Меридиан

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Меридиан » Территории вокруг города » Дорога к столице


Дорога к столице

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

http://uploads.ru/t/I/s/8/Is8Ax.jpg
Путь через пустыню. Дорогу как таковую, знают лишь гиды. Гиды ведут через пустыню, наиболее коротким путем караваны верблюдов. Верблюдов дают в аренду или продают. Самому пройти эту пустыню нет никакой возможности, так как легко заблудится и умереть под жарким солнцем в этой местности с минимум флоры и фауны. Встречаются кактусы, колючки, островки травы и мелкие твари, свойственные пустыне. Есть несколько оазисов.

http://uploads.ru/t/p/E/Y/pEYQs.jpg
Дорога через степь. Дорога, на которой довольно часто встречались как ездоки на самых разных животных, так и средства передвижения, вилась через равнину поросшей травянистой растительностью и несколькими кустами. По пути встречались селения и разных размеров города.
Выходит на пригород.

http://uploads.ru/t/D/3/2/D32Ta.jpg
Дорога через савану. Дорога стелиться через выжженную солнцем равнину с травянистой растительностью, редкими деревьями и кустарниками и несколькими маловодными реками. По дороге довольно часто проносятся как всадники, так и едущие на срдстве передвижения.

Внимание! Прошу отмечать с какой стороны вы шли в город.

2

Начало игры

Когда на город опустилась ночь, Гвендолен покинул город верхом на лошади, направившись в сторону дороги через саванну. В целом это делать было не обязательно, но ему хотелось оказаться подальше от посторонних глаз. Было для него что-то личное и даже интимное в том, что он собирался делать.
Съехав с дороги в сторону небольшой рощи, дракон расседлал и стреножил Стрижа, а затем и разделся сам. Скрыв свои вещи в высокой траве, он начал превращение.
Первыми появились крылья, увеличиваясь в размерах, расправляясь. Но полностью раскрываться они не стали, а окутали тело мужчины подобно кокону, скрывая от глаз возможных случайных наблюдателей происходящую мистерию трансформации. Кокон из крыльев тем временем рос, пока не достиг внушительных размеров, более свойственных драконам в их драконьей форме. Метаморфоза проходила довольно плавно, но вместе с тем и достаточно стремительно, чтобы в общей сложности занять порядка пяти минут. И вот по окончанию этого срока крылья распахнулись, являя миру уже полностью преображенного огромного ящера с белоснежной чешуей.
Он оттолкнулся от земли и взмыл в небо стрелой, а воздушные потоки тут же приняли его в свои объятия. Гвендолен всегда любил летать, и без полетов у него быстро начиналась психологическая ломка и сильно портилось настроение. Но стоило ему раскрыть крылья и почувствовать под ними ветер как внутри все начинало трепетать и переполнятся светлой радостью и чистым восторгом. Любые невзгоды в небе забывались, словно бы все земное оставалось на земле, а в небе было только безграничное счастье и свобода.
Набрав высоту, дракон некоторое время просто летел, наслаждаясь этим непередаваемым ощущением. Когда же просто летать стало скучно, он принялся развлекать себя разными фигурами из области пилотажа - восьмерками в горизонтальной плоскости, виражами, пикированием, переворотами и разворотами, с выходом на петли. Затем, набрав высоту, он вошел в штопор, стремительно направляясь к земле. Внутри все пело от восторга и замирало от остроты ощущений. Только оказавшись в опасной близости от земли, Гвен вышел из штопора и снова взмыл в небо. Ему даже показалось, что он ощутил, как трава саванны щекочет его брюхо.
Налетавшись от души на ближайшие несколько дней, дракон спустился на землю и начал обратное превращение, снова укрываясь крыльями, но в этот раз уменьшаясь в размерах. Став снова человекоподобным, мужчина оделся, подозвал коня, заседлал его и направился в город тем же путем, что и приехал. Завтра предстояло с утра выходить на дежурство и стоило хоть немного перед этим поспать.

>>> Покои Военачальника>>>
Коридоры Императорского Дворца

3

Начало игры

Опушка леса выводит путников к дороге через степь. Глазу открываются необъятные поля и луга с ярко-зеленой травой и где-то совсем вдалеке виднеются шпили столицы - Шангри-Ла.
В одно довольно приятное утро на опушку вышел человек. Одет он был в огненной расцветки мантию с накинутым на голову капюшоном. В руках он нес посох с металлическим рстым четрехлепестным оголовьем. Шел он неторопливо, слегка опираясь на свое оружие. Выйдя на опушку, человек остановился и вгляделся вдаль. Вздохнул и ступил на дорогу через степь...

Азулон шел уже несколько часов и порядком устал. Только виднеющиеся впереди шпили башен Шангри-Ла обнадежили его и заставили не устраиваться на отдых, а продолжать путь. Есть не хотелось - мышь, пойманная вчера, еще не до конца переварилась, и чувство сыточти не покидало желудка. Да, некоторые преимущества в оборотничестве определенно есть...
Азулон продолжил свой путь, но лицо его было сосредоточено и пронизано какой-то болью... Воспоминания о недавних событиях...
Гости, много гостей. ТОржественная обстановка, парадные одежды... Громкий возглас отца: Во имя Светлейшего Императора и во благо всех нас, да славится Лорд Огня Азулон!.. Долгие тосты и поздравления. А затем - ад... Приглашение в тренировочный зал... Огненная стена, возникшая на месте дверного проема и затем окружившая зал... Огненные плети, рассекающие воздух, полеты в воздухе, взрывы и запах гари... Возгласы отца, разъярившегося и решившего прикончить сына... Резкая боль, распространившаяся на все лицо, и  - кратковременная темнота... Затем - зрелище огромной огненной птицы, сумасшедший смех отца и внезапное морфирование в змея... Быстрый рывок, обратное морфирование, резкий жест ладонью сверху вниз, вид падающего и уже в полета догорающего трупа отца, и - забвение...
Азулон с силой сжал кулаки. Ни-ког-да не прощу ни себе, ни ему... Чтобы поуспокоиться, Лорд Огня подпрыгнул, в полете нанося удар ногой вперед. Огненное копье, вылетевшее из ступни, спалило чахлое деревце, стоявшее у дороги. Асиман вернулся на место, досадливо потер шрам и продолжил свой путь вперед...

4

Начало игры

Палящее солнце беспощадно обрушило свои лучи на и без того измученную землю. Все живое словно замерло в ожидании хоть нескольких капель влаги. Однако ни единого облака на небе так и не показалось. Ни единого намека на приближение сезона дождей. Но, не смотря на свои климатические особенности, саванна обладала особым шармом,  открывающимся случайному путнику. Низкорослые деревья, рисующие небольшие островки тени среди золотого океана жесткой травы, как и причудливой формы кустарники, создавали будто свой собственный маленький мир, оазис гармонии и безмятежности, где слышится ни на что не похожая симфония дикой жизни.
Возле дороги промелькнула небольшая тень. Точно вынырнув из череды кустарников, она устремилась вперед, но вдруг резко остановившись, рывком вернулась чуть назад, будто что-то обронив. Темное пятно, так неожиданно нарушившее спокойствие равнины, оказалось пантерой, что теперь восседала среди травы рядом со свертком, который прежде несла в зубах и столь неосторожно выронила. Разумеется, тот был ничем иным как сумкой с двумя крепко привязанными к ней мечами. Путь к Шангри-Ла через саванну был кратчайшим, хоть и довольно трудным. Но Лиа не привыкать - столько раз она уже пробиралась той же дорогой в столицу. Однако сейчас же путешествие было особенным, поскольку впереди девушку ожидала новая жизнь и новые возможности. Теперь самым главным было не забыть найти укромное местечко недалеко от города, скрытое от посторонних глаз, и перекинуться в человека. Конечно, в звериной форме перемещаться значительно проще и быстрее, но не расхаживать же по столице в таком обличии. Да и ноша, к слову, была не из легких. Еще бы, сумка с вещами и два довольно весомых клинка в придачу на одну единственную пасть. Лучше б то было мясо. Рэнэ мечтательно облизнулась. Ну ничего, осталось совсем немного. Вначале перекушу, а уж потом возьмусь за поиски жилья. Нехотя поднявшись, пантера взяла в зубы уже изрядно поднадоевший сверток и понеслась дальше, с каждой минутой приближаясь к Шангри-Ла.

5

...Как говорится, дорогу осилит идущий... Азулону уже поднадоело тупое передвигание ногами, и придорожные деревья все чаще подвергались огненной экзекуции. Плюс ко всему - через пару-тройку часов путник осознал, что хочет есть. Хм. Значит, мышь уже переварилась... Отлично. Хоть какое-то разнообразие...
Азулон свел лопатки, весь вытянулся в струну. Ноги срослись, руки приросли к телу, одежда стала темнеть, черты лица вытянулись, зрачки стали вертикальными.. Через мгновение морфирование было завершено, и на землю тихо, с легким шипением, опустилась крупная кобра порядка трех-трех с половиной метров длиной. Чешуя черепахового цвета переливалась на солнце, особенно выделялся рисунок в форме очков на капюшоне, который периодически раздувался. Негромко шипя, змей уполз с дороги в траву.
По-пржнему двигаясь вперед, Азулон делал небольшой крюк, захватывая большую площадь, чтобы вероятность поймать себе питание была выше. Так и случилось.
Мой обед....хссс...
Змей почувствовал тепло где-то впереди и затаился. Через пару секунд в поле зрения появилась крупная полевая мышь. Она выскочила из норки в поисках еды и сейчас озадаченно озиралась. Хшш.... Иди ко мне, глупое сссоззздание... Мышь услышала легкое шипение, быстро повернула туда голову, но уже не смогла оторвать взгляда - гипнотизирующие глаза кобры с все теми же красными зрачками не отпускали, они манили, завлекали... Иди сссюда.... хссс.. Мышка не двигалась - все ее мышцы будто парализовало, она стояла, поджав лапы, и зачарованно смотрела на медленно приближающуюся змею. Приятного...аппетита....кккххххсссс.... Азулон резко бросился вперед, мышь успела лишь увидеть раскрывшуюся пасть с длинными клыками, и все те же глаза, но они не успокаивали боле - они жаждали крови... Через мгновение все было кончено. Змей сделал несколько глотательных движений, напряг корпус, давя кости жертвы, и удовлетворенно зашипел. Всссе... оххота оконччччщщщена....
Медленно-медленно, получая удовольствие, кобра выползла на дорогу. Она приподняла голову, раскрыла капюшон, угрожающе зашипев, и, напрягшись на миг, бросилась вверх. В момент броска голова слилась с капюшоном, тело стало толще, выделились руки.. Обратное морфирование завершилось - на дороге, облизывая тонкие губы, стоял все тот же человек в огненных одеждах с посохом-булавой в руке. О трансформации, прошедшей секундой назад, напоминали только блестящие красные зрачки, выделяющиеся двумя яркими точками из-под капюшона. Азулон продолжал путь.

6

Поднимая небольшие клубы пыли, пантера мчалась по дороге к городу. Встречный ветер бодрил, как и предвкушение того, что уже совсем скоро она будет наслаждаться вкуснейшим чаем в своем любимом заведении в Шангри-Ла. Ничто так не восстанавливало силы и настроение, как восхитительные сочетания заваренных трав и уютная обстановка. Воспоминания нахлынули приятной волной, позволив воображению нарисовать картины прошлого. Родители. Долгие годы обучения мастерству охоты. Лиа мысленно усмехнулась, вспоминая, как потеряв интерес к выслеживанию животных, начала подглядывать за соседями. Ой, сколько различных тайн она тогда узнала. Была бы более корыстной – возможно, заработала бы уже состояние на шантаже и продаже компромата. Но девушке это было  совершенно не важно – не того склада характер, да и секреты хранить умела, не считая нужным их разглашать. Зачем же тогда все это? Исключительно ради увлечения. Лиа захватывал сам процесс. Чувство, когда адреналин вскипает в крови, в глазах ярким пламенем вспыхивает азарт и риск заставляет постоянно держаться начеку…столь завораживающе и манящее, будоражащее и лишающее покоя… Ради столь ярких ощущений оборотень  и решила совершить вновь этот тяжелый путь. Но помимо работы много впечатлений осталось и от самой столицы. Так много удивительных мест удалось посетить во время первых вылазок, на тот момент еще тайных. Именно тогда, бродя по улицам новой части города, Рэнэ и наткнулась на небольшую чайхану, поразившую своим внутренним убранством и божественной кухней. С тех пор, сколько бы раз девушка ни приезжала в Шангри-Ла, она всегда в первую очередь направлялась именно в «Жасминовый дракон» за порцией настолько полюбившегося чая. Вот и сейчас она уже мысленно выбирала, какой сорт хотелось бы попробовать на этот раз.
Погрузившись в поток своих мыслей, Рэнерис и не заметила, как преодолела остаток пути, остановившись уже лишь в нескольких десятках метров от стен столицы. Быстро оглядевшись, заметила неплохое место в тени деревьев и в мгновение ока скрылась в импровизированном укрытии, пока не дай бог кто-нибудь не заметил. Кинув на землю злополучный сверток, оборотень начала превращение. Глаза сверкнули магическим блеском. Сизое облако, будто тонкими нитями сползаясь в единое целое, скрыло процесс перевоплощения от посторонних глаз, теперь уже наверняка. Со стороны могло казаться, что вовсе ничего не происходит, однако же внутри туманного кокона фигура хищной кошки стремительно приобретала очертания человеческого тела. Всего минута – и легкий ветерок разогнал остатки дымки, что окутывала стройную молодую девушку. Облачившись в кимоно, Лиайра стала отвязывать от сумки мечи, которые затем закрепила у себя на поясе. Ну вот. Так будет поприличнее показаться в городе. Теперь можно и поесть. Захватив с собой сумку, Арден в блаженном предвкушении нырнула в лабиринт уже знакомых улочек.

---> Новый город
       Чайхана «Жасминовый дракон»

7

Начало
***
Маленький варан насторожил длинные уши и даже привстал на задних лапках, чтобы лучше видеть. Бесконечные барханы тянулись вдаль, словно застывшие морские волны, неторопливо меняющиеся под напором ветра, который срывал песчинки с их вершин, унося прочь. Что-то встревожило ящерку, и она, быстро перебирая длинными лапками, побежала по песку, оставляя причудливый след, а через минуту над вершиной ближайшего песчаного холма показалась причина её паники. Неторопливо и размеренно, словно единое живое существо, один за другим двигались на фоне белоснежных песков фигуры верблюдов каравана. Размеренной походкой, каждое движение которой максимально экономило силы, выносливые животные шагали по бескрайней пустыне, как это делали всю жизнь. Большая часть были навьючены тюками с товарами, но каждый пятый вёз на своей спине человека. Одни были купцами, везущими богатый товар на шумные базары столицы, уже мысленно подсчитывающие несомненную прибыль. Другие, десяток наёмников, нанятые в охрану, держались вместе небольшой сплоченной группой в конце вереницы каравана. Впереди них ехали пассажиры – путники, присоединившиеся к купцам, чтобы пересечь опасные пески. Кто то был богатым вельможей вместе со слугами, кто то одиноким монахом-странником. Сейчас, на двадцатый день пути под огненными лучами солнца, все выглядели одинаково уставшими. Далее, ближе к голове каравана ехали торговые люди, ведущие на привязи вьючных верблюдов. Возглавлял же шествие старик, чьё лицо было покрыто морщинами, словно кора дерева, высушенный и прожженный пустыней за многие годы странствий. Одному ему видимые приметы позволяли находить путь в постоянно меняющемся, но одинаково однообразном пейзаже. Находить воду в безводной пустыне и укрытие от песчаных бурь, способных отшлифовать человека до чистого скелета. Несколько его учеников, скорее всего внуков или правнуков, были так же при караване, следя за порядком, организовывая движение и не позволяя отстать кому-либо. До столицы оставалось два перехода, и настроение у всех было приподнятое. Может быть по этому почти ни кто не обратил внимание, что главный караванщик уже в который раз, подобно тому самому маленькому песчаному варану, привставал на спине своего верблюда, тревожно оглядываясь по сторонам. Время шло, и солнце неумолимо катилось по небосклону из зенита в закат, выжигая безжалостными лучами людей и животных, а кругом было так же спокойно.
Белый лохматый верблюд, полный неутомимости и такой же молодой, как его наездник, догнал голову каравана, перейдя на шаг на полкорпуса позади проводника. Старик недовольно оглянулся, но, узнав юношу, не стал браниться. В первые дни путешествия Аль-Араман думал, что сопляк просто пожалел денег на охлаждающий амулет, и намеревался позже, когда солнце изрядно прожарит зазнавшегося молокососа, продать спасительные бусы из кристаллов истинного льда за тройную цену. Но пустыня ни чуть не трогала с виду совершенно не привыкшего к пескам попутчика, словно тот годами жил в этом убийственном пекле. Разумеется, старик не мог опознать в мальчишке нечеловеческую сущность, а по этому счёл его за «сахали» - потомка народа пустыни, когда то, в древности, ведущего кочевой образ жизни, а ныне рассеявшегося по всему континенту и полностью растворившегося в более цивилизованных племенах (в данном случае игрок использует расовый бонус выносливости).

- Моё почтение, Аль-Араман, – юноша откинул платок, подставляя ветру и солнцу своё ещё безусое лицо – Свет утренней звезды озарил дом сыновей ваших и сыновей их сыновей…
- Аданир, ты ещё слишком юн, чтобы я воспринимал мёд из твоих уст как заслуженную хвалу. Говори прямо, что тебе нужно. Если у Ламы опять захромал верблюд, то пусть идёт пешком. Купец постыдится нагрузить своё животное столь же тяжёлым товаром, каким нагрузил бедного верблюда её муж. Можешь так и передать.
- У Ламы, да не выпадет последний волос с головы её мудрого мужа, всё в полном порядке. За последние двадцать дней скудного рациона она стала столь же лёгкой, как и чудное животное, несущее на своей спине столь прекрасную ношу. Но я пришёл к вам не за этим. Вас что-то тревожит со вчерашнего вечера, однако ни каких признаков перемены погоды я не ощущаю, бури быть не может, ветер ровный. Мы сбились с пути?
- Хитрый песчаный лис был твоим отцом, не иначе! Да, мне не спокойно. Пустыня смотрит на нас, и взгляд её мне не нравится совершенно. Словно в тёмной комнате кто-то стоит за твоей спиной с отравленным кинжалом в руке. Я чувствую себя сусликом, который всё глубже лезет в нору чёрного скорпиона, спасаясь от коршуна, и очень надеюсь, что хозяина нет дома.

Отредактировано Адан (2012-03-07 13:33:35)

8

А за барханами мелькали тени, которые умело скрывались в этом крае. Они не один год жили близь пустыни и знали ее правила да законы. И они почитали пустыню, прося простить их и благословить на те деяния, которые они совершают.
С громкими криками и поднимая за собой тучи песчаной пыли, из-за разных своих укрытий выскочили верблюды, на которых уже успели вскочить их наездники. Обмотанные в серые ткани и с шарфами, скрывающие пол лица, но с ятаганами и саблями на перевес, они скакали к каравану. Разбойников было около 10-13 человек, но они нападали внезапно и с криками, наводя ужас обескураживая не ожидающих этого.

9

Аданир огляделся, сожалея, что не может перекинуться и взмыть в небо, чтобы словно на ладони видеть всю пустыню до самого горизонта. Барханы поднимались высоко, перекрывая обзор. Что то привлекло его внимание. Что то поблёскивало в песке, и Аданир легко спрыгнул с верблюда. Песок мягко осыпался под ногами, мешая идти. Караванщик уже ушёл вперёд, что то бурча под нос - то ли песню, то ли молитву. Юноша наклонился, пытаясь рассмотреть то, что поблёскивало на солнце, и в этот момент на вершине ближайшего бархана появились всадники. Их воинственные кличи волной неслись впереди, когда они, поднимая тучи песка, ринулись вниз, размахивая острыми мечами. Всё произошло столь внезапно, что в первые минуты все растерялись, животные, испуганные громкими криками, ревели и не слушались седоков, воцарился хаос и замешательство. Адан, поражённый, смотрел, как прямо на него несутся закутанные в серое разбойники, дикари, явно с не самыми дружественными намереньями. Белый верблюд оказался куда умнее хозяина, и решил провести тактическое отступление не дожидаясь, когда на него вновь сядут. Рядом в песке барахтался какой то купец, скинутый своим животным. Где то сзади закричали наёмники, призывая собраться в круг для защиты. Хм, идея то хорошая, но не для растянувшегося каравана когда до нападающих уже не более полусотни шагов.
Сабли разбойников не сулили ничего хорошего, особенно если учесть отсутствие оружия у большинства купцов. Да и Адан не преуспел в фехтовании. Зато он кое что умел в ином плане. Бить прицельно по десятку скачущих на полной скорости людей - дело неблагодарное, стихия воды в пустыне была трудно применима в силу отсутствия воды в окружающем пространстве, а огонь... можно, конечно, но разогретый до состояния " яйца жарить" песок в сочетании с пламенем легко мог дать удар по своим же, и Аданир обратился к стихии воздуха, вспомнив как неделю назад прятались от смертельного урагана. Ветер и песок - жуткое сочетание. Вытянув вперёд руки, Аданир сделал вращательное движение ладонью, сложив пальцы символом воздуха. Повинуясь его мысли и воле, воздушная масса между ним и нападающими пришла в движение, закручиваясь в спираль, начав формировать смерч, поднимающий и несущий миллиарды песчинок со всё возрастающей скоростью. (7 из 12)

10

Услышав шум и обернувшись в сторону, откуда он несся, только несколько из тех, кто мог оборонятся, реагировали вовремя. Двое из пяти воинов бросились, выхватывая свое оружие (бо и парные клинки), навстречу противникам, размахиваясь и нанося удары всадником, когда те приблизились. (6 и 8 из 12). И получая ответные удары. Хотя и слабее (3 и 2 их 12).
Один из магов направил в сторону ближайшего от него всадника огненный шар, но промахнулся (3 из 12). Второй же из тех, кто сумел среагировать вовремя (помимо Адана), ударил по одному из всадников воздушной плетью (10 из 12).
Но тут воздушные потоки начали менять свое направление, ускоряться и поднимать пылевую бурю. Она не затемняла зрение противников, но мешала их и их верблюдам действовать, так как они не видели ничего из-за пыли и песка. Так же как и два воина, ринувшиеся к  ним, и попавшие в этот ураган. Хотя воины и пытались бить не видя и даже задевали, но слабо.

11

Буря была не достаточно сильной, по крайней мере не настолько, насколько хотелось, но она хотя бы смогла внести замешательство и остановить разбойников, не дав им врубиться в безоружных на полном скаку. Аданир сосредоточился, кожу начало пощипывать, волосы зашевелились, словно живые. По руке пробежали маленькие искорки разрядов, соединяясь на кончиках пальцев. Одно слово, и сорвавшаяся молния ударила в ближайшего из нападающих ослепительной смертоносной дугой. (7 из 12)
Это заклинание всегда нравилось Адану своей разрушительной силой и в то же время точностью, когда громадная энергия сжимается до толщины нити и бежит в след за мыслью к цели. Чувство, что через тебя проходит сила такой величины кружило голову и заставляло сердце гнать кровь с удвоенной силой. Ветер раздувал одежды, а искорки статики плясали вокруг. Ещё одна молния сорвалась с рук, подобно разъярённой белой кобре, и ринулась к очередной жертве (8 из 12). Её дуга изогнулась, образовала вилку выжигая себе путь сквозь вихрь песка в поисках новых жертв. В накрывшей караван тени от поднятого ветром песка отблески колдовства выглядели грозно. Но нападающие тоже могли кое что сказать в ответ.

Отредактировано Адан (2012-03-09 18:53:13)

12

Ослепленные и не ожидавшие такого ходя атаки, разбойники стояли на месте, не зная куда двигаться и теряясь в этом вихре. Не говоря о верблюдах, которые начали оседать на колени, не желая никуда идти во время бури. Хотя они и не знали просто насколько она (буря) локальна.
Но тут двое всадников с громкими вскриками упали с верблюдов, они были поражены молниями. Хотя не только создатель вихря понял удобность своего положения. Те маги которые были в караване, поняли положительную сторону своего положения и уже через мгновение в сторону разбойников полетел огненный шар (7 из 12), лезвия льда из воздуха (7 из 12), воздушный боевой веер  (6 из 12) и огненный хлыст (3 из 12). Охранники выжидали, когда стихнет буря, чтобы действовать дальше, а пока – не лезли под руку магам.
Несколько из разбойников попытались слезть с верблюдов и преодолеть вихрь, чтобы добраться уже так до противников. Потому что в этой ситуации, они ничего не видели и атаковать, соответственно, не могли. но ветер, постепенно, начинл сходить в своей силе.

13

Начало игры

Путь по саване очень утомлял. А жаркое солнце пекло ни чем не прикрытую голову. Щурясь из-за солнца Лааур посмотрел вдаль. Были далеко в дали видны жилые здания и даже дворец. Облегченно вздохнув Лааур решил сесть под дерево и предохнуть. Сев под ближайшее дерево Лааур блаженно вздохнул.
— Прохлада...— Лааур не привык к жарким климатам и такая жара была для него в новинку. Руру, его шиншиллкин, который все это время сидел на плече своего хозяина спрыгнув побежал куда-то в гущу по-желтевшей травы. Лааур не стал за ним гнаться. Захочет - вернеться. Открыв дорожную сумку Лааур достал фляжку с водой и миску, чтобы налить воды кошке Вилл, которая сидела все это время в сумке, сумка была наполовину открыта, чтобы животное могло дышать. Вытащив не сопротивляющуюся кошку он положил ее на землю и поставил рядом миску, где была налита вода. Кошка потянулась и лениво подошла к миске, поняв, что это вода она начала быстро лакать освежающий напиток. Лааур взглянул на фляжку, где оставалось совсем немного воды со вздохом, он сделал маленький глоток. Он уже идет три дня останавливаясь только на ночлег и он боялся, что не успеет дойти до города к вечера. Ему очень не хотелось оставаться одному ночью в дикой саване, где было полно диких животных. Если бы он знал, что будет так жарко, то пошел бы по степи, но кто же знал? Не он так точно. Закрыв плотно фляжку с драгоценной жидкостью положил ее в самый угол сумки, вместе с миской.
— Ну, что, красавица. Залезай, — сказал он и попытался улыбнуться, что у него почти не получилось. Кошка, будто поняв его запрыгнула в сумку. Лааур огляделся и все же не увидив рядом шинллкина свистнул и стал ждать. Через пару минут у его ног сидел маленький белый шиншиллкин. 
— Нагулялся, надеюсь?— сев на корточки Лааур позволил Руру залезть на его правое плечо. Ну, что ж... Выйда из под дерева Лааур направился к городу.
Через два часа начался самый солнцепек. Лааур ели переставлял ноги, а расстояние между ним и городом, казалось оставалось таким же. Вода кончалась окончательно за эти два часа теперь не было ни еды, которая закончилась еще рано утром, ни воды. Голова начала не щадно болеть, говоря, что солнечный удар уже не за горами. Когда день уже близился к закату, Лааур остановился, чтобы передохнуть. До города оставалось немного, но сил уже никаких не было. И веки стали тяжелыми. Но Лааур все шел, шел. 
Небо начало уже темнеть, когда Лааур добрался до города. 
>>Караван-сарай "Золотая лань"

14

Аданир постарался увеличить силу ветра, вкладывая в заклинание вихря дополнительную силу (7 из 12). Пользуясь тем, что в бой вступили несколько магов из каравана, он сосредоточился на защите. Заклинание ледяной кольчуги серебристым инеем покрыло кожу, защищая от направленных атакующих заклятий (5 из 12). Неприятно, конечно, когда всё тело начинает колоть тысячами морозных игл, а кожа немеет и теряет чувствительность. Однако против физического оружия эта броня совершенно не спасала. Убедившись, что наёмники отходят, не спеша попасть под перекрёстный обстрел колдунов, дракон решил поддать жару в прямом и переносном смысле этого слова. На раскрытой ладони у него вспыхнул и начал разгораться огонёк, в начале слабый, словно пламя свечи, но спустя секунды превратившийся в гудящий пламенем огненный шар. Вытянув руку вперёд, Аданир отправил его в стремительный полёт туда, где разбойники превозмогали поднятую им круговерть воздушного смерча. Яркая вспышка, и освободившееся пламя вспыхнуло маленьким солнцем, расплёскивая во все стороны жадные горящие щупальца. Ветер мгновенно раздул огонь, заставляя языки крутиться в губительном хаосе, поджигая всё, до чего они касались. (9 из 12)
В глазах Аданира зажглись нехорошие, золотые искорки, кровь в жилах кипела от энергии, что он раз за разом черпал, превращая в хаос и разрушение. Упоение боя стало захватывать его, словно молодое игристое вино. Стоны и крики лишь разжигали его страсть. Нет, он не был по натуре своей кровожадным. Он был драконом, молодым и горячим, который только начал осознавать всю полноту доступной эму силы. И от этой магической мощи кружилась голова. Мысль о том, что это лишь кроха того, чего можно достичь, просто окрыляла.
Разумеется, это было первое его настоящее сражение. Будь дракон более взрослым и мудрым, он бы знал, что такое настоящая магическая война, когда небеса обрыщиваются на землю, а земная твердь раскалывается, выплёскивая раскалённые недра. Сражения тысяч воинов и сотен магов были для него лишь легендами. Но сейчас он практически представлял себя в такой эпической битве. Всем юношам свойственно фантазировать. Все думают, что всесильны и бессмертны.

Отредактировано Адан (2012-03-13 23:33:05)

15

Никто не поднимался с мест из всадников, которые сейчас находились в центре бури, хотя бы потому что ветер и не думал утихать. Никто кроме двоих смельчаков, попытавшихся это сделать и выйти из бури. Но в результате только поцеловшиеся с землей и степенно засыпающиеся песком.
Неожиданная огненная вспышка, заставила удивится и содрогнуться неискушенных, среди которых было два мага. Не говоря уже о нападающих всадниках. Которые находили совсем близко от происходящего. 4 из 10 опалило огненными искрами и не видя, но ощущая. Они спасались от этой напасти. Но ветер не давал им это сделать и огонь разгорался просто таки на них и вместе с ними.
Те маги, которые были у них в банде, сейчас были без какой либо возможности что-либо сделать – боясь рикошета с усугублением ситуации и ослепления, которое гарантировал песок в глазах, при попытке хоть что-то разглядеть. Даже помочь соратникам они не могли и так с криками, начали кататься по земле, пугая еще больше своих верблюдов.

16

Адан почувствовал лёгкое неудовольствие от того, что его заклинания не могли достать цель. Вот так стараешься, а в итоге сам себе мешаешь: песок, поднятый ветром, который должен был защитить дракона, теперь скрывал разбойников, мешая концентрироваться. По щеке скользнула, словно слеза, капелька крови. Раньше он ещё ни когда не колдовал с таким интенсивным выбросом энергии. Но этого было мало. Аданир вспомнил, как его учили концентрации. Представив, что энергия стекает со всего тела, струится, нарастая подобно лавине, он сформировал в руках звёздочку шаровой молнии. Колючая и злая, она шипела и стремилась на свободу, но магия стабилизировала поле вокруг заряда, словно невидимую сферу. Сверкая, шар закружился на уровне груди, стремительно огибая мага по кругу. Затем к нему присоединился следующий, и так 4 шаровые молнии (силой 7, 5, 6 и 8 из 12) сколько хватило сил. Это было красиво, очень красиво, но звёздочки всё ускоряли вращение, а через мгновение ринулись туда, где за завесой песка скрывались враги. Как только шаровая молния касалась твёрдой поверхности, она теряла стабильность и взрывалась. Каждый взрыв порождал мощную ударную волну и облако жара от испарившегося вещества и газа.

Отредактировано Адан (2012-03-15 23:08:43)

17

Воины и люди владевшие оружие в достаточно умении, не лезли в бой что сейчас развернули маги. Они понимали что будут более чем лишними тут. Остальные же путники каравана, сидели в ожидании того, когда это все прекратится. Длинный и выматывающий путь, а тут еще и такое нападение. Несомненно – будет что рассказать, но уже хотелось возвращаться к своей размеренной жизни в торговых рядах базаров.
Те двое, из нападавших, что упали и медленно покрывались песком, словно были не забыты судьбой. Так как в ответ на свои былые заслуги сейчас их кара была не только в погребении, но и в разрядах, что ударил по обоим телам, проходясь болью сквозь все тело. Тем, кто был вне бури видно не было как дрожат тела мужчин и чуется что тело жарится. Третья, из попавших по целям, молния ударилась в сидящего на верблюде человеку, пугая его животное до паники тем, как кричит и дергается его владелец.
Остальные маги из каравана, видя то, как стремительно бой идет все больше и больше в их пользу, принялись за заклинания. И только два из них были отторгнуты вихрем ветра, в то время как другим двум удалось не только прорваться, но и ударить по нападающим, так же сживая огненными шарами.
Видя, что творится вокруг и как половина нападающего отряда уже превращается в мертвецов, трое мужчин попытались уйти. Они соскакивали со своих верблюдов и… только одному удалось вынырнуть из вихря, в то время как двое из так же попытавшихся – только топтались и под конец упали на колени в вихре.

18

Начало игры
Дорога, лежащая через степь, радовала глаз простиравшейся на сколько хватит глаз зеленью, легко приседающей под дуновением теплого ветра. Юноша, двигающийся к столице, сложил ладонь козырьком и задумчиво посмотрел вперед. Далеко-далеко, на пределе видения, виднелась тень стен, шпили. Тео задумчиво покосился на солнце и снял плащ. Солнце жарило слишком сильно, да и греться лучше под лучами...
Парень перебросил длинную, растрепавшуюся косу на плечо, подставляя шею и ухо лучам. Зеленая ленточка, чудом держащаяся на серебристых прядях, суетливо порхнула по воздуху. Ехать или остановится на передышку - вот в чем вопрос... Наверное не стоит двигаться. Конь и так уже устал, а спешить мне все равно некуда. Тео огляделся. Вокруг не было не души, все дышало спокойствием - как раз так, как ему нравилось больше всего. Все, хватит. Здесь и будет последний привал. Ворона на плече напряглась, готовая согласно каркать, но парень придержал её за клюв. Вот только лишних звуков мне не хватало...
- Эй, Штрих, твое счастье! - обратился парень к лошади. Жеребец бряцнул уздой и покосился на хозяина. Тот потрепал коня по шее и спешился, ослабил подпругу. Штрих потянулся к траве. Парень ловко стреножил его, снял на всякий случай с седла гитару, устроил её прямо на траве и улегся рядом, сняв перевязь с мечами. Тео засмотрелся на небо, на неподвижные облака. Солнце палило все сильнее, парень совсем разомлел, но не выпустил клинки, не позволяя себе заснуть.
Нужно было все-таки успеть попасть в город до заката.

Ремень от перевязи впился в кожу, возвращая парня к действительности. Он нахмурился и сел, потирая лоб. Солнце успело порядочно сдвинуться к западу, это означало, что пора двигаться дальше.
Тео недовольно поморщился, рассеянно убрал с лица прядь и встал. Поесть сейчас и здесь или уже в гостинице - вот в чем вопрос Он пошарил в седельной сумке и наощупь пересчитал сухари и полоски сушеного мяса. Шесть штук одного, пять - другого. И город на пределе видимости. В животе немелодично забурчало. Потерплю Парень упрямо мотнул головой и попытался подтянуть подпругу. Жеребец оторвался от травы и насмешливо покосился на хозяина. Тео не сразу понял, почему.
Конь переступил с ноги на ногу и шумно выдохнул, между подпругой и боком возникла щель, в которую без труда пролез бы кулак. Парень - уже в который раз за путешествия - возмущенно уставился на жеребца. Искусству надуваться так, чтобы тугая подпруга не мешала двигаться, конь научился уже давно, и его весьма мало смущало сползание всадника вместе с седлом на бок.
Тео никогда не бил лошадь за дурную привычку. В общем, сложившаяся ситуация в любом случае была патовой. Обе стороны знали, чего хотят, и обе делали вид, что это не так.
Парень завел руки за спину, обнаружив в окончательно растрепанной косе бездну травинок и щепок, потянулся, огляделся. На низеньком кустике активно перекусывала пропавшая было Таро, кажется, полевкой. Дракон отвел взгляд от неаппетитного зрелища, ещё раз пересчитал сухари. Вздохнул и протянул один мышастому вымогателю.
Конь благодарно захрустел лакомством, сразу выпуская воздух и позволяя хозяину закрепить седло.
Дальнейшие сборы заняли минимум времени, и скоро парень, поправив сползающий наземь плащ, пустил коня рысью. Таро, торопливо проглотив остатки мыши, полетела следом.
За ними осталась лишь полоса примятой травы и крошки от сухарей, которые, впрочем, очень быстро растащили по норам уцелевшие полевки.

>>>>>>>Караван-сарай "Золотая лань"

Отредактировано Саймия Тео Ло-Амис (2012-03-18 19:09:43)

19

Свист ветра начал складываться в странную музыку, слышимую только магом. Не сразу Аданир понял, что изменилось, словно завеса упала с глаз. Теперь он чувствовал ярость смерча в каждом его стремительном порыве, каждом колебании упругих воздушных течений. Воздух струился в неудержимом танце, словно гибкая красавица, изгибаясь и кружась, завораживая грацией. Песчинки вились, словно прозрачные шёлковые одежды, не скрывая волнующего и влекущего стана. Аданир не сразу понял, что музыка, под которую танцевала эта воздушная дева - его магическое заклятие, порождающее вихрь. Теперь он не просто мог создавать ветер, но и управлять им, каждым движением. Темп увеличился, а вслед ему ускорялся и танец. Вихрь сжимался, стягивая смертельные объятия тугими петлями. Давление внутри воздушного столба возрастало стремительно, буквально раздавливая тех, кто не успел выбраться. Вихрь поднимался песчаным столбом, словно колонна, вотрав в себя мириады песчинок. А потом Аданир резко развёл руки в стороны, словно срывая покрова с невидимой фигуры, и магия, поддерживающая ветер, исчезла. Песок сплошным потоком низвергся вниз, на пойманных в ловушку разбойников, засыпая их с головой.

20

Выжившими в этом магическом вихре осталось только трое – двое из нападавших и один воин от каравана, волей судьбы оказавшийся в это все вовлеченный. Когда буря магических умений мага-дракона внезапно ушла и песок стал утягивать под себя всех находящихся, верблюды с трупами пытались избежать этого, но едва смогли избежать своей могилы.
Те же трое, что остались в вихре – погибли. А один из разбойников, что выскочил из вихря – вовсю бежал в, одному ему известную, сторону в глубь пустыни. Понявшего лук наемника, остановил глава клана.
-Не трать стрелы на этого жалкого человека, мы сейчас должны воздать почести другим людям
И те кого маг Адан сопровождал, поспешили к магам, отважно справлявшихся с внезапным нападением. Им оказывали помощь в восстановлении сил и отдыха. Воина, попавшего в пески, вытащил маг Земли. Он же и откачивал, вдыхая в безрассудного храбреца жизнь.

21

Всё было кончено, и в душу стылой дымкой закралась пустота и тяжкая тоска. Дракон, вздохнув, смотрел на пыль, и на песок вокруг, не находя невидимой по воле ветра танцовщицы, но знал, что всюду и везде она, что каждым вдохом жизни он ей одной обязан. Сквозь смерть и боль дорогу он открыл к познаниям своих сокрытых сил. Но будет ли в том счастье? Получит ли ответ в конце пути он на вопросы, что уж давно его терзают?
Увы, сейчас Адан не знал, а караван вновь оживал, стремясь уйти от места брани. И за песчаные барханы позвал вожак их всех вперёд туда, где Шамбала всех ждёт, подобно жемчугу сияя.
Два дня в пути как миг минули, и вот ворота распахнула для них столица южных стран, пестра как сказок карнавал. 
>>>>>>> Караван-сарай "Сизый верблюд"

22

Начало игры.
По дороге, лежащей через степь, шла девушка. За ней семенил павлин-альбинос.
Солнце уже садилось за горизонт, пора было искать ночлег.
- Эй! Рю, объявляю привал! – Фуеми с веселой улыбкой на лице обратилась к птице.
Животное издало какой-то звук в ответ.
Девушка сошла с дороги, чтобы забраться на ветку ближайшего дерева.
- Рю! Ты свободен, но не уходи далеко. Как только я проснусь, мы сразу же отправимся дальше. – Крикнула девушка уже с высоты ветки.  Ночь была ясной и Фуеми еще долго не могла заснуть, любуясь на мерцающие созвездия.
Звезда... – подумала химера и загадала желание, а еще через полчаса  путница забылась в беспокойном сне.
Сложно было сказать, поняла птица наказ хозяйки или нет, но,  скорее всего, нет, потому что утром, после восхода небесного светила, химере пришлось искать своего питомца.
Ну что за глупое животное! Сказала ж не уходить далеко!
- Рю! – Позвала девушка в последний раз в надежде, что он откликнется.
Ну что же, видимо, придется использовать магию дерева…
Внезапно Фуеми услышала знакомый звук за спиной и обернулась.
Павлин медленно подходил к хозяйке.
Химера улыбнулась.
Слава богам, он все-таки жив!
А затем резко разозлилась.
- Бессовестная птица! Заставлять меня волноваться! Я думала, что тебя уже съели! – химера схватила альбиноса в охапку и, выбравшись снова на дорогу, бодро зашагала по направлению к городу.
Ну, хоть магию не пришлось использовать…
К закату девушка наконец добралась до Шангри- Ла.
>>>  Харчевня "Цветочек аленький".

Отредактировано Fuemi (2012-03-27 06:54:09)

23

Начало игры

Вперед, насколько было видно глазу, тянулась зеленая поляна. Степь. Солнце уже клонилось к горизонту, а ветер, наоборот, поднялся. По дороге, ведущей, насколько она знала, в цент города, шла девушка. В правой руке она держала поводья, а левой поддерживала котенка на своем плече. Гитара то и дело била ее по лопаткам, но она терпела, ведь до привала оставалось совсем немного. Да, она всегда рассчитывала время: сколько надо отдыхать, сколько они должны пройти, ну и так далее. Пусть она и выбивалась из сил, но график не нарушала. Отец давно ее научил делать все четко, вот она и привыкла. И сейчас, идя по степи, она упрямо шла. Ей оставалось немного….
Почему она не села на коня? Потому что она почти весь путь на нем скакала, и он, весь взмыленный, ведь тоже порядком устал. А котенку хоть бы хны – давно спит у нее на плече.
Интересно, как там живет Нео? – появилась в голове девушки мысль. Для начала она хотела сходить в центр города, чтобы купить немного продовольствия и чуть-чуть отдохнуть. Хотя, иногда она и могла изменить свои планы, как сейчас:
Эх, сначала бы в центр…. Но я-то знаю, что ее там нет! А потом куда?..
Девушка резко остановилась, поднимая взгляд на небо.
– Привал, ребята! – Она обернулась к коню, снимая с него седло, узду и все остальное снаряжение. – Отдохнем тут вечер и дальше пойдем…. – Она достала из сумки сверточек, где лежало мясо, и аккуратно его разрезала, дав маленький кусочек Мину. На самом деле, в поклаже много чего было: и маленький мешочек денег (4 золотых, 8 серебряных и 13 медных монет), и 8 дротиков, 27 стрел для арбалета, сменная одежда и еще по мелочи. Пока работала - брала самое необходимое... Но не это главное! Самое главное - найти...
Интересно, как она поживает? И помнит ли меня? – Девушка облокотилась на дерево, снова поднимая глаза к небу. Наверное, небеса – единственное, что связывает ее с подругой, если не считать браслета не ее левой руке.
Сколько прошло времени? Семь лет? Больше или меньше? Наверно, я уже сбилась со счета. Было бы славно встретить ее вновь… – Девушка не заметила, как за этими ностальгическими мыслям погрузилась в дремоту.

Из сна ее вывело ржание коня и шипение кошки. Это этакие своеобразные будильники, но четко…. Девушка улыбнулась – над горизонтом уже алела заря.
– Ну что, мои хорошие? В путь? – Нери улыбнулась, снова одевая коня, собирая разбросанные (результат ночной игры Мина) вещи в сумку. Гитара была не тронута, оставаясь в чехле, да и вообще, ей надо будет сменить по пути пару струн.
Вроде, все на месте…. Ну что, в путь? – Спрашивать себя у Тигры-одиночки, как ее некоторые звали, вошло в привычку. Но да, надо в путь, и Нериолин, закинув гитару и сумку на плечи, примостив сверху кота и взяв поводья, отправилась дальше. До города оставалось немного, и она знала, что там, где начинается каменная дорога, ее ждут другие, более интересные моменты жизни.

>>>>> Улицы Нового города

Отредактировано Нериолин (2012-05-16 16:35:36)


Вы здесь » Меридиан » Территории вокруг города » Дорога к столице