Меридиан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Меридиан » Территории вокруг города » Заповедный лес


Заповедный лес

Сообщений 91 страница 120 из 139

91

Как уже говорилось, оборотня болью не напугаешь. К ней эти существа привычны с самого детства, считая её неотъемлемой частью своей жизни. Поэтому боль-то он замечал, но считал её само собой разумеющимся для драки фактором. А запах крови только будоражил. Да и адреналин, опять же, боль притупляет. В общем, всё это складывалось в общую картину.
А чёрный ни о чём не думал, предпочитая наслаждаться процессом. Никакой опасности для себя он тут не видел, не чувствовал и не находил.
Оказавшись практически в обнимку с противником (в опасном её варианте), оборотень не стал вырываться или куда-то дёргаться. Рыкнув, он когтями на задних лапах поочерёдно полоснул дикого льва по животу, понимая, что на этом, собственно, драка и должна была закончиться. Задние лапы опаснее, а удар их сильнее. Да и живот самое уязвимое место. (9 и 10 из 12)

92

Сильные когти на задних лапах черного льва впивались в тело его противника, раздирая кожу и орошая кровью себя и его. Они задевали внутренности льва и приносили ему неимоверную боль. Но не желая просто так оставлять все как есть, тот только крепче сцепил клыки на плече противника и потянул на себя (2 из 12). Усилия повторялись, но совсем безрезультатно. Так как силы окончательно покидали того, а в глазах все темнело. Даже попытка на рык, отпустив плечо, обернулась чем-то типа невнятного бульканья.
Львица давно скрылась среди листвы и степей, когда самец их прайда погибал. Стечения обстоятельств обернулись так, как они были сейчас и тело зверя обмякало, тяжеленной (240 кг) тушей разваливаясь на Мехреже в объятиях.

93

Ну, вот и всё. Чёрный не ошибся, да и не мог ошибиться. Он чувствовал, как противника покидает жизнь, как он слабеет и перестаёт быть. В общем-то, дожидаться этого знаменательного события было не обязательно в такой непосредственной близости от жертвы. Поэтому чёрный извернулся, отталкивая задними лапами от себя дикого льва, выкручиваясь из-под него.
Теперь оставалось ещё одно дело. То-то дворцовая челядь в восторге будет! Да и придворные, надо полагать, оценят фишку по достоинству.
Лев встал на лапы, помотал головой, приходя в себя. А потом осмотрелся и принюхался. Куда там эта львица сбежала-то?

94

Тем временем пока дракон раздумывал над оформлением идеи Императорской группы поддержки особого назначения, львы перешли к действиям, закончив гляделки. Светлый первым ринулся в бой. Он грозно рыкнул, вскинулся и атаковал лапой черного противника. Тот тоже не остался в долгу и огрел лапой по спине. На светлой шкуре местного льва были хорошо видны ранения и следы крови. Он попытался ударить лапами в ответ, но движения выглядели уже не столь прыткими и сильными. Однако сразу признавать свое поражение местный вожак прайда не собирался - он все равно кинулся на соперника с опасными когтистыми объятиями.
Сам поединок львов длился не долго, но зрелище оказалось захватывающим в своей первобытной дикости. Запах крови и опасности витал в воздухе, когда два огромный кота с рыком кидались друг на друга. Впрочем, перевес сил был все же на стороне оборотня - он был не просто зверем, но и разумным двуногим одновременно, пусть эта его ипостась и пребывала сейчас в рецессивном состоянии. Но движения его захватывали своей грациозностью и четкостью истинного царя зверей, да и людей тоже, если так подумать.
Львы сцепились в смертельных объятьях, а военачальник затаил дыхание, не отводя от них глаз, а секунды финала их боя растянулись в восприятии на минуты. Раны получили оба противника. Вот только если на светлом все было ясно видно, то на черной шкуре Мехрежа оставалось только угадывать по влажным следам, где кровь. А еще поди разбери, где своя, а где чужая... хотя на плече должны были остаться следы от когтей и укусов местного льва, это точно. Оставалось надеяться, что туда не попадет зараза и что они не серьезные.
Но вот бой закончился, а светлый лев пал поверженным. Оборотень выпрямился и то ли к чему-то принюхивался, а то ли прислушивался. Дракон решил о себе пока не напоминать и не лезть с беспокойством о здоровье августейшей особы. Скорее всего, оборотень все еще взбудоражен схваткой и своих ран пока не чувствует, и чего доброго, гляди, цапнет за компанию, чтобы не лезли. А, может, он их сам, как истинный кот, пусть и большой, зализывать захочет, а ему тут все удовольствие обломать собрались?
Какой бы вариант событий не последовал и чтобы Император ни задумал - Гвен готов был реагировать незамедлительно и последовать за ним.

95

Но львица не видела завершения всего боя. Она, как и всякая особь женского пола, обладала той интуиций, что шепнула ей о результатах этой схватки. И дело тут было не столько в том, что черный лев не чуя боли, отмахивался от выпадов и наносил более сильные ответные удары. Тут было что-то и изнутри. Все же любой бой может по-разному обернутся всегда.
Она мчалась сквозь листву и отдельные кустарники к более родной, все же, стихии открытой степи. В которую переходил этот лесок. Туда где сейчас были ее сестры, не знавшие о случившемся. Это незнание будет не долгим. А львят надо уводить от смерти, они были слишком малы еще..

96

Трудно было бы словами описать, что именно сейчас думает оборотень. Даже возьмись за это талантливый поэт, наверное, не сумел бы подобрать слов. Строго говоря, это и не мысли были, а общий эмоциональный фон. И заключался он в одном-единственном настроении: «Бабы — дуры, даже львицы». Ну вот куда она от льва денется, а? Не от него, так от другого. Прайду всё равно нужен самец.
Ну так и чего сбегать было, собственно? От кого?
Видимо, император окончательно уверился в мысли, что понять женщин ему не грозит никогда. Будь они хоть прямоходящими, хоть передвигающимися на своих четырёх. Умом и логикой это не постигается. Вот ещё б знать, чем оно постигается? Впрочем, не сильно и хотелось. Это уж точно.
Чёрный нашёл запах львицы и последовал за ним, зная, что найдёт то, что ищет. Примятая большой кошкой, недавно прошедшей здесь, трава указывала след даже точнее. Так что ошибиться тут было нельзя.

97

Черный лев сдвинулся с места, уходя в том направлении, откуда пришла сначала львица, а затем и поверженный лев. Там располагалась большая степная полоса, которую они пересекли, но в другой части. По крайней мере, дракон надеялся, что оборотень направляется именно туда, а не наворачивать круги по лесу - поди его найди еще там, да с двумя лошадьми против мягких лап большого дикого кота.
Военачальник тронул своего коня, веля направляться следом за умчавшимся львом. Впрочем, четко след в след он не поехал, выбирая более удобную дорогу и гадая, что же задумал Мехреж. Все же не настолько силен был дракон в повадках диких зверей. Его познания в основном ограничивались тем, как на каких зверей охотиться и каким образом можно их выследить, а так же как лучше готовить и быть со шкурой. Зато сколько интересно можно узнать за одну только такую поездку! С такими позитивными мыслями он и выехал в степь, взглядом ища черный силуэт, благо его должно быть отлично видно на фоне пожелтевшей и выгоревшей травы, что слегка шелестела, покачиваясь на ветру.
Но то ли он немного промахнулся с направлением, то ли Император где-то в другом месте вышел, а то ли его все же было не настолько видно, как думалось Гвендолену. А потому мужчина быстрым шагом направил лошадь через травы, все же не теряя бдительности и высматривая хоть какую живность, которая подскажет дальнейшие действия. Или ее следы. Охотник он или куда?

98

Месяц назад львица осчастливила свет тремя крепкими и довольно здоровыми львятами (одной самкой и двумя самцами). Это произошло в отдалении от ее прайда, как и требовали законы природы и самозащиты себя с детьми. Несколько раз она переносила детенышей с места на место, чтобы хищники не нашли его. Еще рано было приводить потомство к основной семье. Совсем рано, они только недавно начали более умело двигаться и ходить, ведь (!!).
И вот сейчас, когда глава прайда повержен, следовало снова сниматься с места. Перемены ничего хорошего не сулят таким малышам. Естественно, ведь теперь этот черный захватит все и убьет их. Так что львица, стремительно перемещалась в сторону своего последнего прибежища, спасать своих котят. Вперед, к некоторому скоплению зарослей кустарника, где она соседствовала с семейством мелких птичек.  Место было относительно спокойное, хотя поодаль текла речка.

99

В общем, как он и предполагал, ошибиться тут действительно было нельзя. Куда она от льва денется? Но всё-таки «бабы — дуры», на лбу у льва читалось очень крупными буквами. И понять это смог бы даже тот, кто читать отродясь не умел. Это именно то, что думал чёрный обо всех самках, которые не трудятся остановится и осознать ситуацию.
Не помешало бы кое-кому немного смирения. Всё равно ведь не сбежит. И какая разница сейчас лев удавит беспомощных котят или когда им исполнится пару месяцев? Рано или поздно, а придётся ведь их кому-то показывать. Оборотень преследовал львицу, понимая, что никуда она от него не денется. И он, на самом-то деле, её единственный шанс. Не понимает, дурёха, своего счастья.
Куда он будет девать чужих котят, он пока что не думал. В крайнем случае, в зверинец отдаст. Не зря ж он его содержит? А вообще, ввести традицию подразделения боевых львов, специально выдрессированных — это мысль очень неплохая. Вот и проверим, получится или нет. Если с детства натаскивать на драку в войске, то получится очень и очень неплохо. Уж устрашающий эффект они обеспечат точно.
Теперь уже львица точно котят своих не спрятала бы. Император загорелся новой идеей.

100

Трава в степи шелестела, покачиваясь на ветру, который разносил семена и запахи по полю. А заодно и мешал выслеживать и выискивать львов - поди разбери ветер то или живность в высокой траве? Однако дракон не унывал. Как минимум он насладится приятной прогулкой. А поиски потребуют просто толику терпения и рассудительности. Не могли они сбежать далеко, чай не антилопы. Значит, поблизости притаились. Не бегать же львам и львицам с плакатами и надписью вроде "Тут он я!" или "Стрелять сюда"?
Гвендолен обернулся назад, поглядывая на мерно трусящую в поводу лошадь Императора. Та нагло пользовалась отсутствием седоков и внимания к себе в целом и уже жевала схваченные по пути пучки растительности. Стриж тоже периодически что-то жевал, но не так нагло и открыто. Что уж с лошадей взять, если у них такие инстинкты - есть пока еда имеется?
Но вот ветер немного улегся, а трава стала не настолько высокой. Военачальник внимательно всматривался в заросли, поглядывая и в сторону леса, который начинался буквально в пяти-десяти метрах в стороне. Не хотелось бы сейчас самому угодить в львиную засаду. В прайде-то львица явно не одна, и вот где остальные - вопрос. Однако львиц он пока не увидел, лошади тоже хоть и двигали ушами, но достаточно спокойно вели себя. Когда чуть в отдаление качнулась трава и мелькнула темная тень. Тень по габаритам и примерному местоположению совпадала с искомой и не слишком спешила скрываться. Потянувшись в ту сторону волной эмпатии, дракон убедился, что это и есть убежавший вперед оборотень. Заставив коня прибавить шагу, мужчина направился за ним. уже не выпуская из виду. Поиграли в прятки и хватит.

101

Подбегающую мать встретили довольным мявканьем двое из троих львят, которые уже вылезли из логова и неуверенно игрались в траве в метро от входа. Осторожность была у них в крови и все же они были еще на столько, чтобы испытывать страж от того что теплого бока матери не было рядом.
Львица потерлась мордой о каждого из детенышей и бегло пробежалась по ним языком в непроизвольном желании, как и всякой матери, огладить-коснуться своего ребенка. Но их пора было переносить!. Ухватив самого нерасторопного за загривок, львица подняла его и замерла, смотря ан черную как тень фигуру.

102

Мику внимательно посмотрела на мужчину. Он снова задел неприятные струны, таившиеся в душе девушки. Плавные шаги и вот уже ламия отошла от мужчины и плавно опустилась обратно на пол, а после и вовсе свернулась клубочком, обхватив подушку, на которой по задумке надо лежать:
- Мы разные. Разве можно сравнивать небо и воду? Все что они имеют одинаковое – цвет, но и то, он неуловимо другой. Как вы думаете, какого было бы вам, если бы вас вдруг начали сравнивать с вашим отражением? Это ведь не особо прилично,- грустно улыбнувшись, Катакурэ отвела взгляд в сторону, а после и вовсе притихла.
«Это очень тяжело. Я люблю свою сестру, но когда нам начинают в пример ставить друг дружку… Это невыносимо. Становится так мерзко на душе… Нас видят в отражениях друг друга.»
Сжав кулачки, Мику принялась изучать свои ноготки, любуясь маникюром.
- Я ненавижу танцевать, но была готова сделать исключение,- девушка вновь посмотрела на мужчину,- А что не любите вы, господин?

103

Так. Хорошо. Догнал и даже вовремя успел. Никто никуда не убежал, котят не отобрал, все на месте, все спокойны. Бегать тут по прериям за львицей и её котятами император желанием не пыхал. Сейчас, небось, ещё и скандал ему закатят в лучших бабских традициях: «не трожь ребёнка!». Вообще, нормальные львицы обычно не вмешиваются, но тут дурдом на выгуле, а не прайд. Всего ожидать можно.
Лев, не мигая, смотрел на львицу, пытаясь сообразить, как бы так с ней пообщаться-то? Она ж не человек, слов и знаков не понимает. И, судя по всему, не понимает и львиных. Хотя тут он перегнул. Были знаки, которые все понимают. Простые знаки доминантности. Кто угодно поймёт. Чёрный поустойчивее упёрся лапами в землю, наморщил нос и угрожающе заурчал, давая понять, что делать резких движений он категорически не советует. Один медленный крадущийся шаг вперёд и пристальный взгляд, не отрывающийся от самки.
«Вот только попробуй дёрнуться!»

104

Законы прайда знали все львы и львицы, хотя бы потому что они были с ними на протяжении всей жизни и являлись частью их самих. Порывы львицы, были лишь отчаяньем и желанием как-то изменить положение дел, сохранить подальше от своей стаи детенышей, ведь даже стая их еще не видела и есть время.
..Но времени уже не было. Львица смотрел на льва и с каждой секундой, словно начинала обмякать, приседая и прижимаясь к земле. Только львенок  в ее забух не особо обратил внимание на крупного хищника возле них, его больше привлекло какое-то движение сбоку, и он все туда поглядывал.
Самка признавала и подчинялась, не сводя взора с него. Законы природы и прайда неоспоримы, как бы это не рвало все изнутри. Она отступала. Три  львенка. Самка была чуть более темной, чем ее совсем светлые братья. Детеныши были в меру сильные, крепкие, нормально развивающиеся для своих 4.5 недель. Самец имел свое право убить их, раз теперь он глава.

105

Последовав за черным львом, дракон оказался у логова сбежавшей львицы. Подъезжать слишком близко он, однако, не стал, просто наблюдая за разворачивающимися событиями из седла. Это по-прежнему была не его стихия, не его разборки и выяснения отношений, а потому он решил не вмешиваться, пока не настанет крайняя необходимость в виде угрозы Императору, ему самому или их лошадям.
Дикая кошка защищала своих детенышей, и могла быть опасной, но оно и понятно. Для женщины любого вида на первом месте всегда стоит ее потомство. А у этой было несколько котят, насколько рассмотрел Гвен со своего места. Всех унести она в любом случае не успеет, но один был уже в зубах. Оборотень зарычал на львицу, вероятно, что-то ей по-звериному пытаясь объяснить. То ли она поняла, а то ли испугалась более сильного, чем она самца и решила последовать инстинкту самосохранения, но львица не стала идти на конфликт. Кажется, она даже готова была отступить и оставить своих детенышей.
Вот только чего всем этим добивался Император дракон так и не понял. Взаимоотношения зверей для него продолжали оставаться загадкой. А тот простой вариант, что Мехреж мог захотеть забрать котят ему в голову не приходил как не практичный - зачем ему львята? В зверинце живности мало, что ли? Но тут, скорее всего, сказывалось то, что сам военачальник не тяготел заводить себе животных, за исключением лошадей и по большому счету не видел в этом смысла, так как это лишние хлопоты, на его взгляд.

106

Ну вот он пришёл. Успел. Стоит. И как идиот пялится на львицу, знать не зная, как с ней объясняться. Бывает же такое полное совпадение между ипостасями! Что в человеческом он не может и двух слов связать, чтоб довести до сведения девушки, чего он от неё хочет, что в зверином не представляет как объяснить даме свои намерения. А намерения были самые благородные: он вдруг подумал, что львята это хорошо, но львята и львица это куда как лучше.
А вот как ей всё это сказать? Слова-то он, пожалуй, нашёл бы, да что с них толку, если она всё равно не поймёт? И такого прямого и бесспорного приказа следовать за ним, оборотень так сразу ни вспомнить, ни придумать не мог. И чувствовал себя дурак дураком.
Он сделал пару осторожных шагов вперёд и неуверенно лизнул котёнка по спинке, на которой ещё видны были тёмные пятнышки, которые уже вот-вот исчезнут. Потом подхватил зубами за загривок и поднял голову, пытаясь хоть взглядом дать понять, что он не убивать пришёл, а спасти. И вообще «а не пройдёте ли вы со мной, сударыня?»

107

Для дракона происходящее оставалось все таким же непонятным, хотя он честно пытался строить догадки, что это за звериные танцы с бубнами и что они значат. Однако даже то, что он сочетал в себе по сути свойства и психологию обоих полов, ему не помогало в этом ничуть. То есть примерно он представлял, что сейчас самец демонстрирует свое право и превосходство самке, что она приняла его главенство и подчинилась. Но главное оставалось тайной - зачем?
И вот, когда Мехреж лизнул котенка и взял его затем за шкирку, Гвендолена осенило. По крайней мере, он надеялся, что это так. Нет, смысл львиных маневров для него так загадкой и остался, но он понял, что произошедшая перед ним сцена призвана была означать. Самец-победитель продемонстрировал самке, что он не собирается убивать ее детей. Но ведь и оставить их здесь или остаться с ними оборотень не может. Зато может попробовать забраться с собой. А что? Места во дворце хватает и еще одна львица со львятами проблему не составит. Вдруг, он в нее влюбился по-звериному настолько, что готов принять с чужими детьми? Поди пойми их, оборотней...
А еще дракону немного наскучило оставаться просто наблюдателем, и он решил действовать. Что-то ему подсказывало, если он и дальше будет демонстрировать чудеса терпения, то они тут до ночи проторчат... Мужчина мягко спешился и направился в сторону львов, наблюдая за их поведением и готовый в случае чего остановиться. Приближался он с той стороны, где стоял Император. Не дойдя до него пары шагов проговорил:
- Если вам понравились эти малыши, и вы хотите их взять с собой, я осмелюсь предложить вам свою помощь. Думаю, нести их всю дорогу самому в зубах будет не удобно... Да и их ведь трое... Или вы хотите взять одного? - он сделал небольшую паузу. Военачальник точно знал, что оборотни, даже в своем зверином облике способны говорить, пусть и коротко - зато ясно.- Так же я хотел бы напомнить про ваши раны - их нужно осмотреть и обработать, дабы празднование Вашего Дня Рождения не завершилось в лазарете в компании дворцовых лекарей.

Отредактировано Гвендолен Клер ар Такеиро (2012-03-20 13:30:15)

108

Всё-таки инстинкты великая вещь. И очень захватывающая. Оборотень так увлёкся звериной частью своей сути, что совсем позабыл о своём сопровождающем, времени и ещё чём бы то ни было. А тут оно взяло, да и заговорило, заставив льва угрожающе взрыкнуть сквозь сжатые зубы. Исключитеьно от неожиданности. Потом чёрный вообще осознал происходящее, что он тут делает и, собственно, зачем.
А потом вспомнил, что да, плечо ему погрызли, что и является, видимо, причиной его забывчивости и скверного характера. Впрочем, характер у него скверный был от рождения. Если уж совсем честно.
Сделав несколько мягких шагов, он буквально всунул котёнка в руки своему военачальнику, повелительно что-то по-звериному проворчав. Разъяснять не нашёл нужным, поэтому господину Гвендолену нужно было догадаться обо всём самому. Таким же примерно образом Император добыл второго котёнка, и так же бесцеремонно всучил его в те же руки, даже не разобравшись, что там потом происходит. Пару мгновений посозерцал самку, всё так же не выпускавшую из пасти третьего котёнка, но так вот выгрызать его не рискнул.
Сам же отошёл в сторонку и запустил обратную трансформацию, решив, что даже если львица в панике сбежит, то это уже не так важно. Он не знал как предупреждать женские истерики. И знать не хотел, если откровенно.

109

Угрожающий рык Императора на военачальника не возымел особо эффекта, тот просто не стал делать резких движений, пытаясь понять, что ему хотели сказать. Единственное, что ему хотелось на это ответить: "Божественный, не разговаривайте, когда рот занят!". Но даже в собственной мысли ему почему-то послышались поучающие интонации голоса Советника, а потому озвучивать эту мысль он стал - не станет он таким же занудой!
Когда ему в руки почти всунули котенка, что-то невнятно прорычав, вместо того, чтобы сказать, дракон все равно догадался, что от него хотят, и звереныша аккуратно взял, благо тот был не большой. Затем так же безропотно взял и второго. Удерживая обоих львят, которые, похоже, еще не понимали, что с ними происходит и что все это означает, мужчина сунулся к приникшей львице. Он держал ее взглядом, пытаясь подавить волей, и так сейчас потерянную подавленную самку. Гвен не собирался оставлять и третьего львенка, раз уж Император положил глаз на этих малышей и готов был пойти на превентивные меры. Но они не понадобились. Когда он приблизился к самке, то она выпустила детеныша и скрылась в траве. Вероятно, инстинкты подсказали ей, что силы не на ее стороне, и самой ей будет легче выжить, да и этот выводок уже обречен.
Кое-как удерживая и третьего котенка, который, как и двое его братьев-сестер, висеть смирно не собирался, военачальник свистом подозвал стоявшего в отдалении Стрижа. Конь неохотно направился к хозяину, а вместе с ним пришел и конь Императора, привязанный за повод. Мужчина принялся освобождать одну из седельных сумок, прикинув, что хоть одно или даже двух львят туда все же удастся впихнуть. Этим он и занялся, пытаясь упаковать пищащих шевелящихся котят, чтобы можно было их довезти до лагеря. А еще прикидывал, из чего лучше сделать перевязочный материал и вспоминал, что из подходящего есть с собой.

110

Перевоплотившись, Император поднялся на ноги, старательно следя за дыханием. Негоже ему перед подданными показывать свою боль и как-то вообще её проявлять. Больно конечно. Раненое плечо ныло, болело и всё ещё кровоточило. Всё-таки львиные клыки это вам не мелочь какая-то, это травматично. Вряд ли смертельно, но и приятного нет. Какое уж тут приятное.
Стараясь держаться так, чтоб плечом шевелить как можно меньше, оборотень зачем-то пошёл не к седельной сумке с одеждой, а к воде. Ну, в общем, понятно. Холодная вода, боль притупит, да и рану промоет. Регенерация сделает остальное, всё-таки не человек, а оборотень. Опять же, львы зубы не чистят, и что там у них в микрофлоре пасти завестись могло, то только лекарь перечислить и могла. Но впечатлительный Император решил, что ну его, меньше знаешь, крепче спишь.
Дойдя до воды, он зашёл в неё по щиколотку, опустился на колени и, зачерпнув ладонью из реки, принялся смывать кровь. Боль утихать и не подумала, но воин стоически проявлял свою доблесть, не поддаваясь такой досадной помехе, как боль от раны. Не первая ведь. Да и вряд ли последняя. И потом, ещё несколько секунд и вода сделает своё дело, боль пойдёт на убыль. Выждать только надо.

111

Кое-как все же спаковав добычу в виде трех львят в седельные сумки, он выудил из них снятую в начале охоту тунику, а так же нож для быстроты действий. К его глубокому сожалению, средств для экстренной перевязки особо не наблюдалось, а потому придется им обойтись тем, что есть, а именно хлопчатой туникой в качестве бинтов и возможно жгутов, благо она достаточно большая. И хотя Гвен не обладал большими познаниями в медицине, в обязательную военную подготовку входило также умение оказывать первую помощь раненным товарищам прямо на поле боя, так что примерные представления о том, что надо делать он имел. А внутреннее чутье подсказывало, что вскоре ему, вероятно, придется и магию освоить. С таким шаловливым и беспокойным Императором не соскучишься, а под рукой лучше иметь аптечку.
Дракон осмотрелся в поисках опять куда-то запропастившегося Императора и направился на поиски. К счастью, Мехреж обнаружился довольно скоро в протекающей поблизости речке. Суда по всему, он сам пытался обработать свои раны. Молча покачав головой, военачальник уверенно направился к нему.
- Позвольте, я осмотрю ваши раны... - говорил он мягко, но действовал уверенно и настойчиво. Присев рядом с оборотнем в воду, он воспользовался небольшим куском оторванной материи, чтобы его намочить и смыть кровь. Собственную руку божественного дракон так же мягко, но настойчиво отстранил от дела. Еще наплескает в рану воды... мало ли какая зараза на львиных клыках? А еще столько же заразы может быть в открытом водоеме...
Гвендолен аккуратно, но достаточно оперативно смывал кровь с плеча, не трогая сами раны внутри. Его пальцы мягко скользили по коже Императора, ощущая, что она сейчас более горячая, чем положено. Помимо следа от укуса на плече, еще имелось несколько следов от когтей, но они выглядели менее опасными и глубокими.
- Надо перевязать, - коротко известил мужчина. Закончив с промыванием, дракон поднялся, все так же мягко и настойчиво цапнул своего спутника за здоровое плечо и повлек за собой на берег, где усадил на траву, чтобы заняться уже непосредственно перевязкой.

112

Одной рукой всё-таки неудобно. Как ни крути, а без помощи со стороны не обойдёшься. Оно ведь и само заживёт. Не стоит и сомневаться. Но вернуться к своим подданным в таком виде недопустимо. Незачем им знать и видеть.
Ещё более недопустимым сейчас было бы поморщиться или ещё каким иным образом позволить себе реакцию на боль. Не такая уж она и сильная, но всё-таки. А каждое прикосновение отдавалось в нервных окончаниях как удар ножом. Тренировочным, правда. Этого было в его жизни предостаточно, а потому терпеть удавалось успешно. Но это ерунда. Ещё на адреналине пока, хоть его уровень и снижается. А вот завтрашнее утро будет крайне ранним и крайне добрым.
«Вот советник-то порадуется, что я спозаранку столько дел переделаю!»
Потягушки за плечи оказались настолько неприятными, что он прикусил губу, чтоб не сказать чего хорошего по поводу варварского обращения с бесценным императорским телом.
— Господин военачальник, вы, возможно, не заметили, но я прекрасно понимаю человеческую речь. Вы могли бы мне просто сказать, чего от меня хотите.
Оборотень всем своим видом демонстрировал, что отбиваться от лечения не будет. Он в таких случаях был очень послушен и мачизмом не страдал, считая, что чем скорее всё сделают, тем скорее заживёт.

113

Конечно же он заметил, что оборотень понимает человеческую речь, просто в данной ситуации дракону было не до разговоров. Как-то у него всегда так складывалось, что в мужской ипостаси он был куда менее словоохотлив, чем в женской, где у него как-то сами собой выходили долгие монологи и хитросплетения слов, а тут не шло... Куда проще ему было что-то сделать, чем тратить время на долгие речи. Пока скажешь что-то вроде: "Встаньте, пожалуйста, лицом к закату, затем повернитесь на четверть круга направо, сделайте десять шагов в сторону берега, затем сядьте в позу лотоса на траву. И ни в коем случае не садитесь в позу алмаза вон на ту кочку, это не по феншую!"... Да за это время можно десять раз сходить туда и обратно!
- Присядьте, пожалуйста, где вам удобно. Я займусь перевязкой. Больше я пока от вас ничего не хочу, - все же проговорил Гвен.
Когда же его пожелания были выполнены, он приступил непосредственно к делу. Осматривая следы от укусов внимательнее, мужчина обратил внимание, что кровь, что все еще сочилась, темного багрового цвета, венозная. Радовало, что не задеты артерии, а то веселая прогулка на охоту могла бы оказаться не такой веселой, а то и весьма плачевной. В данном же случае первым делом следовало наложить шину, чтобы кровотечении прекратилось. По правилам следовало накладывать ниже места ранения, а потому тугая повязка обернула верх руки. Тут главное было не перестараться, чтобы не пережать так же и артерию.
Затем настала очередь самого укуса. Дракон старался накладывать импровизированные бинты достаточно туго, чтобы воспрепятствовать кровотечению, но вместе с тем стремился не причинять лишней боли своим вмешательством. И пусть Император держался мужественно и никоим образом не выказывал своих чувств, но военачальник по собственному опыту знал, что ему сейчас должно быть больно, а потому старался быть по мере возможностей мягким, следя за реакциями тела на те или иные манипуляции.
После укуса он занялся перевязкой менее опасных, но тоже требующих внимания следов от когтей. И пусть это лишь временная мера, чтобы добраться до основного лагеря, где их встретят уже настоящие целители, но Гвендолену не хотелось, чтобы обратный пусть показался оборотню слишком длинный из-за неприятных ощущений.

114

Некоторое время назад, совсем недавно по временному исчислению дракона, так сложились карты Фортуны, что компанией Эльвира стали близнецы. Ну как компанией. Они были чем-то вроде его личной прислуги  доверенных лиц. Знал близняшек, Чин и Лин, Эльвир достаточно хорошо, чтобы однозначно он мог сказать одно – при всей своей осведомленности в психологии женщин (помимо выше указанного) он категорически не понимал Мику. Дракон терялся и не понимал хода ее выводов, как и того – где-когда-в чем он задевает болезненные ей струны, когда упоминает ее сестру. Возможно это личная особенность характера лекаря императора, о которой он сейчас узнает с неожиданной стороны.
-В таком случае беру свои слова назад, прекрасная дама, ведь я никоим образом не хотел как либо вас задеть или ввергнуть в негодующий гнев. –с некоторой нежностью, чтобы сгладить появившееся непонимание и что-то близкое к конфликту, сказал он. Хотя вопрос, про отражение, совсем ввергал в ступор.
Но похоже этот диалог совсем расстроил девушку. Как тема о сестре, так и вынужденный (отрицательными мыслями-чувствами) отказ от собственного танца перед ним. Что ж.. Будут еще дни. Так, по крайней мере, надеялся Эльвир. Редкие вещи потому и бесценны, потому что редкие.
-Я не люблю отсутствие порядка или культуры. –коротко ответил он. Все же на его взгляд девушка была достаточно умна, чтобы понимать, что значат эти две вещи и что может означать их отсутствии. Анархия. Блондина едва не передернуло от картин воспоминаний того какие бывают люди в таких действиях.
..Беседа шла своим чередом, а время скользило незаметно. Однако дракон чувствовал уходящие четверти часов, а там и часы. Похоже, охота начинала слишком затягиваться. В шатре для отдыха становилось довольно людно уже, а за его пределами увеличивалось количество всадников. Это могло означать, что довольно скоро все начнется окончательно сворачиваться, и можно будет отправляться обратно в замок.
Покинув свою спутницу, дракон вышел из походного сооружения, направляясь к шатру императора, узнать о изменениях. Если бы случилось что-то сверх, он бы узнал. Уж в этом дракон не сомневался. Но была тишина от стражников и когда он решил уточнить, то  с удивлением узнал, что присутствуют на их «базе» все, кроме.. императора и военачальника. Более того – где они, неизвестно, так как заахали довольно далеко от былого места концентрирования.
И вот это начало беспокоить. К сожалению, на данный момент, у Эльвира не было достаточно магических сил, чтобы охватить столь большой радиус магией и дотянуться до сознания хоть одного из них. А так как охранники не знали где они и что делать.. Приходилось брать ситуацию в  свои руки. Не стоит сеять панику и начинать массовые поиски императора. Вполне возможно, что он не следит за временем или еще чем заразился от этого военачальника.. Но как бы то ни было, дракон коротко отдал распоряжение ждать возвращения императора, а он сам займется данным вопросом с другой стороны.
Не долгого времени стоило переодевание, а  точнее – раздевание и накидывание иллюзией неприметностью-одетостью, чтобы отойти на некоторое отдаление от лагеря, для более спокойного обращение в дракона. То как он туда ушел -  особо замечено не было, а вот когда на отдалении появилась не миниатюрная туша дракона, вскоре взмывшего в небо, отливая стальным серебром на свете.. Тут его заметили. Но Эльвир уже на это внимания не обращал, и не концентрировал, взмывая воздух и внимательно оглядываясь зоркими глазами.
Он подозревал, что на поиски уйдет время, и оно ушло достаточно в  большом количестве, так как лес был довольно велик, а Советник пытался разобрать и высмотреть тех кого ищет. Затруднения возникали из-за деревьев и плотности их расположения, в которых он мог не заметить цель. А еще тот факт, что магией он не мог пользоваться в  такие мгновения и Разум не мог ему помочь. А жаль..
Вообще, то что его поиски увенчались успехом – было некоторой удачей, так как мужчина начинал подозревать, что в лесу он упустит свою цель. Как уже говорилось – оно и более чем ясно. Но когда серебряный дракон сделал некоторый крюк над степью, для того, чтобы с другой стороны начать облетать лес, он увидел темные птна. При более пристальном рассматривании, дракон узнал в пятнах – коней. И в частности того, которого он сам так тщательно выбирал перед этим мероприятием. Рядом с ним была кляча военачальника. А следовательно, где-то рядом могли оказаться и потерявшиеся.  Но в относительно высоких травах степи..
И, тем не менее, дракон полетел  в том направлении.
Подлетая к стоявших возле реки животным, поднимая ветер и некоторые клубы пыли, дракон приземлился. И тут же его взгляд выцепил удивительную картину, которая разворачивалась возле реки. Две знакомые фигуры. Император и военачальник. Обнаженный и полуобнаженный, раненый и перевязывающий.
Эльвир молча на них смотрел. На приветствие и вопросы сейчас у него не хватало воздуха от избытка эмоций. Главная из которых огромными неоновыми буквами не-значилась у него на лбу и была видна в глазах. «А*уеть».

115

Откровенно говоря, услышав волшебное «пожалуйста», Император слегка удивился и притормозил своё передвижение в пространстве. Нет, он ещё мог подумать, что вокруг начинают охать и ахать целительницы, если вдруг им случается наблюдать раненого правителя. Но люди более крепких нервов и привычные к раненым воинам обычно обходятся лаконичными отрывистыми фразами: «пойди туда, сядь-ляг так, не шевелись, твою мать!». А тут что-то новенькое.
Но тут началась перевязка и оборотню пришлось отвлечься и сосредоточиться на собственных ощущениях от дивного процесса перевязки. А впечатления были очень яркие. Но правитель так и не проронил ни звука. И даже не поморщился ни разу. И с дыхания не сбился: столько сил уходило дышать правильно, что за подобные дыхательные упражнения любой ментор похвалил бы, даже самый строгий.
Кстати о менторах.
Даже будучи занят, Анпуи посторонних драконов всё же заметил. И на этом всё лечение кончилось. Так же быстро были забыты полученные в предыдущем бою раны. Количество адреналина, поступившего в кровь при виде такого сюрприза, могло сравниться только с мысленным возгласом: «Ну ничего ж себе добыча!». Молниеносным и почти неуловимым движением оборотень вывернулся из рук военачальника, подскочил к Тени и вот уже выпустил первые две стрелы в подозрительного дракона. В левый глаз. (2 и 4 из 12)
Мало ли зачем данный чешуйчатый сюда прилетел? А у любого нормального воина одна реакция на любые неожиданности: сначала стрелять, а потом спрашивать. Но лучше обойтись без второго. Какая разница? Главное, чтоб больше не летал.
Следует отметить, что выстрелы были совершены до того, как дракон успел сменить облик. Как упоминалось, воины долго раздумывать не склонны: стреляют на поражение сразу же, не дожидаясь приветствий.

Отредактировано Мехреж Анпуи (2012-03-22 19:12:30)

116

Гвендолен тоже заметил подлетевшего сородича, однако с первых минут не спешил это показывать, решив выждать, дабы понять, что за намерения у гостя. Если бы покушался на убийство - сразу же пыхнул бы огнем, еще с воздуха. Сам бы он так и сделал, иначе зачем подбираться к добыче в таких габаритах, когда та возле леса? Удерет ведь легко, поди ее лови между деревьями... А поскольку на них не нападали сходу, значит у дракона другая цель... но какая?
Пока военачальник размышлял, что прилетевшему ящеру надо и как быть, Император успел отреагировать по-своему. Пожалуй, будь и сам синеглазый кем-то другим, а не драконом, он бы реагировал так же, но он был драконом и мыслил с этой позиции, зная некоторые нюансы пребывания в самой крупной из доступных форм. А еще у него был артефакт воздушного щита, чисто на всякий случай, и он мог позволить себе выждать и оценить противника прежде, чем нападать.
Чертыхнувшись себе под нос и понимая, что если кое-кто и дальше будет так бегать и чуть что хвататься за оружие, то его раны откроются, Гвен помчался следом. Все же раз они тут одни против неизвестно дракона, то именно ему стоит побеспокоиться о безопасности Императора. И пусть тот сам по себе отличный боец, но с драконом лучше состязаться дракону.
Оборотень успел выпустить несколько стрел к тому моменту, как синеглазый встал на линии между ним и незнакомым драконом, заслоняя собой (а заодно и воздушными щитом от возможной атаки). Сам он стрелять не собирался - во-первых, не настолько он хороший стрелок, чтобы сразу попасть в чувствительную точку, во-вторых, для дракона это не такая уж угроза - можно разок чихнуть, и нету стрел на подлете, а в-третьих, он прикидывал разные ходы и варианты, а также возможную тактику боя. Даже рассматривал вариант обернуться самому, пусть это и займет пять минут, но щит по его прикидкам должен это время выдержать...
- Назовись. Что тебе надо? - громким командным голосом рявкнул Гвендолен, будучи при этом наготове, чтобы действовать в случае нападения со стороны визитера.

117

Не сказать, чтобы Эльвир ожидал в ответ на свое появление каких-то трепетных эмоций радости или воодушевления, но явно чего-то другого, нежели то, что произошло. А происходило все стремительно, и дракон задним числом только понял, что сейчас он мог бы быть уже обладателем лишь одного глаза, а второй – лечили бы лекари. Хотя лечением это дело не ограничилось. А еще компенсацией ущерба как физического, так и морально. И второй потянет на полказны.
Непроизвольно дернув мордой и отряхнувшись, неуклюжий и громоздкий на земле, серебристый дракон словно запоздало сгонял напасть, смотря на императора и его генерала-телохранителя, что стояли неподалеку от него. Встреча выше всяких похвал. Погонять бы их по полю, плюясь огнем, в отместку за такое радушие. Но не престало их чинам, хотя и очень захотелось. Буквально до зуда..
Выпрямившись и осанисто принимая более удобно величественную позу, отдаленно напоминающую то как могут держаться учителя, дракон дал в полную меру рассмотреть себя сгрудившимся и проговорил
-Я более чем понимаю тот ажиотаж и торжество, с которым начался сегодняшний помпезный день, в который происходило столь много событий, что перечисление их займет немало времени. Но все же я возьму на себя смелость, солнцеликий мой повелитель, напомнить вам что главнейшая часть сегодняшнего дня, уж слишком затянулась. Не говоря о том, что все охотники кроме вас с.. генералом, не было и начались беспокойства, развеять которые решился взяться я, направляясь на поиски и только по удаче найдя вас, так как уже потерял надежду.. –Эльвир выразительно посмотрел на обоих стоящих, дав максимально почувствовать чувства вины по отношению к этому малому инциденту со стрелой и глазом. Хотя блондин больше склонялся к тому, что это все старания Гвендолена. Его негативное влияние на императора. Главное, чтобы еще и своими вшами не заразил его. А то будет потом рассказывать сказки!. Эльвир знал Мехрежа еще с тех времен, когда он по другим причинам пребывал в строю нудистов.

118

Любой нормальный человек действительно стал бы испытывать чувство вины. Ему бы стало неудобно и неуютно от того, что он напал на невинного, когда агрессии не было. Вообще люди склонны сожалеть о нападении без причины.
Но тут был всё-таки воин, который долго думать не привык, и нападает раньше, чем в голове возникает вопрос. И это для воина самое правильное поведение. В остальных случаях он может слишком быстро оказаться мёртв. Так что виноватым Император себя и близко не чувствовал. По его мнению, он действовал единственно правильным образом.
— Прошу меня извинить, господин Драйн’даркор. Я не узнал вас.
Лаконичное и простое извинение. Вообще, к воинам надо подходить, издали представившись. Ради собственной же безопасности. И странно было наблюдать того, кто столь простую истину не знал. Или пренебрегал ею так неосторожно. Драконы всё-таки совершенно напрасно верят в свою неуязвимость. А даже если она действительно так велика, как они привыкли считать, то воинов это никогда не останавливало.
Поняв, что дракон прилетел не съесть его, Император расслабился и снова ощутил все радости последствий охоты. А, поупражнявшись с воинским луком, совершил поистине подвиг, потревожив прокушенные мышцы и поцарапанные львиными клыками (как он то подозревал) кости. Полный комплект ощущений заставил оборотня сделать пару шагов к Тени, уцепиться за луку седла и только так стоять на собственных ногах. Оказывается, раненый организм утомляется в разы быстрее, чем здоровый. Знать это одно, а испытывать на себе совершенно иное.

119

Когда дракон заговорил, по его манере речи и занудству Гвендолен сразу понял, кто перед ними. В целом это было ожидаемо - он знал, что Советник дракон, а вот сейчас получил возможность понаблюдать его в таком облике. И запомнить. Просто на всякий случай. А еще подивился, что блондин лично отправился на их поиски.
Но вместо облегчения, что это не враг, мужчина испытал раздражение. Вот не могла эта бледная поганка явиться в обычном, людском облике? А если бы случилось что-то серьезное с кем-то из них во время этой стычки? О том, что сам он в этой ситуации повел себе несколько не так, как от него могли ожидать, синеглазый решил пока не думать. Главное, чтобы Советник не задумался об этом и ничего не заподозрил. Впрочем, отмазки на всякий случай имелись, даже вполне логичные для человека, но то на всякий случай...
Убрав не нужный уже щит, военачальник более не обращал внимание на Эльвира, а обернулся к Императору за своей спиной. Больше всего его волновало состояние оборотня. Он ведь ранен, а еще и за лук схватился... Определенно, эти упражнения не пошли на пользу августейшему организму. Однако внешне выказывать как-то свое беспокойство дракон не спешил, все же рядом с ним мужчина и воин, а не девица. Будь Мехреж девицей, все оказалось бы проще - Гвен бы просто усадил бы его пред собой на лошадь и отвез в лагерь, где передал бы в руки лекарей.
- Полагаю, нам стоит вернуться в лагерь, - проговорил он негромко, обращаясь к Императору, стараясь на глаз оценить его состояние и возможные варианты развития событий. - Но сначала оденьтесь, - дракону по большому счету было все равно, есть на спутнике что-то или нет, тому, наверное, сейчас тоже не до одежды было, но вот если в такое виде вернуться - то казуса не избежать. - Ехать сможете? - то, что недавно наложенная повязка на глазах кое-где начала темнеть было не лучшим знаком.

120

И хотя дракон в некоторой степени пытался добиться чего-то, результат его не особо впечатлил. Хотя учитывая то, что на плече у императора была повязка, сейчас было не до таких тонких нюансах. Хотя на задворках сознания и кружила мысль о том, почему же император так поступил? Не мог же он не узнать Эльвира?!. Все же, во дворце, каждая собака знала что советник – дракон. Он сам это не скрывал и даже, в некоторой степени, подчеркивал сей факт. А учитывая всю малость расы в сравнении с огромностью того же многолюдного человеческого вида…
Но все сейчас переключилось на то, что было. Сам факт того, что императору сейчас было не совсем хорошо, можно было видеть не вооруженным глазом. И хотя возмущения о стреле еще кипели, беспокойство о императоре, все же, было на первом место. Хотя как он мог вообще предположить, что будь он (Эльвир) каким-то левым и агрессивно настроенным драконом, то опустился бы своей неповоротливой тушей на землю для позднего обеда двумя атлетическими натюрмортами. Он бы с воздуха пальнул и уже к хорошо прожаренному, до хрустящей корочки, к которой только лимона не хватает, подошел бы. Ну не бегать же за ними по всей степи пуляясь огненными струями в попытке прожарить?
..Наверняка все происходящее и произошедшее – на совести Гвендолена. Он же должен был бы быть телохранителем императора. А в результате, что мы имеем? Раненый правитель, едва стоящий на ногах, с задерганной психикой, что даже своего советника-дракона подстрелить решил.
Хотя ни одна из этих мыслей не могла обернуться решением, как быть в данной ситуации, но и то что мог бы предложить Эльвир – было бы отвергнуто. Император мужчина сильный и он не позволил бы кому-то садиться позади себя, чтобы придерживать пока они доберутся до остальных придворных. А так как это была единственная идея, как бы дракон мог помочь в  ситуации, после обращения в человека, то он выжидал.
-Надеюсь оно было не ядовито? –поинтересовался он, обращаясь ни к кому, но явно намекая о том, что речь идет о том кто нанес рану.


Вы здесь » Меридиан » Территории вокруг города » Заповедный лес