Меридиан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Меридиан » Район среднего сословия. Бордель "Sea Brilliants" » Главный Зал Борделя «Sea Brilliants»


Главный Зал Борделя «Sea Brilliants»

Сообщений 121 страница 150 из 153

121

Вот теперь ее окончательно загнали в угол, потому как говорил этот...господин, вполне себе уверенно. Более того-со знанием дела, и у Ватарэ не осталось сомнений: этот- не просто пугает, но и на самом деле донесет. А для пущей убедительности и наговорит с три короба. Жесткий, властный, волевой, слишком привыкший к пьедесталу победителя. Такие были опаснее всего. но и тут было свое маленькое "но"- чем  больше шкаф, тем громче падать.
-Не стоит меня пугать, я напугана и без вас,- сдавленным шепотом попросила ламия,- Но вы же не надеетесь, что я вам поверю? Раз по-вашему я шпионка, то за мной хвостом будут ходить соглядатаи, вплоть до вскрывания моей почты, не держите меня за совсем наивную и глупую дурочку.К тому же, я не хочу, чтобы вы приплетали ко всему этому дом господина Дориана, который был так добр ко мне. Вы военный, и научены лишь побеждать и просчитывать врага, но хочу вам напоследок сказать, что чести вам это не делает. Я не шпионка.
Нет, разрыдаться она бы себе сейчас не позволила. Перед лицом противника, в кои Крамер уже попал, это было бы непозволительной роскошью. Ватарэ не была ни мстительна, ни злобна, но она была достаточно честолюбива для того, чтобы кого то невзлюбить, пусть и про себя. Она не могла сейчас противопоставить шантажу этого мужчины ничего, кроме нелепой попытки убежать, значит, нужно было играть по правилам.
-Чтож, раз вам так угодно, я расскажу вам сказки о Юге, благо рассказывать их я умею. Я смиренно принимаю ваше предложение, но у меня будет несколько условий, господин Крамер. Вы не будете препятствовать мне в общении с теми, с кем я хочу, и ничего не будете им делать, после моих уходов. У меня здесь появились друзья, для которых я не хочу неприятностей. И вы позволите сохранить мне мои традиции, обычаи и одежду в вашем доме. Для меня непривычны виды вашей страны, и я пока не желаю менять свои вкусы. Это все.
Ламия понурила голову, чувствуя себя под прицелом. Она уже поняла, что на Севере  оружие отличается разительно, но ощущение стрелы в спину должно быть схоже и с их снарядами. Девушка вжалась в прохладную стену, желая провалиться на месте, желая проснуться от этого кошмара, желая как всегда почувствовать прохладные руки сестры на своем лбу. 
-Ах мой дорогой Амнезия, зачем же вы меня оставили,- горько подумала девушка.
При словах о жене актрисе стало еще хуже : то есть она будет жить одна в доме с молодым мужчиной. Будь она дома, то отказалась бы немедля, не то чтобы она была прямо ярой блюстительницей приличий, но все таки...страшновато. Да и свои условия она уже выдвинула, требовать еще и отдельный дом сейчас- просто наглость и самоубийство.
-А может просто сумасшедших нет?,- едко заметила ламия, но сдержалась от комментариев.
-Сколь долго я буду вашей...
-Пленницей...
-...Гостьей? Что вы намерены делать сейчас?

122

Такеши неторопливо вышел из своей комнаты после того как привел себя в полный порядок и прошелся в главный зал. Зайдя в него, он быстро оглядел всех присутствующих и, потупив взор, отошел мелкими шажками поближе к окну с другой стороны. Присев в кресло, Такеши вздохнул,скучающе стал перебирать короткими женственными пальцами рукав своего бежевого кимоно.
В этом заведении Каори совсем недавно, но привыкать к подобному ему не приходилось. До этого он работал со многими людьми в разных зданиях различных направлений. Бордель ничуть его не удивил,а наоборот привлек,иначе,он не был бы здесь и сейчас.Не скучал бы он ,иначе, в этом кресле,смотря на свое слабое отражение в окне зальной комнаты.
Хозяин этого дома предложил работу,Каори с радостью согласился. И вскоре он уже был тут.Для него были предложена комната в том стиле, который он сам захотел, прислав даже для этого специальный набросок и список необходимых вещей для комфортного проживания.
Каори был очень благодарен своему новому хозяину. С того самого момента, как господин Дориан взял его под свое крыло, Такеши стал предан ему всей своей душой. Со своей стороны он был к тому же опьянен Дорианом. Существует глаз невидимый-ум,и глаз видимый-зрачок.Каори смотрел на господина видимыми глазами и подключал внутренее око.Для Такеши образ Дориана казался воплощенной мечтой,грезой,принявшей телесные формы.Во всем его существе,в его воздушной фигуре, в его стройном и гибком стане,трепетном,как тростник,в почти прозрачной белизне его кожи,в величественном спокойствии его взора,божественно отрешенного от земного,в святой невинности его порою незаметной и даже хитрой улыбки было нечто, что заставляло замирать сердце Такеши.
И вот, сейчас Такеши сидел и грезил о своем хозяине, пытаясь понять эту тончайшую натуру, не замечал при этом иных людей в зале или скорее старался быть незамеченным.

123

Вдоволь насмотревшись после ухода Змея на коллег и клиентов, Абэ уже поднялся было, плавным рывком, опираясь ладонями о подлокотник, чтобы вернуться к себе, раз уж сегодня в борделе было настолько тихо и торговля шла столь медленно, как вдруг заметил слишком уж привычную фигуру в кимоно, проскользнувшую тихой тенью в угол зала к окну. Впрочем - какой тихой? Гэта. Деревянные гэта - та еще обувь для тех, кто хотел бы быть незаметным.
Кимоно. Пышное. Женское. Традиционное и - он прекрасно знал и мог оценить наметанным глазом такие вещи - безумно дорогое. Равно как и оби, шитое золотом. И - дьявольски неудобное на его вкус. Да, пару раз Кё и сам примерял на себя женский наряд по юности. И не понравилось. Совсем не понравилось.
Впрочем, это все мелочи. Главным же было то, что по всему облику, довольно красноречиво описанному хозяином борделя при недавней встрече, оборотень легко, даже до обидного легко, узнал нового "сотрудника" борделя. Такеши, если он правильно запомнил его имя...

В несколько плавных, легких шагов: дзори, пусть и тоже из дерева, но не в пример удобнее и тише гэта, Абэ пересек зал, выбираясь из полумрака к падающему из окна рассеянному свету, по пути оправляя рукава хаори.
Слегка улыбнуться, церемонно поклониться, не сгибая спины, как и положено в их роду, в их культуре - манеры приветствия, которыми он владел в совершенстве, которые не смог забыть даже здесь, на севере. Плавная четкость движений. И спокойное выражение лица - без излишней наигранности, на контраст со всем остальным миром борделя.
- Доброго дня. Вы позволите? - он указал на соседнее с Каору кресло.

124

Завидев подходящего к нему молодого человека, Такеши поднялся со своего насиженного кресла и также поклонился в приветствии, однако, в отличии от незнакомца намного ниже.
-И Вам доброго дня!Конечно, присаживайтесь. Вы не обязаны спрашивать разрешения у такого человека как я.
Только после этих слов Каору позволил себе выпрямиться,а руки вложил в длинные рукава своего кимоно,продолжая смотреть на гостя.
-Вы,если  я не ошибаюсь,Абэ? Если нет, то прошу простить мне мою ошибку.Я тут работаю с недавних пор по приглашению господина Дориана Змея.Меня зовут Такеши.Такеши Каору.
Такеши прикрыл слегка глаза, неотрывно смотря исподтишка и любуясь втайне очень красивым мужчиной, представшим перед ним столь неожиданным образом.
" А он недурен. Будет работать вместе со мной у нашего общего господина. Я очень этому рад, главное,чтобы он не стал мне врагом.Было бы очень грустно...Тьфу-тьфу.."
Философ-это соглядатай. Каору, любитель поиграть в угадайку чужих мыслей,пытался преуспеть и в этом случае. Наши безмолвные монологи отражаются у нас на лице и вполне ясны физиономисту. Поэтому от Каору не скрылось то,что господина Абэ заинтересовал он.Такеши слегка смущенный своими выводами слегка смутился, от чего его щеки слегка порозовели.Иной бы смутился такой открытой женственной слабости,но для него это было в порядке вещей.Даже слегка улыбнулся своими маленькими чувственными губами,так ярко подведенными помадой.

Отредактировано Такеши Каору (2012-07-03 19:03:59)

125

-Начало игры-

После непродолжительного путешествия по городу, в поисках хороших сортов зеленого чая, Мицухиде возвратился в бордель и долгое время "колдовал на кухне". Ну, колдовал, это условно говоря. Он сражался. Сражался со столь чуждой ему техникой, дабы добыть столь прозаичную вещь, как кипяток.
"Я же просил еще месяц назад заказать все для нормально чайной церемонии.... даже в письменной форме..." - хмуро думал он, зная, что его прошение, наверняка потерялось где-то среди бесконечных бумаг на столе Дориана Змея. Хоть с бумагами ему и помогал Амнезия, вряд ли он посчитал его просьбу достойной скорейшего разбирательства. Это угнетало. Если бы он мог сам заказать все необходимое и знал очно где - все было бы уже готово. А так пришлось прилагать слишком много ненужных усилий, дабы приготовить достаточное количествово достойного напитка. На подносе уже стоял чайничек и несколько маленьких восточных пиал (ну хоть что-то купили!). Зачем так много? Просто в это заведение на работу как магнитом тянуло юнош и девушек с юга. А все они так же тосковали по своей родине порой, как и сам дракон. Хотелось хоть как-то облегчить их ношу.
Вот почему мужчина вышел из кухни, неся поднос и оглядывая собравшихся людей. Передвигался он достаточно бесшумно и неприметно, отмечая расположение гостей и работников заведения. Удивительно, но двух главных зачинщиков всего шума здесь не было.: Лис и Амнезия в помещении не наблюдались.
Неподалеку от сцены стоял военный, судя по форме. Военный, которого Мицухиде видел здесь уже много раз. И этот военный крутился вокруг маленькой восточной дамы в....
"Если я правильно понимаю - одежда русала. Его клиентка? Тогда где же он сам?"
Более того, беседа была весьма напряженной. Куча эмоций просто-таки витали в воздухе. Особенно удивительным было поведение маленькой леди, которая более чем очевидно была не рада общению и уже сдавалась под напором вояки.
"Это ведь не мое дело, верно?" - подумал про себя дракон, проходя недалеко от них, за их спинами.
-Чтож, раз вам так угодно, я расскажу вам сказки о Юге, благо рассказывать их я умею.
Донеслось до него мелодичным голосом. Мицухиде на мгновение обернулся, но почти тут же продолжил свой путь, обратившись весь в слух. Все же ностальгия - жуткая вещь. Путь же его лежал к двум своим соплеменникам неподалеку.
Дойдя до них, дракон приветственно поклонился и поставил поднос на столик.
- Я все же сумел найти достойный чай, Абэ. Это весьма удивительно. Но машины на кухне меня угнетают... каждый раз бороться с ними начинает меня утомлять,- вздохнул Ками и улыбнулся тому, кто предпочитал огненную воду чаю. Но все же.
- Налить вам чаю, господа? Я сделал все что мог, дабы он получился достойным.
Это было нелепое оправдание. Чай действительно получился. Но тем не менее мало ли что....
- Приветствую вас, Такеши, вы уже освоились у нас?

Отредактировано Мицухиде (2012-07-03 19:24:57)

126

"Наряд малость чересчур вычурный," - подумал Абэ, мысленно усмехнувшись на яркость "боевой раскраски", на излишества всего внешнего облика, пожалуй, излишества даже для существа из публичного дома, - "Да и манеры все же поверхностно хороши. Подлинной эстетики речи не хватает. Неторопливости".
Воспитанный в юности в семье священнослужителя, он очень тонко чувствовал подобные нюансы.
Аккуратный, вежливый поклон, еще один, но не столь глубокий и церемонный как первый, стал ответом на вопрос об имени.
- Мне известно Ваше имя. Думаю, любой человек стоит того, чтобы поинтересоваться у него такой малостью, как право на вторжение в личное пространство. И я ни в коем случае не хотел бы против Вашей воли нарушать столь редкое в нашем суетном мире, иллюзорное уединение, - произнес оборотень, присаживаясь напротив, с дозированной небрежностью, позволительной мужчинам, а не женщинам, пусть даже и не настоящим женщинам, откидываясь на спинку кресла, - Прошу меня простить за столь бесцеремонную навязчивость. Любопытство не делает мне чести, но тех, кто все еще ценит исконную культуру, увы, здесь редко встретишь.
Голос. Плавный. Размеренный. С ровными и благожелательными интонациями. Тот самый, что когда-то буквально гипнотизировал и в то же время, зачастую выводил из себя его любовника. Голос, которым куда больше стоило бы вести светскую беседу одном из многочисленных садов юга, а никак не в борделе. Но, так сейчас было - правильно.
- Вы уже успели устроиться?

Задавая вопрос он встретился взглядом с драконом, направлявшимся к ним с подносом, и улыбнулся краем губ, наклоняя голову в знак приветствия:
- Благодарю. Ваш вкус как всегда безупречен, равно как и умение появляться исключительно вовремя, - принимая чашку с ароматным напитком, произнес он и, с легкой озорной искрой в прищуренных глазах, бросил взгляд на мужчину, - Однако я буду очень благодарен, если Вы позволите в следующий раз присоединиться к Вам раньше, дабы избавить Вас от необходимости бороться с машинами, а самому получить удовольствие равно и ото церемонии, и от Вашего общества.

Отредактировано Abe Suiin (2012-07-03 19:44:18)

127

"Как? Еще один? Тоже ничего так мужчина..."
Такеши оценивающе осмотрел нового мужчину, подошедшему вслед за Абэ. Этот был не так серьезен в отличии от первого нового знакомого.
-Большое спасибо,что спросили,но не особо освоился.Здесь иные порядки и нравы.Не подумайте,что с Вами говорит невежда и грубиян.Я высоко чту красноречие и поэзию и нахожусь с этими богинями в очень близких,хотя и невинных отношениях.
Каору снова поклонился обоим мужчинам.
-Просто мне до этого не приходилось работать со столь многочисленными напарниками и переплетать свою работу с...телесными удовольствиями, которые,возможно, понадобятся и от меня. Хотя мне кажется,что нет.
Каору прикрыл свой рот краешком кимоно , смущенно посмеиваясь своей шутки.Но оживился после предложенного чая.
-Вот ,что я сейчас хочу,так это чай.
Каору отошел в сторону, в поклоне указывая на свое место, приглашая сесть туда Мицухиде.
" Надеюсь, он заварил хороший чай, ибо только он может спасти меня после бессонной ночи,в которой я перебирал свои вещи. расставляя все по полочкам,по местам."
Такеши принял чашечку чая и долго дул на нее. Он так  ине привык пить горячий чай,обжигая свои губы и небо, страдая после.И частенько грешил добавлением прохладной воды.Но сейчас он решил обойтись тем,что дует на напиток,пытаясь остудить тот.

Отредактировано Такеши Каору (2012-07-03 20:10:01)

128

Беседа двух работников была не менее занимательна, как оказалось. С характером Абэ (характером весьма специфическим и изворотливым) дракон уже имел возможность познакомиться за последние два года, как это пронырливое чудо переступило порог данного заведения. и вот он и в праздной беседе с новым кадром уже показывал свой нрав. Быть может для стороннего наблюдателя все это показалось бы весьма невинной беседой, но для Мицухиде - нет.
- Благодарю вас, Абэ, за предложенную помощь. В следующий раз не премину воспользоваться этим предложением раньше, чем этот дом взлетит на воздух в моих неумелых руках.
Разлитый по чашкам чай был передан молодым людям. Хотя принадлежность одного и них к парням все же было спорно. Особо по разговору. Казалось, что этот человек здесь все же не на своем месте. Его представление о местных порядках все же было поверхностно, а внешний вид слишком... с перебором все же.
- Такеши-кун, позже я вас познакомлю с нашим замечательным портным. Он как раз должен вернуться из недолгого отпуска. Я считаю это преступлением - прятать вашу истинную красоту за маской театра Кабуки, как бы я не любил его всем сердцем.
Жестом Ками дал понять, что постоит и не будет занимать предложенное место. Он привык стоять. Стоять всегда, с неизменно прямой спиной и продолжая видеть все происходящее вокруг, не ограничивая свое зрение положением в удобном кресле. Хоть это и было соблазнительно весьма.
- Ваш образ может быть куда более тонким и изящным. Вы способны приковывать к себе взгляды всех. И взгляды не только потому, что вы уникально яркая статуэтка восточной девушки. Неживая статуэтка. Вы можете быть живее и ярче, Такеши-кун.
Мягкая улыбка была финальной точкой в том, что он произнес, после чего положил руку на плечо Абэ, наклоняясь и едва слышно прошептав тому на ухо.
- Когда в семье только одна лиса, она вырастает эгоисткой, - улыбка снова коснулась губ дракона,- Не спугни нового кадра, Абэ.

129

Прикрыв глаза, Абэ вдохнул аромат напитка и медленно сделал глоток, поглядывая сквозь пар на молодого человека, сидящего напротив, но не позволяя ему поймать свой взгляд. Медленно и спокойно. Глоток за глотком, вслушиваясь в беседу, которая продолжилась без его участия. Пока без его участия. Ровно до тех пор, пока мужчина не наклонился к нему, положив руку на плечо и щекоча шею дыханием.
Мягкая усмешка и также, почти беззвучно, слегка повернув голову к собеседнику, немного насмешливо:
- А когда в семье лис много, они становятся совершенно несносны, - накрывая пальцы, лежащие на его плече поверх шелка хаори ладонью, заметил Абэ, - И я еще, кажется, даже не начал...
Что поделать. Ситуация становилась все забавнее с каждой минутой. И грех было не поиграться дальше. В вежливость манер с одним и - насмешливым дружелюбием - с другим. Дракон ему нравился. Нет, увы, не так, как мог бы нравиться привлекательный мужчина, коим тот являлся, не настолько, чтобы потерять голову, но настолько, чтобы ценить его общество, и не упускать возможности поддразнить коллегу.
- Но, может, преподадите мне урок хороших манер? - немного громче, чтобы уже слышали оба, произнес он, поднимая голову, чтобы заглянуть в глаза и усмехнулся, возвращая свое внимание к Каору:
- Однако, я думаю, господин Мицухиде прав. Кабуки - древнее искусство, полное своего очарования, и, увы, не думается мне, что наше общество, равно как и стены эти достойны того, чтобы каждый день лицезреть такую красоту.

Отредактировано Abe Suiin (2012-07-04 09:02:33)

130

- Господин Миухиде прав лишь в том, что мой образ в данном месте неуместен в своем постоянном обличии. До этого мне приходилось работать с люди, которым был необходим именно образ женщины,способной сделать все по дому и развлечь хозяина своими танцами и постановками Кабуки. И им не нужен был я, как парень гейша, с утонченными манерами лица и тела, который соблазнял бы мужчин и приводил в трепет их плоть.
Такеши слегка усмехнулся, поправляя складки своих рукавов.
-Потому мне приходилось почти постоянно быть в образе, который Вы видите перед собой,не больше не меньше взрослая услужливая домохозяйка. Но для этого заведения я буду собой, а образ актера театра Кабуки будет радовать Вас и хозяина лишь тогда,когда потребуется данное представление или как будет угодно клиенту.Прошу меня простить!Я приду буквально через 15 минут.Надеюсь застать Вас здесь.
И обворожительно улыбнувшись,засеменил шажками в свою комнату.Чужого успеха н выносят,в особенности те.кому он вредит.Пожираемые редко любят пожирателей.Такеши не считал своих новых знакомых своими врагами и был рад, что возможно они найдут общий язык и будут помогать друг другу в их нелегкой работе.Особенно сейчас,когда такой дефицит клиентов.
Как сказал господин Дориан,Каору был курицей,несущей золотые яйца."Какое удивительно чудо!"-воскликнул он в первый миг их знакомства.И после встречи,Каору уже был нанят как работник борделя.
Жизнь напоминает маятник. Тяготеть к чему-либо — значит качаться из стороны в сторону. Один полюс стремится к другому.Поэтому Такеши не боялся эксперементировать.Это было бы удивительно,для столь яркой и необычной натуры как он бояться новшеств.
Вернувшись в свои излюбленные покои,Каору подошел к зеркалу,сел перед ним на пол и стал снимать неторопливо гримм с своего лица,постепенно превращаясь из женщины театра Кабуки в нежный,утонченный цветок,который принял сказочный и почти неописуемый вид,приводящий в восторг благодаря смеси женственности и и утонченной мужской красоты парня. Похлопав довольно ресницами,улыбнувшись своему отражению,поднялся и снял с себя тяжелые одежды,заменив их на более легкое кимоно черного цвета с золотым переливом, на котором красовались цветы и птицы.Обе одевать не стал,давая передышку своему телу.

Такеши вышел обратно к своим новым знакомым переродившимся полностью.Улыбаясь,он подошел,слегка вихляющей походкой.
-Господа,прошу Вас принять меня в Вашем обществе.И предлагаю себя и взращенные в душе моей,в самом светлом ее уголке,такие прекрасные цветы, как добродетель,скромность,честность,справедливость и любовь.Это я буду дарить Вам и в замен прошу частицу того же.

Нежная улыбка.

131

Теплые пальцы легли на ладонь дракона, а Абэ так же зашептал в ответ. Впрочем как обычно он не мог промолчать или отступить. Он продолжил в типичной для него манере.
Мицухиде неспеша убрал руку с плеча юноши и наклонился немного, чтобы налить себе чай и уже отводя взгляд от самого оборотня, пытаясь волосами скрыть насмешливое выражение своих глаз. Говорил он при этом все так же ровно и на полном серьезе.
- Что вы, Абэ-кун, мне нечего преподать вам в плане манер. Все то вы делаете итак с лихвой очаровательно и уникально. Бывает ли это правильно или нет - вы уже итак совершенны. Лисы ведь бывают двух видов - великолепные и просто великолепные. Вторые преобладают....
Выпрямившись с чашечкой чая в руках, дракон на пару секунд перестал улыбаться. Абэ в разговоре произнес его имя. Стоило ли вообще этому парню когда-то случайно его говорить? Напряжение, появившееся не смогло моментально испариться, потому что второй хост так же произнес это имя. И уже было не так уж и важно, в какое русло ушла беседа. Не важно до того момента, как Такеши не покинул их, как он см сказал "не надолго".
Чашка с чаем снова опустилась на стол, а Мицухиде медленно опустился на кресло рядом с лисом.
- Помнится я кое-о чем тебя просил, лисенок. Но ты не держишь язык за зубами. Алкоголь в твоей крови тому виной или просто длинный язык, но если такое еще раз повториться...- голос звучал так же мягко, как и раньше. Лишь выражение глаз было совсем иным,- Я либо найду твоему языку другое применение, либо ты будешь искать новый язык. Будет жаль. Он бархатный и приятный у лис, насколько мне известно.
И тут вернулось полностью переродившееся нечто. Последний взгляд на Абэ, дракон поднялся и улыбнулся.
- Теперь вы прекраснее чем были, Такеши-кун. Теперь совесть не позволит мне сидеть, когда вы стоите.
Оставалось только гадать.... Как же можно было так быстро снять весь тот грим...

132

- А я, помнится, не раз говорил, что поступаю я всегда по-своему, не зависимо от чьих бы то ни было угроз, - в тон, спокойно и мягко, наслаждаясь ароматом и вкусом чая, плавными движениями поднося чашку ко рту, отозвался оборотень, усмехнувшись лишь краем губ, - К тому же ты очарователен, когда вот так злишься... Драконы - дивные создания. Особенно с огнем в глазах.
Ему нравилось, как дракон злился, в то же время прекрасно держа себя в руках. Так прекрасны бывают нападающие змеи. Вроде и улыбаются, а глядишь - острые ядовитые зубы вот вот появятся из раскрывающейся пасти. Даром что дракон. Впрочем, страха не было. Его не было слишком давно. Ибо слишком много уже было в его жизни и врагов, и "друзей", и просто знакомых, чтобы обращать внимание на вероятное появление кого-то еще в этом длинном списке, который куда больше хотелось бы просто забыть, навсегда.

Их беседу, если короткий диалог можно было назвать таковой прервало возвращение гейши, едва ли не заставившее Кё поперхнуться чаем. Если до этого юноша выглядел просто неуместно, слишком театрально даже для борделя, то сейчас... Слишком соответствующе что ли? Кимоно без оби спадало складками, грозя либо распахнуться на тонких внутренних завязках, либо сползти с плеч, создавая впечатление сбежавшей от начавшего раздевать любовницу мужчины. Остатки плохо смытого второпях за столь короткое время грима, кое-где смутно заметными полосами все еще видневшимися на лице, лишь усиливали впечатление.
"Мда... Перестарался ты... Ну или просто носить все это не умеешь толком", - подумал он про себя, - "Да и походка... Вот уж точно, бордель. Гейша все же была лучше. Интереснее, что ли?"
Вставать по примеру собеседника он не стал, а только оценивающе и очень внимательно на этот раз смерил взглядом Каору и протянул ему руку с улыбкой, решив получить ответ и согласие прежде, чем подниматься на ноги:
- Господин Каору, не будете ли Вы столь любезны позволить мне пригласить Вас наверх для продолжения нашей беседы?
"По крайней мере, в комнатах такой наряд будет выглядеть уместнее... Ну, или я хотя бы посмотрю на эту райскую птичку в домашнем уюте".

133

Такеши посмотрел в глаза Абэ и выдохнул горестно, понимая,что в данный момент он выглядит ужасно ко всему тому,что
в данном заведении он как белая ворона. Протянув руку и вложил в ладонь мужчины, не поднимая своих глаз.
- Как Вам будет угодно.
В этот момент он хотел просто уйти от сюда. Он уже много совершил ошибок.
-Только о чем мы с вами будем говорить там?
Оглянувшись по сторонам.осматривая скучающим взглядом людей,Такеши выжидал,когда Абэ соизволит встать и проследовать в комнату,предложенную минутой назад им же.
Такеши понимал,что для толпы,у которой слишком много голов,чтобы она могла над чем-нибудь призадуматься,и слишком много глаз,чтобы,чтобы она могла ч\к чему-нибудь приглядеться,для толпы,которая будучи поверхностной,останавливается только на поверхности явлений,Такеши был всего лишь игрушкой,клоуном,чем-то вроде животного.Толпа знала только его маску.
-Я бы не прочь перекусить.
Ни к селу не к городу прошептал Каору,смотря в сторону,куда-то в даль.

Отредактировано Такеши Каору (2012-07-05 12:12:02)

134

"Воистину лиса себе-на-уме" - мысленно вздохнул Мицухиде. Как бы то ни было, он был все равно излишне взвинчен из-за мелочи. Сколько лет прошло? Сорок? Это другое полушарие и просто имя здесь не испортит ему жизни. Лишь просто неприятно кольнет где-то внутри воспоминаниями.
- Есть два способа командовать лисой, но никто их не знает... Прошу прощения, Абэ-кун. Пожалуй не стоило даже думать что-то сделать с вашим замечательным языком. Без него ваше зашкаливающее ледяное и колкое очарование растает как дым. Я принесу вам свои извинения по всем правилам чуть позже. ЧТобы вы смогли их принять.
Короткий поклон и рука снова потянулась за чаем.
- Такеши-кун, забудьте имя, что неосторожно произнесли уста лисы. Мое имя здесь - Ками. Очень рад, что вы пополнили наши ряды.
Забавно выходило, реакция лисенка на появления экс-гейши была более чем неожиданной. Быть может слова все же его обидели, посему он и решил удалиться? Но дракон и сам себя порой корил за то, что у него время от времени едет крыша. Лис был приятен ему именно тем, что не был голимым стандартом. Но при этом был дьявольской холодной колючкой. Зато общение с ним редко утомляло.
- Удачи вам и скорейшего возвращения, - и снова привычная мягкая улыбка и мужчина все же опустился в кресло, отпивая чай. Мысль ушла к чайнику или как там его. Странное устройство, которое похоже на чайник и куда-то ставится, но и нагревает воду без огня. Почему он никак не мог без ошибок провести этот незамысловатый ритуал?

135

"Ками... Ну уж нет. Называть тебя так я никогда не буду", - подумал про себя оборотень, услышав требование мужчины. Это слово, это имя слишком много значило для него. Значило и сейчас, спустя несколько лет.
Сжав в своей ладони тонкую, ухоженную кисть Каору, он поднялся, бросив последний взгляд на дракона и улыбнувшись краем губ, с хитрецой, словно говоря: "Я Вас тоже очень ценю".
- Хотя бы о том, как сделать цветок на диком кусте шиповника еще ярче, если за работу примется достойный садовник, - улыбнулся молодому человеку, поднимаясь и глядя на него немного сверху вниз, с аккуратной заботой поправляя на нем сползающее с плеч кимоно, - Увы, у меня нет оби достойного этого прекрасного наряда с собой, но, быть может, Вы окажете мне любезность подняться в мои комнаты и посмотреть, не найдется ли что-нибудь подходящее там, равно как и что-нибудь из достойной пищи?
"Великие древние, какая чушь... Эта церемонная вежливость безбожна..."
Поклонившись дракону, все также не выпуская руки юноши, снова улыбнулся:
- Прошу нас извинить, - уводя за собой Такеши, покинул зал, направляясь к лестнице, ведущей по длинным, запутанным коридорам в комнаты работников борделя.

----->Комната Абэ

136

Глядя на Ватарэ и слушая ее ответы он не испытывал к ней ненависти или гнева, но вот вина... да, она присутствовала. Было полное ощущение того, что он промахнулся по противнику или... попал в невиновного. Сейчас он чувствовал себя виноватым, хотя этого и не показывал. Но вместе с тем - ему было жаль девушку, которая оказалась так далеко от своей родины. Хотя был еще очень большой вопрос - как именно она сюда попала и по своей-ли воле?
- Мое приглашение на праздник остается в силе и я бы просил вас быть моей спутницей на этом вечере. Один из приглашенных уже добрался и мы ожидаем еще одного, но он явно не торопится. А что касается Ваших слов... чтож, я думаю, что время покажет куда больше, чем просто слова. И мы увидим - подтвердятся-ли Ваши речи или нет. Шпионы с Вами врятли окажутся, а вот телохранители - вполне. Вы обмолвились, что ищете учителя для игры на скрипке? Я найду его для Вас, леди Катакурэ. А моей гостьей Вы пробудете ровно до тех пор, пока ваш статус здесь не будет выяснен окончательно. Что же до Ваших новоприобретенных друзей... причинять им вред пока точно никто не собирается, - пожал плечами Мародер.
- Ага, кому сдались эти хосты? - подумал он и в нос, даже сквозь алкогольный туман ударил металлический запах. Подозрительно знакомый и противный. Боль из под повязки никуда не делась, но Мародер совершенно четко осознавал, что та набухает все сильнее и сильнее.
- Проклятье... не зря ведь они мне говорили не пить и не перенапрягаться. Хотя я и так у них в больнице провалялся пол года. Неужели настолько разучились лечить, что за пол года не то, что глаз не смогли восстановить, так еще и устранить последствия травмы не вышло? Аррр! Как же больно, винт мне в... - Мародер стиснул зубы, глядя куда-то в сторону в пространство и почувствовал как тонкая горячая струйка пересекла его щеку от повязки и устремилась к шее.
- Только этого мне не хватало! - пронеслось в голове летуна, когда он провел по щеке и посмотрел на окровавленные пальцы.
- Считайте, что я Вас нанимаю как няньку по уходу за инвалидом. Идемте, леди Катакурэ, - произнес он и явно собрался направиться в сторону барной стойки. Руку он приложил под повязку, чтобы хоть как-то спрятать кровотечение.
- Теперь надо сдать ее на руки Фридо, чтобы приглядел за ней, пока я буду промываться в местной гостевой ванной.

137

Воистину, сегодня все боги, новые и старые, решили подшутить над несчастной актрисой, которая искала себе пятый угол. Словно в воздухе что-то изменилось, в одну секунду, будто ледяной, освежающий ливень прошелся над ее головой. Но это отнюдь не облегчило ее страхов и страданий, наоборот : Ватарэ почудился хлопок закрывшейся крысоловки.
-Господин Крамер, я... Позвольте мне побыть одной и не принимать участия...
Она заметила кровь. Мгновение, в которое удалось урвать алую ленточку на светлой коже, но и его было достаточно. особенно подействовали слова про инвалида, и тут малышку-ламию словно пчела в одно место ужалила. Сказался ли страх или природное воспитание, а может быть уже привитое жизнью при дворе чувство этикета, которым она зачастую не пользовалась, не известно. только Ата рассердилась. Не тем девичьим смущенным гневом, а истинным.  Актерским. Гневом свободной женщины, которую зажали в углу, и весьма легкомысленно подставляя спину. Жаль, что при ней нет ее меча. Ватарэ сверкнула черными очами, не сдвинувшись с места и понурив голову, полностью завешавшись черными, блестящими как шелк волосами, от которых еще не выветрился запах камелий.
-Вы кажется хотели историй Юга, господин Крамер? Так позвольте же мне сразу вам рассказать о одном из наших храбрейших воинов...
Ата посмотрела на сцену, где еще выступал господин Линг, и уважительно ему кивнула. Мешать ему она не будет, благо, Крамер стоит от нее не так далеко. В зале был еще кто-то, но она не хотела оборачиваться, словно боялась обжечься. Вообще, ламия стояла до того прямо, будто меж лопаток ей пустили стрелу или она проглотила кол. Чувствовала она себя, впрочем, так же. Девушка сделала неуверенный шаг вперед, но стойка так и осталась для нее запретным барьером, так что актриса замерла, будто собирается сделать следующий шаг, с опущенными рыками, сложенными для поклона на коленях.
- Эту войну позже в народе прозвали Войной одной грозы, потому что все ее сражения таинственным образом проходили под гром молний и упругие песни дождевых капель...Это было поздней весной,  войска Шамбалы встретились с армией Мальдивии в долине  Одаварэ. В ту ночь была самая сильная гроза, за последние пятьдесят лет,- она почти ощутила запах озона и прикосновение влажного ветра к щеке. Она слышала эту историю из уст не только бабушки, но и ее непосредственного участника, и могла очень живо и достоверно представить себе каждую деталь, каждый шлем и отблеск меча на том поле брани,- Враг напал неожиданно, подло,  в час когда более всего хочется покоя. Наши войска конечно были готовы и к такому, ведь полководцы были отобраны лично самим Императором. Но враг применил подлую и страшную тактику магического боя, по пехоте и кавалерии ударили страшным заклинанием - Поцелуем Царицы, наносящим ужасные, почти не заживающие раны. Битва казалась противнику заранее выигранной, ведь в первую очередь этой магией убивали офицеров и полководцев, надеясь на смуту в рядах солдат без руководства. Отчасти, это было так. Гром не мог заглушить вопли раненных, а дождь смыть кровь с лиц, рук, душ... Из четырех полководцев в живых оставались лишь двое- Ягатака Отэ и...Назовем его воином Цубэ, воином Камелии. Генерал Отэ был взят в кольцо на второй линии фронта и из последних сил защищал отходы к равнине и остатки своих войск, говорят, он всегда был подобен умирающему льву : такой же неистовый и яростный во всем.  Цубэ же...Он единственный не побоялся начать контрнаступление с небольшим, собственным передовым отрядом. Но он не успел нанести решающего удара по предводителю армии Мальдивии : Поцелуй настиг его в спину, подло, трусливо, лишая надежды выиграть не бой и не войну, а время для Шамбалы, за которое она могла бы собрать новые силы. Цубэ упал в размытую дождем землю, и не мог подняться. Он был последним, кто мог бы победить подлость мальдивцев...
У Ватарэ перехватило дыхание, а в горле пересохло настолько, что попытка сглотнуть отразилась острой болью. на глазах выступили слезы, актриса очень живо, раз за разом, представляла себе ту зловещую битву, стоны умирающих и величие, которое нависало над людьми тогда. Возможно, ее выражение лица было заметно, возможно, это было освещение. так или иначе, пауза затянулась на три секунды, после которых ламия продолжила.
-Многие воспевают храбрость солдат и генералов, но часто забывают о тех, кто прямо на поле битвы вырывает их у смерти из лап. Забывают про лекарей, которые забыв про себя бросаются под стрелы вытаскивая раненных. Был такой и при Одаварэ, императорский лекарь сама напросилась с генералом Отэ, презрев все запреты и опасность.  Именно эта женщина кинулась в гущу битвы к лежащему на земле Цубэ, так как понимала, что никто кроме него не смог бы прорваться. Раны от Поцелуя Царицы страшны не силой, с которой бьет заклинание , а тем, что их не берет ни одно заклинание Созидания. Лекарь вытащила Цубэ на спине и в ручную, одной ей известным швом, в который она вплела не только магию, но и кровь, слезы, боль, зашила поверженного было воина, и вдохнула в него три четверти своей жизненной силы. Цубэ открыл глаза, и в тот же миг они закрылись у лекаря... Говорят, что когда генерал Отэ взглянул на стан врага, то увидел, как Цубэ фиолетовой молнией разит мальдивев, как нож сквозь масло, что он был похож на демона из Страны Духов, пожирающего души своих жертв...К рассвету, битва была выиграна остатками армии Шамбалы, и война, не официально, нет, но фактически, была закончена : после таких потерь мало кто оправился бы в ближайшие десять лет. Поцелуй Царицы был запрещен для применения не только в боях, но даже для изучения в школах магии, выжившие генералы- представлены к наградам и осыпаны почестями и славой. А ослушавшийся наказов лекарь был удостоен звания магистра...и отправлен на пенсию. Здесь официальная история заканчивается, но нет...У нее было продолжение. В двадцатый день месяца Цветень в дом бывшего императорского лекаря пришел господин, в дорогом фиолетовом плаще и доспехах .Это был Цубэ. В руках у него был букет белых и красных камелий, которые на Юге называют еще цубаки. Поэтому наш герой и был назван воином Камелии... Вышедшая навстречу женщина не говорила ни слова, в ее глазах не было ни обиды, ни гордости, но был покой, было осознание, что она сумела перебороть саму смерть, и спасти, казалось бы, инвалида на всю жизнь, от позорной судьбы не достойной воина. Они не проронили ни слова. Был лишь поклон, поклон до земли, и протянутые в тонкие руки камелии. Никто из них уже не мог ничего изменить, но каждый знал, что сделал для него другой. Больше они не встречались, и Цубэ не знал, что камелии достались маленькой девочке, выбежавшей из дома и схватившей их из ладоней матери. Это было пятьдесят лет назад. Лекаря звали Норико Катакурэ...
Ватарэ наконец откинула с лица застившие ей взор волосы, горло отказывалось издавать еще хоть звук. Постепенно, реальность рассказа отступала и вместо слез оставались лишь высохшие дорожки соли.
-Когда я выросла, то услышала , что тот воин был приговорен к смерти, из-за любви к чужой жене. Выжить, чтобы успеть еще хоть раз полюбить..Не это ли высшая сила и высшее провидение, господин?...
На этот раз, горло ей и вправду отказало, Ватарэ качнулась и едва не падая, осела на ближайший стул, в ушах звенела ни то тишина, ни то свист. Девушка подняла глаза...

Отредактировано Ватарэ Катакурэ (2012-07-06 23:17:39)

138

"Достойный садовник, да?" - подумал про себя мужчина, в который раз поражаясь амбициозности арктически-холодного лиса. И вот Абэ покидает сцену вместе с новеньким парнем.
"Работать сегодня люди как-то явно не спешат... Вот и они... ну что ж, если у вас нет Лисицы, значит у кого-то их две.... Кстати да, обо Лиса и оба отсутствуют в зале... куда же делись все наши хваленые кадры?"
Ход размышлений Ками был прерван движением, которое началось в месте, за которым он наблюдал совсем недавно, до того, как Абэ захватил его внимание. Тот военный, что наседал на маленькую восточную леди в одежде Амнезии. Он направился к барной стойке неподалеку, а сама же девушка через паузу последовала за ним. Выходит видимый конфликт был исчерпан. Даму никто не принуждает ни к чему. Это успокаивало. Все же долг любого мужчины оставался таковым, чтобы защитить женщину (не суть важно какую) от опасности. Но тут, видать, помощь была не нужна.
Дракон продолжил пить чай, когда услышал, что девушка начала рассказывать историю. Было даже интересно послушать.
Правда было интересно ровно до момента того, как история показалась знакомой. Слишком знакомой. Да и рассказывала это маленькая леди слишком выразительно. На какое-то время Мицухиде забыл как дышать. Казалось у него в ушах сейчас был шум проливного дождя, грохот грома, а перед глазами - сверкающие молнии и полчище озлобленных и изнеможённых в битве солдат. Шрам будто снова заныл, тихо парализуя щемящей болью.
"Откуда..." - взгляд постепенно приобретал осмысленность, чем дальше шел рассказ... А сама девушка... Когда она произнесла имя того лекаря...
Глаза дракона расширились, когда он внимательнее вгляделся в черты лица восточной леди.
"Норико... Норико Катакурэ..."
Пиала с чаем выскользнула из ослабевших пальцев и полетела на пол. Звон разбившегося фарфора слегка отрезвил. Ками вытащил платок из кармана и опустившись на колени стал собирать осколки.
"Это дочь Норико?... Невозможно..."

139

- Я Вас не держу, - отмахнулся Мародер. Алкоголь такая противная вещь, что иногда даже умудряешься забыть о том, за что держался мыслью пять минут назад. А сейчас была куда более насущная проблема в виде открывшегося кровотечения. он уже даже действительно собирался отправиться в ванную, и послать куда подальше весь этот день и весь мир. Снова ничего не радовало. Но девочка умудрилась найти способ его удержать. Она начала рассказывать какую-то историю. Наверное, будь на ее месте кто-то другой, или будь ее интонация чуть более безразличной - он бы несомненно отправился по своим делам. Но вызовов он ненавидел. Не мог их не принимать. А в напоминании об истории был именно вызов. Никак иначе Мародер не мог его расценить. Он застыл перед Ватарэ, так и не сделав больше ни шагу. Он повернул голову к девушке, левой стороной, чтобы та могла видеть его уцелевшую половину лица. От второй, он, к слову, так и не отнял руку.
История о войне...
- Можно подумать ты что-то знаешь о войне. Всего лишь актриса, пусть и рассказываешь так, словно сама участвовала... - зло подумал Крамер, но все таки внимательно слушал историю, которая накладывалась на воспоминания. Снова он видел себя в небе, в кабине самолета... Но теперь, он даже не сразу признал день катастрофы, потому что была буря. Вот только где-то внизу, почему-то бушевала магия и самые разные представители разумных рас, сражающиеся между собой на холодном оружии. Вместо пистолетов он видел и слышал вспышки магии, смертоносные заклинания... Но его полет был точно таким же. Кажется он даже видел того фиолетового воина, который был ранен, а после - вновь вернулся в бой. Но как только все было кончено - самолет, едва управляемый, рухнул на землю, на мертвые тела воинов, сражавшихся только что за свой дом, за свою свободу от врага-захватчика.
Снова удар, который привел его в чувства только на том моменте, когда Ватарэ заговорила про то, как полководец был приговорен к смерти.
- Это единственное ради чего вообще стоит жить, - закончил он, и подскачил к девушке, когда та, начала оседать на стул.Проклятое нутро... как не пытайся делать вид, что ты злобный и суровый командир - глаза все равно рано или поздно выдадут тебя. И Сейчас они выдали Мародера, который с окровавленной правой половиной лица (уже полностью), обеспокоенно посмотрел на миниатюрную южанку. Во взгляде застыл немой вопрос, но озвучивать его он так и не стал. Только тряхнул головой, возвращая себя прежнюю твердость. Показывать слабость он не собирался. Даже несмотря на то, что под повязкой невыносимо ныла боль - он все равно даже не подавал виду, словно нет никакого кровотечения.
- Вы ничего не знаете о войне. Я тоже был романтиком, грезящем о военных подвигах и поверженных противниках. О славе и чести. И я уверен, что больше, чем раненых в госпитале Вы никогда не видели. И счастье Ваше именно в этом. Я воевал, терял друзей и подчиненных. Я оборвал не одну сотню жизней и прекрасно знаю, что нет никакой чести в том, чтобы отнимать жизни, - говорил он тихо, едва различимо даже для ламии. - Это красивая история, но она как и всегда - приукрашена сказителями...
Он вздохнул и пошатнулся, стараясь подняться. Перед носом все как-то странно крутанулось и закачалось, но вроде бы осталось на своих местах, хотя и не желало останавливаться на одном месте. И сейчас Мародер был полностью уверен, что это не имело к алкоголю практически никакого отношения. Практически. Он просто добавил свое.
- Прекрасная и красивая история... - добавил он и все таки поднялся на ноги. Кажется теперь уж точно разговор был окончен, по крайней мере с его стороны. Пугать народ он не собирался, так что рука снова вернулась на лицо. Хотя... кровь уже давно просочилась сквозь пальцы.

----> Chillout

Отредактировано Константин Крамер (2012-07-13 19:57:53)

140

Девушка дернулась и вскинула испуганное личико на звон. Первое, что она увидела- осколки фарфора, и лишь затем- тонкую, хотя и типично мужскую руку, которая , вероятно, держала фарфоровую чашку. Дальше ламия откинула с половины лица черные волосы и разглядела еще одного своего невольного слушателя. Это тоже был южанин, статный, длинноволосый, но смотрел он на нее до того странно, будто она только что вслух высказала что-то до жути неприличное. Или оскорбила Императора.
Ата виновато поджала губы и неуверенно клюнула головой, пытаясь поклониться в извинение. Правда, на столе у мужчины стоял чай, судя по запаху- даже зеленый, и сносного качества, и тоненькое горлышко засаднило еще старательнее, требуя воды, а еще лучше вон того чудного напитка.
Вполне ожидаемо, что Мародер попытался ее поймать, но в этом отнюдь не было необходимости, напротив : актриса отшатнулась от протянутых ей рук, настолько ее повергал в шок местный обычай приветствия женщины. Страха не было, лишь ироничная злость (откуда?!).
-Отрадно, что сквозь вино вы все еще видите истинные сокровища своей души, господин Крамер,- Ватарэ встала, спрятавшись на всякий случай за стул,- Я быть может и не была на настоящей войне, что , думаю, к великому счастью, но у наших народов слишком разные взгляды на войну, и я говорила не о самом действе, как таковом. Я говорила о таком понятии, как искусство вести, побеждать, обходить смертельные ловушки. Это жизнь, и без смерти она не существует. Чтобы родился младенец- должен умереть старик, так всегда было и будет. Но, к слову, госпиталь сейчас не помешает вам. Я сестра и дочь лекарей, позвольте, я вам помогу?
Южанка вновь повернулась к сидящему за ближним столиком соотечественнику ( и что же он так сверлит ее взглядом?), поклонилась куда как более толково, на сей раз даже умудрилась рукава в "лепестки" сложить, как привыкла с кимоно, и уронила черную ленту хвоста на плечи.
-Простите, господин, быть может стоит вызвать лекаря вашего дома? Но до его приезда я могла бы оказать хоть какую-то помощь, вы не могли бы мне тоже оказать содействие?
-Вокруг меня снова кровь...Что это за судьба? Что ты мне уготовил, Великий Тигр?

141

Все происходящее действительно тревожило старые раны и сознание дракона. Это было уже слишком. Исчезнуть из страны, уехать на другой континент, столкнуться с прошлым вот таким образом. Невыносимо...
Кстати о ранах... Этот военный, которого уже продолжительное время видел здесь Ками был рынен. По всей видимости ранение пришлось на глаз, судя по текущей крови... врятли глаз был вообще на месте.
Очнувшись как от какого-то сна Мицухиде перевел взгляд на девушку, что обращалась к нему.
"Норико..." - пульсировало в висках.
Отложив осколки чашки в сторону, хост подошел к барной стойке.
- Здравствуйте госпожа, - учтивый восточный поклон,- Конечно я помогу вам. Меня зовут Ками. Прошу вас не волноваться.
Повернувшись к бармену, Мицухиде слегка нахмурился.
- Будь любезен, свяжись с доктором, пусть он прибудет как можно скорее. Я провожу господ в чилл-аут.
На самом деле это было идеальное решение. Ибо пугать других присутствующих людей видом крови было бы непростительной ошибкой.
- Господин Крамер, - снова поклон, имя уже было выцеплено из услышанной беседы,-Прошу ас следовать за мной. Так будет лучше, если мы сейчас покинем главный зал, дабы не доставлять неудобства другим посетителям.
Протяну свой платок военному, дракон еще раз оценивающе, но максимально незаметно окинул его взглядом. Мужчина был ниже его ростом, но при этом все же достаточно силен физически. Зачем нужно было это отмечать для себя? Кто знает. Так же было замечено, что гость был уже весьма пьян. Это усложняло ситуацию. Да кто вообще пьет, когда ранен???
- Госпожа, вы можете остаться тут, если вам неприятен вид крови. Я позабочусь о госте...
Отведя медовые глаза поспешно в сторону, Мицухиде ровным тоном произнес:
- Следуйте за мной, - и направился в сторону чил-аута, открывая дверь и пропуская вперед тех, кто все же решил последовать его совету-приглашению.

-----> Chillout

142

Фридо лениво осматривался по сторонам, потягивая алкоголь, который услужливо предоставляли работники записывая всё на счет, по всей видимости, Крамера, но который Его Светлость собирался оплатить. Собственно собеседницу он уже слушал в пол уха, задумавшись о том, что это не то место в котором можно действительно повеселиться и отметить праздничек - уж слишком скучная тут атмосфера и кроме как разговором тешить себя в главной зале нечем. А потом он вновь взглянул на старого товарища, можно даже уверенно сказать, что боевого, ибо крещение огнем он прошел именно, что с Константином. Ну а теперь, теперь от его взгляда не укрылся тот факт, что у последнего вся лапа в крови, а эта самая южанка которую он так активно пытался закадрить от него пряталась за стул, хотя и в целом вела себя очень странно, что свойственно для иноземцев с такого далекого юга - у них у всех шарики за ролики заходят. Посему Фридо взглянул на красно-волосую, которую кажется звали Натсуме (конечно у Герцога была проблема с памятью на имена собственные, но обычно не до такой степени), и бросив краткое.
- Прошу прощения, но я вынужден вас на время покинуть... - И был таков вскочив и осмотревшись в поисках Макса, тот бы ему сейчас очень помог направился к Константину с весьма решительным видом, так, что дорогу ему уступали и сами, тем паче герцог был вооружен своей чудеснейшей тростью, которой почти прорезал себе путь средь редкого персонала и посетителей, словно волнорезом.  И добравшись то неважно выглядящего товарища, даже не удостоил взглядом южанку, считая её просто приятным дополнением в персонале заведения, вылил на Морадера дружескую заботу. - Я думаю ты и сам заметил, что плохо выглядишь, Константин?
Вблизи всё выглядело куда хуже чем издалека и версию о том, что Герцог просто просмотрел забавную схватку наглого и немного подвыпившего  мужчины и девушки с острыми когтями или какого-нибудь преисполненного праведным гневом джентльмена, отпала сразу же. Однако взгляд южанка всё же получила.
- Приношу извинения, леди, ежели у вас возникли какие-то проблемы... - Он тут же поймал Константина за плечи рукой достаточно крепко, чтобы если тот начал заваливаться, то как-минимум остался висеть в таком забавном положении, а тут ещё и Максимилиан подоспел. - Макс, возьми его с другой стороны и нужно вызвать врача, немедленно, такое количество крови совершенно точно, ненормально!
Двое мужчин почти синхронно потянули Мародера на их исходную позицию, где они оставили Натсуме, или как её там? В кромешном одиночестве. Разумеется генерал был мужиком сильным, но под руки его тащили всё же двое, при этом на лице Фридо читалась явная обеспокоенность.
- Какого черта, столько крови? Что там произошло? - На южанку уже никто не обращал внимание. Остальные вопросы можно будет решить и чуточку позже. А тут и носовой платок красного цвета из нагрудного кармана перекочевал в руку герцога а затем был протянут несчастному оборотню.

Chillout

Отредактировано Герцог (2012-07-24 02:07:25)

143

---->Комната Абэ

Увы, на лестнице, ведущей в комнату, дикий шиповник, как с легкой усмешкой оборотень окрестил про себя молодого человека, быстро ретировался, сославшись на какие-то дела. Не удивительно: юноша с самого начала чувствовал себя не в своей тарелке, это было видно невооруженным взглядом. И не только по внешнему виду и поведению. По глазам даже.
Пожав плечами, Абэ некоторое время постоял на лестнице, вслушиваясь в удаляющийся по коридору стук гэта и развернулся, чтобы вернуться обратно в главный зал - занять себя сегодня было решительно нечем. И шум в зале - голосов, музыки, чего угодно, казался куда более привлекательным, нежели тишина комнат, и звуки воспоминаний... Звуки и запахи. Оборотень даже поморщился слегка, спускаясь по последним ступенькам, словно запах машинного масла снова оказался на шелке его хаори, мешаясь с запахом пыли и неба.

В зале же все было почти по-прежнему. Знакомые лица, знакомые жесты. Вот только дракон, кажется, уже был тоже чем-то, а точнее, кем-то занят, а значит, не судьба была провести вечер в его язвительной, пусть и порою нервной немного кампании. Ску-у-учно. Совсем.
А потому и не оставалось ничего, кроме как расположиться все в том же кресле, что и час назад, скинув на пол дзори и поджав под себя ноги, покачивая в пальцах соскользнувшей с подлокотника кресла руки тяжелую фляжку, изредка делая глоток или два, зорко оглядывая чужаков в поисках потенциального клиента - нужно же иногда и содержание свое здесь отрабатывать...

144

----> Мастерская Анвара.

   Выход из дома похож на подвиг, для того, кто почти из него не выходит из него. Но не для Анвара. Он мог и вовсе не жить там. Продолжить путешествовать, гулять. Да и не возвращаться в эту обитель тишины и молчания, разве что нарушаемую движением механизмов во время работы.
   Но придумав себе когда-то правила, Анвар с упорной методичностью выполнял их. Его можно было назвать упрямым, дураком или просто принципиальным. Впрочем опять таки, дракона не волновало, что думают о нем остальные. Лишь делая так, как считал правильным и нужным он сам. Других варинтов нет и быть не может. В этом он был также убежден. И кажется ни что и никогда не могло поколебать его мнения.
   Его поход в бордель был давно запланирован. Можно сказать Анвар ждал его. Правда вот угрюмость и отчужденность сыграли свое. В последние месяцы даже его клиенты заметили, что он дичает. Мало говорит и в ответ на вопрос может просто буркнуть.
   Это сказалось и теперь, когда он пришел в бордель, остановившись почти по середине зала, обводя пространство своими темно-сиреневыми глазами, цепко выхватывая лица других гостей и работников данного заведения. Много лиц и звуков, наполняли это простраснтво, словно танцуя в безумной пляске. Правда с течением пары минут привыкаешь к этому быстрому смену картинок динамичного сотояния, этого заведения.
   Взгляд Анвар немного хмурый, из под лобья. Словно он решает что-то для себя. Выбирает или думает. По его глазам и лицу было невозможно определить, что все таки из этого более точнее относится к нему в данный момент.
   Резкий поворот, почти на сто восемьдест градусов. С правой стороны оглушительно заиграла музыка, вызывая появление морщин на переносице от еще более нахмуренных бровей. Нюх дает понять, здесь еще один дракон. Интересная возможность по "запаху"опознать сових.
Анвар снова резко повернул голову в другую стороны, повернувшись и корпусом, заметив в кресле парня, попивающего из фляжки, смотрящего по сторонам также зорко как и он сам. Почему то его длинные волосы вызвали интерес. Анвар машинально отбросил свои с плеч, назад, продолжая разглядывать парня.

Отредактировано Анвар (2012-07-12 16:17:52)

145

Встретиться взглядами, словно зацепиться. И тут уже - своеобразная игра, в которой ни за что не отступить первым, не показать слабости, не отвести взгляд. Вошедший в зал мужчина показался оборотню интересным: он был буквальной противоположностью белому лису - слишком напряженный, словно в футляр запакованный в свою плотную одежду, чем-то отдаленно напоминающую старую военную форму. Красивый. В меру. Не приторно. Уже хорошо. Словно из черного агата высеченный, с прожилками белыми.

Абэ медленно, не отводя взгляда, не меняя позы, все также расслабленно, поднял руку с фляжкой, отсалютовав ею вновь прибывшему, незнакомому, одиночке, а, значит, потенциальному клиенту, и сделал глоток, все также глядя поверх металла прямо в глаза, слегка улыбнулся, заправляя за ухо выбившуюся из небрежной свободной прически длинную и жесткую черную прядь, заметив на своих длинных волосах оценивающий взгляд.
Да, привыкнуть к такому было сложно. Но - возможно. И он привык, действительно привык к таким взглядам. Равно как и ко вполне определенной собственной на них реакции.
Плавно наклонившись, он слегка поклонился мужчине, и жестом - ладонью, поднятой вверх, - обвел зал, словно приглашая сперва оценить предоставленный выбор, довольно обширный, к чести заведения, надо сказать, а потом обратил внимание и на кресло рядом с собой, впрочем, ни на чем не настаивая: именно в это, пожалуй и отличало его от многих работников борделя, и в то же время привлекало вполне определенный круг клиентов - умение оставлять выбор за ними и, кажущаяся даже порой безразличной, ненавязчивость.

146

Анвар смотрел на оборотня не отводя глаз и кажется даже не моргая. Игра. И он поддерживал ее. Мужчина привлекал своей необычностью, именно для этого заведения. Как раз своей ненавязчивостью. Дракона навязчивость всегда раздражала.  До зубного скрежета. Особенно в его клиентах, которые пытались что-то разузнать о нем, проникнуть в дом и главное в душу. Туда дверь была захлопнута всем, давно. И на ней для прочности висел хороший замок, который Анвар с любовью смазывал и поддерживал, часто даже сам не заглядывая в некоторые двери своей души, дабы не испытать ужас или отвращение от самого себя.
   Один плюс уже был в копилке, для выбора. Ненавязчивость. И кажущаяся безразличность. Но дракон не мог не заметить, что мужчина им заинтересовался. Этот взгляд. Глаза в глаза. Немая игра начатая им самим. Отмечена фляжка и глотки. Анвар почувствовал как в его горле течет обжигающиая жидкость, но нет. Мираж. Он уже много лет не пил спиртное, да и кто сказал, что в  фляжке именно это? Запах. Да, это оно. Не сильный, не резкий, скорее приятный и пряный, всегда манящий дракона. Как вкус, даже привкус на чужих губах. Рваные воспоминания прошлого, лишь порванными картинками всплывающими перед глазами.
    Брови также хмурятся, но уже меньше. Анвар не двигается и кажется, будто в середине зала стоит бледная статуя. Четкое движение, почти повторяющиеся за оборотнем, прядь за ухо, чтобы прочувствовать касание к его волосам и представить подходит ли ему это.
   Второй плюс тоже не замедлил отложиться. Красив. По крайней мере, на его вкус. Абсолютно. Раздумье и шаг вперед. Зал в котором много других лиц и запахов, его уже не интересует. Подойдя ближе затормозить, словно вновь оценивая и раздумывая. Шаг резкий, четкий. Движения кажутся вымуштрованными. Легкий поклон, только лишь качнув головой, едва заметно, если не следить. Но игра - глаза в глаза продолжалась.
Анвар сел в предложенное кресло, сложив руки, упершись локтями в подлокотники, сцепив длинные пальцы меж собой.

Отредактировано Анвар (2012-07-12 22:06:01)

147

Четкие шаги мужчины по полу. Четкие даже не в меру, словно и не живые вовсе. Как по плацу. Абэ достаточно насмотрелся в своей жизни на механизмы и машины севера, чтобы хорошо понимать, с чем именно сравнивает. Порой казалось даже, что большинство северян лишены в той или иной мере грации, гибкой и расслабленной, что была присуща жителям юга. Неторопливости. Впрочем, он прекрасно знал, что иллюзия эта ошибочна. Знал по опыту полетов на крылатой железной птице, теперь сидящей в своем гнезде ангара... Отражением жеста - прядь за ухо. Чуть интереснее, и в чем-то немного приелось уже...
Мужчина опустился в кресло рядом, как, впрочем, и предполагал оборотень, как, впрочем, и рассчитывал. Едва заметно улыбнувшись, он скользнул взглядом по аккуратно сцепленным в замок пальцам и слегка наклонил голову в знак приветствия, после чего протянул, качнув ею в воздухе, фляжку, еще тяжелую от коньяка - порядочная доза на вечер, если, конечно, не пить оную залпом, хватит на долго. Жест, не шлюхи в борделе, жест - почти равного, в чем-то, почти безразличный. И - привычный, до биения пульса на запястье. Привычный с тех времен, когда вот таким же жестом - простым предложением разделить немногое, и в то же время - нечто большее, нежели просто алкоголь, молчаливым, начиналось любое знакомство... Дав-но.
Оборотень молчал, снова возвращаясь взглядом в зал, словно и не сидел потенциальный клиент рядом. Молчал намеренно в чем-то, оставляя за мужчиной право заговорить первым, словно подтвердив тем самым свой выбор. А, может, просто привычно?

148

Протянутая фляжка немного удивила, но дракон не подал вида. Только лишь кивнул в благодарность, задумавшись. Пить... Анвар давно не брал алкоголя в рот. Даже не нюхал. Хотя запах и вкус манили. Правда алкоголь пробуждал в нем совсем звериные инстинкты и ему было тяжело себя сдерживать в поведении. Может немного пригубить? Немного... За долгое время...
Снова кивок и протянутая фляжка перешла из одной руки в другую, касание пальцев. Быстрое, мимолетное, заставившее Анвара вздрогнуть, скорее от неожиданности, хотя это было в какой-то мере глупо. В своих мыслях и ощущениях. Словно в вакууме. Умение отодвинуться от мира. Сейчас зала не было. Не было никого. Только он. Этот мужчина и фляжка. Молчание. Тишина. Звуки не доносились до него. Концентрация помогала отмести не нужное сразу, даже не допуская до него.
- Благодарю, - голос более мягкий, чем его движения и все же твердость в нем улавливается с первых звуков. Твердость, еле улавливаемый хрип.
Глоток обжигает горло. Приятно. Жар разливается по телу. Дракон чувствует как он скользит внутри, капли разбегаются. Кровь движется быстрее, глаз видет четче. Давно забытое состояние. Музыка и гомон голосов вернулись. Концентрация отрешенности отступила, не сразу, но довольно быстро. Поэтому он и не пил.
Молча протянуть обратно, осмотрев внимательно хозяина алкоголя, скорее не оценивающе, нет. С интересом другим. Что-то более, чем просто выбор. Любопытство к его будто отрешенности и безразличию. Равному с ним положению.
- Вы, свободны? - конечно было понятно и так, что находясь здесь внизу и приглашая сесть, оборотень не занят. Но уточнить никогда не мешает, чтобы быть уверенным. И не прогадать. Во всем.
Анвар облизнул губы, едва заметно, чувствуя этот волнительный и столь любимый вкус и запах алкоголя. Еще. Нет. Остановится. Он всегда... Теперь умеет остановиться.

Отредактировано Анвар (2012-07-13 15:08:52)

149

Наблюдать краем глаза за мужчиной, за его реакцией, было в чем-то даже забавно. Особенно за реакцией на алкоголь - не слишком решительной и уверенной, реакцией человека, который либо не пьет, либо пьет мало. По тем или иным причинам. Очень похожей на реакцию самого оборотня, много лет назад, когда молодой пилот с севера впервые в жизни предложил ему, тогда еще священнослужителю, крепкий, обжигающе крепкий, напиток с привкусом стали.
Усмешка. И новый глоток. Кивок - в ответ на благодарность. И - слегка повернуть голову на ненужный, в принципе, вопрос. Медленно, пристально глядя в глаза опустить голову и усмехнуться, словно понимая, что такие слова, равно как и его согласие - не больше чем простая формальность. Равно как и слова, которые последовали за этим.
- Вам будет угодно подняться в мою комнату? - спокойным, ровным тоном, словно приглашая на прогулку по парку, снова предлагая выбор. Разные клиенты предпочитали разный сценарий. Кому-то нужно было обязательно пройтись по зданию, заглянуть в сад или на крышу, в бар, и лишь потом, набравшись наглости, алкоголя, привычки к новому партнеру - древние знают, чего еще, переходить на жилой этаж, да и прямо к делу. Впрочем, этот мужчина не выглядел завсегдатаем заведения, а потому лис решил слегка облегчить ему задачу, добавив, через довольно продолжительную паузу, выпрямляя ноги и машинально, что говорило о давней привычке, попадая ими в дзори, цепляя обувь пальцами за тканевую перепонку и готовясь вставать в любом случае, каким бы ни был ответ:
- Или бар будет интересен Вам в первую очередь? Смею заверить, такого коньяка, - он качнул фляжку, пряча ее в рукав: тоже выверенный жест - завлекающий немного, - Там Вам не предложат.

150

Жесты оборотня отслеживались внимательно. Каждое движение, мимика.
Усмешка. Замечена и отмечена, внимательным к такому дракону. Брови сошлись к переносице на мгновение. Нет, не уютно, скорее непривычно. А если точнее, отвык. От многого, даже от простого общения. Некоторые жесты оставались для него загадкой. Что значит, почему, и главное зачем они произведены.
Первый вопрос остался без ответа. Анвар молчал, словно раздумывая о выборе. Хотя его он уже сделал. И не менял никогда, что уже решил. Внимательно за каждым жестом, словно знакомясь именно так. На инстинктах, что подсказывало его чутье. Выпрямить пальцы из замка и слегка потянуть шею, край пиджака впился в горло оставляя бледно-розовый цвет на бледной тонкой коже.
Второй вопрос все же заставил заговорить, причем сразу.
- Нет. Спасибо. Я не пью, - резко будто обрубая дальнейшие вопросы по этой теме. Недовольство? Ни капли, только не желание сорваться. И преступить свои правила и принципы. Пальцы коснулись полосы на шее, растирая. Неприятное ощущение, но и не носить данную одежду не было возможности.
Глаза в глаза, удобнее садясь в кресле или же наоборот вставая. непонятное движение не только для самого дракона, но и тому кто на него смотрел. Раздумье, не желание выглядеть глупо или наоборот неуверенно. Не частый клиент таких заведений, чтобы точно знать как вести себя. Нет страха или сомнения в себе, лишь осторожность в каждом шаге, слове, жесте. Выверено как и шаг, четкий и слаженный. Будто ритм часов в его мастерской - без сбоев.
- Как Вас зовут? Если я могу это спросить, - Анвар заглянул в глаза оборотня. словно в беглом, разглядеть, что там, глубоко, скрыто от других и от него в частности. Вопрос простой и все же, с уважением показать, не лезет в чужое пространство, не смотря на то, что он клиент. Равные с первой секунды. С первого взгляда.

Отредактировано Анвар (2012-07-13 16:51:47)


Вы здесь » Меридиан » Район среднего сословия. Бордель "Sea Brilliants" » Главный Зал Борделя «Sea Brilliants»