И ладно бы просто пролетел, так еще и словно бы плечом оттер, чиркнул по боку. Можно подумать, это не небо, а узкий коридор!
Такого с военачальником уже давно не случалось, чтобы с ним вот так вот обходились. Он даже на пару мгновений обалдел, переваривая произошедшее. А потом нахлынуло негодование. Мало того, что этот зануда белобрысый во дворце ведет себя высокомерно - драконам свойственно считать себя высшей расой. Но здесь, в небе, когда они оба драконы и равны? Да что этот хлыщ о себе возомнил?! Вот уж точно хамло базарное! Зря Клер в нем пыталась найти что-то хорошее.
Оставить такое оскорбление без ответа Гвен не мог. Первым порывом было пальнуть от души огоньком, чтоб уж наверняка прижгло хвост этой белобрысой заразе. Но он тут же взял себя в руки - нечего расходовать такие силы на какую-то козявку, и тем самым опускаться до его уровня. И вообще, ар Такеиро благородный род и в спину бить не станут. Однако проучить наглеца определенно стоило.
Белый дракон ловко нырнул в облака, опускаясь резко вниз, затем сделал вираж и так же быстро полетел вверх, прикидывая примерное положение советника в пространстве - едва ли эта ленивая ящерица будет лететь быстрее, чем только что и особо смотреть по сторонам. Сверху были облака, и Гвен сделал в них небольшую спираль, чтобы разворошить впереди белую дымку посильнее и заодно рассчитать точное положение цели для финального маневра. Затем он полетел чуть дальше и вперед для разгона, развернулся, и уже на крейсерской скорости вспорол облака, вылетая аккурат перед советником и пуская ему в лицо (точнее - в морду) белесое марево вместе с резким порывом ветра от собственных крыльев.
Наблюдал синеглазый за этим уже с высоты, где притормозил, переходя на планирование.

32

Сколько этих залетных драконов было, сложно было бы припомнить и сосчитать. Хотя тут может и играть роль не особая любовь иметь дело с этими самыми драконами… Но как бы то ни было, Эльвир повел себя именно так как повел. Сейчас, после долгого пребывания в стенах дворца, среди всех своих любимых мест, в обществе прекрасных женщин, умных собеседников и собеседниц, за своей работой в усладу императора и попытках что-то вдолбить в каменную глыбу на плечах военачальника.. Пробыв довольно долго среди всего этого изящества и лирики (кроме последнего, там скорее анти- ), хотелось чего-то простого и привычного. Того что было с тобой всегда и везде, к чему ты возвращаешься каждый раз, где бы не оказался. И тут вмешивается какой-то левый, белобрысый, дракон! Нет бы полететь себе мимо, летал да и лети себе дальше, так он еще полез знакомиться! Чего лезть, ну мало нас и что? Прям вот все сейчас брошу, работу оставлю, жизнь переверну, еще и лыжи сниму, и пойду спасать демагрофическую проблему своей расы. Ну скучно тебе, так я тут причем?..
..Эти и некоторые еще, другие, мысли одолевали Эльвира, который сделал свой не слишком красивый жест и устремился дальше. Назад он не оборачивался, не потому что гордость или наглая храбрость не позволяла, а потому что сразу выкинул из головы этого незнакомого сородича. Советник возвращался к своим былым размышлениям и познаваниям дзена спокойствия на волне ветра, среди темного простора неба. Тут не было места кому либо, кроме его персоны. А его персона в собственных мыслях занимала у Калиф Драйн’даркора очень много пространства. И не в силу ограниченности того, как вы могли такое подумать?? Нет. В силу эгоцентричной самовлюбленности.
Но тут его вернули в реальность. И сделано это было довольно грубо, а так же – все тем же драконом. От хамло! Вроде бы язык жестов был более чем красноречив – «Пщел вон!». Но похожее с первого раза не все понимают элементарные вещи.
Отплевавшись от неприятного, хоть и мелочного, инцидента, который был предпринят явно намеренно, Эльвир думал было отмахнуться – нечего до мести опускаться. Но что-то внутри него не дало этому произойти и дальнейшее начало развиваться как-то само собой под порывом внутреннего чувства собственного достоинства.
Серебряный дракон резко развернулся, перераспределяя поток ветра и набирая скорость. Вытянувшись и расположив крылья так, чтобы максимально набрать скорость, с невиданной стремительностью он полетел за нахалом. А нагоняя его – подрезая и внезапно резким движением туловища – толкая в бок. Затем положение снова изменилось, и теперь уже Эльвир устремился вверх, теряясь среди туманности облаков.
Что-то внутри подсказывало, что это еще не конец. И ему это.. нравилось?

33

Паря в десятке метров над Эльвиром, Гвендолен ожидал реакции на свою выходку. Он не стал тут же быстренько улетать от греха подальше. Такой жест у него ассоциировался с нагадившим котенком - напакостил и убежал, по-детски как-то. Да и не он ведь задираться первым начал, он всего лишь доступно показал советнику - будь ты хоть трижды большой шишкой, это не повод задирать нос перед сородичам, тем более на нейтральной территории - в небе.
Вот только, судя по всему, серебряный дракон плохо понимал язык жестов. Он устремился вверх, к белому собрату, ар Такеиро это четко прослеживал по траектории, но ничего не предпринимал, продолжая парить в ожидании действия от советника. Тот, как и полагается базарному хамлу, полез дальше нарываться. Подрезав, Эльвир еще и толкнул его в бок своим боком. Можно подумать, что кто-то тут всерьез подумает, что эта тощая щепка на самом деле крупный и внушительный дракон! Места ему вечно мало! Что во дворце, что в небе…
Свой ответ Гвендолен не заставил долго ждать. Он полетел следом, маневрируя и выискивая белого дракона в облаках, что оказалось не самой легкой задачей, но военачальник был личностью упрямой. Особенно когда дело доходило до праведной мести. А список прегрешений Эльвира перед ним был внушительным. Однако одним махом и сразу сделать что-то серьезное было не спортивно – пусть пострадает от осознания неминуемой расплаты за злодеяния! Много и маленьких порой куда неприятней, чем одно большое.
Поскольку специально советник не прятался и не увиливал, то, в конечном счете, он был настигнут. Подлетев сзади и чуть сбоку, Гвен поравнялся в скорости с серебристым сородичем, затем стремительным  движением поймал его лапами за кончик хвоста и укусил за ту часть, где не было костяного гребня, после чего резко вильнул в сторону, чтобы не огрести этим же самым хвостом по морде. Укусил не сильно, но ощутимо – давая понять, что сам не лыком шит и наглость не спустит. В силу военной профессии, ар Такеиро хорошо умел чувствовать свою силу. Ведь в разных ситуациях ее требуется по-разному. Где-то лишь обозначить возможный риск, где-то слегка дать ощутить, а где-то и не слегка, но не до смертоубийства, а где-то уложить одним махом. В драконьем облике он так же не раз сходился в боях и тренировках с сородичами и мог прикинуть, какое усилие нужно для шкуры ящера, чтобы тот ощутил, но и без куска хвоста не остался.
Уйдя вниз, синеглазый вылетел в пространство без облаков, где было удобней бдеть, не летит ли кто сверху?

34

Это непонятное и странное чувство, которое начало переполнять. С таким ранее не сталкиваясь и не понимая, что это такое внутри него кипело, дракон продолжал свой полет. Хотя этот самый полет он и продолжал пытаться как-то происходящее внутри него и среди его эмоций. Но времени на это было мало. Даже не так – его (время) ему просто не дали, потому что новый знакомый оказался не из тех кто сдаются.
Хотя если быть честными, то в некоторой степени Эльвир даже ждал этого, какого-то ответа от похоже явно юного белого дракона. Но не того, что тот сделал. Это было подло! Нет. Это было ПОДЛО!! Столь уязвимый, для такой цели, участок тела и такое. Да откуда только вылез этот белобрысый, уму не постижимо. Кто его только учил общению с другими драконами? Именно в таком ключе пролетел вихрь мыслей в сознании Эльвира, хотя и сам он вел себя не слишком… Но это отдельный диалог. Ему уже по возрасту и статусу положено и многое дозволено, а этот. Да кто он вообще такой? Ему явно надо преподать урок!
И хотя в свое время Эльвир преподавал, был учителем и сам учился, но сейчас было не до составления программы на план уроков для отдельного индивида. И даже более – приходилось действовать на местности, под руководством инстинктов.
Не желая тратить ни даже доли секунды, Эльвир направился вслед за этим сородичем, даже под гнетом тех неприятных и унизительных ощущений, которые сейчас его еще не отпускали. Но вначале, ведь, была психологическая боль и то, что сейчас она подпитывалась физической – только подзуживало к действиям.  Эльвир буквально налетел на неузнанного ар Такейро, но не просто толкая его, а ухватываясь за него когтистыми лапами и теня вниз. Вниз головами и только крыльями пилотируя. Устраивая виртуозное кручение вокруг собственной оси, с уходом вниз и только вниз.

Отредактировано Эльвир Калиф Драйн’даркор (2012-06-09 13:47:58)

35

На этот раз, похоже, советник уже рассердился. Такой вывод ар Такеиро сделал по тому, что Эльвир не стал мелочится с пиханиями, а просто налетел на него и вцепился лапами, утягивая вниз. Но Гвендолен был не робкого десятка и в небе летал не первый год, а потому таким финтом его было не испугать. Он ответно вцепился в серебристого сородича лапами, входя вместе с ним в двойной опасный штопор. Внутри все аж затрепетало от всплеска адреналина и восторга.
То, что советник пошел на такой маневр приятно удивило военачальника. Надо же, старая перечница умеет не только летать по прямой на пенсионерской скорости и иногда спускать-подниматься. А еще, оказывается, он умеет быть не только высокомерным отморозком, но и способен на какие-то действия, вполне физического толка, а не просто колдовать втихаря. От чего-то проявление эмоций со стороны Эльвира вызывало внутри удовлетворение и желание подоставать его еще больше, чтобы посмотреть, что будет.
За всеми этими мыслями Гвендолен как-то не сразу подумал, что сейчас они, пожалуй, впервые так близко и это так долго продолжается, если не считать тот короткий эпизод в саду. Но тогда получилось случайно, а сейчас они сцепились вполне целенаправленно. И если с кем-то другим подобное могло бы восприниматься и в боевом ключе, то с Эльвиром почему-то не очень сочеталось. Скорее виделось в этом что-то... интимное. Так и подмывало сказать: "Господин советник, я так и знал, что вы ко мне неравнодушны!" Но скажи он сейчас такое, это было бы слишком компрометирующим, а ар Такеиро не хотел слишком рано заканчивать свою игру. Нет-нет, этот высокомерный блондин обо всем узнает совсем не так...
А еще, пока они летели вниз, Гвен обратил внимание, что и в драконьем облике глаза у советника разноцветные. Почему-то это наблюдение вызвало у него злость на самого себя. Нашел когда любоваться бледной поганкой! И чтобы в голову не лезли дурные мысли, готовые вот-вот сорваться с языка, а глаза не рассматривали всякое-разное, он принялся несильно кусать своего серебристого сородича за что мог достать, в основном за шею и плечи. Надо же изобразить, что они дерутся?
А расстояние до земли тем временем стремительно сокращалось. Но Гвендолен не забывал за этим следить, чтобы в критический момент успеть оттолкнуть советника и дать им обоим выйти из штопора без потерь.

36

Удивление в этих исиних глазах и что-то еще, что успело мелькнуть у незнакомого дракона, приятно грело сознание и душу Эльвира. Он не знал откуда берутся такие как он, а если бы узнал – нашел бы и уничтожил, но таким явно нужен ценный урок жизни. И похоже, что судьба решила обернуться так, чтобы именно он был этим «учителем». Но как уже упоминалось ранее, времени на создание учебного плана не было, так что оставались только инстинкты. Инстинкты, обильно подпитываемые эмоциями, которые белобрысый вызывал в нем.
Их воздушный винт, уже набрал обороты и все становилось как-то слишком близко к земле, а противник (если можно так назвать их сомнительную ситуацию от начала и до конца) еще и кусаться надумал.. Похоже план за спасение их от столкновения с землей, приходилось брать на себя. А то вдруг окажется, если окажется, что перед ним был самый настоящий самоубийца, который решил уйти не один (ибо темноты боится и именно по этому белый родился) и таким хитрым-стратегическим ходом.
Разворот крыльев и некоторое изменение тела и уже схваченный новый поток ветра помог развернуться и начать набрать высоту. Только пришлось сжать когтями тело соплеменника сильнее. И Эльвир это сделал с превеликим удовольствием. А высота набиралась и они уже стали подниматься, а потом опять падать и опять подниматься. Не говоря о том, как бурно и стремительно продолжался «штопор». Попытки ответно укусить не удавались, так как пилотирование как-то так навалилось, а соплеменник явно хотел чего-то ненормального, а Эльвир считал себя еще не готовым к тому света. Ведь в мире столько еще прекрасных женщин... На этой мысли даже как-то внезапно-непроизвольно всплыло в сознании картина с Клер, с некоторыми эротическими дополнениями.
И как назло, когда такие прекрасные картины перед глазами - рядом какие-то малоизвестные, левые и суицидно-мыслящие драконы. Даже обидно становилось и похоже надо было с этим прекращать, но не так все просто было. Теперь, когда их действия набрали такую скорость и стремительность, казалось, что сам ветер не даст так просто все оставить. Потому что они продолжали свой винт в воздухе, но уже под углом и вниз.
И тут поднялось, ударяясь об них, море.

Отредактировано Эльвир Калиф Драйн’даркор (2012-06-09 13:52:34)

37

Когда Гвен собирался уже разжать когти и выпустить Эльвира, тот только крепче в него вцепился. То ли решил таким изощренным способом убить и его и себя, а то ли испугался, что силы не рассчитал. И конечно же, ар Такеиро и не догадывался, что самоубийцей считают его. Однако, как и партнер решил, что дело надо спасать именно ему, и понадеялся, что у советника хватит мозгов правильно раскрыть крылья. Ведь если бы хотя бы один из них этого не сделал, то в таком крутом пике крылья одного дракона не удержали бы двоих ящеров и они оба все же встретились бы с землей.
Но худшего не произошло. На удивления синхронно драконы сделали правильный маневр, чтобы войти в вираж, после чего взмыли снова вверх. В этот момент военачальнику неимоверно захотелось наорать на разноглазого сородича, спросить какого черта он творит, совсем из ума выжил на старости лет, что ли? Но подумалось, что Эльвир, скорее всего, либо не услышит за шумом ветра, либо проигнорирует со свойственной ему непроницаемостью, а потому решил не тратить силы зря и не надрывать голос. Потом все выскажет.
А они тем временем продолжали свой полет. Гвендолену не составило труда подстраиваться и делать со своей стороны нужные маневры. В чем-то это было даже забавно, летать вот так вот сцепившись, иногда отвлекаясь на укусы и бодания. Однако рано или поздно любое веселье заканчивается, а их веселью положила конец водная гладь.
Они вошли в океан под углом и, наконец-то, расцепились. Ар Такеиро предусмотрительно набрал в легкие воздуха, а потому позволил себе нырнуть поглубже и потом плавно вынырнуть. Благо плавать он умел так же хорошо, как и летать. Оставалось надеяться, что Эльвир тоже плавать умеет и потом не придется его вытаскивать из морской пучины в ночной темноте и, упаси Великий Тигр, делать искусственное дыхание. Хотя это он тоже умел, но предпочел бы этим умением пользоваться в других обстоятельствах. Сложив крылья и двигая ногами под водой, Гвен огляделся в поисках советника над водой.

38

Не сказать, что вода была второй стихией Эльвира, но это было относительно близко от истины. Блондин испытывал тягость к воде и водным процедурам в частности. Ведь это приятно, когда тебя обволакивает вода и счищает с тебя всю грязь мира и всю твою усталость. Ты ей лишь поддаешься и позволяешь себя окутать… Поэтому лично Эльвир не испытал никаких негативных ощущений от того, что приземление было совершено в воду и их интимно-тесные объятия с незнакомым драконом, прекратились. Так что и в этом случае, в некоторой степени, было очищение от всяко-разного. А то еще заразится глупостью от этого беляка.. Все же первое впечатление было ошибочным.
Но теперь у него был отличный шанс отомстить.
Погрузившийся в воду Эльвир не мог бы призвать воздушную магию себе в помощь, но ему это и ненужно было. Успев набрать воздуха в легкие, Драйн’даркор погружался в синюю мглу, не боясь ничего и никого… А потом резко развернулся и направился в сторону знакомого (уже) очертания белого тела, что покачивалось на водной поверхности.
Так же как легко и плавно давались полеты в воздухе, так же легко давались и подводные маневры. Все же не зря воду и воздух сравнивали и Эльвир тоже сравнивал в начале своей прогулки. Вода обтекала тело, пока дракон работал всеми возможными конечностями, поднимаясь к своему новому знакомому и.. замирая. Прямо под ним. Возле уязвимо-открытого живота и потянувшись к нему – касанув. Не так чтобы сильно, но внезапно и ощутимо. На память, задев и его лапы хвостом, а сам тем временем направившись в сторону и поднимаясь ан поверхность. Кислорода стремительно не хватало, но Эльвир отчаянно скрыл то, с какой жадностью сейчас набирает полные легкие. Он не отводил все так же, как и все это время, молчаливого взгляда от белобрысого и, не долго размениваясь – прошелся хвостом по воде, обдавая того фонтаном брызг.
Вот оно, приятное ощущение от того, что сделал более весомую гадость.

39

Пока Гвен высматривал своего партнера-противника над водой, тот подкрался к нему самым подлым манером под водой, явно решив воспользоваться тем, что сейчас темно и поднимающаяся из глубины тень не заметна. Покусывание за брюхо хоть и было не слишком болезненным, но неожиданным. Дракон возмущенно рыкнул и дернул лапами, надеясь стукнуть наглеца, если тот имел неосторожность вовремя не убраться. В то, что это могла оказаться рыба военачальник не верил - нет так близко к берегу в этом районе крупных хищных рыб, они советником тут самые грозные звери.
Однако не смотря на желание надрать хвост этой белобрысой твари, нырять следом ар Такеиро не стал, здраво рассудив, что скоро у негодяя кончится воздух и он сам всплывет. Эльвир, как и ожидалось, вскоре вынырнул и сходу принялся брызгаться. Это все выглядело как-то... по-ребячьи, но Гвендолену внезапно пришлось по душе. Он даже где-то глубоко внутри понадеялся, что может хоть сейчас ему удастся вытянуть из советника живого человека, или хотя бы нормального дракона, с чувствами и эмоциями, который не гнушается веселых игр не смотря на свой возраст.
Пока пространство между ними, а с ним и обзор, были застланы пеленой брызг, военачальник нырнул, уходя в сторону и заплывая за спину советнику. Вынырнул он с шумным плеском и принялся в ответ осыпать брызгами сереброкрылого сородича, действуя при этом не только хвостом, но и лапами. И пусть это была всего лишь мелкая пакость, зато душу грела возможность вот так вот безвозмездно дать сдачи этому заносчивому дракону. Все же отреагировать физически куда приятней, чем сказать в ответ что-то витиеватое и крайне двусмысленное.

40

Говоря честно, и как оно есть на самом деле, а как не ожидалось бы и по логике должно было бы быть, то Эльвир даже и не ожидал, что в ту секунду, когда брызги воды осядут, он увидит своего нового знакомого. По правде говоря он бы, даже, разочаровался в таком случае, что оно так все скучно обернулось и вышло. Но все же, судьба умеет преподносить удивления еще. Хотя, иногда ему кажется, что по истечению многих лет своего существования, уже ничем его нельзя удивить. И именно в такие моменты случается все самое интересное или неожиданное, что словно подстегивает его и напоминает о том, как много всего интересного еще есть вокруг и как можно на это все смотреть несколько другими глазами или под другим углом.
Есть. Есть еще очень много увлекательного вокруг и пропавший из виду сородич не дал себя долго искать. В частности, когда накрыло волной брызг, словно это был не один дракон. А стадо диких слонов, которые устроили пробежечный кросс возле водной глади. Но нет, это был все тот же беляк. Один. Но как стадо слонов. И по часто энергичности, и по части того водного вихря, что он поднял.
Кто кому мстил уже не имело значение. Но на такие действия было бы глупо ожидать, что Эльвир смолчит. Его не смущало, что это будет не столь эффектно, как если бы он имел возможность использовать магию, в истинном (ныне) облике. Он просто действовал. Не став уходить, как ранее этот наглец, под воду, Драйн’даркор стал, словно, подниматься в воздух. Но лишь для того, чтобы тут же устремиться обратно. При этом хоть и выглядя нелепо, но довольно бурно поднимая крыльями и хвостом столбы воды в сторону «противника». Отставил он это не скоро и не сразу.

41

То ли в лесу что-то очень большое сдохло, а то ли свежий воздух и купание, наконец, поставили мозги советника на место, но сейчас он стал похож на нормального дракона, не чуждого развлечениям. Это не могло не порадовать Гвена, ожидавшего, что вот-вот принцесса снова станет тыквой, а Эльвир вернется к своему холодному высокомерию. Хотелось надеяться, что такая перемена к лучшему задержится надолго, а не исчезнет к утру. Но как бы то ни было, ар Такеиро понимал, что от него тут мало что зависит, а потому предпочел ловить момент  и наслаждаться раз в кое-то веки нормальным Эльвиром.
Игра была подхвачена охотно и в этой войнушке брызг уступать военачальник не собирался. Он то приподнимался, хлопая по воде крыльями и хвостом, как его партнер, разводя еще больше брызг, то подныривал и менял свою дислокацию, чтобы затем начать противостояние по новой. Детская забава внезапно оказалась очень кстати, и успела поднять упавшее было недавно настроение.
Однако как бы ни было весело иногда пошалить вот так, ни о чем не задумываясь, но всему хорошему однажды приходит конец. Скоро кончится ночь, а надо еще высохнуть, вернуться к своим вещам, затем в город... Потому спустя некоторое время, Гвен плавно свернул игру со своей стороны и поплыл в сторону берега, где выбрался на камни и отряхнулся, расправив крылья, чтобы те просохли.
Сейчас, когда драконы прекратили свои войны брызг, море снова стало тихим и спокойным, а на его волнистой поверхности показалась лунная дорожка. Прибой размеренно плескался о прибрежные камни, где-то вдалеке перекликались ночные птицы. Красота! Особенно ярко ощущаемая как раз после такого вот бурного времяпрепровождения. Рассеянным вниманием ар Такеиро наблюдал за действиями советника, но первым прерывать молчание и начинать разговор не спешил.

42

Когда-то очень давно он с братьями такие же игрища устраивал на водных просторах в дали от дома, куда они сбегали, от гнета нянюшек. И хотя они были значительно моложе, но кажется, что пыла было столько же в действиях. И столь же это было уволекательно-захватывающе, хотя все так же безгранично бессмысленно и глупо. Но останавливаться не хотелось долго-долго ни тогда, ни теперь. Хотя это был и совершенно незнакомый дракон, с которым буквально только-только была размолвка.
..Но рано или поздно все заканчивает. И вот они оба уже были на берегу. Море скрыло все следы их буйства, возвращаясь к тому умиротворяющему виду, коим оно красовалось перед всем миром, до их появления. И как-то ненавязчиво все эти отблески напоминали о том, что и им тоже следует возвращаться к привычному и обыденному.
На короткий миг случилось две мысли, внезапно закравшиеся, но чуждые этому характеру – растворившиеся. Первая была больше на эмоциях и серебряному дракону хотелось еще и еще таких бурлений. Вторая же мысль была о том, что хорошо бы сейчас пришлось бы умение магии Дерева – обернуться, призвать своего скакуна и в путь обратно. Просто потому, что не малый заряд энергии был потрачен и теперь было тянуще-ленивое состояние, когда хотелось все отложить и пойти отдохнуть. Оно бы и можно было бы, но Щербет. Эльвир слишком дорожил этой глупой кошатиной, чтобы оставить его одного в поле на слишком длительный срок. Еще уничтожит редкий вид какой-то популяции (например дворцовый солдат обыкновениус). А ему потом отвечай за кошачьи проказы… Однако, как уже упоминалось, закравшиеся мысли мигом исчезли и возвращаясь к действительности, дракон споймал на себе взгляд своего нового знакомого. За все это время не было произнесено ни слова. И вот теперь, затягивая и потопая в синеве глаз этого белобрысого сородича, Драйн’даркор взвешивал все то что следовало сделать или сказать сейчас и тут. Это несколько растягивалось, а взгляд он не отпускал.
Но вслух он ничего так и не сказал, только отвернулся и сделав шаг-другой, сорвался с места устремляясь в полет к небу, ловя ветер и устремляясь… А куда лететь-то? В голове у советника начался казус, он осматривался и не совсем понимал куда (в которую часть) их занесло? А главное – где он оставил своего питомца??
Но в лице, если так можно выразиться, сотник не падал и держа себя в руках (лапах?), делая величественно-размашистые размахи крыльев, устремился в приблизительную сторону. Хотя все же поискать пришлось еще не малое врем. Все же винты-зигзаги их полета были стремительно-далекими. Как оказалось…
Но вскоре Щербет все же был найден.

Отредактировано Эльвир Калиф Драйн’даркор (2012-06-26 21:32:44)

43

Синие глаза встретились с разноцветными, но ни единого слова ни один из них так и не произнес. Да и о чем говорить? Гвендолену в голову не пришло ничего умного. Видимо, советнику тоже. Хотя кто его знает, о чем он может думать? Этот дракон был почти не понятен военачальнику.
Однако долго их гляделки не продлились. Вскоре Эльвир взмыл в небо и полетел в сторону столицы. Ар Такеиро проводил его взглядом, но сам не спешил лететь следом. Вдруг они еще где-то столкнутся? Скорее всего, блондин не станет его преследовать, или высматривать, кем окажется сородич в человеческом облике, но осторожность не помешает. И отчего на какие-то секунды скользнула мысль, что Драйн'Даркор его узнает? Сейчас-то понятно, что это глупость и что эта старая ящерица в первую очередь смотрит на себя и думает о себе как о пупе земли. Хотя, как оказалось, все не так уж запущено, раз на пошалить его удалось растрясти. Глядишь, может и потом удастся вытрясти из него человека, а не мороженую воблу? Но этим заниматься, вероятно, придется Клер, так как по неизвестным для него причинам, Гвендолен за что-то заслужил пренебрежительно-отрицательное отношения Эльвира. Может, он брюнетов просто не любит?
Поймав себя на том, что как-то слишком много думает о всякой ерунде, вроде советника и хитросплетений его логики, ар Ткеиро встал, расправил крылья и взмыл в небо. Скоро совсем рассветет, а ему еще нужно вернуться на то место, где он оставил Стрижа и затем ехать в город. Скрытность имеет свои недостатки в виде дополнительных затрат по времени на всякие передвижения. Вот не скрывался бы - мог бы сразу летать во дворец...
...А еще подумалось, что надо будет, если увидит Эльвира в коридорах дворца, сказать, что тот выглядит неважно, как после бессонной ночи. Вне зависимости от того, как в действительности советник будет выглядеть. Просто из вредности сказать.
******

44

*****
Так как никаких дел, которые могли бы отвлечь на себя своим перевесом ценностных особенностей, не было запланировано и не предвиделось, то Эльвир понял для себя, что у него свободное время. А как и любое свободное свое время, дракон предпочитал тратить с пользой. И хотя было многое из того, что он собирался сделать в ближайшее время при выдавшейся минуте, но выбор его пал на кнуты. На тренировку с кнутами, которых относительно давно не было у него. А ведь в былые времена, если его не было в комнате среди свитков и женщин, то он был на тренировках.. И не из каких-то спортивных соображений, жажды оттачивания своего мастерства и возможностей боевых умений (хотя не спорю, оно было, что есть, то есть), а просто по тому, что не удавалось остановиться.
И вот сейчас он стоял на тренировочном плацу, одиноко пустующей в это время дня, от посторонних. Свободные черные хакама, косоде без рукавов ем в тон, волосы в высокий и тугой хвост. Все скомпоновано для удобства действий и не стеснения их.
Сняв с пояса сложенный в кольца кнут, Эльвир крепче взялся за рукоять и повел рукой, давая остальной части кнута опасть и начать разворачиваться. Поводя и приподнимая руку, он словно будил от долгого сна это гибкое создание, которое было столь привычным и родным. Удобная рукоять, привычно легла в руку, словно он и не прекращал свои тренировки до следующего раза. Разом нахлынули воспоминания того, что в последний раз он делал и где это происходило. Хотя это по большей части и не нужно было.
Рука резким и размашистым движением дернулась и дала свободу кнуту, делая широкий размах и щелкнув в воздухе. Хозяин и кнут снова возвращались к привычному для них единению. Новый взмах и щелчок, гибкое скольжение в воздухе размашистых дуг кнута, возвращающегося к «жизни» с стремительностью столь же быстрой, как и тот кто его направлял. Дракон не собирался с разу переходить к чему-то сложному, скорее предпочел некоторое «расшаркивание» с старым другом. Щелчки разносились легкими звуками по безлюдному пространству, где сейчас можно было насладиться этим и интимным уединением.

45

За последние годы Гвендолен успел привыкнуть к довольно интенсивному ритму своей жизни. Все же бытность на таком важном посту требует немалых сил и временных ресурсов. Поначалу это утомляет, как утомляют нетренированное тело регулярные занятия, но потом становится привычно и уже нагрузка не кажется непомерной, и даже наоборот - без нее чего-то не хватает уже. А потому, когда внезапно улучались свободные минуты среди дня, дракон чувствовал себя несколько непривычно и даже растеряно.
Эти ощущения были ему не по душе, а потому он тут же задумался о занятии, и чтобы при этом достаточно полезном. Первая мысль была о тренировках с одним непоседливым чернокудрым львом, но тот, скорее всего, сейчас занят. Как-то у них так повелось, что время на личное приятное общение отводилось всегда в темное время суток. Не стоило нарушать традицию. Может, пойти покопаться с бумагами? Или попрактиковаться в стрельбе?
Раздумывая об этом, военачальник шел по внешнему коридору казарм, жуя яблоко в качестве перекуса, когда услышал странный щелчок со стороны плаца. Он остановился и прислушался - щелки повторились. По его прикидкам сейчас там никого быть не должно, а потому мужчина решил сделать небольшой крюк и заглянуть - кто это там шумит?
Каково же было его удивление, когда на плацу обнаружился... советник. Да не один, а с плетью. Каверзная мысль о том, как разнообразить свой досуг тут же посетила темноволосую голову Гвена. Воровато оглянувшись по сторонам, нет ли кого постороннего, он напустил на себя скучающий вид и взялся снова за яблоко. Так он и приблизился к месту тренировок, оставаясь, впрочем, на безопасном расстоянии, вне досягаемости хлыста. Лениво поинтересовался:
- Господин советник, а вы, случаем, не заблудились?

46

Движение кистью. Потом взмах и движение всей рукой, за которой шел новый взмах. И вот уже, вскоре, все тело двигалось в одном едином рывке, давая волю гибкому переплетению кожи, под названием хлыст. Это увлекала и слово вводило в транс. Хотя он не змея, и это не свирель. Да и у них разные положения, ведь он управлял происходящим, заставляя оживать и подчиняться себе свое оружие, но.. Но сам же и получал от этого неописуемое удовольствие. Хотя не малую роль тут играло и то, что они были только вдвоем. Ведь, когда его «зверь» пускался в ход, при наличии кого-то третьего, это уже не было так. Нет, несомненно в таких ситуациях было много сладкой боли и крови, стонов и чувственности. Но в них не было возможности для красивого размаха, когда кнут отлетает от тебя по дуге, делая широкий и свободных замах, для того чтобы продемонстрировать весь аспект своих возможностей. Это две разные стороны интимности, которые были различны, хотя и одинаково сильно любимы, но разделенные и разделяемые.
Увлекшись в своих упражнениях и мыслях, блондин даже не заметил того, что он оказался на территории тренировочного плаца не один. Расписаний тренировок воинов он не знал, но все же был уверен, что в это время дня тут никого не будет кроме него. Зачем ненужные посторонние?
..Этот голос. Этот голос, тональность и интонации он узнает где угодно, так как эта вопиющая пренебрежительность к каким-либо понятиям сдержанности, понимания своего положения и традиции, просто таки врезалась в память, равно как и задача – искоренить это. И хотя на данный момент носитель ее еще ничего не сделал, но ведь еще не вечер.
Но на слова мужчины он не ответил ничего. Его провоцировали и этому не следовало поддаваться. Пусть очень и хотелось обернуться в ту сторону, где сейчас находился Гвендолен ар Такейро и ответить. Ооо.. Он много чего мог и имел бы для ответа на это заявление, но надо было бы сдерживаться.
Вместо этого он сделал несколько движений, которые можно было бы проассоциировать с чем-то сродни танца. В то время как хлыст стал его партнером (партнершей?) размашисто начавшая танцевать вокруг него, вздымаясь ввысь и снова щелкая, ударяя по воздуху и снова пускаясь в движение.

47

То, что его нагло проигнорировали ничуть не смутило дракона. Сейчас у него было настроение на пообщаться, но преображаться ради этого в Клер не хотелось, да и не с руки для маскировки было, а потому он решил продолжать так. Да и дразнить Эльвира ему нравилось едва ли не больше, чем невинно флиртовать и наблюдать за его "другой стороной".
Яблоком Гвендолен хрустел громко и неспешно, специально выбирая такие моменты когда плеть не щелкает и не свистит в воздухе, чтобы слышно было. Для комментариев он так же выбирал наиболее удобное на его взгляд время - когда блондин замахивался.
- Или вы решили, наконец, взяться за приведение своей физической формы в порядок? Если так - похвальное стремление. Однако начинаете вы совсем не с того... Да и пытаться накачать плетью мышцы рук - не самое продуктивное дело. Хотите, я найду для вас место в группе новобранцев? - военачальник не ожидал и на это ответа, тем более позитивного, но не мог удержаться от поддевок. Пусть видные сейчас руки советника и не были тощими макаронинами, но и руками воина они тоже не были. А когда еще выпадет такой шанс безнаказанно подоставать Эльвира в отместку за его регулярные придирки на пустом месте? - Заодно и загореть нормально сможете. Или это вы специально мажетесь зельями, чтобы сохранять болезненную бледность? Поверьте, она уже давно не в моде!
Не смотря на свою внешнюю расслабленность и ленивую небрежность полноправного хозяина территории, синеглазый дракон прислушивался и поглядывал по сторонами, чтобы успеть отреагировать, если появится кто-то посторонний, кто мог бы услышать их разговор. Свои интрижки он не любил выставлять на обозрение и давать повод для сплетен, хотя риск такого исхода и добавлял происходящему остроту. Так же он был в курсе, что советник не побрезгует расправиться со своим недругом магией, а потому следил и за этим.

48

Насколько сильно любил дракон ягоды и фрукты, особенно завары с ними, настолько сильно он никогда бы не поверил и сам в то, что однажды его может начать злить.. яблоко? Этот отвратительный звук, который словно намеренно появлялся именно в перерывах между теми мгновениями, когда его хлыст подавал «голос». Это неимоверно злило! Шел себе куда-то, ну и продолжал бы свое путешествие. А так – нет. Словно и сам заблудился. Хотя зная умственные возможности находящегося рядом военачальника, этого и можно было бы ожидать. Все же, кого-что беспокоит, тот о том и поет. Но сообщать эту прискорбную новость Гвендолену, Эльвир не спешил. Как минимум потому, что не хотел отвлекаться и таким образом подчеркивать то, что его это напрягает.
А с каждым словом, это состояние обострялось. Равно как и острое осознание того, чем грозит ответ. Нет, он не боялся того, что их могут услышать, все же слух развит достаточно хорошо у него. Советник стойко продолжал молчать и не останавливаться лишь по простой причине того, что иначе это будет означать, что слова военачальника его задевают. А ведь это не так! Он всего лишь человек с какой-то непонятно-необоснованой амбициозностью и заносчивостью. Выбил бы кто из него всю дурь, так нет подходящих. Только ему и остается бороться с этим человеком. Но не сейчас. Сейчас был он и кнут.. И где-то в глубине, блондин все же надеялся на то, что ар Такейро уйдет сам сейчас. Пусть эта надежда и была безнадежной, как бы не звучал этот каламбур слов.
Новый взмах плетью и она понеслась было в сторону этого фруктоеда. Но наконечник гибкого оружия щелкнул так и не долетев до того, предусмотрительно ставшего вне зоны досягаемости со своими советами. Как можно было даже подумать о таких глупостях, которые ему хватает наглости говорить вслух? Загар? Тренировки? Мышцы? Увольте. Хотя глазами сверкнул в его сторону, бросив испепеляющий взгляд.
Отведенная в сторону рука потянула на себя сгустки энергии, распределяя ее в виде определенного не сложного заклинания, имевшего вид плавающего в воздухе образа из теней. Образа большой (с две ладони) бабочки с размашистыми крыльями. Потом появилась еще одна, и теперь кнут был направлен в их сторону. Пришло время для более точных действий, а разминка кончилась.

49

Эльвир продолжал тренировку, соблюдая тишину и спокойствие, но Гвендолен был упорным. И его упорство оказалось вознаграждено. Видимо, терпение у советника все же оказалось не железным. Змея плети метнулась в его сторону, но цель не достала. Только многолетний боевой опыт, быстрота реакции и умение просматривать траекторию ударов позволили остаться на месте, а не попытаться увернуться. Испепеляющий взгляд разноцветных глаз со стороны блондина был елеем на душу. Скрыть улыбку стоило немалых трудов, и, кажется, не до конца удалось.
Яблоко тем временем как-то внезапно закончилось, а второго, к сожалению, не оказалось. Пока военачальник думал, как быть с этим досадным упущением и чем можно подонимать Эльвира, тот принялся колдовать. Поначалу белый дракон насторожился, но быстро понял, что это магия безобидная и на него не направленная. Зато избиению подверглись иллюзорные цели. Между делом, ар Такеиро, конечно же, оценил уровень потенциального противника в обращении с выбранным оружием, но никаких положительных комментариев он не собирался выдавать. Много чести для этого зазнайки. Небось, в детстве только и делали, что захваливали, вот и вырос зазнайкой высокомерной.
- Цельтесь чуть выше, господин советник!  - решил изобразить заботу о качестве тренировок Гвен, вставляя комментарии. Пусть его и не просили. - Бейте резче! В реальной схватке ваш противник бы уже десять раз увернулся! - затем еще через пару ударов. - Левый фланг слабоват! Если б это была не иллюзия, вы бы ее даже не поцарапали! - и потом еще. - Резче-резче! Что вы так вяло?
Он понимал, что такими темпами скоро нарвется на то, что советник возжелает опробовать свои умения на подвижной и крупной мишени, но в такой опасности была своя привлекательность, непередаваемая и сложно поддающаяся простому словесному описанию. Дракон активировал свои эмпатический способности, чтобы не упустить ничего "вкусного", а заодно и момент, когда терпение советника лопнет и нужно будет спасать свою шкуру от возможного травматизма. Ведь опыт воина это не только умение махать мечом, как думают многие, а еще и умение почуять опасность до того, как та окажется слишком близко.

50

Бабочка махала крыльями и отливалась на свету серебристостью, оставаясь целой на свету, хотя и была соткана из теней. Ее крылья не были особо вычурными или старательно исполненными, как и вся она. Она была создана для того чтобы быть целью и ей была дана некая свобода или иллюзия свободы. Такая же иллюзорная как и она сама. А так же ее соплеменница, по которой уже несколько раз попал кончик плати. Порхая своими крыльями, они хаотично двигались по воздушному пространству, разлетаясь в разные стороны и этом не оставаясь забытыми, ни одна.
Попадал в свои цели, Эльвир, с периодичным успехом. Но он не стремился на этом остановиться. Все же точность еще есть куда оттачивать. Этот факт не раздражал, но где-то рядом. В некоторой степени являясь причиной того, чтобы задуматься о более частых тренировках.
Но тут заговорил военачальник. Ну что ж он не может просто есть молча свое яблоко. Ради такого Эльвир даже готов ментально окликнуть слуг и попросить принести еще яблок. Много. Мешок. Так как, что-то подсказывало, что просто так от это человека не избавится сейчас, не отвлекаясь на половину дня, для того чтобы объяснить ему, что он (Эльвир) был знаком с хлыстом. Когда его (Гвендолена) дед еще под столом пешком не ходил! И чего ему в казарме не сидится, среди своих потных, полуголых и волосатых соплеменников?
Новый замах плетью достиг своей цели и ударил по теневой бабочки, а дракон замер, чуть отдышаться  и перевести дух. Не смотря на то, что его напрягало присутствие Гвендолена и то в каком тоне он давал советы, Эльвир его слушал. И теперь, в этот краткий миг передышки, он обернулся на военачальника, внимательно смотря на него.
-Значит вы считаете, что удары наносящиеся по левой стороне, являются более слабо направленными на поражение? –переспросил он его. Плеть в его руке всколыхнулась.- И что надо целится выше, а удары наносить быстрее действуя рукой? Ну что ж... –Новое колыхание тугих переплетений кожи, что сейчас словно на пару с хозяином переводило дух. Но тут плеть взметнулась и резким выпадом улетела в сторону одной бабочки. Следующий замах был столь же резким и удар уже был сильнее.
Он послушался совета.

51

Гвендолен ожидал от советника либо продолжение игнора либо, что вероятней, попытку его чем-нибудь огреть магически, а то и физически. Но реакция Эльвира заставила военачальника обалдело замолчать минуты на две. Он оказался настолько удивлен, что поначалу даже не нашелся, что сказать, а потом еще некоторое время переваривал, мысленно прокручивая этот небольшой эпизод и пытаясь понять, где же там подвох? Но подвох не находился и это как-то... настораживало.
Тем временем блондин, действительно, решил последовать высказанным замечаниям и исправить эти моменты. Синеглазый дракон за этим действом наблюдал, храня гробовое молчание. Он бы еще долго мог ничего не говорить и размышлять о происходящем и смысле бытия, но заговорила вредность. Ведь со стороны (в данном случае советника) это как получается - сделал что-то эдакое и непонятное - и оппонент заткнулся раз и надолго? А вдруг он этим и дальше пользоваться начнет? Не порядок! Нельзя показывать, как тебя обескуражил маневр противника!
- Вот теперь совсем другое дело! - одобрительно отозвался Гвен. Не смотря на всю вредность и давние счеты к Эльвиру за регулярные придирки, сейчас сам он не мог к нему придираться в прежнем темпе. Как-то это не правильно на его взгляд получалось бы. К нему вроде по-хорошему решили - а он с ребяческим упорством продолжает. К тому же вспомнилось, что этот высокомерный блондин все же умеет быть и другим. Пусть редко - но ведь умеет! Значит, нужно попытаться в нем этим моменты находить и вытаскивать чаще, а не поощрять неприятные формы поведения. А еще Гвендолен по своей природе был не злым. Вредным и шаловливым - но не злым, а потому решил сбавить обороты своих наездов и попробовать сделать диалог более конструктивным.
Пусть сам он в работе с плетью и хлыстом мастером не был, однако ему доводилось тренироваться с обладателями этого вида оружия, а потому военачальник ориентировался больше в направлении того, как надо наносить удар, чтобы противнику было сложнее что-то противопоставить ему. Может советник тот еще фрукт и хорошая драка, где с него собьют лоск, ему не помешает, но тут в ар Такеиро сработала многолетняя привычка делать то, за что он берется и в чем разбирается, от души и сполна. Значит и Эльвиру не помешает знать пару моментов из хитростей.
- Быстрые короткие удары сложнее перехватить и поймать конец плети вручную. А если такой удар приходится с правой стороны для вашего противника - перехватывать его становится еще сложнее. Если он не достаточно опытен и быстр - вы почти наверняка выбьете его оружие.

52

К радости Гвендолена, произошедший инцидент, не был отмечен советником. Точнее результат инцидента. То, что он прислушался к словам военачальника было скорее результатом того, что блондин предпочитал иметь в виду много разной информации, которые подпитывают уже имеющиеся знания или обновляют память. Ведь всегда надо совершенствоваться во всем. И не смотря на все то отношение, которое у него было к находящемся рядом полуголому индивиду, Эльвир отдавал отчет тому, что военачальник знал чем занимался. А занимался он боевым делом, и судя по тому с каким тоном это было сказано, становилось ясно, что в словах он уверен. И не смотря на все раздражение, которое дракон испытывал к началу его (военачальника) начало присутствия на своей тренировки, он решил прислушаться к его словам.
Следующие удары хлыстом становились с каждым ударом резче, равно как и все движение рукой и телом, в след за кнутом. Кисточка кнута разрывал воздух с удвоенной стремительностью и, словно, новой остервенелой холодностью.
Хотя  только по молодости (тут не имеется в виду, что он считал себя старым, нет-нет) Эльвир использовал в сражении кнут. Сейчас же, когда случались такие ситуации, что идет бой, он предпочитал использовать магию. Причина была не в том, что он считал ее лучше, а в том что по долгу службы не нуждался в оружии и как следствие – не носил при себе часто. Поэтому гибкая плеть откладывалась до определенных времен, на которые находились свои, особые, пожелатели или заинтересованные.
Но словно вернувшись к тем временам, когда плеть чаще пускалась в ход, Эльвир двигался по территории в след за порхающими бабочками, делая резкие взмахи, развороты и движения. К тем словам, которые говорил Гвендолен, он прислушивался и старался показать то, что еще помнит он многие из своих приемов.
Но снова молча и концентрируясь на том, что и как он делает.

53

Конечно же Гвендолен не знал всех тонкостей и нюансов касательно советника и его взаимоотношения с хлыстами. Не знал и его предпочтений в бою и, собственно, как часто тот предается этому занятию. Как говорится - не замечен, не привлекался. Честно говоря, до сегодня военачальник вообще считал, что Эльвир с оружием не дружит и в руках его не держал. Но, понаблюдав за тренировкой, наметанным глазом все же отметил, что опыт у того явно имеется, будет глупо это отрицать. Но восторгаться открытием не собирался. То, что советник решил для разнообразия не побыть высокомерным выскочкой, еще не повод его тут же записывать в соратники.
Теперь комментарии уже не так обильно сыпались из уст Гвена, он больше просто наблюдал, уже с чисто профессиональным интересом оценивая, и даже как-то по-новому разглядывая Эльвира. Полученная сегодня информация может пригодиться позже.
- Смотрю, иллюзорных бабочек у вас весьма неплохо получается рассекать. Хотя, это, конечно, не реальный бой и не реальные противники... с ними было бы посложнее. Однако теперь я могу быть спокоен, зная, что вы сможете за себя постоять и можно не отправлять с вами в качестве охраны дворцовую стражу, если вы поедете в город или за его пределы с государственными поручениями, - это был максимум комплимента, который мужчина готов был отмерить блондину. Пусть он и мог показаться сомнительным. Но дракону было не важно, как поймет его сереброкрылый собрат. Он подумывал о том, что все интересное на сегодня уже закончилось и можно идти искать себе приключения куда-то в другое место

54

Не сказать, чтобы слова военачальника, точнее его похвала, имела особое значение для дракона… Но все же ему было приятно ее слышать, если абстрагироваться от того, кто ее говорил. Как и любая похвала для любого из живого – это все же приятно, хотя и делается не ради нее (похвалы). По крайней мере в случаи советника.
Блондин чуть переводил дыхание, когда до него начала доходить идея, зародившаяся со слов Гвендолена. Такая идея и ему была неожиданно новой, но он все же решил, что ничего такого нет в том, чтобы опробовать ее. Все же и отдельным личностям, порой, тоже стоит себя показывать не только в том чтобы с умным видом и вздернутым носом, ходить с мечами на перевес. Даже несколько интересно стало, так как хоть Эльвир ранее и видел как сражался военачальник, но.. Но а вдруг он сможет его нос укоротить, показав на какие-то ошибки в словах? Например, о противниках.
Повернувшись к Гвендолену ар Такейро лицом, Эльвир дал ему рассмотреть свою улыбку, что блуждала на губах с оттенком загадочности. Хотя это зрелище и не было долгим.
Все же да – иллюзорно-теневые бабочки как цель интересны, но противник…
Сделав несколько неуловимо-скользящих движений, дракон направился и приблизился ближе к темноволосому мужчине, поигрывая плеть и ударяя ею то тут, то там. Оружие у того было. Оно всегда было, хоть какое-то. Это блондин успел уловить и отметить за долгое время их «общение». Так как ему самому все это становилось интересно, мужчина дал некоторое время военачальнику понять, на что он если не нарвался, то его – приглашают.
И вступил в бой, взметнув плеть, направленную резко и так, как совсем недавно оттачивал движения.

55

Улыбка на губах советника, пусть и короткая, отозвалась внутри каким-то странным звоночком. Определенно, это было неспроста, эта заносчивая ящерица что-то задумала, не иначе. Надо быть начеку... Мысль о том, что эта улыбка могла предвещать что-то хорошее и приятное даже не посещала Гвена - он слишком хорошо знал скверный нрав Эльвира, а потому насторожился, готовый уловить малейшее колебание воздуха и отреагировать.
Тем временем блондин с разноцветными глазами плавно двинулся в его сторону, поигрывая плетью. В этот момент в нем отчетливо читалась грация хищника, который не преследует дичь, а неспешно приближается к другому зверю, разглядывая и прикидывая соотношение сил. На пару мгновений Гвендолен им даже залюбовался. Определенно, таким Эльвир ему начинал нравиться. Еще бы понять, как из него добывать такое настроение?
Но долго размышлять брюнету не дали, сделав первый бросок. Военачальник сразу уловил, что это своего рода приглашение, а потому морально перестроился для небольшого спарринга. Впрочем, переходить к активным действиям он не спешил. Советник был для него новым и пока что неизученным противником. Конечно, в реальном бою на оценку противника есть в лучшем случае пара секунд, но сейчас это была тренировка и дракону не хотелось проявить излишнее рвение и ранить собрата. Пусть он хоть трижды бледная поганка, но у ар Такеиро были внутренние принципы, которые он не преступал. В частности, он всегда четко контролировал и соизмерял свои силы, когда дело касалось тренировок. Другое дело, что с одними он сдерживался, а с другими не очень. И вот сейчас предстояло выяснить, насколько стоит быть осторожным с Эльвиром и делать ли скидку на то, что он все же не воин?
От резкого удара Гвен отскочил в сторону, уворачиваясь, перемещаясь ближе к центру площадки для широты маневров, попутно обнажая клинки. Оружие у них было разного типа, но от того предстоящая схватка казалась интересней. Синеглазый дракон и сам не успел понять, когда в нем проснулся азарт, превращая его из ленивого сонного кота в деятельного хищника. Он внимательно наблюдал за блондином. На расстоянии тот опасен, но если сократить дистанцию и суметь пробиться ближе - расстановка сил кардинально изменится в пользу мечника. Военачальник двинулся к советнику с правой для того стороны, продолжая бдеть за движениями и готовясь маневрировать, чтобы не получить лишний раз кожаной плетью.

56

Как-то даже в голову у мужчины не приходило то, что военачальник может отказать или сделать тысячу и одно еще какое-нибудь действие для того, чтобы увильнуть или «слить» приглашение боя. Как бы он не отзывался о манере поведения того, отсутствии понятий культуры, этикета, знания первичных правил и еще вагона разных причин, почему он его злит одним своим существованием… Так вот… Как бы сильны не были эти чувства, блондин достаточно знал того, чтобы ожидать принятия приглашения. И того, что бой будет честный и по правилам. Что-что, а правила боевого мира, в отличии от того как правильно держать пиалу с чаем, Гвендолен знал так же как и то как ходить. В этом советник не сомневался, по части военачальника и его качеств. Но вслух об этом никогда не будет произнесено.
Наблюдая за действиями Гвена, блондин непроизвольно сравнивал его с большим кошачьим, грациозно передвигающимся среди затишья «перед бурей», в ожидании оной. Каждый раз когда тот брал в руки оружие и выходил на бой, а дракон незримо присутствовал на некоторых тренировках и боях, начинало казаться, что у  него в роду были кошачьи. И с трудом вообще вспоминалось то, что он человек. Быстро угасающий, по меркам драконов. Ведь Эльвир его еще переживет.
..Резкий выпад рукой, в вслед за действиями противника, от движений которого, Эльвир тоже не отрывал внимание. Пусть он не боец и не воин, а в боевом аспекте свое оружие не использовал относительно давно… Но реагировать и быть внимательным к любым движениям, этого не отнять у того, кто любит боль. И причинять боль.
Противник решил маневром попасть в «слепое поле», при котором становился хозяином положения и вне зоны полной силы действий кнута. Но на это Эльвир сделал обратное движение, словно в танце, делая несколько шагов в обратную сторону и снова образуя то пространство меж ними, которого должно хватить для удара. Взмах и удар в ту сторону, с которой находился военачальник. Но не в него и не по нему, а рядом. Совсем чуть-чуть, хотя до этого удары были точны.

57

Сейчас они оба оказались на плацу, неотрывно наблюдая друг за другом, плавно двигаясь, словно в танце. Никто из противников, казалось, и не спешил, но в действительности каждый выжидал свой момент. Эльвир заметил маневр военачальника и резким щелчком плети пресек его. Плеть пронеслась совсем близко, чуть не коснувшись плеча синеглазого, и тот моментально среагировал, подаваясь в сторону и чуть назад, чтобы оказаться вне досягаемости оружия блондина. Гвен понял, что если бы советник метил в него и хотел оставить красивый росчерк на загорелой коже – он мог бы вполне это сделать, по бабочкам удары приходились очень даже метко. Но такой нарочный, и при этом не показушный промах, только сильнее подстегивал азарт.
Значит, Эльвир с ним играть вздумал? Но мысль эта даже не сердила. Но и равнодушным тоже оставить не могла. Все же при всех недостатках советника как человека, как личности, он был драконом, и драконом уже зрелым, что делало его по определению опасным противником, иначе бы просто не дожил до своих лет. А потому игра обещала быть интересной. Даже если они так ни разу друг друга и не коснутся, этот спарринг сможет им поведать друг о друге немало нового, того, что прежде оставалось за кадром.
Судя по его действиям, Эльвир стремился соблюдать удобную ему для удара дистанцию. Находясь на границе этой дистанции, Гвендолен мог без большого риска для своей шкурки уходить от ударов плети. Однако в таком случае он так никогда и не доберется до противника. Да и бегать аки зверю на манеже ему претило. Можно подумать, он прежде плетью ни разу не получал по незащищенным участкам тела! Впрочем, лезть на рожон тоже не хотелось, а потому стоило продумать тактику боя.
Плавными, почти танцующими движениями, военачальник начал снова приближаться. Сначала подался опять вправо, затем вильнул влево, делая обманные маневры, меняя скорость, переходя от неспешности к резкости, по-своему испытывая Эльвира. Клинки были чуть опущены остриями вниз, словно бы прикорнули в руках у хозяина, заждавшись возможности показать себя. Сейчас они были скорее как средство для баланса в смене ритма движений, нежели для атаки.

58

Наблюдая не единожды за тренировками мечников, и в том числе тех, у кого парные клинки, Эльвир имел некоторое представление о том, как действуют и двигаются те. Похоже, примерно так же обстояли дела и у противника, как прикидывал себе дракон. А может все же у него был опыт. Но, тем не менее, в их танце начиналось чувствоваться какое-то единение - оба из противников не отрываясь выискивали то мгновение, когда кто-то из них даст неверный маневр.
Плеть нравилась Эльвиру тем, помимо всех выше перечисленных качеств, тем как она держала на дистанции противника и при этом, давала тому почувствовать, что его могут в любой миг ударить. Когда ты можешь слышать оружие, то ты сможешь успеть услышать ее предсмертную песню о том как сочна на вкус кровь.
..А еще плеть давала возможность, при правильном подход и знании дела, управление ситуации и боя. Но дистанционно. Так и Гвендолен двинулся в сторону, как и намеревался его направить дракон. Сейчас его обычные эмоции отошли на задний план. Они были просто противниками, что находились по разные стороны боя и все. Все их прежние разговоры о том кто из них полуголый неандерталец, а кто – грибной червь. Когда сверкают клинки и свистит плеть в новом замахе, не имеют значения такие мелочи как сон во время совета и толчок в спину на балконе.
Завораживающими были плавности движений в танце с ним, у Гвендолена, когда он двигался. Резкий выпад на ложный маневр и плеть просвистела в том месте, где только что был военачальник. Но вот незадача. И, чуть удивленный советник, снова дал волну гибкой плети, ударяя в военачальника более прицельно. Но и это оказалось маневром, из которого он ловко вывернулся, продолжая танцующе двигаться.
И только тут блондин обратил внимание, что клинки у того опущены. Словно он не серьезно и лишь играется. Это несколько задевало… Ну чтож.
Плавно-перетекающими движениями, Эльвир ушел в сторону, двигаясь уже в своем танце и маневре, находя новый угол и теперь резко ударяя с его стороны. Целясь в руку противника, чтобы обмотать ее и преподать урок.

59

Будь это ситуация реального боя, Гвендолен не стал бы медлить и действовал бы сейчас совсем иначе. Но это была тренировка, наедине, да с неизученным противником. Более того, противником был ни кто иной, как сам советник. Потому военачальник воспринимал происходящее не просто как бой, а как своего рода возможность пообщаться. Не так, как было прежде на словах, сцеживая друг другу дозу яда, а на уровне тел, когда все яснее и понятнее, без лишней мишуры.
Эльвир действовал четко и быстро, нанося все новые и новые удары, плеть свистела, разрезая воздух, преодолевая звуковой барьер скорости. Но военачальник продолжал свои обманные маневры, уворачиваясь и будто бы дразня. Похоже, господин советник не отличался терпением, а может, просто просчитал движения брюнета наперед и попытался перехватить, нанося удар на опережение.
Время, казалось, замедлило свой бег. Или это сознание ускорило свое субъективное время в восприятии? Гведолен заметил передислокацию блондина, а так же его удар, направленный в сторону корпуса, со стороны руки. Он мог бы поддаться, подставить предплечье, позволяя плети его опутать. Будет боль от удара, но это можно перетерпеть. Можно даже сразу выпустить клинок, якобы он выбит, но самом деле освобождая руку для захвата. А затем быстро схватить пойманную на собственную руку плеть и тогда уже советнику никуда не деться. Ему придется либо выпустить оружие, выигрывая себе секунды для бегства или, что вероятней, перевооружения, либо спустя пару мгновений обнаружить второй клинок у своей шеи.
Все это пронеслось в голове синеглазого дракона за секунды, проигрывая возможные события ближайшего будущего. Однако если он так поступит, это будет означать окончание их небольшого спарринга. А этого не хотелось. Это было бы слишком скучно, слишком много не узнанного и недосказанного. Потому, в последний момент ар Такеиро подался в сторону, уходя из под удара, позволяя, однако, уже близкой плети оставить алый росчерк на коже плеча. Не хотелось бы, чтобы Эльвир начал терять интерес к их игре. А уж у него свой интерес в этом деле...
Отойдя снова на почтительное расстояние, Гвен решил продолжить их танец, двигаясь по плаце и увиливая от плети, наблюдая за советником. Ожидая его реакции на такое безобразие.

60

И не смотря, что в некоторой степени удар удался, Эльвиру не понравилось то, как это произошло. В его движениях и замахе было все необходимое, чтобы удар получился сильнее и значимее. Но судьба и опыт военачальника все перевернули в другую сторону. Это несколько доставляло досаду. Как и то, с какой грацией Гвендолен увильнул в сторону, вне зоны досягаемости плети. Не гоняться же за ним по всему тренировочному комплексу? Хотя в некоторых боях так и получалось, иногда. Ранее. Когда-то давно.
Плеть отлетела за спину советника, а сам он устремился в сторону военачальника, нагоняя его. Оружие же, тем временем, волочилось за ним как хвост, хотя и не долго. Вот оно снова взметнулось и направилось на него…
Танец их боя продолжался, он менял направления, но оставался столь же динамичным и энергичным. Ни один из участников не сбирался уступать другому и даже более того – намеревался показать себя во всей своей красе умений. А ведь обоим из них было, что показать, накопленное за годы жизни и опыта в ней. Если усталость и начинала подкрадываться к кому-то из них, то ни один из противников не показывал этого, продолжая держаться столь же стремительно, как и в начале всего происходящего.
Но в какой-то момент, блондин снова взметнул плетью, оказываясь довольно близко от военачальника, чтобы сделать резкое движение плетью, рассечь воздух и направить свое оружие на того. Метя в руку и стремясь ее захватить, обезвредить и вывести из равновесия того, кто привык работать двумя руками с мечами.


Вы здесь » Меридиан » ФБ и ФФ » На перекор полету бабочки