Меридиан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Меридиан » Территории вокруг города » Заповедный лес


Заповедный лес

Сообщений 1 страница 30 из 139

1

Имперская охота — одно из официальных мероприятий, проводящихся в рамках празднования дня рождения Императора. Завершающее, если точнее. Официальный неофициоз: дружественный политический регламент и ритуальные действа остались позади, и теперь можно немного расслабиться. Остались только свои — придворные. Приглашённые гости уже успели разъехаться.
Как и любой уважающий себя воин, Император решил загнать большого и опасного зверя — бурого медведя небывалых размеров. Сопровождать его в этой охоте вызвались самые приближённые, ну а остальным егеря предоставили зверьё помельче и попроще: кому кабана, кому вообще оленя.
И вот теперь, перед непосредственным сигналом к началу, Император со всеми удобствами располагался в большом шатре, готовясь к схватке, проверяя оружие и вознося последние мантры своему покровителю.
Сюда тонкой цепочкой тянулись с визитами придворные, кто ещё не успел поздравить своего правителя. А таковых, надо сказать, было много: южное гостеприимство всегда отличалось широтой и размахом, поэтому свои терпеливо ждали, когда отпоздравляются гости дворца. Зачастую, приближённые как раз вот в данный момент и подносили дары, немалая кучка которых располагалась на ложе вперемешку с обитыми шёлком подушками.

2

» Императорский Дворец » Покои советника

Пол солнечными лучами этого дня чего только не происходило, пока ветер спокойно и едва уловимо скользил среди всего живого вокруг. Настал день празднования и непосредственно праздник вступил в свои права, а с  ним и празднование. Помпезно разворачиваясь  и сводя в единое действия все те механизмы действий, что были обращены на подготовку к тому, что должно было произойти довольно скоро.
Эльвир снова пробежался глазами по фигуре в центре шатра, что источала силу и привлекала к себе внимание особой энергией. Мехреж Анпуи выглядел элегантно и величественно, но что-то подсказывало дракону, что даже если бы этот молодой оборотень не был императором, его внутренний огонь был бы все равно виден. Все же, что ни говори, а не место красит человека. Характер и то, как ты подаешь себя – вот то, что отложится у людей, когда ты отвернешься, или отойдешь от них.  Они либо будут понимать с какой личностью имеют дело, либо будут знать где легко прогнуть палку. А за императором Эльвир имел возможность наблюдать достаточно давно, причем с разных сторон. Тут были позиции его собственных наблюдений и то, что говорят и улавливают другие. Но с какой стороны не посмотри, все так же силу эта фигура в центре шатра.
Темноволосый луноликий был одновременно тут, на праздновании, но дракону казалось, что тот мысленно уже на охоте. И хотя зверей еще только гонят, действия еще не начинали разворачиваться, но Мехреж Анпуи уже готов начать. Ведь это – главный подарок для него. Оно и ясно..
-Светоносный император южной страны Шамбала, Мехреж Анпуи.. –обратился он к нему, направляясь ближе и привлекая к своей особе внимание льва. Остановившись на дозволенном расстоянии от императора, мужчина низко наклонился, выражая раскидистым жестом дань уважения и глубоко почтения к тому, к кому обращается.- В этот яркий день, позвольте мне поздравить вас с вашим Днем Рождения на Свет. Да будут ваши мысли так же ясны, точны и правильны, а рука - крепкой, сильной и дрогнет, ни на миг. Для меня будет великой честью, если вы примете в подарок… его.
Мужчина, сделал шаг чуть в бок, выпрямляясь во весь свой рост, и плавно отступая. Широким жестом он показывал на.. сильного и гибкого зверя, чьи мышцы бугрились и перекатывались под лоснящейся шкурой ухоженного черного коня. Конь отбирался тщательно и щепетильно, так как Эльвир собирался быть уверенным в том, что его выбор будет выносливым, сильным, легконогим, чистопородным и с не слишком недружелюбным-своевольным характером. Конь многозначительно фырчание и повел ушами, понимая, что на него устремлено внимание. Мальчик, державший его, крепче ухватился за уздечку, хотя молодой зверь никаких действий предпринимать не стремился.

Отредактировано Эльвир Калиф Драйн’даркор (2012-02-18 02:28:43)

3

>>> Дворец ИмператораПокои военачальника

Когда дракон прибыл на поляну, где величественно раскинулся шатер Императора, там уже толпился самый разнообразный люд - кто-то мирно общался, кто-то проверял надежность оружия, кто-то просто скучал. А небольшая группа господ выстроилась в своеобразную очередь неподалеку от шатра, чтобы преподнести свои дары вместе с поздравления. Узнав, кто последний, Гвен тоже занял себе место и пристроился в конце. Своего коня он привязал у организованной коновязи, еще и проверил, прочно ли. А то Стриж парень не промах - оставь его самого по себе, так он тут же пойдет знакомиться с местными кобылами, рассказывай потом их хозяевам, что то, что они жеребые вдруг - ветром надуло, и не важно, что на кобылах в охоте не поедут на такое мероприятие... Как говорится - свинья болото найдет.
К тому моменту, когда настал его черед, а случилось это довольно скоро, так как придворные в ожидании скорого начала главного развлечения дня не расшаркивались подолгу, военачальник успел не только достаточно поразмышлять о лошадином быте, но и привести подарок в презентабельный вид, распаковав.
Остановившись перед Императором на положенным расстоянии, дракон низко склонился в жесте почтения перед правителем. Впрочем, даже без звучного титула этот мужчина внушал уважение своим спокойным величием и внутренней силой, ощутимой где-то на уровне подсознания.
- Божественный Император Мехреж Анпуи, я счастлив, что имею честь поздравить Вас в этот радостный и знаменательный день -  Ваш День Рождения на Свет. Пусть годы вашего правления будут долгими и полными благоденствия, а ваша мудрость и сила озаряют и оберегают ваших подданных. Примите от меня сей дар, - военачальник сделал жест, повинуясь которому, мальчик-слуга поднес деревянный ларец, украшенный витиеватыми, но неброскими узорами. Внутри ларца находились книги - тетралогия одного известного философа и путешественника из Северного полушария. Во время его прошлого пребывания в этой части мира Гвендолену очень понравилась эта книга, так как помимо рассказов о путешествиях, там имелись интересные заметки психологического, политического и философского толка, а легкий слог автора делал книгу интересной и совершенно не утомительной. К тому же это подарочное издание в кожаном переплете, которое дракон искал специально к торжеству, было дополнено весьма недурственными иллюстрациями самого автора.

4

Хороший это всё-таки праздник — День рождения. Усилиями соседей удаётся неплохо пополнить имперскую сокровищницу, зверинец, получить дипломатические договорённости и в очередной раз улучшить ситуацию в стране. Силами придворных исправно пополнялись имперская библиотека, арсенал и личная коллекция артефактов. Отчего же не любить этот замечательный во всех отношениях день?
Особенно, если в перспективе он заканчивается охотой. На данный момент перспектива была уже близка: почти вся официальная часть закончилась.
Вежливый полупоклон советнику и оценивающе-одобрительный взгляд на его дар:
— Ваш ум, мудрейший советник, всегда поражал меня своей остротой и ясностью, и да не изменит он вам вовеки, как не изменил сегодня. Нет лучшего дня для испытания нового коня, чем имперская традиционная охота, как нет и лучшего повода выразить вам свою величайшую благодарность, да не смутит она вас сдержанностью полагающихся случаю слов.
Император испытывал видимое и понятное нетерпение, но стоически отвёл взор от обещающего славную гонку коня и довёл церемонию до конца, принимая следующие поздравления. Казалось, военачальник и советник сговорились и разыграли своего императора, проявив добродушную иронию, которую он, впрочем, вполне мог оценить по достоинству. Однако некоторое удивление всё же выразил, не сумев сдержать эмоции.
Да и как их сдержишь, если советник дарит отличного коня не для верховых прогулок, а для самого настоящего боя, а военачальник дарит не что иное, как книги. Дворцовое чувство юмора всегда отличалось витиеватостью сравнимой только с витиеватостью речей мудрецов.
— Однако и ваш дар, храбрейший, заставляет моё сердце радоваться. Моя должность не позволяет мне предпринимать длительные путешествия, требуя моего полного внимания, и вы, — лёгкий перезвон металла, когда император в качестве благодарности чуть склонил голову, — зная это, сумели найти то единственное, что может скрасить мою печаль. Никто не усомнится в том, что армия в лучших руках, ведь вы неизменно проявляете не только смелость, полагающуюся воину, но и мудрость стратега. Позвольте мне восхититься вашими талантами в очередной раз, искуснейший, да не оскудеют они впредь.
Император легко провёл кончиками пальцев по обложке книги и кивнул слуге, чтоб он принял ларец. На этом можно было считать церемонию полностью завершённой. Пока он отвлекался, конюхи прицепили к седлу коня необходимое для охоты оружие.
Сигнал к началу дал учредитель охоты, и Анпуи разоблачился, передав очередному слуге ненужные уже рубашку и тюрбан: охотиться он предпочитал по старому обычаю, избавившись от всего, что могло мешать. В бой так не пойдёшь, но на охоту обычай дозволял. Император уверенно перехватил уздечку своего нового коня, бегло проверив на всякий случай в порядке ли сбруя и на месте ли оружие, и улыбнулся. До начала оставалось совсем чуть-чуть.

5

Удивительный день, полный разных приятных сюрпризов. Мику улыбнулась теплой улыбкой своему отражению, подумав почему-то именно о сестре.
«Надеюсь, ее подготовка к завтрашнему спектаклю перед его императорским величеством пройдет успешно, и театр будет полон народу, а с лиц не будут сходить улыбки. Это ведь так важно для нее. А все наша бабушка… Так заразить мою Ватарэ любовью к сцене и чужим судьбам. Хотя я и сама ничуть ее не лучше, пусть у меня и другая страсть. Стоит увидеть больного, как тут же просыпается целитель, и не в состояние мимо пройти, пока не помогу.»
Летая по комнате на невероятно большой скорости, ламия поспешно собиралась, ведь ее встреча с императором была не за горами.
Охота… Для кого-то это просто развлечение и забава, способ снять напряжение и хоть немного забыться. Для кого-то безудержная гонка и пугание зверей, чтоб выманить добычу из норок. А для кого-то, что-то среднее между приятной прогулкой по лесистой местности и приглядывание за всем развлечением. Но при том, Мику знала, что будет смотреть в оба глаза за всеми, чтоб в случае чего тут же оказать помощь. Да, девушка была целителем до мозга костей, живущая своей работой. Хотя, возможно, это было связанно и с тем, что девушке просто не на кого было перенести свое внимание и заботу, вот и ушла она с головой в работу.
Мимолетно скользнув взглядом по солнцу, Катакурэ охнула и подхватив сумку со всем необходимым, попыталась побежать на встречу с императором, но из-за узкой юбки кимоно, едва не полетела носом вперед, тут же попытавшись успокоиться, гордо вскинула голову и просто пошла быстрым шагом. Вилять пятой точкой для быстроты пришлось активно, за то малышка и поплатилась. Ее не допустили к императору, приняв за девушку определенной профессии, но Мира не отчаялась.
Когда прошла церемония официального приветствия, девушка пробралась к подаренному скакуну, и когда рядом с ним появился нужной объект, радостно улыбнулась, но поспешила потупить взгляд в землю, убедившись, что мужчина ее заметил, ламия чуть отступила, не решаясь заговорить с монархом. Все же хоть она и была императорским лекарем, но не придворной особой, чтоб языком чесать.
«Вот, теперь он знает, что лекарь с ними, и ему можно не беспокоиться о ранах и проклятиях. Только…»
Мику дико покраснела, но со всей этой беготней и играми в Догони Императора, девушка совсем забыла о лошади. Сюда она приехала с одним из стражников, который ее знал, но он уже уехал. А вот бежать в узком кимоно за лошадьми, или пытаться усесться в мужское седло…
«Вот же глупая! Как так было можно?! Снова во мне проснулась растерянность. И подарок… Я его забыла! Ох… Как стыдно..»
Совсем раскрасневшись, Мику даже не сознавала, что невольно медленно пятится, точно нашкодивший ребенок:
- Пусть для императора, еще множество дней будут светлыми и такими же яркими. А здоровье я вам постараюсь обеспечить не хуже своей матушки,- наконец выдала ламия, но голос ее все же немного дрожал.

6

Приятны были слова похвалы того, кому ты присягнул. Все же Эльвир действительно сделал для себя решение – отдаваться полностью тому делу, которое выбрал. И дракон не сомневался в том, что сумеет себя наилучше проявить именно в этом положении. Ведь где как не здесь будут наиболее важны аналитические советы, знания накапливаемые многие годы, вместе с опытом.
Смотря в затягивающие глаза солнцеликого, Эльвир слушал его ответ и молча радовался тому, что его подарок был принят и по достоинству оценен. Все же он за императором наблюдал ровно столько, чтобы догадываться о том, что могло бы быть ему интересно. Хотя часть в этом сыграл и сам конь, имя котором даст сам Мехреж Анпуи. Когда блондин посмотрел на него, то понимал какая сила может в нем крыться и как много может с ним совершиться.
Однозначно – его выбор был хорош и идеален. Как и все, что делал этот самовлюбленный мужчина.
-Это честь для меня.. –коротко ответил он императору с новым поклоном и уступил место следующим и следующим. Как много же хотели поздравить и поприветствовать императора! Но тут мелькнула знакомая фигура..
Эльвир пронаблюдал за действиями Гвендолена, его словами и подарком. Не столько насторожено, сколько из любопытства.
Ну что тут можно сказать? Даже по этому подарку видно, как они на похожи помимо того, что он дракон, а Гвен – человек. Хотя что еще от него ожидать?
..Это в мужчине все еще кипели остатки негодующего чувства, которые всплыли, при виде фигуры военачальника. Оно не долго пробудет, главное за это время успеть качественно отомстить, и с чувством выполненного долга – забыть.
Но вот начал сигнал и все засуетились. Приближалось то действие, к которому так все стремилось последние дни, и чего так долго ждали. Некоторые с  нетерпением, а многие – чтоб оно уже наконец произошло. Егеря и придворные бойцы-охотники помогали в том, чтобы зверь приближался. Огромная вереница всадников, на самых разных животных, устремилась в сторону где много живого и одно существо – особое. Для этого особого дня его гнали сейчас им на встречу.
Эльвир направился к Большому Щербету, своему ездовому коту. Пройдясь по его шерсти ладонью, дракон снова вернулся взглядом к стремительно действующему императору и с удивлением отметил то, что коня (подарено им) не просто увели, а  уже подготовили. И вот уже они вдвоем готовы сорваться с места.. Щербет же за этим наблюдал с безмятежным флегматизмом. Он даже ухом не повел, когда на него взобрался его хозяин, но словно очнулся от транса. Когда понял что поступил приказ к действию
Мягкая поступь больших мягких лап и более плавное, чем на лошади, передвижение в седле.  Эльвир еще не участвовал в такого рода развлечениях. И уж тем более в седле, но в теории догадывался о том как ему действовать.
..Однако будет ложью, если будет сказано, что блондин не заметил хрупкой фигуры девушки-лекаря в парадном кимоно, мимо которой ехали всадники. Он непроизвольно проводил ее взглядом, встречаясь с  ее разноцветными глазами, своими (не менее разноцветными). Красивая женщина, но слухи ходили и о красоте творений ее рук. Однако Эльвир надеялся не на собственном опыте узнавать о всех гранях этого таланта. Лучше узнать о других, более земных и красивых талантах..
Но эти мысли быстро были отогнаны, а сам дракон сконцентрировался на происходящем. Не особо увлекаясь оружием, а с тем которым увлекался не особо поохотишься, дракон собирался делать то, чего еще целенаправленно не делал как такового – охотится с  помощью магии.

7

Подарок был принят, а слова Императора приятно ласкали слух, отзывались радостью внутри.
- Благодарю Вас, - Гвендолен приложил руку к груди на уровне сердца и снова поклонился, и словом, и жестом выражая свое искренне почтение.  Как-то давным-давно повелось, что в мужской ипостаси дракон редко бывал словоохотлив, в основном предпочитая действия, в том числе и в выражении своих чувств и переживаний, пользуясь жестами.
Наконец, с подарочной частью мероприятия было покончено, и можно было приступать к развлекательной. Последовав примеру Светлейшего, военачальник тоже избавился от верхней части своего одеяния в виде туники и жилетки. Теперь уж никто не посмеет, в том числе и этот бледный глист-Советник, тыкать его в то, что он не прилично выглядит. И пусть за вчерашний день Гвен считал себя отмщенным, но зуб на негодяя затаил и так просто прощать не собирался. И пусть сейчас они лишь ненадолго пересеклись с Эльвиром взглядами, но за эти секунды дракон успел выразить мимикой все, что думает о блондине. В синих, чуть прищуренных глазах плескалось торжество, а губы чуть дрогнули в довольной улыбке. Казалось еще чуть-чуть, и военачальник просто покажет советнику язык, но дракон сдержался. Это их внутренние разборки, которые потерпят до темных коридоров и отсутствия лишних пар глаз, их не следовало выносить на обозрение придворных, и уж тем более портить праздник Императору.
Запрыгнув на мнущегося в нетерпении и предвкушении возможности побегать Стрижа, Гвендолен направился в голову процессии из всадников. Охлаждающий артефакт он отключил, чувствуя себя сейчас куда более комфортно, чем под слоями ткани. По большому счету, военачальнику хватило бы и перевязи с его любимыми парными клинками, чтобы чувствовать себя совершенно одетым. Ведь без них, даже надев тридцать три одежки он бы ощущал себя абсолютно голым. За исключением, пожалуй, истинной формы, но от отдельный разговор.
Не смотря на разгорающийся азарт охоты, взгляд мужчины все же не мог не остановиться на провожающей вереницу всадников девушке в кимоно. Он ее уже сегодня здесь видел, пусть и в отдалении, а память услужливо подсказывала, что эта утонченная красавица - один из лучших целителей дворца. Самому военачальнику пока к ней попадать не доводилось, и он надеялся, что не доведется, хотя был бы не против познакомиться поближе при иных обстоятельствах.
Поравнявшись с ламией, мужчина приветливо улыбнулся ей и чуть заметно подмигнул, после чего поехал дальше, маневрируя в толпе, дабы оказаться ближе к Императору. Конь рвался вперед и готов был умчаться хоть сейчас, но дракон его мягко сдерживал. Сам он давно вышел из того возраста, чтобы очертя голову рваться поперед батьки в пекло, тем более на охоте по такому случаю. Важнее было, чтобы сегодняшний именинник насладился своим праздником сполна... И ему не помешали никакие внезапные обстоятельства, уж синеглазый об этом позаботиться. Ведь у каждой значимой и сильной личности, есть свои завистники и недоброжелатели, как знать, когда они себя проявят? Может, эти предосторожности и напрасны, но как говорится - береженого и Золотой Тигр бережет.

8

«Женщина? На охоте? Откуда?» — первым делом удивился император, наткнувшись взглядом на смутно знакомую девушку, и попытался понять, что она тут делает. Мыслями он был уже далеко, поэтому и не узнал сразу. Придворный лекарь. Конечно же. Где ж ей ещё быть-то? Хотя, конечно, наряд она выбрала мало подходящий для такого дня — отстанет безбожно. Но даже ради дамы притормозить он уже не мог.
— Премного благодарен, любезнейшая, ваши слова должны успокоить всех неверующих: как бы ни сложилась сегодняшняя охота, их правитель вернётся на трон. Коня даме, — отдал он приказ своим слугам, оставляя даму на их попечение.
А самому уже не терпелось начать, причём, скрывать этот факт он и не думал. Подойдя к своему новому коню, он снова залюбовался им, проведя пальцами по шее. Сильное животное. На лице именинника образовалась довольная ухмылка человека, желающего проверить свои силы и посмотреть на что способны окружающие.
Едва коснувшись ладонью спины коня, оборотень единым сверенным движением молниеносно взлетел в седло и коротко осмотрелся по сторонам, одаривая серьёзным взглядом ближайшую свиту.
— Во всю мощь, уважаемые. Поддавки — оскорбление способностей другого, помним об этом. Пусть добыча сегодня достанется самому удачливому!
Действительно, какой смысл в состязании, если состязаться никто не хочет? Можно ли проверить свои силы и навыки, если тебе уже уступили? Молодой император считал, что нельзя. И, более того, воину не подобает принимать такие знаки жалости и снисхождения, а потому был настойчив в своих требованиях и пожеланиях. Только по-честному. И никак иначе, ведь уступка большее унижение нежели проигрыш. Можно смириться с тем, что ты не самый сильный и ловкий, но невозможно принять как должное тот факт, что твои подданные не верят в тебя и заранее уступают.
Допустить это он никак не мог. Воин есть воин, ему важно проверить боем.
Чуть пригнувшись к шее животного, Анпуи с удовольствием запустил пальцы в гриву и потянул пряди на себя. Потом резко сжал колени, посылая коня в галоп и понуждая начать гонку с первых же шагов. Никаких поддавков сегодня!
— Вперёд, Тень! — гаркнул он над ухом поименованного коня, — Йахху!!
Нужного зверя ещё предстояло поискать по лесу. И загнать. Потом уже убивать. Это охота, господа — развлечение для настоящих мужчин. И поэтому для начала скоростная поездка по лесу, чтоб привыкнуть друг к другу. Не будет лучшего момента, чем проверить на что способен этот, без сомнения, удивительный дар.

9

Слова императора, как гром среди ясного неба, как удар, что не причинил боли. Вздрогнув, Мику с трудом удержала голову опущенной, чтоб не посмотреть в глаза, что б не повести себя недостойно. У каждого свои слабости. У каждого есть то, перед чем сложно устоять. Голос – был слабостью Катакурэ. Она любила закрыть глаза и вслушиваться в голоса, улавливая в них что-то свое, какую-то незримую мелодию, перезвон. Но та мелодия, которую она услышала сейчас, предательски заставила сердца дрожать. Так шепчет океан. Который может быть тихим и убаюкивающим, а может напротив, яростным и неукротимым, стачивающим с невероятным терпением  скалы, захватывающий корабли.
Немного ранее она вспомнила ярчайшие синие глаза и лукавую улыбку.
«Ох… Как тяжело… Кажется, то был Гвендолен Клер ар Такеиро… Хм…»
Ламия просто попыталась отвлечься, хоть немного отойти, прийти в себя, но не смогла, хотя улыбка и вернулась на ее губы, а внутреннего беспокойства ничто не выдавало. Но мысли стали слишком сумбурны. Кто-то окликнул ее, а после стало не до странных и чуждых ощущений. С трудом слуги, но нашли дамское седло и даже помогли Мику забраться в него, вот только…
Все рванулись за императором, а маленькая лекарь безнадежно отстала даже от второстепенной свиты. Леса девушка не знала, но старалась вслушиваться в беспокойные голоса животных, чтобы хоть немного понять в каком направление ей скакать.
«Как же так… Вот же…»
Было обидно чуть ли не до слез, но Мику улыбалась, давно привыкнув быть сильной, спрятав за словами все свои слабости от величайшей до самой малость. Где-то впереди слышались улюлюканья и громкие выкрики, даже звон натянутой и спущенной тетивы, а потом и песня, несущей смерть стрелы. Но как бы не спешила лекарь, догнать хоть кого-то, сидя боком на лошади, да еще и через лес – было выше ее сил.
«Бесполезная… Ты должна быть сейчас там, а не тут… А если кто-то пострадает!? Что ты за врач такой?!»
И закусив губу чуть ли не до крови, Мику пришпорила своего коня, не думая, что если он споткнется, то скорее всего падение будет болезненным, если не смертельным.
«Справишься… Ты всегда со всем справлялась. И сейчас справишься. Только нужно быть осторожной… Я не хочу видеть слез на глазах моей сестры… Ее настоящих слез…»

10

Нельзя было не признавать силу и отвагу воинов, бойцов и охотников, которые с пылом и остервенением рвались к действиям и охоте за животными. Всадники, не смотря на то, что это было праздником в честь императора, тоже хотели охоты и участвующие в этом – получали удовольствие от происходящего. Все вокруг словно огнем покрывалось от бурности эмоций участников.
Шатер и непосредственно все празднование с подношением даров императору, по большей части было в той части континента. Который можно было бы назвать степью, но совеем рядом располагался лес и именно в эти дикие заросли устремились все, где уже вовсю работали мастера своего дела егеря, и знатоки повадок зверей.
Эльвир только в теории понимал все общую заинтересованность происходящего, но раз император желает и все вокруг радуются, то и ему стоит. Не сказать, чтобы дракон не любил физических нагрузок, скорее это непонимание – было частью его характера.
Ответив пристальным и ледяным взглядом, буравящим насквозь с особой остервенелостью, светловолосый только так отреагировал на торжество взгляда военачальника. Сейчас это было уместно, но не более.. Но что взять с этого человека?
Конь императора мчался впереди всех, хотя линия всадников расползлась, не влетать же всем в одну точку леса.. И лес содрогнулся. Доселе сюда заглядывали лишь отдельные охотники и редкие люди и такого бурного, кровожадного, агрессивного вторжения не было довольно давно. Птицы испугано влетали на ветки с вскриками, в которых мешалась паника, испуг и попытка огрызнуться и напугать. Многие животные испугано, не ожидая такого стремительного перемещения по своей территории, разбегались прочь в попытках ускользнуть от опасности, которой были как оружие, так и копыта всадников. Кто-то из зверей разбегался в свои норы или временные укрытия, а кто-то замирал и осматривался, прислушиваясь и озираясь – как реагировать лучше, не зная.
Дракон подъезжал уже к лесу, не так быстро несясь в ту сторону, как большинство всадников. Цепким взглядом успел он выцепить только то, что император уже скрылся где-то там в лесу. Его же Большой Щербет не поддался все общему ажиотажу и знал хозяина. Но тут мимо него пронеслась лошадь с сидящей на ней девушкой в  кимоно. Мику Катакурэ. Так ее звали. Лекарь-ламия, несколько лет уже живущая и работающая во дворце и у которой есть сестра-близнец.. И хотя советник не был особым знатоком повадок, философии и тонкости езды верхом на лошадях, но все же он уловил, что в том как несется лошадь с ее всадницей, нет особого руководства происходящим самой всадницы. Если не сказать наоборот.
Девушка была в опасности и именно это играло главной ролью в том, что Эльвир дал команду Щербету двигаться быстрее и пошел на перехват к лекарю. Кот двигался стремительно и быстро нагонял коня. Хотя дракону не с первого, и даже не со второго раза удалось все же дотянутся до поводьев. Натягивая их более крепкой рукой и напоминая лошади о том, что на не куль с яблоками, а  дама.
-Прелестная дева, сегодня слишком чудесный день, чтобы давать им руководить какому-то коню –отметил он скрывая мягкостью голоса, легкое напряжение, передавая поводья обратно Мику. Оглядывая ее в который раз, мужчина вспомнил, что уже ранее удивлялся тому, как изящна та самая художница, что лечила многих и многих так искусно, как ему рассказывали.
Он двинулся дальше, но Щербет двигался уже не так стремительно, как до этого (в догоне за лошадью), явно угадывая вернуться к предыдущему темпу. Или он сам этого хотел, и его это устраивало? Сложно было дать однозначный ответ об этом всаднике и его любимце. Нагнать его было бы не сложно..
Сложно было другое. Атаковать на месте или в движении собственного тела, Эльвир умел. Но вот верхом.. Мужчина не был уверен, но продолжал держать хорошую мину, даже догадываясь о возможности плохой игры. И это подтвердилось. Не смотря на то, что было пущено несколько воздушных стрел, которые словно иллюзия скользили к цели, попытка подстрелить павлина встретила только его противный вскрик и падение одного-трех перьев, да полет того в другую сторону.
Ну и пусть. Все равно – красив только внешне. Так решил себе, не расстраивающийся и на долю секунды, блондин. Хотя что-то его и грызануло, где-то очень глубоко. Может не умерший воин внутри него? Как бы там ни было, но следующая цель убдет расплачиваться.

Отредактировано Эльвир Калиф Драйн’даркор (2012-02-23 23:35:55)

11

Свернутый текст

ООС: С позволения Императора и условием не догонять наших доблестных вояк, мы с Эльвиром пишем в малом круге..

Когда Мику потеряла контроль над конем, ей было не ясно, но это случилось, а потом… Потом появился серебряновласый на большом коте. Девушке не стоило труда узнать его, все же советник имел статус не только мудрого помощника императора, но и ловеласа. Кто-то из девушек жаждал заполучить его внимание и улыбку любой ценой, даже не так, большинство придворных красавец мечтали о нем, его глаза и тело не давали им покоя. Вот только Катакурэ немного боялась таких мужчин, считая их слишком самовлюбленными и не постоянными. Да, она знала, что мужчины в той или иной степени все полигамны, но… Хороший возлюбленный тот, об изменах, которого любимая никогда не узнает. Девушка наблюдала за мужчиной, а потом чуть направила коня, и вот уже поехала не спеша рядом:
- Я благодарна вам. Если бы не вы, не знаю, чем бы закончилась эта поездка. Вы… Я понаблюдала за вами. Вы ведь не хотите оказаться с пустыми руками? Я могу вам помочь в этой охоте. Хотя и не понимаю ее смысла,- Мику очень осторожно подбирала слова,- Я могу слышать животных на расстоянии семи метров. И ваш кот… Он передвигается довольно тихо и не тревожит зверей, как лошадь. И… Оттого… Я могла бы быть неплохим координатором.
Девушка замолчала. Она не знала, нужна ли дракону ее такая сомнительная помощь, ведь этот мужчина был в состоянии и сам себе найти цель. Вот только Мику совсем не хотелось вновь остаться одной, как и чувствовать себя бесполезной.
- Слыша животных, я могу предугадать, куда они сделают следующий шаг. Тогда, если сделать на это поправку… То ваш удар придет в цель. Ведь сейчас он немного запаздывает. Но… Я не вправе вам навязывать свое общество,- замолчав, Катакурэ вслушивалась в окружающий мир. А он не молчал, какофония голосов зверей, переплеталась в слова. Вот совсем близко, чуть ли не под лапой кота мышка подумала, что хочет зарыться поглубже, а вот в ближайших кустах, какой-то невидимый глазу зверек, застыв неподвижно, думал лишь о том, чтоб его не заметили опасные хищники, что восседали на не менее опасных зверях.
«Как их много тут… И ведь не все подумали бежать… Лишь часть…. »
Как парочка всадников перемещалась на семь метров, пропадали одни голоса и появлялись другие. Да, Мику было не привычно пользоваться этим даром, но он ей сейчас помогал. В какой-то момент по слуху девушки ударила чья-то ярость и агрессия. Совсем близко. Ламия вскрикнула и неосознанно шарахнулась к советнику, тяжело дыша и испуганно озираясь. Лес перестал быть таким уж безопасным и невинным. Деревья стали более старыми и мрачными, все меньше света попадало в заросли, из-за чего рождались уродливые тени, казавшиеся живыми. Исчезло всякое очарование прогулки. Этот Лес скалился, совсем не радостный своим гостям.
«Это только мое воображение! Ведь никто из куста не выпрыгнул. Нервная истеричка! А ну успокоилась. И хватит лошадь на кота направлять. Мудрейший тебя может не правильно понять.»
- Простите…. Просто эти тени пугают… А тут мы еще и всякие агрессивные разговоры зверей… Будто не наши охотники их загоняют, а наоборот, они нас…- тихим шепотом произнесла Мику, слегка отводя коня в сторону.

12

-Хороший охотник сам ориентируется в местности и предугадывает действия  животных, загоняя их или нагоняя. Для многих – именно в этом и состоит вся суть или прелесть охоты как таковой, уважаемая Мику. Азарт и чувство погони разгоняет кровь по телу и мозг впадает в эйфорию, схоже с пиком самого интимного наслаждения в уединении. Но я с радостью составлю вам компанию и приму предложение, так как не особо по этой части… -в ответ заметил дракон, искренне отвечая о том, что компания дамы всегда приятна.- Не знал, что наша кудесница-лекарь владеет и стихийной магией.
Подтверждение вслух того, что твои удары не попадают точно в цель, ничуть не задевало дракона. Всему свое время и раз уж у него не так много опыта атаки верхом, то это вполне логично и понятно. Император устремился вперед. С ним был это недоразумении в лице военачальника Гвендолена и еще десяток солдат. И хотя все они стремились к целям этой охоты, но Эльвир был более чем уверен в том, что Мехреж будет в безопасности, а его советы будут ни к чему. Тем более, что сейчас (судя по всему) можно было несколько расслабится и отдаться всеобщему веселью.
-Никогда еще не работал в паре, в таком направлении.. думаю, эта охота принесет мне больше знаний и опыта, чем я думал первоначально –задумчиво отметил мужчина, улыбаясь едущей рядом с ним девушке. И более того, неужели он может бросить столь красивую женщину одну в лесу? Дракон, первоначально, не знал, что Мику пожелает ехать в сам лес и думал, что лекарь останется только возле. На случай ранений.. Но в таком случае, следует принять некоторые меры.
Эльвир потянул на себя нити сознаний и «соединился» сознанием с несколькими часовыми. Дракон предупредил их, что в случае любого подозрения на опасность или ранения, следует поднимать тревогу и связываться с  ним. И хотя радиус действий-захвата людей его был еще не так велик, Эльвир все же счел нужным предпринять эти меры, на случай незамедлительных действий.
Дракон отвлекся, а тем временем что-то произошло внезапное. Столь внезапное, что не сразу стало ясно что, только реакция Мику. Женщина испугалась, и подалось к нему. Рука блондина машинально улеглась на ее плече, прижимая и оглядываясь в поисках того, что ее испугало, пока он связывался с часовыми. Но ничего не увидел. Хотя руку и не убрал пока с ее плеча. Ведь это было плече, не поймите неправильно..
-Все живое в этом мире имеет сознание, и лес не исключение.. Хотя он и отвечает нам, по большей частью, с помощью зверей –напомнил он ламии, чувствуя хрупкость и легкость ее тела.- Не бойтесь, прелестная дама, ничего с вами не произойдет, и я  за этим прослежу. Расслабьтесь и будьте уверены в себе, так же как я не сомневаюсь в вас..
Накаленое заклинание воздушной магии в атакующем режиме все еще "лежало" у него в руке, готовое сорваться с холодной ладони в нужную сторону.

13

Звуки сплетались в слоги, слоги становились словами. Улыбка тронула губы девушки, отразилась в глубине сознания и исчезла не оставив и следа. Мику прекрасно ощущала, что мужчина пользуется схожей с ее магией.
«Неужто у нас с ним есть нечто общее. Разум? Как интересно. »
- Во мне спит множество талантов, но за них я расплатилась абсолютным неумением пользоваться оружием. Да, лес никогда не молчит, но прежде, я не делала ударения на стихийную магию. Хотя, все же, наверное, я приуменьшаю свои способности. Вы ведь сейчас держите в руке Воздух? Я очень хорошо это чувствую. Мне тоже подвластна эта стихия,- осторожно коснувшись руки Эльвира, девушка переместила ее,- Так неудобно перемещаться. Я боюсь, что посадка и плавность наших зверей разная, да и если что-то объезжать понадобится или любой резкий подскок и кто-то из нас полетит на землю. И скорее всего это буду я.
Мику виновато улыбнулась мужчине, но так ехать было и правда очень опасно. Вновь прислушиваясь к голосам, ламия услышала, как ее лошадь сильно начала беспокоиться, пытаясь скорее покинуть это место и постоянно что-то твердя об опасности. Насторожившись, Мику погладила коня меж ушей:
- Все хорошо… Тише… Нет ничего тут стра…- закончить девушка не успела. Какая-то тень мелькнула перед лицом, лошадь встала на дыбы, истерично заржав, а потом понеслась, но не в сторону охотников впереди, а куда-то в сторону. Вскрикнув, малышка припала к шее животного, обхватив ее обеими руками. Снова чья-то тень с агрессивными мыслями, а затем запах крови и падение вниз.
«Овраг!!! Мамочка! Ватарэ!!!!»
Разноцветные глаза округлились, крик ужаса так и не сорвался вниз, невольно обернувшись, Мику заметила двух волков, что кинулась на ее лошадь. Зверюга уже едва передвигала ногами и просто заваливалась.
«Кимоно!»
Рывок, далеко не человеческой силы, хруст рвущейся ткани. Катакурэ не хотела, вместо ног хвост, вместо ногтей коготки, заостренные ушки и звериный оскал и шипение. Не осталось места страху.
«Они испортили мне день! Я порвала кимоно и разлохматилась! Лошадь, выделенная мне, в полудохлом состояние! »

Даже сейчас глаза у ламии оставались разноцветными. Но теперь Мику вслушивалась в мысли и слова зверей, готовая, отбиваться до последнего.
«Не хочу пачкаться… Теперь еще и босиком ходить, да с ветром под юбкой… Стыд и позор!»
Звери кинулись удивительно синхронно, а еще и со стороны ущелья раздался низкий призывный вой.
«Волки охотятся стаей… Значит все же ловушка….»

Отредактировано Мику Катакурэ (2012-02-26 12:11:13)

14

Вслед за Императором с места сорвался и военачальник. Его конь почти без понуканий хозяина понесся галопом – жеребцу был близок дух соперничества и уж очень не терпелось помериться силами с другим конем, ушедшим вперед. Оба, и оборотень, и дракон были всадниками опытными, а потому могли позволить себе небольшую гонку по лесу, не особо опасаясь, что их лошади оступятся, а сами они с них случайно упадут.
Настроение неумолимо поднималось к своему пику, от сочетания стольких приятных занятий сразу. Гвендолен любил скорость и ощущение бьющего в лицо воздуха, восхитительней бешеной скачки мог быть только полет. А еще он любил охоту, будучи по своей природе существом хищным. Хотя, по правде говоря, последние годы делал это не часто. Мелькнула даже мысль, что надо бы возобновить традицию охоты в истинном облике. А то он уже почти забыл, каково это, стелиться над выжженной солнцем равниной, низко-низко, нависая грозой неминуемой гибели над стадом степных антилоп, что несутся во весь опор, в надежде, что гибель сегодня коснется соседа, а не его. Затем, вволю наигравшись в догонялки и, выхватив зверя поупитанней, вонзать клыки и когти в свежую плоть, ощущая солоноватый вкус теплой крови на языке, позволяя живительно влаге оставлять следы на чешуе, чтобы, насытившись, полететь к реке и там освежиться в прохладной проточной воде…
Впрочем, мечты и планы не мешали военачальнику быть бдительным и внимательным, ведь самые опасные «хищники» как правило не впереди, а за спиною и от предательства не застрахован никто, а тут такой благоприятный повод… Пусть это лишь паранойя, но он слишком ценил и уважал Божественного как личность, чтобы допускать небрежность. Расслабляя разум, синеглазый освобождал чувства и свои эмпатические способности, накрывая и «ощупывая» ближайший к ним радиус. Так дракон узнал, что сейчас рядом с ними осталось не так уж много придворных – не всем по силам было поддерживать столь резвый темп скачки, да и рискующих охотиться на крупных хищников не воз.  Тем лучше – не будут путаться под ногами и не придется спасать какого-нибудь паркетного шаркуна из лап зверя.
Так за скачкой незаметно, лес постепенно стал более густым и диким, ненавязчиво сигнализируя, что они уже близко и стоит быть внимательным, чтобы не пропустить зверя. Где-то сбоку и чуть впереди послышался хруст и характерный шум гонимой к ним дичи, и Гвен начал мягко одерживать коня, замедляя.

15

Легкое удивление того, что спутница тоже владеет многими умениями магии и чувствует «накал» воздуха в второй его ладони, но не более. Руку дракон послушно забрал и не собираясь слишком долго там обнимать женщину, так как верхом это делать вообще было не удобно. Не говоря о том, чтобы так ехать.. Хотя при других обстоятельствах, Мику так просто не ушла от его прикосновений и внимания, раз уж они были «в одной лодке». Всему свое время, все же.
Промолчав на ее словам, мужчина дальше осматривался, не заметив тревоги лошади его спутницы. Все же с конями он не был слишком близко знаком, чтобы улавливать то, как они начинают беспокоится. Обычно он это ссылал на их своеобразность и своевольность характера, который придется приструнить. Все же привычка ездить на ездовых котах хорошо повлияла на сознание всадника и его психологию взаимосвязи с животными..
А зря, так как внезапно на них набросились волки. И если Щербет только ощетинился, прогибаясь дугой и демонстрируя клыки, то лошадь Мику среагировала молниеносно и устремилась спасать всадника. Или себя? Как бы там ни было, она унеслась, а звери устремились за ней и мужчина успел только  в спину одного из них метнуть воздушное копье. (8 из 12)
-Уважаемая Мику Катакурэ!. –непроизвольно окликнул он женщину.
Кот все еще выгибался дугой и негодующе смотрел на лесных хищников, что убежали за конем. Он удивленно, было, полуобернулся, когда понял, что его хозяин направляет его за ними. Но что делать? И животное мягкой поступью устремилось в туже сторону, куда унеслась ламия на ее коне. Взяв разгон, Эльвир направил зверя на одного из волков, надеясь что это окажется тот в кого он целился до этого. И если не попал воздушным копьем, то хоть вес и тушка Щербета его убьет. (3 из 12)
Где-то на грани мысли заскользило осознание того, что возможно именно это и есть вся прелесть охоты. Когда ты окружен не шуточными противниками и тут не будет никакой пощады, договорится и все обсудить не удастся, а малейшая оплошность может стоит целостности тела в лучшем случае. По своему увлекательно и неплохо так начинало разгонять кровь. Но это была не игра, и женщину следовало защитить и оборонять любой ценой. Но не потому, что она лекарь или его кто-то обязывал.. А потому что нельзя допускать и малейшей боли в разноцветных глазах у нее. Как можно допускать опасность столь хрупкой и нежной женщины, пусть в  ней и кипит магическая сила..

16

Раненый до этого волк взвизгнул, ускользая в бок от лап ездового кота. С него текла кровь, но им все еще двигало чувство стаи, пусть тело и начинало ослабевать. В то время как его собрат отскочил в сторону при приближении кота.
И в некоторой тишине, которая было наступила, послышалось рычание. Оглянувшись всадники могли понять, что их окружили три зверя, к которым присоединился тот, что был ранее. К ним же пытался присоединится и раненый.
Ближайший к Эльвиру бросился на его кота, метя в лапу. (9 из 12). В то время как ближайший к Мику, снова устремился к ногам девушки в прыжке, обнажая зубы. (5 из 12). Это был отвлекающий маневр, который затеяли звери.
.

17

Мику видела, как один зверь вышел из боя из-за воздушного копья, второй же получил лишь легкие повреждения. Сжав кулачки, ламия собиралась помочь, но резкая и ликующая фраза, кого-то упущенного, заставила ее насторожиться. Девушка полоснула перед собой когтями и зашипела. Но сосредоточилась, ибо отчетливо слышала странное ликование. Разноцветные глаза поймали в плен взгляд зверя, и ламия попыталась узнать их плен, их стремления, их чувства. Все стало не важным, кроме этого. Повисла оглушающая тишина, никогда прежде не использованная способность стала важнее воздуха.
«Ну же, покажите мне о чем вы думаете, откройте мне свой план.» (4 из 12)
Мику сознавала, что у нее может ничего не получиться, а оттого припала к земле, готовая к удару и прыжку. Лучшая защита – нападение, и несмотря на свою хрупкость, малышка была боевой и так просто прятаться и скулить в подобной ситуации не могла себе позволить. Любое проявление слабости, не только для нее, но и для Эльвира, могло обойтись слишком дорого. Сознавая это, девушка даже и помыслить не могла о том, чтобы позвать мужчину и отвлечь его от главного противника своей жалкой и глупой выходкой. А быть может, ей внушало силы то, что он ее не бросил и был сейчас рядом.
«Вдвоем не так страшно… Сколько раз я повторяла это сестре, точно заклинание, всего одну фразу, веря в нее, как дети верят в волшебство праздника. Я буду верить в это. Буду надеяться на это, но и сама приложу массу усилий, чтоб все это стало правдой.»
И снова из раза в раз ламия пыталась услышать идею и план волков, не для того, чтоб защитить, а затем, чтоб Эльвир мог защитить, чтоб не пострадало это красивое животное, лапа которого была ранена. (11 из 12)
- Ну же…- невольно из-за волнений Мику начала говорить вслух. Волк не задел ее, но получил когтями по морде, (10 из 12)- О чем вы думаете…

18

Вот оно. То, чего он ждал последние пару дней с нетерпением, свойственным разве что ребёнку, ожидающему праздника.
Лес нёсся навстречу с невероятной скоростью, деревья так и мелькали, а от встречного ветра захватывало дух. Лесной терпкий запах щекотал нервы и дарил ощущение полной свободы, по-настоящему известное, пожалуй, только местному зверью. В оборотничьей природе жаждать охоты и даруемых ею впечатлений. Тут, пожалуй, двух мнений быть не может: мощь и сила, обычно таящаяся внутри, в это время может быть использована на самых настоящих законных основаниях. И ради этих только моментов стоило жить и ждать — Анпуи считал только так.
Выстраивая себе множество ограничений в повседневной жизни, он — лицо государства — имел очень немного возможностей сбросить эти ограничения и стать самим собой. Охота, лишь одна из них, но, пожалуй, самая любимая. Когда, если не сейчас?
Впрочем, охота совсем без свидетелей, возможно, была бы лучше. Но от добра добра не ищут, кто ж его одного-то куда отпустит, когда государственных дел не убывает с момента вступления в должность, а без своего императора придворные управиться не могут ни дня? Вот и приходится довольствоваться малым.
Судя по всему, «малое» уже было на подходе.
Император коротко вздохнул, жалея, что гонка закончилась слишком быстро, а конкуренцию ему так никто составить не смог. Не успел, видимо. Ему не нужно было оглядываться и осматриваться, чтоб определить своё положение в пространстве и положение в пространстве сопровождающих. Да и вообще с пространством в природе у оборотня не могло быть никаких проблем: хоть с закрытыми глазами, но сориентируется вмиг.
Когда военачальник попридержал коня ни с того ни с сего, император лишь ухмыльнулся и сильнее сжал коленями бока своего. С этого момента довольная улыбка уже не сходила с его лица, впрочем, дворцового распорядителя здесь не было и посетвать на несдержанность правителя было некому. Да и увидит ли кто? Одновременно он выпрямился в седле, доставая лук наизготовку и накладывая стрелу на тетиву. Оборотень так и не обернулся, чтоб посмотреть, где там отстали сопровождающие. Немигающим, сосредоточенным взглядом он всматривался вперёд, выискивая всеми органами чувств зверя.
«Ну что ж, не подведи меня, приятель», — подумал он, надеясь, что будущий подарок для императора был воспитан по всем правилам, и уж отдаваемые всадником приказы поймёт, даже если они не будут облечены в слова. Нормальная лошадь воина обязана понимать малейший перенос тела, понукание коленями и чем угодно ещё: ведь руки хозяина наверняка будут заняты оружием. Конь и всадник должны работать как единый организм. Вот и хотелось проверить как хорош господин советник в выборе подарка. А уж усидеть на скачущем коне было делом несложным для хорошего воина. А уж для оборотня с его-то ловкостью — даже говорить не о чем. Он бы, пожалуй, усидел даже если не было бы седла.
Даже не подумав притормозить, император легко и быстро опередил кого бы то ни было, стремясь вступить в схватку как можно быстрее. Зверю нужно было только показаться — готовая к спуску стрела мгновенно будет направлена в цель.

19

Лес был переполнен звуками и голосами зверей, которые были встревожены внезапным появлением такого большого количества охотников. Вдалеке, впереди едущих всадников, были слышны голоса собак. Собаки гавкали азартно. Это был азарт погони, который начинал переполнять уже всю округу – так много вокруг было тех, кто был воодушевлен охотой.
Среди деревьев, впереди остановившихся, были невысокие кустарники и там что-то начало шевелится. Листья шатались и через мгновение.. В сторону всадника, совершенно внезапно, вылетела яркая птица, испугано вскрикивая и молота крыльями во всю мощь, летя подальше от того, что ее пугало.
После этого все затихло вокруг, кроме все тех же звуков погони собак за чем-то.
..И через некоторое время это «Что-то»  появилось из-за кустов, ломая ветки и корни, что становились у него на пути.

20

И хотя противников было меньше, чем первоначально они спланировали (??) из-за того, что один был довольно не мало ранен, все же они были. Дракон понимал, что сейчас, к собственному удивлению, жертвой и тем не кого охотятся является по сути – они с Мику. Это было неприятно и унизительно. Как эти блохастые твари смеют так себя вести с ним?!? Но проблема была в том, что он не мог обернутся в свой истинный облик и показать всю мощь своего негодования, что те появились тут и сейчас. И проблема эта была в том, что вокруг был довольно тесный лес и ему с его истинными габаритами негде будет развернуться, так что Эльвир, по сути, сам себя загонит в ловушку. Не говоря о том, что обращение – это время, а звери не будут вежливо его ждать..
Да звери и не собирались ждать и сейчас.
Щербет недовольно зарычал и снова ощерился, когда один из волков впился клыками ему в лапу. Ездовое животное было не менее гордое, чем его хозяин и такого отношения к себе не терпело. Щербет оттолкнул от себя волка и раненой лапой попытался нанести ему по голове ответную рану. (9 из 12)
Блондин не знал, сколько этой напасти было вокруг. Новое, мгновенно сформировавшееся в его ладони воздушное копье, не смотря на тряску и дерганье Щербета, было пущено в волка, который атаковал его кота. (6 из 12)
Краем глаза уловив движения, мужчина обернулся в тот миг, когда лекарь своими когтями поранила морду животного. Если до этого Эльвир и не задумывался над силой когтей-ногтей ламий, то сейчас он осознал их силу. Особенно смотря на результат.. Выкинув ладонь в сторону раненого волка, дракон пустил новую волну воздушной магии, устремляя в него атаку. (10 из 12)
И хотя Эльвир знал как действует магия магов стихийной магии дерева, но все равно он смутно понимал, что сейчас затевает и делает Мику. Хотя женщина, наверняка знала что делает, раз она так сосредотачивалась на этом.
А еще мелькали размышления о том, от чего волки нападали? Они не казались слабыми противниками или изголодавшими, да и вокруг было достаточно живности. А бросаться вот так на всадника.. Эльвир не был сведущ по части таких повадок зверей, но его терзали сомнения, что может где-то рядом детеныши или (как это называют) логово волков?

21

Пять волков имели свой вполне не хитрый план, суть которого сводилась в отвлекающем маневре. Вначале напугать всадников и смутить их скакунов, затем  четверо с разных сторон должны были бы наблюдать, а самый матеры и крупный подкрадывался со спины на беловолосого, присматриваясь и прицеливаясь к прыжку. Но один из волков был довольно немало подбит сначала, затем и второй огреб от когтей ездового кота, а затем и копьем из воздуха (хотя она и  едва задела). Третий отгреб так, что ослеп и сейчас истекал кровью, мешаясь под копытами коня, не зная куда деться.
Но тот, что был ранен первым, снова метнулся в сторону кота. В отличи от его собрата, который заскулив отходил, оставляя кровавые дорожки. Напавший на Миру и получивший от обоих, тоже отступал, желая уйти, но куда? Коня смущал он, а  волка – конь.. Однако оставался еще четвертый волк, который сейчас только набросился и целью его стал блондин, в чью ногу он попытался вцепиться.  (5 из 12)
И теперь наставал черед их вожака. Он собрался и сделал прыжок на дракона.

22

Все что было у Мику – мгновение. Всего одно и неизменно длинное, или безумно короткое. Она понимала, что ее окрик, привлечет внимание в первую очередь на саму девушку, а не на цель, так же Катакурэ прекрасно сознавала, что Эльвир просто чисто физически не может быть юлой, отбиваясь сразу с нескольких сторон. 
«Как же…»
Сознание еще не сформировало даже тень мысли, а тело действовало само, наперекор всем канонам и порядкам. Ламия, просто осознала, что не хочет, чтоб этот красивый и странный мужчина пострадал. Да, возможно, это было совсем не по-женски, совсем глупо и не правильно, но сейчас это не имело значения.
«Да, мужчины должны быть сильны и красивы, мы слабы, наше тело не столь физически развито, вот только… Если я просто буду смотреть, все зная, то я никогда себя не прощу. Все они думают, что я какой-то монстр, любящей исцелять раны. Где-то это и так… Но больше всего я люблю, когда нет того, что мне нужно исцелять. Ведь каждый раз, я разделяю боль страдальца.  Я сознаю их страдания и страхи, и очень стараюсь, чтоб от раны не осталось и следа, лишь бы не видеть чужого отчаянья. Но еще… Еще я ему благодарна, что несмотря ни на что, он один из немногих, рискнул составить мне компанию. Поддержка… Она нужна всем, даже сильный сломается пополам, оставшись один. А за спиной каждого сильного мужчины, прячется хрупкая женщина, делающая его еще сильнее.  Я знаю, что не должна, так поступать, но иначе никак…»
Мику вышибла из седла советника, прежде чем зверь достиг своей цели, но в полете, в ее руке сформировалось воздушное копье, которое было направлено точно в раззявленную пасть волчары (7 из 12):
- Подавись, наглая моська,- прошипела разъяренная ламия, не желающая быть пищей. Нет на свете страшнее существа, чем взбешенная женщина, а Мику была не просто взбешена, она полыхала яростью. Продолжая себя подбадривать, девушка вновь прислушивалась к словам зверей  (4 из 12), рука же ее наткнулась на обломанный сук, который и сжала, готовая в любую секунду пустить его в дело и очень жалея, что не владеет магией огня. Глупые вопросы не слетали с губ Катакуры, и она могла только молиться Золотому Тигру, чтоб Эльвир себе ничего не отбил от ее неожиданной выходки.
"А у кота ведь так будет больше возможностей. Ведь я уверена, что зверюка не сильно отбивалась, лишь из-за того, что не хотела повредить всаднику, а сейчас... Ее никто не сдерживает."

Отредактировано Мику Катакурэ (2012-02-27 08:38:07)

23

Дракон собирался уже было открыть рот и сказать, что они возле медвежьего логова и сейчас зверя начнут гнать, и что хорошо бы скоординировать действия, но не успел. Император, похоже, и не подумал замедляться или обращать внимание на окружающих. Может, он собрался в одиночку убить медведя? Или адреналин и эйфория скачки вскружили ему голову настолько, что он позабыл, ради чего все затевалось? Гвен мысленно застонал, предвидя, что где-то каким-то боком это все вылезет... Видимо, это только он, престарелая ящерица, печется о том, чтобы лошади случайно ноги не переломали в лесу в чаще, да чтобы охотиться на медведя как подобает, а не как придется.
Хотя в какой-то мере военачальник мог его понять. Все же Мехреж Анпуи был довольно юн, а юности свойственна горячность и нетерпение. Должно быть, это невероятно скучно, все время находиться во дворце и не иметь возможности хоть периодически вырваться из-за каменных стен и в уединении куда-то отправиться...  Все же сам синеглазый раз в несколько дней всегда выбирается или на прогулку, или полетать... Наверное, он бы тоже так сайгачил, зная, что ближайшие месяцы ему ничего не светит веселого... В такой момент аж радуешься, что не родился венценосной особой и можешь позволить себе болтаться по миру как перекати-поле.
Но лирика лирикой, а охота требует деятельности. Однако мчать вслед черному льву на черном коне он не стал. Он военачальник, а не нянька, а Император не малое дитя и не кисейная барышня, и сам вполне за себя сможет постоять... Да и не съест же его медведь за две минуты, да и за пять, наверное, тоже. По крайне мере, в лобовой схватке Гвендолен поставил бы на правителя, а не на медведя. Ну, а ежели зверь окажется проворным и огреет лапой - то будет наукой. Все равно причинить серьезный вред Императору он не даст, а пощекотать тому нервишки и проверить собственные силы будет полезно.
Дракон съехал с той тропы, по которой умчал Мехреж Анпуи и по которой вот-вот проедут участвующие в охоте на медведя придворные, и поехал чуть в сторону. Как-то он уже ходил на медведя и знал его повадки. Когда его травят и загоняют он имеет склонность пытаться сбежать, при чем, как правило, в сторону юга или юго-востока. Потому Гвендолен собирался зайти сбоку и в случае побега перехватить зверя - не всем же гурьбой в лобовое столкновение переть? Это охота ведь, а не простые догонялки, тут от зверя зависит, как надо действовать, нужна тактика. Будь их дичью олень, лань или кто-то в этом роде - тогда можно было положиться на прыть коня и догонять зверя, пытаясь подстрелить его на бегу. Медведи же не настолько прытки, зато в не в пример сильные и непредсказуемые, к ним надо подкрадываться и окружать. Они могут, как пытаться сбежать, так и начать нападать. Вероятней первый вариант, нежели второй, но тут как повезет. А потому прислушиваясь и ощупывая пространство, военачальник приближался к предполагаемому месту стычки. Только бы медведь не стал сбегать в самую чащу, где конному не пробраться и придется спешиваться...
Совсем близко, раздался хруст ломаемых тяжелой тушей веток и Гвен вскинул лук, натягивая тетиву и готовясь к выстрелу. Конь продолжал идти вперед, понукаемый всадником, хотя ему и не хотелось. Стриж беспокойно прядал ушами и похрапывал, чуя опасность, но не убегал и не упирался, буду конем боевым и привычным к тому, что хозяин вечно лезет на рожон.

24

Итак, вот оно.
Пусть слишком быстро и стремительно, но не этого ли хотелось нетерпеливому императору? Возможно, самонадеянный оборотень желал поскорее добить свою дичь и пойти охотиться на чужую, оставив подданных с носом? Вполне можно было ожидать от него и такого вероломства.
Нервы были натянуты не хуже готовой к спуску стрелы тетивы, а всё внимание сосредоточено на ожидании зверя. И даже случайная шумная птица не смогла отвлечь на себя слишком много внимания и смутить готового к бою императора, прокручивающего в голове все варианты развития событий. Не был он стратегом этот юный Анпуи. По крайней мере, не желал им быть именно на охоте, считая, что здесь должно проявлять лишь физические качества: силу, выдержку, ловкость. Если же начать думать головой и пытаться обхитрить зверя, то тут уже практически весь интерес теряется, ведь человек однозначно умнее и хитрее. И даже агрессивнее. Какой же смысл в охоте в этом случае?
А вот выложиться по полной программе — именно этого от охоты и хотелось. Пока ты юн, силён и вынослив. Когда, если не сейчас и не сегодня? Сейчас он даже немного пожалел, что решился на лучную охоту. Она закончится быстро. Оборотень должен охотиться, иначе сойдёт с ума. Воин должен драться, иначе он не воин, а одно название. По-настоящему драться, а не вяло помахивать тренировочными мечами в условиях Дворца.
«И кто только придумал делать императорами именно воинов?» — отстранённо размышлял Анпуи каждый раз, когда приходилось сожалеть об упущенных возможностях.
Но в данный момент он время на размышления не тратил, в долю секунды оценивая ситуацию. Заметив возникший силуэт, оборотень, не теряя времени, выпустил стрелу в зверя, целясь в плечо: не сразу убить, но разозлить. Спустя долю секунды после этого он направил коня в сторону, огибая зверя по дуге и накладывая вторую стрелу на тетиву, благо скорости и умения хватало. (9 из 12)

25

Убегающий подальше от этих шумных и агрессивных зверей, действовавших с всадниками, нападающие на него и гонящиеся за ним, медведь не стремился нападать на них ответно. По отдельности каждый из противников был слаб, но когда они были вот такой вот стаей, это становилось невозможным..
Имея в преимуществе у себя, то что он эту местность знал лучше, медведь убежал дальше. Но преследователи не отставали от него и вот когда он вылетал из кустов, поднимаясь чтобы перелезть через высоко закрученные корни, его плече пронзила острая боль, разлившаяся по его сознанию тысячами искр.
Раздался раскатистый и полный боли, ненависти и недоумения рев. Затем снова.
Глаза зверя начали наливаться кровью и он оглядывался ища этого противника. А когда увидел его – устремился в сторону всадника с луком. Он отомстит за боль.
Но между ними было еще расстояние, которое ему оказалось трудно (вначале) преодолеть, из-за боли в лапе. Но медведь упорно и мстительно шел. Эти существа вторглись в его дом и учинили тут такое! Он должен отомстить!

26

Никогда не будучи боевым ездовым котом, а изначально воспитанный как средства для передвижения особо извращенным ездокам, Щербет пребывал в непонятках. Он просто не знал как ему быть и потому действовал непроизвольно. Хотя драться мог и только передними лапами, так как задние (чисто психологические) не были для этого предназначены, во избежание несчастий с всадником. Да даже если бы и нет – его лапы не были снащены копытами как у лошадей, которые изначально – больше средство для травм да увечий, чем что либо..
Но даже если так, он успел уловить широким радиусом своего поле зрения, новое движение со стороны волков и нанести новый удар когтистой лапой. Довольно крупные когти были предназначены голове зверя, чтобы как можно сильнее травмировать эту важную и чувствительную часть тела. (10 из 12)
Сам всадник осматривался и крутил головой, ища еще животных и только прицеливаясь в одного из раненых. Даже если тот и не планировал нападение – добить его хотя бы из раздражения. Но тут его ногу полоснули. Удивленно оглянувшись, дракон понял, что в его ногу пытался вцепиться волк. Но больше ткани порвал на одном из его, дорогостоящем и идеально ему идущем, одеянии, чем действительно задел или ранил его. молниеносно сформировавшийся в руке, из артефакта, огненный веер был напарвлен ан него и одно из отлетевших волков. (6 из 12)
Он рассчитывал, что охота пойдет несколько в другом ключе все же.. Но именно в этот момент его самым внезапным и немыслимым образом – сшибли с седла. И не кто-нибудь, а та сама травница, которую он несколько минут назад спас от последствий, которые могли произойти в ходе ее скачки.
Мужчина кубарем свалился с кота. И это не лезло уже ни в какие ворота!
Гибко подобравшись и резко поднимаясь ан ноги, еще не чувствуя бой противно-тянушей боли от столь резкий перемещений и ударов о землю, дракон уже начинал откровенно злится всему балагану, который тут вытворяли эти переносчики блох. Решив более не размениваться на малое, мужчина выкинул в сторону волка который нападал ан него и сейчас был ранен Мику, ладонь активизируя один из артефактов. Из серебряного кольца, на его руке, полетели, одна за другой, несколько длинных ледяных игл, направленных на тушу волка. (4, 7, 8 из 12)

Отредактировано Эльвир Калиф Драйн’даркор (2012-02-28 22:35:08)

27

Рев медведя оповестил, что столкновение уже началось. Вероятно, уже и первая кровь пущена... Чуть прибавив шагу коню, военачальник направился точно на звук, благо, тот был отчетливо слышен, да и судя по всему до цели оставалось совсем немного, пару десятков метров.
Он появился с противоположного края поляны, где разворачивалось основное действо. Император был один на один против медведя - придворные, вероятно, еще не успели подтянуться. В плече медведя Гвен рассмотрел стрелу. Пожалуй, можно было бы просто постоять в тени деревьев, оставаясь не заметным для двоих, увлеченных их схваткой, не на жизнь, а на смерть... Но это будет слишком скучно. Да и это ведь охота, соревнование! Тут побеждает не только самый быстрый и сильный, но так же и умение с хитростью играют значительную роль.
А потому дракон прицелился для выстрела, натягивая тетиву да конца, затем легким стремительным движением спуская, отправляя стрелу к намеченной цели - в тело медведя (8 из 12). С луком он обращаться учился, хотя и не уделял ему столько же внимания, как бою на клинках или метанию ножей или сюрикен. Как ни крути, а луки все же имеют более узкое и специфичное поле для применения. Конечно, то, что можно стрелять довольно далеко - это удобно, однако в большинстве случаев приходится действовать в ограниченном пространстве, где время на вытаскивание стрелы, натягивание тетивы и выстрел слишком большая роскошь. Но это вовсе не значит, что не нужно открывать для себя новые горизонты и развивать новые умения - как знать, что и в какой момент жизни может пригодиться?
Сделав первый выстрел, Гвендолен достал новую стрелу и приготовился для второго. Пока ситуация еще не была критичной можно было позволить себе попрактиковаться, и совместить приятное с полезным.

28

Раздался визг и трое из пяти нападавших волков убежали, поджимая хвосты и оставляя кровавые раны. Но те двое, что остались, не смотря на свои раны – еще желали боя и собирались мстить. Они не отпустят этих двоих. Они же хозяева этого места!
Тот волк что напал на ногу Эльвира и сейчас был немного ранен огненным веером, поднимался и боком-боком пытался его обойти. Он и не пытался прикинутся пораженным – слишком ярко горела ненависть в его глазах. Он оскалился и сорвался на противника снова. (7 из 12)
А тот, что набросился, было, на спину ездового кота – взял себе за цель Мику. И не смотря на свои раны, стоя на дрожащих лапах и скапливая под собой озерца крови, этот крупный зверь еще собирался двигаться. Он распахнул пасть и попытался прыгнуть на нее (5 из 12)

29

Один глаз полыхнул зеленым пламенем ненависти. Он ненавидел все, копил в себе боль и разочарование, редко позволяя забыть себе боль и угаснуть яростному пламени в своей бездонной изумрудной глубине. В карим же отражалась боль и сострадание, в нем металась и билась где-то глубоко внутри душа, моля простить, моля отпустить и прекратить ее мучить. В такие моменты Мику терялась, хотя ламия и сознавала, что это только самозащита, но от понимания, что эти звери больше не смогут вернуться к своим, не смогут нормально заживить свои раны, ей делалось тошно.
«Я не хотела… Почему вы напали? Мы бы прошли мимо… Но вы..»
Катакурэ отпрыгнула от волка в самый последний момент, а потом исчезло сострадание, осталась лишь решимость. А спустя пару мгновений с губ начали слетать слова, девушка запела, и сама природа ей будто аккомпанировала:
- В твоих глазах застыла боль,
Я разделю ее с тобой,
А в зеркалах качнется призрак,
Призрак любви…

Эти слова, точно прощение, прощение за то, что еще не было сделано. Рука сжалась в кулак, а потом разжалась, призывая силу, свою власть, свою веру и стремление. Лишь миг и копье летит точно в волка (8 из 12), в то время как следует и удар острым суком в грудь зверя. (3 из 12)
«Что я творю? Как я могу вообще это делать? Золотой тигр, дай мне сил…»
А слезы бежали по щеке, но как не странно, даже плакал лишь один глаз…
«Простите меня… Прошу вас…»

Отредактировано Мику Катакурэ (2012-02-28 23:26:46)

30

Точно сказать Эльвир мог только то, что его иглы изо льда попали по волку. Но о том, насколько серьезны были эти ранения, так сразу сказать было сложно. Тем более, что сбоку от него снова замаячил тот зверь, что недавно порвал штанину его костюма. И хотя в драконе боролись чувства женского угодника, которые вопили о том, что он обязан помочь даме в беде, его гнев и негодование именно на этого переносчика вшей был безграничный..  Да как он посмел порвать его вещь? Это его собственность, идеальная и неприкосновенная, как все что принадлежит ему!
И хотя, при всем при этом, блондин мог спокойно срываться с  места, имея при себе минимум вещей, для нового путешествия, все же это происшествие ввело его в пучины наиярчайшего негодования и злости. А может накопилось? Усталость и недоумение прошлых дней.. Тот инцидент в саду? Чин и Лин, несомненно хороши, но все же всегда хороши разнообразия. Тем более когда они столь сладко-рядом, прекрасны и не против.
..А тут эти волки
Резко разворачиваясь в  сторону одного из зверей, мужчина потянул на себя магию из огненного артефакта, снова призывая огненный веер и с новой силой ударяя по бросившемуся к нему зверю. (9 из 12)


Вы здесь » Меридиан » Территории вокруг города » Заповедный лес